Открыть главное меню

История русской литературы

1000 Kirill i Mefody.jpg

Исто́рия ру́сской литерату́ры — история развития литературы на древнерусском и русском языках, а также на русских изводах старославянского языка. Русская литература существовала ещё до XI века и может быть отнесена к средневековой литературе[1].

Содержание

Древнерусская литератураПравить

Черты древнерусской литературыПравить

Историзм — привязанность произведения к определённой вехе в истории или историческому деятелю

Гражданственность — восприятие писателем своего труда как служение своей стране. Произведение отличается серьёзностью и пытается ответить на основные вопросы жизни, зовёт к её преобразованию и обладает разнообразным, но всегда высоким идеалом.

Критика действительности — обличение поступков или самих правителей. В XI веке летописец Никон вынужден бежать от гнева Изяслава в Тмуторокань; некий Василий в начале XII века составляет обличительную повесть об ослеплении князьми Василька Теребовльского

Патриотизм — отображение литературой патриотических чувств автора. Эта черта связана не только с гордостью за Русскую землю, но и со скорбью по поражениям, стремлением вразумить князей и бояр.

СобранияПравить

По состоянию на начало XIX века древнерусская литература исследована слабо, несмотря на то, что исследовались они крупнейшими представителями академической науки. Многие памятники не изданы. Не закончено издание «Великих Четьи-Миней», не издан «Еллинский и Римский летописец» (издан в 1999—2001 годах), научно не издан «Пролог», большинство сборников устойчивого состава и некоторые летописи. Только частично напечатаны произведения Симеона Полоцкого; нет научных изданий многих знаменитых памятников древнерусской литературы.

Отдельные рукописные собрания памятников не достаточно или вовсе не описаны. Крупнейшие литературные собрания и произведения хранятся в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве; менее крупные имеются в Новосибирске, Пскове, Ярославле, Владимире, Ростове, Костроме. В небольших количествах встречаются в краеведческих музеях, научных библиотеках университетов, архивах, у коллекционеров и старообрядцев.

Наиболее распространённые тип рукописей — сборники. Писец переписывает произведения по какому-то признаку в тетрадь. Но бывало и так, что переплетчик собирал имевшиеся тетради и переплетал только потому, что они являлись одного формата или объединялись по содержанию. Такие сборники принято называть конволютами.

Различаются и сборники определённого (традиционного) содержания, как например «Златоструй», «Измарагд», «Торжественник» и так далее; и сборники неопределённого содержания, отражающие индивидуальные вкусы и интересы того или иного писца или заказчика.

Крупные по масштабам произведения (летописные своды, сочинения по всемирной истории, патерики, сочинения церковно-служебного характера, прологи — сборники кратких житий святых) переплетались в отдельные книги.

Чувство авторской собственности не было развитым и потому понравившиеся произведения по мере переписывания могли включить в состав других произведений. Это переписывание роднит фольклор и литературные произведения.

Древнерусская литература принадлежит к средневековой литературе. Большая часть произведений не имела постоянного текста.

Произведения не стремятся поразить новизной, а напротив, успокаивают привычностью. Творя, автор словно «совершает обряд»: рассказывает всё в подобающих церемониальных формах. Он восхваляет и порицает то, что принято восхвалять и порицать.

XI—XII векаПравить

Это века формирования монументально-исторического стиля литературы. Развитие происходит в двух культурных центрах: Киеве и Новгороде. Литература того времени полностью рукописна. Создаются первые жития: «Житие Бориса и Глеба» и «Повесть временных лет» (первый дошедший до нас памятник летописания).

XIII векПравить

Появляются слова и поучения дидактического типа в поучении к духовному чаду, где автором является Григорий Философ, также известный как «Георгия черноризца Зарубскыя пещеры». Также появляются риторика в словах, например, в «Слово святых апостол, иже от Адама во аде к Лазарю».

В киевской письменности появляется новый жанр «проложные статьи», где описывается жития князей, они отличаются насыщенным фактическим материалом; продолжают развитие летописно-агиографические статьи. Создаётся книга-сборник Пролог. Создан Киево-Печерский патерик, который напомнил русским о былой мощи Киевского государства и нёс идею единства Русской земли.

Примером сохранения в XIII веке традиций торжественного и учительского красноречия являются наставления («Слово о маловерии» и др.) Серапиона Владимирского.

XIV—XV векПравить

Начинает преобладать исторический жанр, где отражается борьба феодального прошлого с объединением Руси. В летописях превозносится Москва как центр объединения. И осуждается политика князей разрушающих единство. В то же время Новгородские летописные своды выражают антимосковские настроения, однако история Великого Новгорода связывается с судьбой всего русского народа и эти веяния пропадают. В процессе сложения единодержавной власти появляются элементы романской литературной культуры, несмотря на то, что русская литература ещё не вступила в общение с западной.

Куликовская битва описана в нескольких памятниках, но лучшей повестью, как утверждает И. П. Ерёмин, считается Задонщина. Былин о Мамаевом побоище не сохранилось, но их существование подтверждает исследования сказания о Мамаевом побоище.

Зарождается устная поэзия былинного характера (например, отрывки фольклорной повести о погибели от татар на Калке «великих и храбрых богатырей»). Кроме того, появляется новый риторический стиль внесённый исихастами.

Эпос пополняет новыми собственными именами: Куликово поле (эпическое название любого поля битвы или казни) и Мамай (любой бусурманский царь). В народной памяти сохраняется не только факт победы, но и её цена: «Пусто, как Мамай прошел». Появляются, хоть и слабые, описания характеристик персонажей в «притчи о кралех». Появляется жанр притч.

Также свою роль в развитии русского исторического повествования сыграли переведённые византийские хроники Иоанна Зонары и Константина Манассии. Ответ на злободневный вопрос о роли царских советников даёт «Повесть о Стефаните и Ихнилате».

Переводится «Похвала к богу». Создаётся «Сводный патерик». Становится популярной апокрифическая литература. На основании апокрифов у южных славян (вероятно, в Болгарии) появляется индекс «ложных» книг. Чуть позже появляется список книг «истинных», т. е. рекомендуемых к прочтению, который в окончательном варианте был опубликован в Кирилловской книге.

Монголо-татарское игоПравить

Татаро-монгольское иго раскололо Русь на восточную и западную, что нравственно подавило население, которое утратило часть русского национального наследия. Дополнял картину и факт перехода некоторых татар к русским и принятие ими христианства. Пока Литовская Русь загораживала Москву от нападок запада, народное чувство укрепилось в противопоставление святой Руси поганому востоку. В культурном плане это чувство переросло в крайнее самомнение, и его носители стали уже крайне враждебно относиться не только к востоку, но и к западу (хотя последний ненавидели, может быть и больше, т. к. основное чувство дополнялось внушённой греками ненавистью к латинству).

Создаются «Слово о погибели Русской земли», «Поучение к попам» и «Правило» митрополита Кирилла II, «Слово некоего христолюбца и ревнителя по правой вере». «Беседа о святынях Царьграда», «Сказание о Мамаевом побоище», «Задонщина».

Архиепископ Новгородский святой Василий написал тверскому епископу Феодору, который учил свою паству, что рай, где жил Адам, более не существует, а есть только рай мысленный. Василий же опроверг его указания на сказания о рае на востоке и приводит рассказ «своих детей новгородцев», которые видели ад «на дышущем море» и рай за горой, где «написан был де Иисус лазарем чудным». Но рассказ этот — легенда.

XVI векПравить

Централизация государства сосредотачивает на себе все духовные силы народа и тем самым нарушает «нормальное» развитие литературы. Также заторможено «Возрождение». Начинает развиваться публицистика, внимание читателей и писателей занимает политика государства и преобразования общества. Наступает пора «второго монументализма», где доминируют традиционные формы литературы, подавляющие индивидуальное начало. Также развивается беллетристичность.

XVII векПравить

Век перехода к индивидуальному началу в литературе. Развиваются вкусы, стили, писательский профессионализм и чувства авторской собственности, индивидуального и личностного протеста (связанного с трагическими поворотами в биографии писателя). Также появляется силлабическая система стихосложения и регулярный театр.

XVIII векПравить

Изменения в литературе при Петре IПравить

При Петре I элементы новой европейской культуры пропитали все отрасли культурной жизни верхушки русского общества, в том числе литературу. Старая Московская Русь не выработала языкового единства. Петровское время произвело переворот в языке потому, что оно предопределило относительное внешнее объединение прежде разрозненных элементов языка. Процесс этот был узаконен в середине XVIII века теоретическим обобщением и гениальной практикой Ломоносова. Отделился язык церкви (церковнославянский), происходило обмирщение языка. В русский язык влилось много иностранных слов.

Появились первые школы, куда могли поступать представители всех сословий (кроме крепостных крестьян): математическая, навигацкая, инженерная, артиллерийская, школы при епархиях. В 1725 году была открыта Академия наук, хотя её значение на первом этапе (до Ломоносова) было небольшим. В 1708 году вышла первая книга, напечатанная «гражданским шрифтом» (издавались, в первую очередь, учебники, книги по истории и государственному праву; художественная литература почти не издавалась. См. Книгопечатание при Петре I). С 1703 года стала выходить газета «Ведомости» ‒ родилась русская журналистика.

С первых лет XVIII века в Москве и Петербурге расширяются театральные постановки, при этом ставили как переводные пьесы, так и оригинальные. Благодаря переводам с немецкого и французского языков русское общество знакомилось с античными сюжетами, с европейской системой действий и чувств. Русские пьесы должны были пропагандировать деяния Петра I, его политику, новые правила жизни. Традиция школьной (создававшейся при учебных заведениях) драмы петровского времени продолжалась несколько десятилетий[2].

Впервые молодые дворяне стремятся говорить о своей любви стихами. Появляется лирика любви, складывается символика и образная система любовного языка. Русские поэты первых десятилетий XVIII века продолжали традиции Симеона Полоцкого. Применялась силлабическая система стиха. В списках распространялись переводные романы и русские повести. Появился новый герой ‒ русский молодой человек, который ринулся на завоевание мира, открытого Петром. Достигает он всего благодаря своим личным достоинствам. Наиболее яркий пример ‒ «Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли»[2].

Крупнейший литератор петровского времени ‒ Феофан Прокопович. Он создал руководства по поэтике и риторике (на латинском языке), где учил следовать образцам классической античной литературы. Боролся против средневековой схоластики. Писал стихи, восходящие к образцам западной поэзии эпохи Возрождения, пьесы, а также проповеди, богословские и исторические сочинения, политические статьи, педагогическую книгу. Типичными представителями петровского времени в публицистике были И. Т. Посошков и В. Н. Татищев[2].

А. Д. Кантемир ‒ первый русский поэт-просветитель. Благодаря Кантемиру в русскую поэзию приходит сатира (создал 9 сатир, где высмеивал человеческие нравы). Активно использовал просторечия. В трактате по стиховедению «Письмо Харитона Макентина» защищал старое силлабическое стихосложение, хотя и усовершенствовал его.

Реформы в стихосложенииПравить

В. К. Тредиаковский приступает к изучению «нового и кратного способа к сложению российских стихов», именно он первым задаётся целью создания стиха соответствующего строю русского языка, отказывается от силлабического строя; указывает, что «поэзия нашего простого народа довела» его до мысли, что русскому языку свойственно силлабо-тоническое стихосложение, опирающееся на одинаковое число ударений в каждом стихе, на чередование ударных и безударных слогов, а не силлабическое, основанное на количестве слогов в строке. Деятельность В. К. Тредиаковского носила переходный характер. В 1735 году он выпустил «Краткий и новый способ к сложению стихов российских», где впервые отстаивает принципы тоники с использованием хорея. Поиски новых форм длинного стиха привели Тредиаковского к созданию гекзаметра. Главные литературные произведения ‒ переводные романы «Езда в остров любви», «Аргенида» и «Тилемахида»[2].

М. В. ЛомоносовПравить

Ломоносов доводит идею тонального стихосложения до конца и пишет «Письмо о правилах Российского стихотворства», где доказал (в теории и отрывками собственных произведений), что русский язык даёт возможность писать не только хореем и ямбом, как утверждал Тредиаковский, но и анапестом, и сочетанием ямбов с анапестами, и хореем с дактилями, что можно применять рифмы и мужские, и женские и чередовать их. Ломоносов считал, что силлабо-тоническое стихосложение следует распространять на стихи любой длины — восьмисложные, шестисложные, четырёхсложные, а не только на одиннадцати- и тринадцатисложные, как это делал Тредиаковский[3]. Ломоносов считал главным условием русской национальной поэзии — то, что «российские стихи надлежит сочинять по природному нашего языка свойству; а того, что ему весьма несвойственно, из других языков не вносить»[3].

В «Предисловии о пользе книг церковных в российском языке» объясняется его теория «трёх штилей» и рассказывается о том, что «российский язык от владения Владимирова до нынешнего веку, больше семисот лет, не столько отменился, чтобы старого разуметь не можно было». «Он определил закономерности в образовании новой стилистической системы русского литературного языка, систематизируя фонетические, грамматические и лексико-фразеологические различия между стилями», — пишет В. П. Вомперский. М. В. Ломоносов, по мнению В. Г. Белинского и А. С. Пушкина, является «отцом и Петром Великим» русской литературы. Он вёл работу над созданием русского национального литературного языка, открывая новую страницу в истории русской литературы. Писатель стремился освободить культуру от влияния церкви. Ломоносов открыл богатство живого русского языка, показал, что без него не разовьется культура народа, стал первым русским поэтом, который выразил идею русского национального самосознания: гражданственность, оптимизм, интерес к историческому прошлому и дальнейшей судьбе России. Ломоносов стремился сделать русский язык языком философии, литературы и науки. Пушкин считал, что Ломоносов спас русский язык от чуждых влияний и указал единственно правильный путь для его развития — путь сближения народного и литературного языка[3]. Основными трудами по теории языка и языкознанию стали «Российская грамматика» и «Риторика»[2].

Ломоносов создал свой поэтический стиль ‒ торжественную оду. Поэзия Ломоносова ‒ поэзия больших государственных дел. Каждая из од ‒ обобщение задач, стоявших перед страной, создание образа идеального просвещенного монарха. Чтобы подчеркнуть величие государей и стоявших перед ними задач Ломоносов использовал слова в высоком стиле: славянизмы, библеизмы, риторические фигуры (восклицания, вопросы ораторского характера). Назвать поэзию Ломоносова полностью классицистической нельзя. Помимо од Ломоносов писал стихи и прозу, делал переводы, при этом использовал простой живой язык, характерный для его времени[2].

Не все современники смогли положительно оценить новшества Ломоносова, например, Сумароков резко критиковал его по причине симпатии к чистоте и ясности стиля, что было характерно для классицизма[3].

КлассицизмПравить

В русскую литературу классицизм пришёл из Западной Европы, где формировался уже с XVII века. Литературное произведение в классицизме подчиняется жестким правилам: единство места, времени (не более суток), в пьесе обязательно должно быть пять действий и ряд других. Поэт-классик изображал не конкретного человека, а отвлеченного, все индивидуальное не признавалось ценным, первичными были законы общества. Образцовой литературой признавалась античная. В середине XVIII века классицизм стал ведущим стилем русской поэзии. Как единый стиль русский классицизм просуществовал только с конца 1740-х годов (эпистолы Сумарокова) и конца 1770-х годов (до первых од Державина). Особенностями русского классицизма стали злободневный характер многих произведений и относительная близость к народным истокам искусства (фольклору)[2].Одним из жанров, органически свойственных русскому классицизму, была комическая поэма.

Наиболее полное выражение на русской почве классицизм нашел в творчестве А. П. Сумарокова. Сумароков завершил построение стиля в России и как поэт, и как теоретик литературы. Основа конкретной поэтики Сумарокова ‒ требование простоты, естественности, ясности поэтического языка, ‒ была направлена против ломоносовского «великолепия». Сумароков написал 9 трагедий, 12 комедий; писал песни, элегии, идиллии, эклоги, притчи (басни, всего 374), сатиры, эпистолы, сонеты, стансы, эпиграммы, мадригалы и др. Поэтическое наследие Сумарокова делится на лирику в собственном смысле слова и на сатирическую поэзию. В лирике поэт использовал все широчайшие возможности тонического стиха. В своих баснях, сатирах, комедиях, статьях нападал на существующие порядки, в результате чего был очень нелюбим ни при одном дворе. В 1756 г. был назначен директором вновь учрежденного постоянного русского театра, с января 1759 г. начал издание собственного журнала «Трудолюбивая пчела», где печатал собственные произведения и своих сторонников[2].

С конца 1750-х годов образовалась литературная группа из учеников Сумарокова во главе с М. М. Херасковым: А. А. Ржевский, А. В. Нарышкин, С. В. Нарышкин, А. А. Нартов, В. И. Майков, И. Ф. Богданович и многие другие. Центром их общественно-литературной работы оказался Московский университет, где они начали издавать ряд литературных журналов. Эта группа в своих произведениях отстаивала позиции дворянской интеллигенции.

В 1779 г. в свет вышла поэма Хераскова «Россиада» ‒ высшая точка в развитии русского классицизма, героическая эпопея, посвященная взятию Казани войсками Ивана Грозного[2].

Также в традициях классицизма создавали свои произведения Я. Б. Княжнин, Н. П. Николев, В. В. Капнист. К традициям классицизма восходят произведения Д. И. Фонвизина. Рисунок персонажей комедий «Бригадир» (1766), «Недоросль» (1782) строился не по закону индивидуального характера, а по схемам морально-социальных норм, сюжетная сторона произведений отходила на второй план, реалистические моменты в творчестве Фонвизина всегда ограничены сатирическим заданием. С другой стороны, на сцену этих комедий активно вторгается живая жизнь, быт, персонажи приобретают человеческие черты, а комедия смешивается с серьезной драмой[2].

Классицизм в русской литературе во второй половине XVIII века не был единственным стилем. Помимо литературы «высокой» существовала литература «низкая». В среде мещан и купцов популярностью пользовались произведения более близкие им по языку. Не представляя высокой художественной ценности, очень популярными были романы Ф. А. Эмина, плутовские и бытовые повести, восходящие как к плутовским новеллам Запада, так и к русскому фольклору, в частности «Жизнь и приключения Ваньки Каина», «Письмовник» Н. Г. Курганова, произведения В. И. Лукина, М. Д. Чулкова (особенно роман «Пригожая повариха или похождения развратной женщины», сборник "Пересмешник или славенские сказки), М. И. Попова («Анюта»), оперы А. А. Аблесимова («Мельник колдун, обманщик и сват») и М. А. Матинского[2]. Существовала также «официальная» придворная литература. В частности, стихотворцем Екатерины II был В. П. Петров, примкнул к придворному лагерю В. Г. Рубан, сама императрица писала комедии, очерки, сказки.

СентиментализмПравить

Интенсивность литературной жизни нарастала. В 1772 г. Н. И. Новиков опубликовал «Опыт исторического словаря о русских писателях», где было перечислено 220 имен литераторов той поры. С 1776 по 1800 годы было издано около 6500 книг, не считая церковных изданий, газет и журналов[2]. В 1770-е годы нарастает влияние масонских обществ, которые провозглашали главным в жизни не разум, а мистические откровения. Богатые масоны жертвовали деньги в том числе на книгоиздание. Масоном стал Н. И. Новиков, в 80-е годы активно занимавшийся просвещением.

Поиски человеческой души приводили к отходу от классицизма, проповедовавшего разум, к проявлениям сентиментализма. К нему приходит Херасков («Друг несчастных», «Гонимые», поэмы-сказки); появляется много «слезных драм» как переводных, так и оригинальных. Авторы разрабатывают психологические мотивы страдания и любви человека, дружбы, семейных привязанностей, добродетели. Сентиментализм вызревал в творчестве М. Н. Муравьева, Н. А. Львова, Ю. А. Нелединского-Мелецкого, затем у Н. М. Карамзина, И. И. Дмитриева, В. В. Капниста, Г. А. Хованского и многих других поэтов[2].

В 80—90-е годы XVIII века большую популярность завоевывают оды («К Фелице», «Вельможа», «Водопад» и др.) и стихи Г. Р. Державина. В оду Державин вводит элемент сатиры, живую речь. Начиная с середины 90-х годов Державин все более обращается к разработке короткого, легкого интимно-лирического стихотворения, которое сам он называл «анакреонтической» одой. В начале XIX века обратился к драматургии, но пьесы его не были популярны. Державин стремится к изяществу стиля и стиха, к овладению искусством уловления и выражения мимолетных настроений, живых картинок природы, человека, быта; заинтересован идеей возрождения национальных форм искусства. Державин ввёл в свои произведения выражения, слова, обороты, непривычные для поэтической речи его предшественников, а в серьезной лирике считавшимися недопустимыми, выражения разговорной речи. В мир поэзии вторглись быт, подлинный факт, политическое событие, ходячая сплетня, изменив и сместив в нем все прежние привычные, респектабельные и законные соотношения вещей. Державин также открыл для русской литературы природу, пейзаж. Впервые в русской литературе прозвучала романтическая идея вдохновения, диктующего поэту высшие откровения[2].

В 1790 году из печати вышло «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева. Максимальная правдивость изображения жизни в произведении полностью преодолела схематизм эстетики классицизма. Радищев вообще отрицал возможность рецептов в искусстве, в частности риторику, теорию словесности как нормативную дисциплину, выступал против ограничений индивидуальности в творчестве. Реалистическим новаторством в «Путешествии» явились зарисовки быта, хотя установки на новизну стиля как таковую у Радищева нет[2]. Помня Пугачевщину, Екатерина II сурово расправилась с Радищевым, вычеркнув его и последователей из истории политической и литературной деятельности[4]. Помимо Радищева довольно резко выступали в это время в литературе и драматургии И. А. Крылов («Кофейница», «Каиб» и другие произведения), П. А. Плавильщиков, А. И. Клушин [2].

Главой дворянской литературы 1790—1810-х годов считают Н. М. Карамзина, который первым сделал литературу профессией. Вся его литературная деятельность как писателя-беллетриста и журналиста прошла в период 1791—1803 годов. За это время Карамзин во многом изменил и реформировал русский литературный язык: отказался от архаизмов, ввел ряд новых слов (общественность, влюбленность, промышленность и др.), сблизил язык литературы с живым языком дворянской интеллигенции. Для читателей Карамзин открыл мир эмоций человека (повесть «Бедная Лиза»), основным критерием для него была красота, эстетизация мира, внутренние переживания. Карамзин прославился как прозаик, хотя писал и стихи. Отдельным событием в его творчестве и русской литературе стали «Письма русского путешественника», содержавшие много деталей о жизни народов Западной Европы, их культуре, быте, искусстве. Способствовал включению русской литературы как равноправной в общеевропейский процесс[2].

Павел I считал «мерзкими сочинениями, коих развращение умов есть цель» катахезис «Права человека» и следил за тем, чтоб перевод книги не пришёл со стороны Франции. В то же время генерал-прокурор П. В. Лопухин ждет этих книг от Берлина и даёт указ «смотреть наиприлежнейшим образом, дабы не были впущены книги на российском языке в Берлине печатаемые под названием „Les droits de l’homme“, „Catéchisme révolutionnaire et jacobin“»[4].

XIX векПравить

Основные тенденции начала векаПравить

XIX век принято считать «золотым» для русской литературы. В этот период происходит становление русского литературного языка, основных литературных жанров, появляются имена, прославившие русскую литературу по всему миру. Россия активно включается в общеевропейские процессы, в том числе в области литературы, становится для европейцев объектом внимательного наблюдения и изучения. Если Ломоносов и Радищев оставались неизвестными западу, то литераторы XIX века, напротив: их произведения переводят и читают, авторов считают носителями такого же круга идей[4].

В значительной мере росту интереса к литературе в России способствовали реформы, предпринятые в начале XIX века Александром I. В первой четверти века открывается целый ряд высших учебных заведений в крупнейших центрах России: университетыКазани, Харькове, Вильне, Дерпте), институты, училища, лицеи (среди них Царскосельский), которые постепенно становятся центрами культурной жизни и очагами литературного движения[4].

По мнению советских литературоведов середины XX века нельзя механически перенести традиционную схему: от классицизма через сентиментализм и романтизм к реализму на русскую почву в связи с своеобразием русского исторического процесса и его литературного выражения. Этот переход в России происходит за несколько десятилетий, в отличие от Европы, где потребовалось несколько столетий[4]. Но уже к 80-м годам XX века возобладало мнение, что именно эта схема (с различными промежуточными и смешанными этапами) наиболее полно отражает развитие литературы на протяжении XIX столетия[5]. Сентиментализм был очень популярен в начале XIX века и ярче всего проявился в драматургии (пьесы В. А. Озерова, Н. Ильина, В Фёдорова)[6].

По оценкам советских литературоведов, русская национальная литература развивалась на базе роста национального сознания. Усиливалась общественная значимость литературы, движение к народности. Хотя А. И. Тургенев утверждал, что громадное число князей не могли и двух строк связать на русском, писали свои произведения на французском и других иностранных языках (кн. Зинаида Волконская, князь Белосельский-Белозерский и др.), эта тенденция все меньше влияла на развитие русской литературы[4]. С ростом просвещения отмирали культурно-исторические условия существования и развития литературы, придававшие ей ранее классовую и сословную ограниченность. Духовенство окончательно уходит из литературы, она становится светской, освобождается от авторитарности церкви. С другой стороны в науку и литературу широким потоком вливаются представители демократических слоёв населения[4].

Расширялась тематика художественной литературы. В сферу ее интересов стали входить темы личности, семьи, социально-политических отношений, национального прошлого и национального быта, природы, родной страны и т. д.[4]

В первые десятилетия происходит ожесточенная полемика между реформаторами языка, сторонниками сближения языков литературного и разговорного (карамзинисты), объединившимися в 1815 г. в литературное общество «Арзамас» и их противниками, из общества «Беседа любителей русского слова» во главе с А. С. Шишковым[6]. Но решение вопросу дал лишь А. С. Пушкин — основоположник национального языка русской литературы[4].

Работа Н. М. Карамзина над «Историей государства Российского» способствовала пробуждению в обществе интереса к своей истории[4], зарождению жанра исторического романа. Ценным источником для русской литературы стала война 1812 года. Это действие ярко показал в своей национальной эпопее Лев Толстой[4].

Карамзин и Жуковский расширили жанровые возможности русской литературы, сделали человека и его переживания предметом пристального внимания художника, выработали гибкий, богатый оттенками язык, способный передавать самые утонченные душевные переживания; они были и проповедниками уважения к человеческой личности[4]

Значимые именаПравить

Поэты-радищевцы

Кружок «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств» сложился в 1801 году из молодых единомышленников А. Н. Радищева. Деятельность носила просветительский характер. Некоторые их произведения тяготели к сентиментализму, но, в основном, оставались в традициях классицизма. Общество в первоначальном виде существовало до 1807 г. Членами были И. П. Пнин, В. В. Попугаев, И. М. Борн, А. Х. Востоков[6].

И. А. Крылов

Наиболее известен как баснописец. Басни стали основным жанром у Крылова с 1808 г. Через басни, понятные и слугам, и детям, высмеивал общечеловеческие слабости и пороки[6].

Предромантизм

А. Ф. Мерзляков ‒ один из зачинателей авторской народной песни,;опирался на античную и древнерусскую литературу.

Ф. Н. Глинка ‒ поэт, прозаик, драматург, публицист. Наиболее известны его «Письма русского офицера», использовавшиеся позднее Л. Н. Толстым в работе над «Войной и миром». В поэзии, в частности, создавал элегические переложения псалмов и библейских пророчеств.

Н. И. Гнедич начинал с гражданской поэзии, перешел к элегиям и идиллиям. Дело жизни ‒ перевод на русский язык «Илиады».

Д. В. Давыдов ‒ поэт и воин. В поэзии Давыдова два основных направления сатирическое и анакреонтическое. Стихи отличались простотой языка и разговорной интонацией.

Споры о том, являлся ли К. Н. Батюшков предромантиком или «чистым» романтиком продолжаются до сих пор. Романтические тенденции в его творчестве усиливались со временем. В первых стихах были сильны анакреонтические мотивы, позднее широко проявилось сатирическое дарование, ряд стихов отражал военные впечатления автора. После 1814 г. поэзия Батюшкова приобретает пессимистический оттенок, поэта волновала трагическая судьба человека и художника[6].

Романтизм

Расцвет русского романтизма пришелся на 1820‒30-е годы. Условно можно выделить романтизм психологический, философский, гражданский. Романтики часто обращались к лирике. В 1820-е годы видное место в русской словесности заняла лироэпическая романтическая поэма (А. С. Пушкин ‒ «Южные поэмы», Баратынский ‒ «Эда», «Бал», Рылеев ‒ «Войнаровский», Козлов ‒ «Чернец», Вельтман ‒ «Беглец», Лермонтов«Мцыри» и др.). Не меньшей популярностью пользовались баллады (Жуковский«Лесной царь», «Светлана»). Романтический герой, как правило, личность незаурядная, гордая, замкнутая, волевая, противопоставленная толпе. Романтизм обогатил русский литературный язык многочисленными изобразительно-выразительными средствами психологического характера[6].

В. А. Жуковский. Впервые в русской словесности сделал автобиографизм основой лирической поэзии. Сосредоточен в основном на изображении внутреннего мира человека, возвышенных мыслей и чувств. Большинство стихотворений носит характер неторопливого созерцательного размышления. Излюбленные жанры ‒ элегия и баллада. Прославился как переводчик. С 1830-х годов также писал сказки. В 1834 г. написал государственный гимн Российской империи «Боже, Царя храни»[6].

И. И. Козлов. Много переводил Байрона, Шиллера, Шенье, Т. Мура, В. Скотта, Р. Бернса. Ряд переводов, как например стихотворение «Вечерний звон», обрели собственную литературную судьбу. Также создавал оригинальные элегии, послания, баллады, поэмы. Наиболее известны поэмы «Чернец», «Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая».

Д. В. Веневитинов. Был активным членом «Общества любомудрия», разрабатывавшего идеалистическую философию искусства в России. Центральная тема творчества Веневитинова ‒ поэт и поэзия в их отношении с творчеством и искусством.

А. А. Дельвиг. Издавал альманах «Северные цветы», редактировал «Литературную газету». Литературную известность приобрел как автор романсов, песен, элегий, идиллий и сонетов. Обращался к теме поэта и поэзии, многие произведения посвятил мифологическим сюжетам, воспевал простое безмятежное существование, посвященное служению искусству, любви и друзьям.

К. Ф. Рылеев. Яркий представитель гражданского романтизма, поэт-декабрист. Любимый поэтический жанр ‒ дума.

Среди декабристов литературным талантом также отличались произведения В. К. Кюхельбекера и А. И. Одоевского[6].

Просветительский реализм

вырос из классицизма, взяв от него стремление наставить читателя на путь истинный. Характеры персонажей еще страдали одноплановостью, но наметилась тенденция к их индивидуализации. А. Е. Измайлов выпустил один из первых русских романов ‒ «Евгений, или Пагубные следствия дурного воспитания и сообщества». Еще одним основоположником русского романа стал В. Т. Нарежный. Его роман «Российский Жиль Блаз, или Похождения князя Гаврилы Симоновича Чистякова», где была нарисована широкая сатирическая картина жизни самых широких социальных слоев государства, впервые был полностью напечатан только в 1938 году[6].

А. С. Грибоедов. В литературной деятельности Грибоедова привлекали комедии и водевили, некоторые пьесы он создавал в соавторстве с друзьями. Также писал лирические стихотворения. В 1823 году представил обществу первые две части комедии «Горе от ума». Эта комедия-водевиль отличалась яркими характерами персонажей, имевшими портретное сходство с современниками, и живым разговорным языком. Многие цитаты из «Горя от ума» превратились в поговорки[6].

Первая треть века становится временем расцвета русской поэзии. Особо значимы имена А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова, И. А. Крылова, Д. В. Веневитинова, Ф. И. Тютчева.

А. С. ПушкинПравить

Имя Пушкина составило эпоху в развитии искусства. Пушкин вывел русскую литературу на новый уровень, сделал ее зеркалом общественной жизни. Он стал основоположником русского реализма, одним из создателей русского литературного языка, вдохновившим многих последующих литераторов. Поэт выразил в литературе требования своего времени, в частности, потребность осмысления прошлого и настоящего России[6].

В творчестве Пушкина выделяют несколько периодов:

Раннее творчество (Царскосельский лицейСанкт-Петербург, до 1820 г.): во многом ученический период. Формируется мировоззрение. Пушкин пишет стихи, среди которых много анакреонтических, а также свободолюбивых. К 1820 г. завершается работа над поэмой «Руслан и Людмила», которая вызвала первые жаркие споры среди читающей публики.

Южная ссылка (1820‒1824): расцвет романтизма. Лирические стихи, в том числе «Погасло дневное светило» и «Редеет облаков летучая гряда». В это время любимый герой Пушкина ‒ романтический юноша, разочарованный в жизни. В этот период созданы поэмы «Кавказский пленник», «Гавриилиада», начаты «Цыганы».

Ссылка в Михайловское (1824‒1826). Создаются многочисленные стихи, завершена работа над поэмой «Цыганы», написаны первые главы романа в стихах «Евгений Онегин», трагедия «Борис Годунов». В этот период происходит отход от романтизма и рождение реализма. В «Борисе Годунове» впервые историзм литературы проявляется не как набор этнографических фактов, а как выражение духа народа.

Период после ссылки (1826‒1830). Растет интерес Пушкина к русской истории ‒ создана поэма «Полтава», начат роман «Арап Петра Великого».

Болдинская осень (1830). За неполных три месяца в Болдино написаны «Повести Белкина», последние главы романа «Евгений Онегин», поэма «Домик в Коломне», драматические сцены «Скупой рыцарь», «Каменный гость», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы», свыше тридцати стихотворений и много критических статей. Здесь происходит и переворот в творческом сознании поэта. На ведущие позиции в творчестве выходит гуманизм.

Творчество 30-х годов. Помимо новых стихов Пушкин пишет сказки, подтверждающие постоянный интерес к устному народному творчеству, поэму «Медный всадник», прозу, ведет научные исследования для «Истории Пугачевского бунта» и «Истории Петра Великого». К этому периоду относятся роман «Дубровский», повести «Пиковая дама» и «Капитанская дочка»[6].

Литературный процесс 2-й четверти XIX векаПравить

проходил в условиях жесткой цензуры и принятия официальной идеологии «православия, самодержавия и народности». Цензурный устав 1826 года был прозван современниками «чугунным». В 40-е годы наметился процесс противостояния лагерей славянофилов и западников. Литературная полемика велась на страницах многочисленных журналов.

В 1830-е годы продолжился расцвет русского романтизма в произведениях М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, Кольцова, однако во 2-й половине 40-х годов направление приходит в упадок. С выходом в 1823 г. первой главы «Евгения Онегина» родился, и начал стремительно развиваться, русский реализм. Его определяющими чертами стали гуманизм, историзм, психологизм. Появляются романы и повести исторической тематики (Загоскин, Лажечников, Булгарин). Синтез романтических и реалистических подходов привел к осознанию того, что главной целью художественной литературы является исследование внутреннего мира человека. Психологизм в русской литературе возводится к роману М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»[6].

В 1830-е годы родились два новых литературных типа ‒ «маленького человека» и «умной ненужности».

По мнению литературоведов, в 30-е годы XIX века родилась большая русская проза, у истоков которой стояли Пушкин, Гоголь, Лермонтов.

Значимые именаПравить

Натуральная школа

сформировалась в 40-е годы. Писатели этого направления отражали в своих произведениях вопиющие социальные противоречия жизни. Основными жанрами их творчества были очерк, рассказ, повесть. Картины жизни зарисовывались статически, без развития сюжета. В этом направлении работали Н. А. Некрасов («Петербургские углы»), Д. В. Григорович, В. И. Даль, И. И. Панаев; крестьянскую жизнь также отразили И. С. Тургенев, М. Е. Салтыков-Щедрин, В. А. Соллогуб. Писатели натуральной школы также обращались к теме женской эмансипации.

Н. М. Загоскин. Писал комедии, водевили, драмы, стихи, но прославился как один из зачинателей исторического романа. Особое впечатление на публику произвел роман «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году». Произведения Загоскина часто были посвящены переломным событиям русской истории, отличаются многообразием бытовых и этнографических деталей с одновременным живым описанием любовных и придворных интриг.

И. И. Лажечников. Первые литературные опыты связаны с военными впечатлениями, но основное направление литературной деятельности ‒ исторический роман. Привлекал обширный исторический материал. Действие в романах Лажечникова подчинено историческим событиям. Произведения характеризуются осуждением произвола, насилия и жестокости.

В. Ф. Одоевский. Представитель философского романтизма. Наиболее значительное произведение ‒ цикл новелл и романтических повестей «Русские ночи». Ставил целью определить идеал человеческой жизни. Также творил в фантастических жанрах.

А. А. Бестужев-Марлинский. Один из «властителей дум» молодежи 30-х годов. Романтическая художественная проза Марлинского («Лейтенант Белозор», «Аммалат-бек», «Фрегат „Надежда“) отличалась цветистостью, вычурностью и напыщенностью.

П. А. Вяземский ‒ поэт, прозаик, публицист, философ, мемуарист. В ранней лирике отмечается ее анакреонтический характер, позднее зазвучали мотивы гражданственности и публицистичности. Зрелый Вяземский отдавал предпочтение точности и ясности мысли перед гармоничностью стиха. „Записные книжки“ поэта ‒ летопись литературной эпохи.

Е. А. Баратынский. Романтик-философ, мастер ярких, звучных и лаконичных стихов. Поэзия Баратынского отличается гуманистическим характером, выразительностью и оригинальностью языка.

Н. М. Языков. В лирике соседствуют обличительные и анакреонтические мотивы.

А. И. Полежаев. Излюбленные художественные идеи ‒ тираноборчество, непримиримость протеста, обличение деспотизма. В литературном наследии поэмы, песни, стихи.

В. Г. Бенедиктов. Для поэзии характерна манерность, вычурно-цветистый язык. Среди современников имел ошеломляющий успех.

А. В. Кольцов. Поэт, выходец из купеческой среды, в своих стихах воспел русскую природу, крестьянский быт, труд земледельца. Предпочитал стремительные песенные размеры и в ряде случаев отходил от силлабо-тоники к народному тоническому стиху.

А. И. Герцен. В 40-е годы публикует роман „Кто виноват?“, повести „Сорока-воровка“,»Доктор Крупов". Произведения отличаются злободневностью, остротой проблематики, в них постоянно присутствует ирония. В литературе отражал несправедливость устройства общества, унижения человеческого достоинства[6].

Н. В. ГогольПравить

М. Ю. ЛермонтовПравить

Литературное наследие М. Ю. Лермонтова включает большое количество стихотворений, около 30 поэм (включая незавершенные замыслы), пять пьес, несколько прозаических произведений. Вершинами творчества считаются поэмы «Мцыри» и «Демон», пьеса «Маскарад», роман «Герой нашего времени». Во всех произведениях Лермонтова ведущее место занимают мотивы страдания и одиночества, его лирический герой терзается одними и теми же проблемами, связанными с взаимодействием внутреннего мира человека и внешнего. Сквозные мотивы лирики Лермонтова, присутствующие и в более крупных произведениях, ‒ странничество, одиночество, судьба, сон, смерть, поиск высшей гармонии, бунтарство. Язык Лермонтова экспрессивен и эмоционален, события в произведениях развиваются стремительно[6].

2-я половина XIX векаПравить

Основные тенденцииПравить

В этот период литература воспринимается как основа духовного бытия нации. В нее приходят лучшие силы. Происходит демократизация литературы. Одновременно отмечается более резкая специализация литературы по отдельным направлениям, школам и даже жанрам, пришедшая на смену универсализму литераторов 1-й половины века.

Литературный герой, появившийся в 60-е годы, изменчив, как само время, но сохраняет верность самому себе, он стремится снять противоречие между словом и делом. Писатели настойчиво стремились показать разветвленные связи героев с миром, апеллировали к культурно-историческому опыту народа в освещении тех или иных сторон литературного героя. Л. Н. Толстой в романе-эпопее «Война и мир» дал универсальную русскую формулу героического[7].

В 60-е годы популярны эпические циклы («Записки охотника» Тургенева, «Севастопольские рассказы» Толстого, «Губернские очерки» Салтыкова-Щедрина).

С 50-х годов начался новый подъем поэзии, в которой ярко обозначились два направления ‒ демократическое (лидер Некрасов) и «чистое искусство» (лидер Фет).

60-е годы ‒ время формирования самобытной русской драматургии. Пьесами А. Н. Островского, А. Ф. Писемского, М. Е. Салтыкова-Щедрина, А. В. Сухово-Кобылина, А. А. Потехина, Н. С. Лескова, А. К. Толстого и других был создан реалистический отечественный репертуар[7].

В 70-е годы большое влияние на литературу оказывали народники. Особенно остро проблемы крестьянского мира обсуждались на страницах журнала «Отечественные записки», возглавляемого с 1868 г. Н. А. Некрасовым, М. Е. Салтыковым-Щедриным и Г. З. Елисеевым. Произведения, предназначенные для народа, были принципиально ориентированы на фольклорный, знакомый крестьянам стиль, нередко использовались фольклорные жанры (сказки, песни). Поднимались проблемы личности и народа, героев и толпы, крестьянской общины и ее дальнейшей судьбы. Попытки обнаружить новый угол зрения на крестьянский мир были представлены в произведениях Н. Н. Златовратского, П. В. Засодимского, Н. И. Наумова, Ф. Д. Нефедова, Н. Е. Каронина-Петропавловского, А. И. Эртеля, А. О. Осиповича-Новодворского, С. М. Степняка-Кравчинского и др. Литература 70-х годов ищет формы и жанры, которые были бы адекватны самой действительности, поэтому Достоевский за основу романа «Бесы» взял реальное политическое дело, Салтыков-Щедрин продолжил работу над циклами очерков, Тургенев пишет стихотворения в прозе, Лесков пытается выразить разноголосую действительность через калейдоскопичность жанров, цикл очерков публикует Г. Успенский[8].

80-е годы ‒ период крайней разрозненности общественных и культурных сил. Вновь усилилась цензура. В большую литературу проникали пессимистические настроения. Мироощущение личности сужалось до индивидуализма. К самосознанию человека было обращено творчество Л. Н. Толстого, Лескова, Чехова.

80-е годы подводят итог развитию русского классического реализма, характеризовавшегося народностью, гуманистическим пафосом, социальным критицизмом, общностью гносеологической основы творчества, историзмом. К 80-м годам это уже пройденный этап. У Л. Н. Толстого в 80-е годы классический реализм трансформируется в реализм, окруженный моралистической и проповеднической публицистикой. Тургенев в поздних вещах («Сон», «Клара Милич», «Стихотворения в прозе») прибегает к изыскано-причудливому вымыслу, иррационалистическим мотивировкам, прихотливой игре стилевых форм, что создает мозаичную и вневременную картину. Новые формы ищут и Гаршин, и Короленко, позже Горький[9].

В конце XIX века поменялась главная мировоззренческая установка: бытие перестало восприниматься как целое, из множества явлений не вытекала никакая связующая истина. Одна из тенденций 80‒90-х годов ‒ разложение реалистического художественного сознания, вычленение из целостного изображения жизни оголенной предметности и умозрительных обобщений. Эта проблема волнует героев Чехова и Короленко, непосредственная действительность стала главной в творчестве П. Д. Боборыкина и Д. Н. Мамина-Сибиряка. Глубже всех выразил состояние «внутреннего беспорядка» человека А. П. Чехов. Тем не менее и он не пришел к широкой и цельной картине бытия, заключенной в одном крупном произведении. Его одинокие герои, каждый из которых обладает живыми индивидуальными чертами, не могут разделить с окружающими томящие их чувства. Также Чехов способствовал появлению новой «интеллигентной» драматургии[9].

Трагическая нота преобладает в творчестве В. Гаршина, который, ещё усиливая ее звучание, приходит к жанру сказки и притчи. Яркое субъективное начало и неприкрашенная «правда факта» сочетаются в творчестве В. Г. Короленко.

В поэзии 80‒90-х годов, с одной стороны, выступали поэты-революционеры, сохранявшие традиции некрасовской школы, но и в их поэзии присутствует атмосфера трагичности (С. Я. Надсон, П. Ф. Якубович и др.) С другой стороны развивалась поэзия, тяготевшая к философскому созерцанию, к традиционному культу прекрасного. В этом направлении протекало позднее творчество А. Н. Майкова, Я. П. Полонского. Широко известным поэтом становится А. Н. Апухтин, преуспевший в сближении русского стиха с разговорной речью, активно выступает К. К. Случевский. Форма стиха у А. А. Фета приобретает музыкальную подвижность, в его творчестве объективно-психологические мотивировки поэтического образа все более вытесняются субъективно-психологическими и чисто эстетическими. Во многом это поспособствует рождению к 1900-м годам русского символизма[9].

Значимые именаПравить

XX векПравить

XX век в литературе начинается с 1881 года — времени смерти Достоевского и убийства Александра II. С середины XX века принято считать, что литературный XX век начался в 90-е года XIX столетия[10].

А. П. Чехов считается фигурой переходной, которая принадлежит к обоим векам. Благодаря ему эпические жанры: роман, повесть; и рассказ — стали разграничиваться. Считался реформатором драматургии и театра[10].

Появляется идеологически новая советская литература, якобы возникшая сразу после революции 1917 года. Идеологические догмы рухнули. Из-за политики единая национальная литература делится на три ветви: советскую, «задержанную» (внутри страны) и литературу русского зарубежья[10].

Льготами политиков пользовалась «пролетарская» поэзия, её лицо определяли лучшие поэты «серебряного века»: А. Блок, Н. Гумилев, А. Ахматова и другие[10].

Троцкий отмечал, что «литература после Октября хотела притвориться, что ничего особенного не произошло и что это вообще её не касается. Но как-то вышло так, что Октябрь принялся хозяйничать в литературе, сортировать и тасовать её, — и вовсе не только в административном, а ещё в каком-то более глубоком смысле». А. Блок не только принял революцию, хоть и понял её по-своему: «Двенадцать», «Скифы», статьей «Интеллигенция и Революция»[10].

Таким образом, литература с конца 1917 г. (первые «ласточки» — «Ешь ананасы, рябчиков жуй, / день твой последний приходит, буржуй» и «Наш марш» Маяковского) до начала 1920-х годов представляет собой небольшой, но очень важный переходный период. С точки зрения собственно литературной, как правильно отмечала эмигрантская критика, это было прямое продолжение литературы предреволюционной. Но в ней вызревали качественно новые признаки; раскол на три ветви литературы произошёл в начале 1920-х[10].

В. Полонский считает, что рубежом был 1921 год, когда появились «Красная новь» и «Печать и Революция». Но в начале 1920-х годов беднеют ряды литераторов: 1921 — умирает А. Блок и Н. Гумилёв. Высылаются из страны цвет её интеллигенции. Если в 1921 году открывались всяческие журналы, то на следующий же год большинство из них были закрыты[10].

ПримечанияПравить

  1. А. С. Орлов. Общая характеристика [русской литературы XI — начала XIII века // История русской литературы: В 10 т.]. М.: АН СССР (1941—1956). — «Достаточно сказать, что в 40-х годах XI в. Киевская Русь обладала такими собственными произведениями, как Древнейший летописный свод». Дата обращения 19 августа 2013.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Гуковский Г. А. Русская литература XVIII века. — М., 1999.
  3. 1 2 3 4 Ломоносов. Дата обращения 25 июля 2013.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 В. А. Десницкий. Социально-политические и культурно-исторические предпосылки развития русской литературы в конце XVIII и начале XIX века = История русской литературы: В 10 т.. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956.
  5. История русской литературы. — Л., 1982—1983.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Кременцов Л.П. Русская литература XIX века. 1801—1850. — М., 2011.
  7. 1 2 Лебедев Ю. В., Скатов Н. Н. Литература 60-х годов/История русской литературы XIX века. Вторая половина. Под ред. Н. Н. Скатова — М., 1987 — С.4—58.
  8. Анненкова Е. И. Литература 70-х годов/История русской литературы XIX века: Вторая половина. Под ред. Н. Н. Скатова. — М., 1987. — С.285—315.
  9. 1 2 3 Котельников В. А. Литература 80—90-х годов/История русской литературы XIX века: Вторая половина. Под ред. Н. Н. Скатова. — М., 1987. — С. 453—499.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 История русской литературы XX века (20-90-е годы). Основные имена. Под редакцией Кормилова С. И.. Дата обращения 17 августа 2013.

ЛитератураПравить

  • Словарь книжников и книжности Древней Руси : [в 4 вып.] / Рос. акад. наук, Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом); отв. ред. Д. С. Лихачёв [и др.]. — Л. : Наука, 1987—2017.
  • Н. Пруцков. Древнерусская литература. Литература XVIII века. — 1980. — (История русской литературы в 4-х томах).
  • Н. Пруцков. От сентиментализма к романтизму и реализму. — 1981. — (История русской литературы в 4-х томах).
  • Н. Пруцков. Расцвет реализма. — 1982. — (История русской литературы в 4-х томах).
  • Н. Пруцков. Литература конца XIX — начала XX века. — 1982. — (История русской литературы в 4-х томах).
  • В. Н. Щепкин. Русская палеография. — М., 1967.
  • Д. С. Лихачёв. Текстология: краткий очерк. — М.: Наука, 2006. — ISBN 5-02-035670-0.
  • Д. С. Лихачёв. Текстология. — СПб., 2001.

СсылкиПравить