Казанско-Богородицкий монастырь (Харбин)

Каза́нско-Богоро́дицкий монасты́рь (кит. 喀山圣母像男修道院[1]) — православный мужской монастырь Харбинской епархии, существовавший в Харбине с 1922 до 1960 года. Монастырь располагался в Гондатьевке, тогда пригороде Харбина, по адресу улица Крестовоздвиженская, 16, на пересечении Крестовоздвиженской, Двинской и Антоновской улиц[2]. При монастыре действовали амбулатория, типография, издательство и многочисленные ремесленные предприятия, где получали образование молодые люди[3].

Монастырь
Казанско-Богородицкий монастырь
喀山圣母像男修道院
Казанско-Богородицкий монастырь в Харбине.jpg
45°45′00″ с. ш. 126°39′50″ в. д.HGЯO
Страна
Местоположение Харбин
Конфессия православие
Епархия Харбинская
Тип мужской
Основатель Ювеналий (Килин)
Дата основания 1922 год
Дата упразднения 1960 год
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

ИсторияПравить

По инициативе некоторых духовных лиц с благословения архиепископа Мефодия (Герасимова) в неделю Всех Святых 1921 года в Алексеевской церкви при Коммерческом училище было совершено уставное всенощное бдение. Руководителем этой службы был архимандрит Ювеналий (Килин), который будучи в прежнее время насельником и иноком Белогорского монастыря Пермской епархии, хорошо знал уставное богослужение. Эта торжественная служба, так называемая «Афонская всенощная», собрала в храме Коммерческого училища массу молящихся. В пении на этом богослужении участвовало всё городское духовенство и любители — певцы разных церковных хоров. Пели старинным киевским и обиходным напевом на два клироса под руководством талантливого соборного регента Д. Я. Попова, который положил много труда и любви к выполнению песнопений. Службы продолжалась с 5 час. вечера до 12 час. ночи. Большинство молящихся оставалось до конца службы в храме. На второй день, в воскресенье, в этом же храме была совершена архиерейским служением торжественная литургия[4].

С тех пор мысль об основании в Харбине монастыря «глубоко запала в сердца многих благочестивых людей». К тому времени в Харбин из разных мест России прибыло с волной беженцев немало монашествующих, однако монастырей на тот момент в Харбине не было[4].

В 1922 году владыка архиепископ Мефодий благословил архимандрита Ювеналия принять на себя заботу о приискании места для постройки монастыря. Администрация КВЖД предоставила для сего участок на Крестовском острове реки Сунгари. Затем архимандриту Ювеналию пришлось уехать по делам в Королевство сербов, хорватов и словенцев, а за время его отсутствия строящаяся обитель управлялась иеромонахом Нифонтом. Летом в 1923 году выяснилось, что Крестовский остров является местом совсем не подходящим для монастыря, пришлось братии выбраться в Харбин и снять временную квартиру. В это время прибыл для исправления должности настоятеля иеромонах Феодор (Пудойкин), который исходатайствовал у администрации КВЖД. усадебное место рядом с посёлком Гондатьевка, в Новом Модягоу. Этот участок был закреплён за монастырём Отделом О. Р. В. П. Весной 1924 года архимандрит Ювеналий вернулся из королевства Сербов Хорватов и Словенцев и был вновь назначен на должность настоятеля монастыря[4].

4/17 августа 1924 года на новом участке архиепископ Мефодий совершил закладку храма, посвящённого иконе Казанской Божьей Матери, 20 декабря 1924 / 2 января 1925 года новый храм был уже готов и торжественно освящён[4]. Церковь была «простая по своему виду постройки, но выделялась своим белым корпусом с высокой колокольней и являлась церковным центром этого обширного района»[5]. Особо чтимыми иконами в храме были большой образ Казанской Божьей Матери, две чудесно обновлённые иконы Божьей Матери — «Владимирская» и «Неопалимая Купина»[4].

С наступлением весны 1925 года монахи приступили к постройке каменного двухэтажного братского корпуса[4]. 27 октября 1925 года он был окончен. На следующий год над церковью появилась величественная колокольня. Были построены и хозяйственные помещения: типография, скотный и птичий дворы[6].

 
Насельник монастыря. Схиигумен Михаил (Игнатенко). 1933 год.

26 августа 1928 года начала работать монастырская типография, где под непосредственным руководством архимандрита Ювеналия печаталась разнообразная религиозно-просветительская литература, издавался журнал «Хлеб Небесный». В 1926—1931 гг. монастырь раздал книг, журналов и листков, изданных в монастырской типографии, на сумму в 10 тыс. местных долларов[7].

В 1929 году значительно расширилась монастырская типография, была поставлена вторая печатная машина с электрическими моторами. Расширились за этот год и братские помещения[4]. В мае 1929 года при монастыре заложили каменную больницу[6]. Число насельников обители всё увеличивалось и многим уже приходилось отказывать за недостатком места. Ввиду необходимости расширить земельный участок обители, у частных владельцев за наличные деньги была приобретена рядом с монастырём «заимка» в 220 квадратных сажен, на которой сооружён домик для братии в части мастерских, и построено помещение для монастырского скота[4].

В 1930 году к соборному храму обители в честь Казанской иконы Божией Матери был пристроен придел во имя великомученика Пантелеимона, позднее — придел во имя архангела Михаила[7]. В Пантелеимоновском приделе хранилась чтимая икона великомученика Пантелеимона, присланная с Афона приснопамятным старцем-схимонахом Денасием (Юшковым)[8].

11/24 мая 1931 года состоялось освящение и открытие монастырской аптеки и амбулатории в частном наёмном помещении рядом с монастырём[4]. 4 ноября 1931 года при обители открылась больница имени доктора В. А. Казем-Бека с амбулаторией и аптекой для беднейшего населения Харбина, при открытии молебен служил правящий архиерей Харбинской епархии архиепископ Мелетий (Заборовский). Для работы в больнице, где почти половина больных обслуживалась бесплатно, архимандрит Ювеналий сумел привлечь лучший медицинский персонал города[7]. В течение 1931—1939 годов в больницах проходили лечение 3763 больных, было обследовано 61 802 человека, монастырской аптекой было выписано 30 737 рецептов. Стационарное лечение и обследование в больницах были бесплатными, так же как и выдача лекарств по рецептам. В амбулатории, которая была приписана к больнице, дополнительно прошли обследование и лечение 43 775 пациентов, из них 10 072 бесплатно[3].

После назначения 11 июня 1946 года митрополита Нестора (Анисимова) патриаршим экзархом Восточной Азии, типоглафия Казанско-Богородицкого монастыря была объединена с типографий харбинского Дома милосердия, образовав издательский отдел Восточно-Азиатского Экзархата[9].

В 1949 году монастырь пришёл практически к полному развалу. Причиной в письмах к Московскому патриарху называлась деятельность настоятеля — архимандрита Иннокентия[10]. В 1958 году скончался схиигумен Игнатий (Мелехин), почитавшийся харбинцами как старец[11].

В «Сборнике памяти 1-го Харбинского Русского реального училища» (1987) указано, что «последним настоятелем был игумен Антоний (в миру Иван Васильевич Жегулин), но он к сожалению пробыл непродолжительное время на своем посту из-за преждевременной смерти в 1956 г. Вскоре оставшиеся насельники разъехались и жизнь в монастыре остановилась»[5]. В 1960 году монастырь покинул последний его насельник, в связи с чем последовало его закрытие[12]. О последних днях монастыря сохранились следующие сведения, опубликованные в 1964 году в эмигрантской газете «Новая заря»: «В мужском монастыре в Гондатьевке в церкви в честь Богоматери Казанской совершает богослужения также китаец — о. Симон [Бай Цзэнлинь]. В монастыре монахов совершенно не осталось, все разъехались кто куда. Там живут убогие старики-эмигранты, которые из-за преклонных лет находятся в отчаянном положении. Туда перенесён архив когда-то огромного епархиального совета при Софийской церкви на Водопроводной улице»[6]. Вскоре после этого помещения монастыря были превращены властями в завод по производству строительных плит[13].

КлирПравить

настоятели[13]

наместники[15]

  • Симеон (Пономарёв) (1928—1934)
  • Варсонофий (Суханов) и Нифонт (Гульдяев) (1934—1938)
  • Иннокентий (Мельников) (1938—1939, 1940—1946)
  • Георгий (Шатилов) (1946—1955)

монахи в священном сане[15]

  • Игнатий (Мелехин) (1922—1958)
  • Серафим (Лысковец) (1922—1937)
  • Порфирий (Качан) (1924—1935)
  • Варсонофий (Суханов) (1924—1934)
  • Марк (Журачкин) (1925—1956)
  • Илия (Крестовских) (1930—1931)
  • Феодосий (Бойко) (1930—1933)
  • Георгий (Шатилов) (1931—1935)
  • Софроний (Виноградов) (1932—1937)
  • Иосиф (Павлов) (1932—1946)
  • Никон (1934-?)
  • Василий (Павловский) (1935—1936)
  • Павел (Афанасьев) (1936—1938)
  • Макарий (Кравченко) (1936 — ?)
  • Климент (Перестюк) (1937)
  • Мефодий (Йогель) (1939—1940)
  • Серафим (Бушуев) (1939—1955)
  • Софроний (Виноградов) (1958—1955)
  • Софроний (Йогель) (1949—1954)
  • Нифонт (Чувашев) (1950—1955)
  • Димитрий (Обухов) (1951—1955)
  • Антоний (Жигулин) (1951—1955)
  • Андрей (Поляков) (1953—1955)

иеродиаконы[15]

  • Иринарх (Матафонов) (1926-?)
  • Стефан (Панюшин) (1928-?)
  • Христофор (Пронин) (1938—1940)
  • Тихон (Горбатенко) (1940-е)

приписной священник[15]

  • Стефан Шавкунов (1940)

приписные диаконы[15]

  • Тимофей Клипов (1939—1940)
  • Василий Стремков (1940—1942)
монахи[16]
  • Андроник (Шубин) (1922-?)
  • Пахомий (Смоленцев) (1923-?)
  • Михаил (Игнатенко) (1925-?)
  • Афиноген (Милютин) (1928-?)
  • Гурий (Демидов) (1931—1966)
  • Герман (Салатко-Петрице) (1938)
  • Феодосий (Гончаренко) (1939-?)

ПримечанияПравить

  1. 哈尔滨喀山圣母像男修道院. Дата обращения: 13 июля 2020. Архивировано 15 июля 2020 года.
  2. Общие сведения и история. Дата обращения: 5 июня 2019. Архивировано 5 июня 2019 года.
  3. 1 2 Никодим (Хмыров) К истории монашества русской православной Церкви за границей в XX века Архивная копия от 5 июня 2019 на Wayback Machine // Христианское чтение. 2016. — № 4. — С. 288—289
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Казанско-Богородицкий мужской общежительный монастырь в Харбине (Крестовоздвиженская 16, Новое Модягоу) Архивная копия от 29 октября 2019 на Wayback Machine // «Православные храмы в Северной Маньчжурии» Харбин, 1931 г. — С. 19-20
  5. 1 2 Иевлев И. Судьба харбинских церквей // памяти 1-го Харбинского Русского реального училища. № 2. — Сидней, 1987. — C. 54
  6. 1 2 3 Забияко А. А., Забияко А. П., Левошко С. С., Хисамутдинов А. А. Русский Харбин: опыт жизнестроительства в условиях дальневосточного фронтира / Под ред. А. П. Забияко. — Благовещенск: Амурский гос. ун-т,, 2015. — С. 80. — 462 с.
  7. 1 2 3 Ковалева Е. В. Православная Церковь в Харбине: служение епископа Ювеналия (Килина) Архивная копия от 19 февраля 2018 на Wayback Machine // Вестник церковной истории. 2007 — № 4 (8). — C. 42-58
  8. Русская Православная Церковь Заграницей — Официальная Страница. Дата обращения: 5 июня 2019. Архивировано 5 июня 2019 года.
  9. Свящ. Дионисий Поздняев, Г. В. Прозорова. ВОСТОЧНОАЗИАТСКИЙ ЭКЗАРХАТ // Православная энциклопедия. — М., 2005. — Т. IX : «Владимирская икона Божией Матери — Второе пришествие». — С. 473-475. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-015-3.
  10. Дроботушенко Е. В. Православие в Китае во второй половине 40-х годов XX века по документам Государственного архива Российской Федерации Архивная копия от 3 июня 2019 на Wayback Machine // Гуманитарный вектор. Серия: История, политология. 2016. — T. 11 — № 4. — С. 86-92
  11. Харбинский Слепец Схи-Игуменъ Игнатiй Харбинскiй Архивная копия от 26 ноября 2020 на Wayback Machine // rusk.ru, 21.06.2011
  12. Коростелёв, Караулов, 2019, с. 401, 489.
  13. 1 2 Коростелёв, Караулов, 2019, с. 489.
  14. Кузнецов В. А. Русское православное зарубежное монашество в XX веке: Биографический справочник. — Екатеринбург: Барракуда, 2014. — 442 с: ил.
  15. 1 2 3 4 5 Коростелёв, Караулов, 2019, с. 490.
  16. Коростелёв, Караулов, 2019, с. 491.

ЛитератураПравить