Открыть главное меню
70 лет первой массовой депортации бессарабцев, 1941—2011. Марка Молдавии 2011.

Июньская депортация — серия депортаций, организованных властями СССР с 22 мая по 20 июня 1941 года с западных приграничных территорий страны — присоединённых в результате «польского похода РККА» сентября 1939-го года, Бессарабской кампании и присоединения прибалтийских республик к СССР.[1]

Июньская депортация 1941 года
Государство
Местонахождение
Дата начала 22 мая 1941
Дата окончания 20 июня 1941

Депортации затронули население Эстонии (10 тыс. чел.), Латвии (15,5 тыс. чел.), Литвы, Белоруссии, Украины и Молдавии (29,8 тыс. чел).

Выселение происходило в рамках кампании советских властей, официально именовавшейся «очисткой» от «антисоветского, уголовного и социально опасного элемента» и членов их семей[2]. По мнению современных историков стран Балтии, это выселение являлось преступлением против человечности в виде «широкомасштабного и систематического нападения на любых гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно»[3][4] либо трактуется ими как акт геноцида[5]. Западные современники (в частности, посол Великобритании в СССР Стаффорд Криппс) считали депортацию защитной мерой для предупреждения антисоветских мятежей в тылу Красной Армии и на приграничной территории[6].

Содержание

Общий планПравить

Депортация производилась в соответствии с Постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 16 мая 1941 года «О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента»[7]. Примечательно, что первоначально депортация планировалась только из Литвы, Латвийская и Эстонская ССР были вписаны в постановление от руки. Таким образом, решение о депортации из этих республик было принято под влиянием надвигавшейся войны[2].

Депортация была способом борьбы с "пятой колонной" в приграничных районах. Посол Великобритании в СССР Криппс, «они (советское руководство) не хотели, чтобы их пограничные районы были заселены пятой колонной и людьми, подозрительными в смысле враждебности к советскому режиму»[6].

Категории лиц, подлежащие высылке[7]Править

С разрешением арестовать с конфискацией имущества и направить в лагеря на 5-8 лет, а после отбытия наказания отправить на поселение в отдалённые районы:

  1. активные члены контрреволюционных партий и антисоветских националистических организаций;
  2. бывшие жандармы, охранники, руководящий состав полиции, тюрем, а также рядовые полицейские и тюремщики при наличии компрометирующих документов;
  3. бывшие крупные помещики, крупные торговцы, фабриканты и бывшие крупные чиновники буржуазных государственных аппаратов Литвы, Латвии и Эстонии;
  4. бывшие офицеры польской, литовской, латвийской, эстонской и белой армий, на которых имеются компрометирующие материалы;
  5. уголовные элементы, продолжающие заниматься преступной деятельностью.

С разрешением арестовать с конфискацией имущества и направить в ссылку на 20 лет в отдалённые районы:

  • члены семей лиц, учтенных по пунктам 1-4;
  • члены семей участников контрреволюционных националистических организаций, главы которых осуждены к высшей мере социальной защиты либо скрываются и перешли на нелегальное положение;
  • лица, прибывшие из Германии в порядке репатриации, а также немцы, зарегистрированные на выезд и отказавшиеся выехать в Германию, в отношении которых имеются материалы об их антисоветской деятельности или связи с иностранными разведками.

Отдельным пунктом разрешалось выслать в административном порядке в северные районы Казахстана сроком на пять лет проституток, ранее зарегистрированных в органах полиции Эстонии, Латвии и Литвы и продолжающих заниматься своим промыслом.

Факты противоречат утверждениям британских историков Джона Хайдена и Патрика Салмона о том, что подлежащие высылке категории «врагов народа» включали практически всех общественно активных граждан[8], и Марта Лаара, который в книге «Красный террор» ссылается на некую директиву НКВД, в которой перечислены категории подлежащих к высылке граждан Эстонии, охватывающие в общей сложности 23 % населения[9]. На деле численность лиц, подлежащих депортации, почти полностью совпадает с приведенной в справке Наркомата госбезопасности СССР от 5 июня 1941 года численностью учтённых антисоветских и уголовных элементов — 14471 человек, что составляет 1,3 % населения Эстонии, а не 23 %.

По инструкции, для транспортировки людей формировались эшелоны, оборудованные по-летнему для людских перевозок[10]. Каждый из эшелонов сопровождали врач, фельдшер и две медсестры, которые ехали в специальном санитарном вагоне. При серьёзных заболеваниях этапируемых полагалось снимать с поезда и передавать на излечение в местные больницы.

К каждому эшелону первоначально планировалось прицеплять два грузовых вагона для громоздких вещей, однако с увеличением нормы вывоза вещей их количество было увеличено до 7-8 вагонов на эшелон.

С собой депортируемым позволялось взять не более 100 килограммов вещей на каждого члена семьи, в том числе одежду, обувь, кухонные и постельные принадлежности, мелкий хозяйственный и бытовой инструмент, ценности и деньги без ограничения суммы[11][12][13]. Для реализации прочего оставленного имущества депортируемые могли назначить доверенное лицо, которое в течение 10 дней должно было продать вещи и затем вырученные деньги перевести депортированным.

Депортация в ЭстонииПравить

ПриготовленияПравить

Эстонские историки утверждают, что подготовка к проведению массовых депортаций в Эстонии началась в 1940 году на основании того, что осенью 1940 года представитель Центрального Комитета ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР в Эстонии Владимир Бочкарёв требовал выселения из республики «антисоветских элементов». На деле эти элементы начали учитывать, что соответствует практике органов госбезопасности любой страны. Вёлся такой учёт и в Эстонской республике до 1940 года, где в Политической полиции имелся отдел по борьбе с инакомыслием[2].

В справке Наркомата госбезопасности СССР от 5 июня 1941 года о численности антисоветских и уголовных элементов и членов их семей были перечислены 14 471 человек. Однако депортации в соответствии с постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 16 мая 1941 года подлежали не все указанные в этом списке люди. Ежедневно с 6 по 12 июня списки депортируемых корректировались по состоянию на 24.00 предыдущего дня[2].

По категориям подлежащих аресту и высылке на 6 июня 1941 года[14] самой массовой были крупные помещики, фабриканты и бывшие крупные чиновники (1437), а также члены контрреволюционных и антисоветских организаций (1174).[15] Бывших жандармов и полицейских, на которых имелся компромат, насчитывалось 468, бывших офицеров и белогвардейцев — 289. Проституток на учёте состояло 6, уголовников 10. Членов семьи арестовываемых и высылаемых антисоветских элементов на учете было 5391.

До 12 июня списки корректировались и немного дополнялись. Утром 12 июня был составлен окончательный список на 11033 человека, однако к моменту начала акции он уменьшился на полторы тысячи человек.

Координировал депортацию в Эстонии оперативный штаб НКВД во главе с Борисом Куммом[16]. В состав штаба также входили:

  • Народный комиссар по внутренним делам ЭССР Андрей Мурро;
  • заместители народного комиссара безопасности ЭССР Алексей Шкурин и Вениамин Гульст;
  • начальник 2-го отдела народного комиссариата безопасности ЭССР Рудольф Ямес.

Депортация или так называемая «насильная эвакуация» проводилась в ночь с 13 по 14 июня (пятница-суббота). 13 июня днём был дан приказ всем учреждениям предоставить все свои транспортные средства в пользование милиции. Вечером на заранее оговоренные места стали собираться люди, посвященные в дело. Из присутствующих составили «бригады» по 4 человека, главными в которых были, как правило, люди из органов безопасности.

Начало депортацииПравить

Группы, проводившие депортацию, начали свою работу ночью 14 июня, одновременно по всей Эстонии. Спящих будили, им сразу зачитывали постановление, на основании которого их объявляли арестованными или подлежащими ссылке. Никаких судебных решений не было. Квартиры и дома подвергались досмотру.

Через пару часов после начала депортации к вагонам, ждущим на запасных путях железнодорожных станций, прибыли первые машины. Всего к операции было приготовлено 490 вагонов. В вагоны с обозначением «А» помещались главы семей и отдельные члены семей по указанию НКВД-НКГБ с отметкой в личном деле. В вагоны с обозначением «Б» помещались остальные члены семей[10]. Больных членов семьи оставляли дома до выздоровления.

Людей, находящихся в списках арестованных или депортируемых, продолжали разыскивать до утра 16 июня[13]. В редких случаях депортируемые оказывали сопротивление, в результате чего было убито 7, ранено 4 человека. Потери со стороны работников госбезопасности составили 4 человека убитыми и 4 человека ранеными[17].

Условия транспортировкиПравить

Описание условий депортации различается в разных источниках. Прибалтийские историки утверждают, что люди ехали скученно, по 40-50 человек в вагоне. Если бы это было так, то в 490 вагонах из Эстонии было бы вывезено не 9156, а 25 тысяч человек. Российский историк Александр Дюков утверждает, что согласно документам Наркомата госбезопасности о количестве выделенных пассажирских и грузовых вагонов и маршрутным листам их следования, соблюдалась инструкция, предписывавшая в каждом вагоне размещать по 30 человек.

В реальности в Старобельский лагерь ушли эшелоны №290 и 292, с общим числом пассажиров 994 и 1028, количеством вагонов 80, из которых 15 были грузовые. Таким образом, на каждый пассажирский вагон приходится примерно 30 человек.

В Юхновский лагерь (станция Бабынино) ушел эшелон № 291 из 57 вагонов (в том числе 7 грузовых), доставивших 1666 человек, то есть 33 человека в вагоне.

Для перевозки ссыльных в Новосибирскую область было выделено 233 вагона (включая 30 грузовых) в 4 эшелонах (№ 286–289), которые доставили 3593 человека. На вагон приходится 18 пассажиров.

В Кировскую область отправлены эшелоны №293 и 294 из 120 вагонов, в том числе 15 грузовых. Они перевезли 2303 человека, то есть по 22 в каждом вагоне.

В пути следования по железной дороге депортируемые группы «Б» получали бесплатно один раз в сутки горячую пищу из станционных буфетов и столовых и 800 граммов хлеба на человека.[10][15] Арестованные группы питались по тюремным нормам. Поэтому публикации о том, что в пути депортируемые мучились от голода и жажды[11][13], не соответствуют действительности. Более того: в дневниках и письмах они упоминают о том, что "выбрасывали в окна кислый русский хлеб", потому что он им не нравился[2].

До места назначения эшелоны доехали почти без потерь: эшелон №286 выехал из Таллина 17 июня и прибыл в Новосибирск 23 июня, три человека были сняты (что могло произойти из-за болезни или правонарушения). Эшелон № 287 выехал 20 июня и из-за начавшейся войны был в пути 2.5 недели, однако и с него было снято три человека. Эшелоны с арестованными прибыли на место без потерь, только один офицер был убит при попытке к бегству.

Количество депортированныхПравить

17 июня 1941 года народный комиссар госбезопасности СССР Всеволод Меркулов предоставил Сталину, Берии и Молотову итоговый отчёт под номером 2288/М, в котором было сказано, что всего из Эстонии было депортировано 9156 человек, из которых 3173 были арестованы и 5978 отправлены на поселение. Также там было сказано, что в числе депортированных были 224 бывших офицера эстонской армии, на которых имелся компрометирующий материал. Эта статистика опровергает утверждения современных исследователей из Эстонии о том, что было выслано 10 016 — 10 250 человек[18].

4 сентября 1942 года, во время немецкой оккупации, был создан «Центр по поиску и возвращению увезённых» (эст. Äraviidute Otsimise ja Tagasitoomise Keskus, на нем. «Zentralstelle zur Erfassung der Verschleppten» — «ZEV»). К 1943 году «ZEV» собрал через анкеты сведения о 9632 людях. Среди депортированных находились около 400 эстонских евреев. Их данные отсутствовали в списках «ZEV».

Судьба депортированныхПравить

Чтобы оценить смертность заключенных в лагерях, надо иметь в виду, что к концу 1941 года в системе ГУЛАГа находилось более 7000 эстонцев, 3200 которых были направлены в лагеря в результате июньской депортации. К концу следующего, 1942 года, это число уменьшилось на 1600 человек — примерно до 5000 человек.[15] Средняя смертность в системе ГУЛАГа в 1942 году составляла 24,9 %, таким образом, из 7000 эстонцев погибли 1750 человек, из которых примерно 900 человек были депортированными. В целом с 1941 до 1953 года из 3200 заключённых после депортации умерли примерно 1900 человек.

Ссыльнопоселенцы из крестьян довольно быстро адаптировались на новых местах, стали приобретать коров и интересоваться возможностью получить кредит на строительство дома. В Новосибирской области к началу 1942 года таких было около 30 %, они себя обеспечивали всем необходимым[2]. Часть горожан могла неплохо жить за счет вывезенных ценностей, однако примерно 20 % семей оказались в бедственном положении и пользовались помощью властей в получении одежды, работы. Медицинской помощью поселенцы обеспечивались наравне с местными жителями.

По оценке эстонского историка П. Варю, которого цитирует А. Дюков, судьба депортированных сложилась следующим образом: умерли — 3873 человека, без вести пропали — 611, с неясной судьбой — 110, бежали — 75, освобождены — 4631.[19] Таким образом, смертность за 1941—1956 годы среди заключенных составила менее 60 %, среди ссыльных — примерно 30 %[15]. Как указывает Дюков, «необходимо также учитывать, что в число умерших входят и те, кто скончался по вполне естественным причинам, например, от старости: пятнадцать лет — срок немалый»[15].

ПамятьПравить

В современных Эстонии, Латвии и Литве день 14 июня является днем национального траура[20][21][22].

Депортация в ЛатвииПравить

14 июня 1941 года органы внутренних дел СССР при поддержке Красной Армии и коммунистических активистов депортировали из Латвии 15 424 человек или 0,79 % населения. 10 161 человек были переселены, а 5263 — арестованы. Поскольку людей депортировали семьями[23], 46,5 % высланных составляли женщины, 15 % — дети младше 10 лет[источник не указан 83 дня]. Общая численность умерших жертв депортации составила 4884 человек (34 % от общего числа), из них расстрелян уже в местах ссылки 341 человек.[24]

По оценке, приводимой российским историком А. Дюковым, 81,27 % депортированных составляли латыши, 11,70 % евреи, 5,29 % русские[23]. На 1935 год латыши составляли 76,97% населения (1 467 035), русские 8,83% (168 300), поэтому говорить о геноциде какого-то одного народа здесь неправомерно.

По советским источникам времён перестройки, выслано было 9926 человек (5520 семей), арестовано 4550[25]

Освобождение депортированных началось еще до 1953 года: в этот период вернулись к нормальной жизни около 2000 человек[23].

Отражение в культуреПравить

Советские депортации наложили сильный отпечаток на культуру Латвии. Наиболее известные романы, связанные с темой депортаций:

Также важную роль играло и кино — сняты несколько фильмов о советских депортациях, в том числе:

В латвийских театрах поставлено несколько пьес, посвящённых теме советских депортаций. Наиболее известные пьесы: поставленная в «Театре ТТ» «Прикоснуться к белому медведю!» (2005, режиссёр Лаурис Гундарс) и постановка Латвийского национального театра «На берегу Вельупе» (2010, режиссёр Валтерс Силис).

Депортация в ЛитвеПравить

Депортация в БелоруссииПравить

Депортации из Белоруссии проводились в 4 этапа:

  • 23 февраля 1940 года в отдалённые районы СССР было отправлено 33749 осадников и 17561 служащий лесной охраны.
  • 13 апреля 1940 года из западных областей БССР было выселено 26777 человек, в основном полицейских, учителей, священников, членов некоммунистических партий.
  • 29 июня 1940 года прошла следующая волна депортации в количестве 22879 человек, которые были отправлены в Сибирь. Под эту чистку попали в том числе беженцы из центральных областей Польши, преимущественно евреи.
  • Наконец в июне 1941 года из республик была принудительно вывезено 22353 человека.

Выселения проводились независимо от национального происхождения. Однако аресты и депортации проводились по признаку коллективной ответственности, личные взгляды и действия человека не учитывались[26].

Депортация на УкраинеПравить

Депортация в МолдавииПравить

Весной — в начале лета 1941 года c территорий, вошедших в состав СССР в 19391941 годах, началась депортация «нежелательных элементов». В Молдавии (с Черновицкой и Измаильской областями УССР) депортации начались в ночь с 12 на 13 июня. Организатором и руководителем депортации был уполномоченный ЦК ВКП(б) и СНК СССР по Молдавии Серго Гоглидзе. Депортировались «главы семей» (которых вывозили в лагеря военнопленных) и члены семей (ссыльнопоселенцы). Ссыльнопоселенцы из этого региона были высланы в Казахскую ССР, Коми АССР, Красноярский край, Омскую и Новосибирскую области. Общая оценка числа ссыльнопоселенцев из Молдавии во всех регионах расселения составляет 25 711 человек в 29 эшелонах. Суммарное число «изъятых» обеих категорий приводится в докладной записке замнаркома госбезопасности СССР Кобулова Сталину, Молотову и Берии от 14 июня 1941 года и составляет 29 839 человек.[27] 18-20 июня было депортировано около 5 тыс. жителей Молдавии. Мужчин перевозили в четырёх эшелонах, три из которых направили в Козельщину (Полтавская обл.) и один — в Сумскую область[28].

Причины депортацииПравить

Советские источники утверждают, что причиной депортации в прибалтийских республиках явилась обеспокоенность советского руководства шпионской и подрывной деятельностью, ведущихся в данных республиках, в преддверии возможной войны.

Советский историк Ян Дзинтарс и другие источники отмечают, что подтверждением обоснованности этих подозрений служит доклад, отправленный в мае 1941 года в Берлин восточно-прусским отделением «Абвера II», в котором утверждалось, что «Восстания в странах Прибалтики подготовлены, и на них можно надежно положиться»[29].

Одной из возможных причин могла быть, по мнению российского историка Михаила Мельтюхова[30][нет в источнике] возможная подготовка СССР для нападения на Германию.

Реабилитация депортированныхПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Масштабы депортации населения в глубь СССР в мае-июне 1941 г.
  2. 1 2 3 4 5 6 1941 год. Документы. Москва: Международный фонд «Демократия», 1998. в двух томах. Кн. 2. с. 221–223.
  3. Отчет Международной комиссии по преступлениям против человечности при президенте Эстонии
  4. Советские массовые депортации из Латвии
  5. «Белая книга», Март Лаар
  6. 1 2 Прибалтика и геополитика. Сборник документов. (1935-1945). Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации / [сост. Л. Ф. Соцков]. — М.: РИПОЛ классик, 2009. — 464 с. : ил. — Тираж 2000 экз. — ISBN 978-5-386-01536-7.
  7. 1 2 ЦА ФСБ. Ф. 3-ос. Оп. 8. Д. 44. Л. 22-26; Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной войны. Москва: Книга и бизнес, 1995. Т. 1. Кн. 2, с. 145—146.
  8. John Hiden, Patrick Salmon. The Baltic Nations and Europe: Estonia, Latvia and Lithuania in the Twentieth Century. — London: Routledge, 1994. — P. 115. — 240 p. — ISBN 978-0582256507.
  9. Март Лаар. Красный террор: Репрессии советских оккупационных властей в Эстонии / Пер. с эстонск. С. Карм.. — Таллинн: Grenader, 2005. — С. 5. — 47 с.
  10. 1 2 3 «Инструкции начальникам эшелонов по сопровождению заключенных из Прибалтики», На чаше весов. С. 424—425; Estonia 1940—1945. P. 389—390.
  11. 1 2 Сайт Эстонского национального музея
  12. На чаше весов: Эстония и Советский Союз: 1940 год и его последствия / Пеэтер Варес. — Сборник документов. — Таллин: Евроуниверситет, 1999. — С. 424–425. — 470 с. — ISBN 9985-9209-1-0.
  13. 1 2 3 Советские депортации из Эстонии в 1940-х годах
  14. ЦА ФСБ. Ф. 100. Оп. 6. Д. 5. Л. 101.
  15. 1 2 3 4 5 Июньская депортация 1941 года // Александр Дюков
  16. Этап I — Оккупация Эстонии Советским Союзом 1940—1941 Estonian International Commission for Investigation of Crimes Against Humanity
  17. Отчёт В.Меркулова № 2288/М от 17 июня 1941 года. / ЦА ФСБ. Ф. 3-ос. Оп. 8. Д. 44. Л. 1–4; История сталинского ГУЛАГа. Т. 1. С. 404–405; Сталинские депортации. С. 224; РГАНИ. Ф. 89. Оп. 18. Д. 6. Л. 1–4.
  18. Гурьянов А.Э. Масштабы депортации населения в глубь СССР в мае-июне 1941 г.. НИПЦ «Мемориал». Дата обращения 8 июня 2014.
  19. Varju P. 14 juuni 1941 massioperasiooni ohvirte koondnimekiri.
  20. Государственная канцелярия. Государственные праздники и знаменательные даты. Департамент государственной инфосистемы (2 января 2014). Дата обращения 28 июня 2014.
  21. Miljan, 2004, p. 169.
  22. Алексей Филиппов. В Литве проходят мероприятия в честь Дня скорби и надежды (14 июня 2016). Дата обращения 6 ноября 2016.
  23. 1 2 3 Дюков А. Р. Депортация июня 1941 г. из Латвии: статистические данные
  24. ČETRDESMITO GADU DEPORTĀCIJAS. STRUKTŪRANALĪZE (латыш.)
  25. Каралюн В. О перемещении противников Советской власти, капиталистических и деклассированных элементов 14 июня 1941 года // Латвия на грани эпох II. Рига: Aвотс, 1988. ISBN 5-401-00286-6
  26. Юры Грыбоўскi. Савецкія рэпрэсii ў Заходняй Беларусi (кастрычнік 1939 - чэрвень 1941) (белор.) // Басин Я. З. Репрессивная политика советской власти в Беларуси : научный сборник. — Минск: Мемориал, 2007. — Вып. 2. — С. 262—263.
  27. Гурьянов А. Э. Масштабы депортации населения вглубь СССР в мае-июне 1941 г., memo.ru
  28. Посол Молдовы ищет следы 5 тысяч соотечественников, депортированных в 1941 г.. УНИАН. Дата обращения 25 июля 2013. Архивировано 29 августа 2013 года.
  29. Дзинтарс, Я. К. "Пятая колонна" в Латвии служила Гитлеру (недоступная ссылка). ФСБ (21 июня 2001). Дата обращения 24 июня 2013. Архивировано 29 июня 2013 года.
  30. Мельтюхов М. И. Начальный период войны в документах военной контрразведки (22 июня — 9 июля 1941 г.)//«Трагедия 1941-го года. Причины катастрофы», — Москва, Эксмо, 2008

ЛитератураПравить

  • Küüditamine Eestist Venemaale. Deportation from Estonia to Russia (6. osa). Juuniküüditamine 1941 ja küüditamised 1940—1953. Koostanud Leo Õispuu. Toimetanud Ülo Ojatalu. 896 lk, eesti ja inglise keeles. Tallinn: Memento 2001. ISBN 9985-9096-5-8.
  • Küüditatud 1941: üldnimestik Tartu Instituudi arhiivis ja arhiivraamatukogus (Torontos) ning Eesti Represseeritute Registri Büroos (Tallinnas) leiduva andmestiku põhjal seisuga 24. veebruar 1993. Koostanud Vello Salo. Toronto : Maarjamaa, 1993.
  • Rudolf Sirge. «Maa ja rahvas.» Romaan. (Suurtalu peremehe küüditamise episood.) Tallinn, Eesti Riiklik Kirjastus 1956. Järgnevad trükid vt.: [1]
  • Valge raamat eesti rahva kaotustest okupatsioonide läbi 1940—1991. (Teos on valminud Okupatsioonide Repressiivpoliitika Uurimise Riikliku Komisjoni töö tulemusena ning Riigikogu, Eesti Vabariigi valitsuse ja Justiitsministeeriumi toetusel. Komisjoni esimees: Vello Salo. Autorid: Jaak Kangilaski, Virve Kask, Kalev Kukk, Jaan Laas, Heino Noor, Aigi Rahi-Tamm, Rein Ratas, Anto Raukas, Enn Sarv, Peep Varju. Peatoimetaja Vello Salo. Toimetajad Ülo Ennuste, Erast Parmasto, Peep Varju (Okupatsioonide Repressiivpoliitika Uurimise Riikliku Komisjoni tegevesimees). Tallinn: Eesti Entsüklopeediakirjastus 2005 ISBN 9985-70-194-1 [2]
  • Александр Дюков: «Миф о геноциде: Репрессии Советских властей в Эстонии (1940—1953)», Москва 2007, ISBN 978-5-903588-05-3 (Aleksandr Djukovi monograafia «Müüt genotsiidist: nõukogude võimude repressioonid Eestis 1940—1953») [3]
  • Aleksandr Djukov: Deporteerimised Eestis. Kuidas see toimus tegelikult. Nõukogude võimude repressioonidest Eestis 1940—1953, Tallinn: Tarbeinfo 2009, ISBN 978-9985-9721-9-9
  • Toivo Miljan. Historical Dictionary of Estonia. — Scarecrow Press, 2004. — 624 p. — ISBN 9780810865716.
  • Olev Ott, «Deportationerna i Estland 1941», Stockholm [4]
  • Елена Замура. Умеем ли мы хранить память? 70-летие первой волны депортаций в Молдове.

СсылкиПравить

Воспоминания депортированныхПравить

Подробнее о депортации президента первой Эстонской РеспубликиПравить