Открыть главное меню

Капо

Нарукавная повязка еврейского oberkapo (главный капо)

«Капо» — привилегированный заключённый в концлагерях Третьего рейха, сотрудничавший с нацистской администрацией.

Содержание

Содержание деятельностиПравить

«Капо» (сокращённое от «Kazetpolizei» — служащий вспомогательной полиции концлагеря) — в узком смысле это заключённые, назначенные исполнять должности старосты барака, надзирателя, старшего рабочей команды. Подчинялись оберкапо, отвечавшим за группу бараков («поле»), целый рабочий объект и т.п.

В широком смысле «капо» — это вообще актив нацистских концентрационных лагерей, привилегированная прослойка заключённых, осуществлявшая непосредственный низовой контроль над повседневной жизнью простых заключённых.

Актив пополнялся, в основном, за счёт немецких или западноевропейских узников, как правило, «лагерных ветеранов», хорошо усвоивших концлагерные порядки и режим.

Основной категорией узников, из которых набирались «капо» - надзиратели, в подавляющем большинстве являлись уголовники, так называемые «профессиональные преступники». Помимо этого, в «капо» попадала часть политических заключённых (практически полное исключение составляли коммунисты), вставших на путь сотрудничества с нацистами, в более редких случаях свидетели Иеговы и другие.[1]

Согласно правилам концлагерей, «капо», выполнявшие надзирательские функции, имели абсолютную власть над простыми заключёнными, над их жизнью и судьбой. Из-за сотрудничества с концлагерной администрацией и своих поступков большинство «капо» были ненавидимы остальными заключёнными.

Привилегированность положения «капо» подчеркивалась также максимальной приближённостью условий их жизни и быта к нормальным: они жили отдельно от простых заключённых в отапливаемой части барака, получали усиленное питание (особенно благодаря возможности распределять выделяемые для всех узников продукты в свою пользу), пользовались гражданской одеждой (сохраняя при этом на ней свой лагерный номер), хорошей обувью и постельными принадлежностями, имели возможность следить за своей чистотой и гигиеной, имели право пользования лагерными борделями.

В обмен на эти послабления режима нацистское руководство концлагерей требовало от «капо» максимально жестоких действий в отношении простых заключённых для поддержания жесточайшей дисциплины, выполнения рабочих норм при помощи запугивания, избиений и показательных убийств, а, главное, регулярного деятельного участия в ликвидациях узников.

Актив, зачастую, был более жесток к остальным заключённым, чем нацистская охрана концлагерей.

Психологические оценкиПравить

По мнению социолога В. Софского, распределение власти среди узников концлагеря посредством назначения некоторых из них на роль «капо» распространяло садизм, деспотический контроль и покорность; в капо отражались власть и террор лагеря. В подобной среде, согласно психиатру О. Кернбергу, дикая природа первобытной агрессии и садистский натиск на беспомощных жертв стирают все остатки человечности: только постоянное наращивание власти становится единственным источником удовлетворения. Расщепление Эго в структуре власти лагеря, считает Кернберг, содействовало господству агрессивных психопатов, чей злокачественный нарциссизм совмещается с полной утратой функций Супер-Эго (то есть чувства вины при совершении плохих поступков и способности отличить плохое от хорошего), и которые, разлагая структуру власти, вызывали её дальнейшее одичание.[2]

По оценке психолога В. Франкла, капо представляли собой результат негативного отбораruen: на такие должности годились только самые жестокие люди; однако, как замечает психолог, «нельзя утверждать, что здесь, как и всюду, не было счастливых исключений».[3]

Этимология словаПравить

Точно происхождение слова «капо» неясно. Помимо наиболее распространённой версии, приведённой выше, существуют версии, что оно является сокращением от Kameradschaftspolizei («товарищеские полицейские силы») или происходит от итальянского capo («голова»). Согласно словарю Дудена, оно образовано от французского Caporal (капрал, лидер)[4][5][6].

ПримечанияПравить

  1. Wachsmann, Nikolaus: KL, Bonn 2016. - ISBN 978-3-8389-0708-6 - p. 148ff.
  2. Kernberg, O. F. Sanctioned social violence: A psychoanalytic view. Part II : [англ.] // The International Journal of Psychoanalysis. — 2003. — Vol. 84, no. 4. — P. 953–968. — DOI:10.1516/NNQX-V7X9-DGCV-M8T8.
  3. Франкл, В. Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере. — 6-е изд. — М. : Альпина нон-фикшн, 2015. — С. 21, 22. — ISBN 978-5-91671-357-2.
  4. Yizhak Ahren, «Überlebt weil schuldig — schuldig weil überlebt» Review of book about Jewish kapos. Leo Baeck Bookshop, official website. Retrieved May 8, 2010  (нем.)
  5. Kogon, Eugen. The theory and practice of hell: the German concentration camps and the system behind them. — New York : Berkley Books, 1980. — ISBN 0-425-16431-4. (Translated from: Kogon, Eugen. Der SS-Staat: Das System der deutschen Konzentrationslager. — München, 1946.)
  6. de Jong, L.,. Het Koninkrijk der Nederlanden in de Tweede Wereldoorlog, deel 8, gevangenen en gedeporteerden, eerste helft. — 's-Gravenhage : Staatsuitgeverij,, 1978. — ISBN 90 12 00829 8., p. 481

ЛитератураПравить

СсылкиПравить