Кавказская кампания Крымской войны

Карта Кавказского театра военных действий

Кавказская кампания Крымской войны — боевые действия русской армии против Османской империи на Кавказе во время Крымской войны.

Содержание

Кампания 1853 годаПравить

Действия на кавказско-турецкой границе открылись неожиданно для кавказского наместника, князя Воронцова. Тайны кабинетов были скрыты так глубоко, что он не верил в возможность разрыва; поэтому весной 1853 года из значительной Кавказской армии за Кавказом, в гарнизонах Ахалциха, Ахалкалаки, Александрополя и Эривани, находилось всего 19½ батальонов, дивизион нижегородских драгун и немного иррегулярной конницы; турки же успели в конце августа собрать сильную 100-тысячную армию под начальством Абди-паши и предупредить нас открытием военных действий; кроме того, за них было всё враждебное население Кавказа, возбуждённое заграничными эмиссарами.

Осенью, когда разрыв с Османской империей явился неизбежным, посланы были подкрепления с Северного Кавказа, а в середине октября морем перевезена была в Грузию 13-я пехотная дивизия (16 тыс.) и сформировано 10-тысячное армяно-грузинское ополчение, что позволило сосредоточить 30 тыс. войск под командованием генерал-лейтенанта князя Бебутова. Однако война ещё не была объявлена, и положение было весьма неопределённое.

В ночь на 16 (28) октября многочисленное полчище турок напало на пост св. Николая (замыкавший дорогу от Батума, по берегу Чёрного моря), где находилось всего 300 человек с двумя орудиями, и овладело их фортом, понеся при этом большие потери.

В это время главные силы турецкой Анатолийской армии (до 40 тыс.) под начальством Абди-паши сосредоточивались у Карса. В конце октября они подошли к деревне Баш-Шурагель, в 15 верстах от Александрополя.

С российской стороны под начальством князя Орбелиани для разведки был выслан отряд в 6 тыс. человек, который 2 (14) ноября при Баяндуре ввязался в бой с турецкой армией (30 тыс.) и избегнул полного поражения только благодаря быстрому прибытию князя Бебутова с 3 батальонами, 6 эскадронами и 12 орудиями. Бой этот, в котором российская армия потеряла до 800 человек, произвёл неблагоприятное для России впечатление среди пограничных обывателей.

Война фактически началась, а между тем Россия ещё далеко не была готова. Только 6 (18) ноября получен был Высочайший манифест о разрыве с Турцией, и вскоре после этого войска приготовились к наступлению, которое было назначено на 14 (26) ноября и должно было вестись по правому берегу Арпачая, дабы, угрожая сообщению турок с Карсом, принудить их к сражению.

12 (24) ноября последовал бой под Ахалцихом, где русские войска в числе 7 тыс. человек, под начальством князя Андроникова, разбили 18-тысячный турецкий корпус Али-паши, пытавшийся через Боржомское ущелье прорваться к Тифлису; а 19 ноября (1 декабря) князь Бебутов наголову разбил главную турецкую армию под Башкадыкларом, несмотря на то, что был более чем втрое слабее противника, занимавшего к тому же отличную позицию. Турки понесли тут урон более чем в 6 тыс., и последствия этой победы, по своему нравственному влиянию, были громадны. Теперь русские могли спокойно провести зимний период, тем более что суровое время года и недостаток продовольствия окончательно расстроили Анатолийскую армию.

Кампания 1854 годаПравить

После блестящих побед предшествовавшего года император Николай полагал уместным перейти немедленно в энергичное наступление и овладеть Батумом, Ардаганом, Карсом и Баязетом; но князь Воронцов (мнение которого поддерживал и князь Паскевич) указывал на сравнительную малочисленность наших войск, недостаток офицеров, боевых припасов, суровое время года, и находил необходимым отложить действия до весны.

Турецкие войска между тем тоже устроились и получили подкрепления. Военные действия открылись с их стороны в конце мая, движением 12-тысячного отряда Хассан-бея в Гурию. Встреченные и наголову разбитые малочисленным отрядом подполковника князя Эристова, турки, потеряв своего начальника, бежали в Озургеты, а затем, усилившись до 34 тысяч, заняли крепкую позицию за рекой Чорох. Здесь они 4 (16) июня были атакованы командовавшим русскими войсками в Гурии князем Андрониковым и снова потерпели совершенное поражение.

Не менее успешными были действия нашего так называемого эриванского отряда, предводимого генерал-лейтенантом бароном Врангелем, против турецкого корпуса Селим-паши, стоявшего под Баязетом. 17 (29) июля барон Врангель совершенно рассеял неприятельские войска, занявшие позицию на Чингильских высотах, и затем вступил в Баязет. Эта победа сильно повлияла на дикие курдские племена.

Александропольский корпус, которым по-прежнему командовал князь Бебутов, долго не предпринимал наступательных действий, — главным образом по неимению средств приступить к осаде крепости Карс, в последнее время значительно усиленной. Только к 20 июня (2 июля) князь Бебутов подошёл к селу Кюрюк-Дара, выжидая, чтобы неприятель вышел из Карса и принял бой в открытом поле. Здесь ему пришлось оставаться ещё около месяца, пока турки сами не решились атаковать его. 24 июля (5 августа) произошёл упорный бой при Кюрюк-Дара, где 18 тыс. русских разбили 60-тысячную турецкую армию. Однако, принимая во внимание, что Анатолийская армия всё ещё простиралась до 40 тыс. и могла дать сильный отпор под стенами Карса, князь Бебутов не счёл возможным идти к этой крепости, но остался в наблюдательном положении, тем более, что им получены были известия о высадке у Батума значительных неприятельских сил, которые могли направиться на его сообщения. Вследствие этого он, 4 (16) августа, отошёл на реку Карс-чай, а в конце ноября, с наступлением стужи — к Александрополю.

К этому времени и все остальные русские отряды, действовавшие на кавказско-турецкой границе, отошли в свои пределы и расположились по квартирам.

Одним из эпизодов кампании 1854 на Кавказе было упразднение так называемой Черноморской береговой линии, укреплениям которой грозила сильнейшая опасность при появлении на Чёрном море союзного флота. Гарнизоны оттуда были увезены в феврале и марте, а самые верки взорваны. Удерживать положено было только Анапу, Новороссийск, Геленджик и Сухум.

Кампания 1855 годаПравить

 
Штурм Карса в 1855 году

Несмотря на победы, одержанные в 1853, положение русских на Кавказе было затруднительно; турки, побуждаемые союзниками, делали значительные приготовления к новому походу, а Шамиль — глава непокорных горцев — угрожал вторжением в Грузию, и таким образом заставлял держать часть войск наготове для его отражения.

28 февраля (12 марта) и 1 (13) марта англо-французская эскадра (2 фрегата, 1 бриг, 1 шхуна, 1 канонерская лодка, всего 67 орудий) бомбардировала Новороссийск. В крепости пострадали госпиталь, арсенал и ряд других строений. 2 (14) марта в Новороссийск из Анапы прибыло подкрепление (5 рот пехоты, 4 сотни казаков, анапский полуэскадрон), после чего англо-французская эскадра отступила. В конце мая — начале июня, после того как англо-французский десант 12—13 (24—25) мая занял Керчь, гарнизоны Новороссийска и Анапы, после демонтажа укреплений, были эвакуированы. 12 (24) сентября англо-французский десант занял оставленную русским гарнизоном Тамань.

Тем не менее, генерал-адъютант H. H. Муравьёв, назначенный в конце 1854 на место князя Воронцова, усилив по возможности вверенные ему войска, в конце мая двинулся к Карсу, направив особый отряд генерал-майора Суслова против турецкого корпуса Вели-паши, расположенного у Сурб-Оганеса.

Подойдя к Карсу (где в это время всем распоряжался англичанин Уильямс), Муравьёв, посредством разъездов конных отрядов с артиллерией, прекратил сношения крепости с внешним миром и сделал невозможным доставку в неё запасов. Несмотря на требование Государя, «чтобы наступательные действия были направлены к скорейшему достижению решительных успехов», главнокомандующий решился штурмовать крепость лишь тогда, когда получены были известия о высадке корпуса Омер-паши (35—40 тыс.) в Батуме, с целью идти на выручку Карса.

Штурм 17 (29) сентября был отбит, несмотря на геройские усилия русских войск, потерявших при этом до 6,5 тыс. человек.

Муравьёв после отражения штурма не снял блокады, как на то надеялись защитники Карса, а напротив стал делать все приготовления для зимней стоянки у крепости, где, вследствие недостатка продовольствия, положение турок становилось невыносимым. 16 (28) ноября Карс сдался, а с его падением исчезла и турецкая Анатолийская армия.

Поход Омер-паши в Абхазию и Западную ГрузиюПравить

Между тем Омер-паша, подвинувшись вперед всего на два перехода, вдруг возвратился в Батум, и 21 сентября (3 октября) высадился в Сухум-Кале, в Абхазии, владетель которой, князь Михаил Шервашидзе, изменил России. С помощью абхазцев Омер-паша рассчитывал вторгнуться через Мингрелию в Гурию и этим отвлечь Муравьёва от Карса.

25 октября (6 ноября) турки (примерно 20 тыс. человек регулярных войск, 5—8 тыс. башибузуков и 40 орудий), пользуясь значительным превосходством своих сил, атаковали расположенный на реке Ингури отряд князя Багратиона-Мухранского (18,5 тыс. человек и 28 орудий), который, потеряв около 450 человек, должен был отступить за реку Цхенисцкали, где и остановился, выжидая подкреплений.

29 октября (9 ноября) главные силы Омер-паши сосредоточились в столице Мингрелии — Зугдиди. Авангард его войск 6 (18) ноября прибыл на реку Техури, в это же время с ним соединились и главные силы. Общая численность экспедиционного корпуса в это время достигала 40 тыс. человек.

Между тем Омер-паша не воспользовался одержанным успехом, и медлил; а в это время от продолжительных дождей, сырая и низменная приингурская страна обратилась в болото, так что дальнейшее наступление сделалось затруднительным. В оккупированных турками Абхазии и Мегрелии разгорелась партизанская война.

21—22 ноября (3—4 декабря) корпус Омер-паши приступил к переправе через реку Техури, чтобы нанести удар по отряду Багратион-Мухранского, стоявшему на реке Цхенисцкали, в районе села Абаша. Но проливные дожди, разлив рек, невозможность переправы, отсутствие продовольствия послужили причиной выжидания в течение четырёх дней.

25 ноября (7 декабря) пришло известие о взятии Карса, заставившее турецкого главнокомандующего приостановить свои действия. Наступление зимы окончательно прекратило их, а в конце февраля Омер-паша, вопреки приказу союзного командования с приходом весны начать наступление вглубь Грузии, со своими войсками отплыл к Трапезунту.

ИтогПравить

  Крымская война

После кровопролитной войны, Россия и Турция возвратились на Кавказе к статусу-кво. По ст. III Парижского трактата от 18/30 марта 1856 г., Россия возвращала «город Карс с цитаделью оного, а равно и прочие части оттоманских владений, занимавшихся российскими войсками.» В прочие земли входили Баязет, Ардаган, Кагызман, Олты, и позиции в 5,5 км от Эрзерума. Взамен, по ст. IV, Турция вместе с Англией, Францией и Сардинией возвращали России захваченные в ходе Крымской войны «города и порты: Севастополь, Балаклаву, Камыш, Евпаторию, Керчь-Еникале, Кинбурн, а равно и все прочие места, занятые союзными войсками.» По ст. XI и XIII трактата Чёрное море объявлялось нейтральным и на его берегах запрещалось размещать военно-морские арсеналы. В целом, Россия не смогла укрепиться на Кавказе; это произошло позднее: в ходе Кавказской войны (1817—1864) и Русско-турецкой войны (1877—1878).

Рекомендуемая литератураПравить