Открыть главное меню

Караманская битва (1605) — сражение в устье реки Шура-озень, в результате которого царская армия была разгромлена объединенными войсками Султан-Махмуда, состоявшими из кумыков и союзных дагестанских народов.

Караманская битва
Основной конфликт: Поход Бутурлина в Дагестан
Дата 1605
Место Караманское поле (Дагестан)
Итог Разгром русского войска
Противники

Herb Moskovia-1 (Alex K).svg Русское царство

Shamkhalate.jpgТарковское шамхальство (кумыки)
и союзники из дагестанских народов

Командующие

И. М. Бутурлин
О. Т. Плещеев
И. О. Полев

Султан-Махмуд

Силы сторон

7 тыс.

20 тыс.[1]

Потери

почти всё войско

значительные[2]

Содержание

ПредысторияПравить

В ходе дипломатических переговоров между Борисом Годуновым и кахетинским царём Александром II, который «просяще от него (Годунова) помощи на Горских Черкас, что им (кахетинцам) от них великое утеснение»[3], Годуновым было принято решение послать в Дагестан рать под командованием воевод Ивана Бутурлина и Осипа Плещеева. В свою очередь послы Александра обещали выслать в подкрепление русским вспомогательное войско.

Осенью 1604 года три стрелецких полка (10 тыс. чел.)[1][4] вместе с терскими казаками и ногайцами выступили в поход и захватили Тарки. Шамхал Сурхай II бежал к аварскому хану. В Тарках, на Сулаке (Койсу) и Акташе русские принялись возводить крепостные сооружения. Отдельные отряды отправились в разных направлениях для добычи провианта. Кумыки ещё в августе скосили весь хлеб и спрятали его в особых тайниках. Не встречая нигде серьёзного сопротивления, русские отряды забирали в селениях найденный хлеб, отгоняли табуны и стада, жгли селения. Много людей было перебито или захвачено в плен и уведено в Тарки[2][5]. Кумыки, избегая прямых столкновений с неприятелем, вели партизанскую войну.

Кахетинский царь медлил с посылкой своего войска в Дагестан. Поздней осенью, из-за нехватки продовольствия, Бутурлин отослал часть войска (около 5000 чел.)[5] зимовать в Астрахань. Последние на пути следования были атакованы крупными силами кумыков. После кровопролитного сражения нападавшие бежали, потеряв 3 тыс. убитыми[2].

Вскоре шамхал «послаша к Турскому [турецкому] царю [султану], просяху от него помощи; он же присла к ним на помощь многое воинство»[3]. Младший брат Сурхая — Султан-Махмуд сумел к тому времени поднять, практически, все народы Дагестана[4] против вторжения «неверных», и ранней весной вместе с турецкими янычарами осадил русские укрепления на Сулаке[6]. Находившийся там с небольшим отрядом воевода В. Т. Долгоруков сжёг деревянные укрепления и морем ушёл на Терек[7]. Так же поступил и сторожевой гарнизон на Акташе. В Тарках Бутурлин оказался в полной изоляции. После отказа последнего от сдачи Тарков, Султан-Махмуд с турецкими пашами попытались взять крепость штурмом. Часть крепостной стены была разрушена, а ещё не достроенная башня была взорвана вместе с «лучшими дружинами» московских стрельцов[5]. Сразу после взрыва башни янычары и дагестанцы пошли на штурм, однако все приступы были отбиты с большими потерями для обеих сторон. Бутурлину вторично было предложено покинуть Тарки. Главный турецкий паша и шамхал обещали русским беспрепятственный проход на родину[6]. Шамхал обязался взять на своё попечение тяжелобольных и раненых русских, которых приходилось оставить в Тарках, а по выздоровлении отпустить их на Терек[1]. По взаимному соглашению ряда условий русские стрельцы покинули Тарки и направились к Сулаку. В обеспечение гарантии шамхал предоставил Бутурлину аманата (заложника), якобы ― своего сына. Согласно Костековскому преданию ― то был не шамхалов сын, а некий преступник, приговорённый к смерти[1].

Ход битвыПравить

На следующий день после ухода русских союзники праздновали окончание рамазана. В тот же день состоялась свадьба шамхала и дочери аварского хана[7]. На ней присутствовало 20 тысяч воинов, «видевших гибель бессчётного количества своих соплеменников»[2] и жаждущих мести. Некий улем освободил шамхала от клятвы, «данной врагу». Кумыки и их союзники тут же, разделившись на несколько групп, скрытыми путями бросились преследовать стрельцов и застали последних за Озенскими болотами в устье реки Шура-озень. На первом же привале стрельцы были окружены и внезапно атакованы со всех сторон до того, как последние успели принять боевой порядок и использовать «огненный бой». Горцы с неистовой яростью бросались на стрельцов, последние в свою очередь сбивались в отдельные группы, каждая из которых дралась отдельно от других. Одним из первых, на глазах Ивана Бутурлина, погиб бросившийся в бой его молодой сын ― Фёдор. По сообщению летописей:

«Фёдор Иванович Бутурлин ― молод и красив лицом бился мужественно, на удивление врагам».

Костековское предание гласит, что «воевода Бутурлин, седобородый богатырь, видя неминуемую гибель русской рати, собственноручно изрубил шамхалова аманата на куски», не подозревая подлога[1]. Горцы брали в кольцо отдельные группы стрельцов, предлагая последним бросить оружие, но по словам Н. Карамзина:

 Русские единодушно обрекли себя на славную гибель; бились с неприятелем злым и многочисленным в рукопашь, человек с человеком, один с тремя, боясь не смерти, а плена[5]. 

Ожесточённая битва продолжалась несколько часов. В ней полегли почти все воеводы — Иван Бутурлин с сыном Фёдором, Осип Плещеев с сыновьями Богданом и Львом, Иван Полев, Иван Исупов и другие[3]. В плен попали только тяжелораненые, лишь те немногие, которые «от ран изнемогоша», это — кн. Владимир Бахтеяров, сын И. Бутурлина — Пётр и стрелецкие головы Афанасий Благой и Смирной Маматов. Остальные тяжелораненые, по сообщению летописи, были добиты[8].

ПоследствияПравить

Оставшиеся в Тарках больные и раненые русские «погибли мучительною смертью»[1]. Взятый в плен князь и воевода В. Бахтеяров был передан турецкому султану и находился в заточении в Кафе, но через год был освобождён и вернулся на родину, где был одарен Годуновым и отпущен на Терек. С. Маматов, находясь в плену, принял ислам. Был казнён турками.

Впоследствии шамхал Герей вспоминал:

 Русских людей знаю. К нам в Кумыки они прихаживали, а мы на них всеми городы съедемся и многие бои с ними бывали …живу в руки не даются, бьются до смерти[2]. 

Это сражение оставило территорию современного Дагестана вне влияния царской России ещё на целых 118 лет.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 Потто В. А. Кавказ до Петра // Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях: в 5 томах. — 2-е изд. — СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1887. — Т. 1: От древнейших времён до Ермолова. — С. 10—14.
  2. 1 2 3 4 5 Идрисов Ю. М. Борьба Тарковского государства за независимость в XVI—XVII в. // Вести КНКО. — Махачкала, 2008. — Вып. 12—14.
  3. 1 2 3 4 Новый летописец, составленный в царствование Михаила Федоровича. Издан по списку кн. Оболенского // Глава 87. «О Грузинской землѣ и о бою съ Турскими людьми» / Ценз. В. Флёров. — М., 1853.
  4. 1 2 Шишов А. В. Глава 1. Кавказ среди исламского мира. Сближение с Россией // Схватка за Кавказ XVI—XXI века / Гл. ред. С. Н. Дмитриев. — М.: Вече, 2007. — С. 18—20. — (Военные тайны России). — ISBN 978-5-9533-2236-2.
  5. 1 2 3 4 Карамзин Н. М. Глава 1. Царствование Бориса Годунова. Годы 1598—1604 // История государства Российского. — СПб., 1824. — Т. 11. — С. 60—72, 34—35 (примечание к Т. 11).
  6. 1 2 Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом. Выпуск 1-й. 1578—1613 гг.. — М.: Унив. тип., 1889. — С. СХ (110).
  7. 1 2 Маршаев Р., Бутаев Б. Казикумухское шамхальство и Россия (XVI—XVII вв.) // История лакцев. — Махачкала, 1991. — С. 85—86. — 209 с.
  8. 1 2 ПСРЛ Т. 14. Ч. I. Повесть о честном житии царя и великого князя Феодора Ивановича всея Руссии. II. Новый летописец. // Глава 82. О посылке и побое в Торках / Под ред. С. Ф. Платонова и П. Г. Васенко — СПб.: Тип. М. А. Александрова, 1910. — С. 57—58.

ЛитератураПравить