Открыть главное меню

«Ишта́р» (англ. Ishtar) — фильм режиссёра Элейн Мэй. Авантюрная комедия, музыкальный фильм. Снят американской компанией Columbia Pictures в Марокко и США, вышел на экраны в 1987 году. Несмотря на коммерческий провал, встал в ряд культовых фильмов для целого поколения зрителей.

Иштар
Ishtar
Постер фильма
Жанр кинокомедия
приключенческий фильм
музыкальный фильм
Режиссёр Элейн Мэй
Продюсер Уоррен Битти
Автор
сценария
Элейн Мэй
В главных
ролях
Уоррен Битти
Дастин Хоффман
Изабель Аджани
Оператор Витторио Стораро
Композитор Дэйв Гру́зин
Кинокомпания Columbia Pictures
Длительность 107 мин
Бюджет 55 млн $
Сборы $14 375 181[1]
Страна Соединённые Штаты Америки США
Язык английский
Год 1987
IMDb ID 0093278

Содержание

СюжетПравить

Певцу и композитору Лайлу Роджерсу (Битти), не самого большого ума и таланта, и его ещё более бездарному коллеге Чаку Кларку (Хоффман) не везёт на музыкальном поприще. Когда надежда разбогатеть и прославиться окончательно потеряна, они получают приглашение дать концерт в одном из отелей с двусмысленным названием "Касабланка" в Марокко на границе с неким государством Иштар на Севере Африки. В путешествии к месту выступления Лайл и Чак встречают загадочную незнакомку Ширру Ассель (Аджани) и оказываются втянуты в игрища за власть между правящим эмиром, левыми повстанцами и международными спецслужбами.

В роляхПравить

История создания [2]Править

У Уорена Битти сложились хорошие творческие и дружеские отношения с Элейн Мэй с 1978 года, когда она оказала большую помощь в написании сценария и монтаже его фильма «Небеса подождут». Битти и Мэй начали искать идею для совместного проекта. Однажды Элейн высказала желание снять свой вариант серии комедийных фильмов «Дорога на…» («Road to…») с участием звёзд своего времени Бинга Кросби, Боба Хоупа и Дороти Ламур. Было решено, что типаж Хоупа сыграет Битти, а образ, создаваемый Кросби — Дастин Хоффман. Мэй написала сценарий, и после его коллективного прочтения было решено, что при определённых изменениях он определённо может иметь успех. Со сценарием обратились в Columbia Pictures. Согласие на финансирование удалось получить далеко не сразу, именно из-за участия в проекте сразу двух звёзд и популярного автора. Все они были известны высокой степенью самокритичности в своей работе, иногда доходящей до патологического перфекционизма. Это могло затянуть съёмки и значительно увеличить бюджет. Но опасаясь, что потенциальный хит будет отдан другой компании, менеджеры Columbia приняли решение выделить 12.5 миллиона долларов для начала съёмок при общем плановом бюджета в сумме 27.5 миллиона долларов. [3]

Изначально студия настаивала, чтобы натурные съёмки происходили на Юго-Западе США. Это сокращало расходы и увеличивало степень контролируемости кинопроцесса. Однако владелец Columbia (в то время) The Coca-Cola Company имела на счетах в Марокко значительные денежные средства, которые по действующим там законам могли быть использованы только внутри страны. По настоянию собственника кинематографисты приступили к съёмкам в этой Североафриканской стране в 1985 году. Политическая ситуация была крайне нестабильной. Только что была проведена операция «Деревянная нога» по бомбардировке штаба Организации освобождения Палестины в Тунисе в ответ на убийство трёх граждан Израиля. Вооружённые силы Марокко вели боевые действия с боевыми подразделениями фронта Полисарио. Имелась информация о планируемом похищении палестинскими боевиками еврея Хоффмана с целью получения громкого международного резонанса. На этот фон накладывались трудности производственного характера. Никто в Марокко не имел опыта Голливудского процесса организации съёмок. Чрезвычайно трудно было организовать массовку. начали возникать постоянные разногласия между Мэй, которая искала наиболее комичные ракурсы, и Стораро, который требовал идеальной композиции. Битти всё чаще занимал сторону оператора. Возникали конфликты, в результате которых руководители съёмок даже не разговаривали друг с другом. Пик противостояния был достигнут при подготовке к съёмке батальной сцены. На техническое замечание Битти Мэй резко ответила: «Вы хотите это снимать сами? Снимайте!». Съёмочная группа признала, что в другой ситуации режиссёр был бы немедленно уволен. Если бы Битти поддался на провокацию — фильм пришлось бы доснимать ему. Для достижения компромисса Битти пошёл на сокращение батальной сцены.

После возвращения съёмочной группы в Нью-Йорк Уоррен Битти заявил руководству студии, что Элейн Мэй не может далее быть режиссёром. Но Columbia Pictures, поддерживающая либеральный имидж сторонников женских прав и свобод, отказалась пойти на разрыв с Мэй. Было принято решение снимать каждый эпизод в двух вариантах — редакции Элейн и редакции Битти. Это практически в два раза увеличило расходы на продолжение съёмок.

К недоснятому фильму значительно выросло внимание СМИ в связи с поступившей информацией о перерасходе средств и без того крупного бюджета (уже более 30 миллионов долларов США). Различия в точках зрения на целесообразность и оправданность излишних трат привели к окончательному разрыву ранее дружеских отношений между Элейн Мэй и Уорреном Битти. Фильм продолжают преследовать неудачи. Меняется руководство студии. Новый шеф Дэвид Патнам, известный как продюсер картины «Огненные колесницы», является ярым противником непомерных бюджетных излишеств кинопроизводства Голливуда. В качестве примера он постоянно приводил Уоррена Битти — создателя относительно затратного фильма «Красные». Вспомнил он и так же подверг открытой критике якобы имевшее место давление, которое Хоффман, используя влиятельность кинозвезды, оказал на изменения в сценарии фильма «Агата».

Положение могло быть поправлено, если бы фильм вышел в прокат к Рождеству 1986 года. Объём отснятого материала составлял 108 часов. Три команды редакторов монтировали будущую картину в трёх редакциях — Битти, Хоффмана и Мэй. Расходы на пост-продакшн продолжали расти. Постепенно становится ясно, что к концу года премьера фильма не состоится. Информация о том, что картина выйдет не ранее весны 1987 года подлила масла в огонь. Пресса саркастически переименовала «Иштар» в «Дорогу к краху» (англ. The Road to Ruin, намекая на название серии фильмов «Road to…» — идейную основу «Иштара») или в «Уорренгейт» (по аналогии с Уотергейтом). Все насмешки Битти воспринимал очень лично. Стычки с Мэй усилились. Каждый считал версию другого неполной и не верной.

15 мая 1987 года фильм вышел в прокат. Кому принадлежал окончательный монтаж неизвестно.

Кассовые сборыПравить

Фильм неплохо стартовал, собрав за первые дни проката 4,3 миллиона долларов. Однако последующая динамика привела к провалу. За всё время демонстрации в США фильм принёс 14,3 миллиона, в других странах — около 1,0 миллиона, а от проката фильма на различных носителях — 7,7 миллионов долларов США. [4]

КритикаПравить

Практически единодушна в негативных оценках была и критика тех лет.

«Иштар — поистине ужасное кино, безжизненный, массивный, неуклюжий опыт в попытке создать комедию. Режиссёр Элейн Мэй снарядила многомиллионную экспедицию в поисках сюжета, которого едва бы хватило на пятиминутный телевизионный скетч. Это не смешно, это не умно, это не интересно…» Роджер Эберт // Чикаго Сан-Таймс (15 мая 1987 года) [5]

«Огромная неудача, катастрофа… — так готовили нас заранее к премьере Иштара. Но фильм немного не дотягивает до Великого провала. Это что-то более мелкое — маленькая пошлая комедия с небольшим количеством шуток» Хэл Хинсон // Вашингтон Пост (15 мая 1987 года) [6]

Дополнительные фактыПравить

  • Авторы фильма считают, что провал был подготовлен и спровоцирован. В телевизионной беседе — интервью режиссёра Элейн Мэй с продюсером и писателем Майком Николсом (его настоящее имя — Михаил Игоревич Пешковский) — было сделано несколько откровенных заявлений[7]:
Мэй: «Во время съёмок этого фильма Колумбию (Columbia Pictures Corporation) возглавил Дэвид Путтнэм. (В год) когда он пришёл, Уоррен Битти снял фильм „Красные“, а Путтнэм — „Огненные колесницы“, и они были прямыми соперниками в борьбе за награды Академии. Дэвид писал, и это было опубликовано в газетах, что Битти следует наказать за его излишнюю расточительность при производстве фильмов».
Николс: «…Я думаю, что после прихода на студию Дэвида Путтнэма он казался прекрасным парнем. Но явно наговорил лишнего. „Иштар“, наверное, самый яркий пример из тех, что я знаю, самоубийства Голливудской киностудии. Ведь фильм имел прекрасный предварительный просмотр».
Мэй: «Три прекрасных предварительных просмотра».
Николс: «Тогда действительно странным кажется появление информации со ссылкой на источник внутри студии о том, что (при производстве фильма) были проблемы».
Мэй: «…Фильм носит характер политической сатиры. Когда начали выходить статьи, я подумала, что это ЦРУ. Я и представить не могла, что это идёт из студии. Дэвид Путтнэм выбрал уникальный способ переделать Голливуд и превратить его в лучшее место. Он начал разваливать его изнутри».
  • В результате кассового провала и формирования негативного имиджа The Coca-Cola Company переосмыслила своё участие в Columbia Pictures и спустя два года продала свою долю корпорации Sony.
  • Провал фильма не повлиял на дружбу Хоффмана и Битти, позже они с большим успехом снялись в фильме «Дик Трейси».

См.такжеПравить

ПримечанияПравить

СсылкиПравить