Открыть главное меню

Алексе́й Его́рович Каре́лин (1869, Кронштадт — после 1925) — деятель российского рабочего движения, один из лидеров «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга», один из организаторов массового шествия рабочих 9 января 1905 года, соратник Георгия Гапона.

Алексей Егорович Карелин
Aleksey Yegorovich Karelin.jpg
Дата рождения 1869(1869)
Место рождения Кронштадт, Российская Империя
Дата смерти после 1925
Место смерти Советский Союз
Гражданство  Российская империя,  СССР
Род деятельности Рабочий-литограф
Супруга Вера Карелина

Содержание

БиографияПравить

У истоков рабочего движенияПравить

Родился в Кронштадте в рабочей семье. Отец был матросом, мать работала на подённых работах. После ранней смерти отца жил с матерью в большой бедности. В 11-летнем возрасте был отдан на работу в литографическую мастерскую в Петербурге, работал по 12—13 часов в день. В 1883 году поступил в воскресную школу, где проучился два года. В 1887 году поступил в техническую школу, где познакомился с рабочими-социал-демократами[1].

С конца 1880-х годов участвовал в рабочем движении. В 1890 году организовал кружок рабочих-литографов, который входил в социал-демократическую группу Бруснева. Группа Бруснева занималась подготовкой будущих вожаков рабочего движения. В качестве представителя от рабочих-литографов входил в «Центральный рабочий комитет», координировавший деятельность рабочих кружков. Другими членами комитета были Ф. А. Афанасьев, Е. А. Афанасьев, Н. Д. Богданов, Г. А. Мефодиев и др. Вместе с Г. А. Мефодиевым и Е. А. Афанасьевым организовал коммунальную квартиру, на которой происходили собрания «Центрального рабочего комитета»[2].

Поддерживал связь с интеллигентским центром брусневской группы в лице М. И. Бруснева, Л. Б. Красина, М. С. Ольминского, В. В. Святловского, В. С. Голубева, В. Цивинского и др. Активно участвовал в создании нелегальной рабочей библиотеки. Приобретал большое количество книг и в свободное время собственноручно переплетал их на переплётном станке.

В 1891 году принимал участие в преподнесении адреса от рабочих писателю-народнику Н. В. Шелгунову, а затем в демонстрации, устроенной на похоронах писателя. В 1892 году участвовал в праздновании 1 мая и в нелегальном собрании за Волковым кладбищем, где произносились речи политического содержания. В том же году арестован за празднование 1 мая и выслан на 3 года в город Сумы Харьковской губернии[1].

В 1895 году вернулся в Петербург, возобновил нелегальную работу. Поступил работать печатником в Литографию Маркуса на Васильевском острове. Поселившись вместе с женой В. М. Карелиной на Васильевском острове, организовал кружок рабочих-литографов. В начале 1900-х годов был членом Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), примыкал к фракции большевиков. Участвовал в нелегальной партийной работе[3].

В гапоновском рабочем «Собрании»Править

В начале XX века в России по инициативе С. В. Зубатова стали появляться первые легальные рабочие организации. В Петербурге в 1903 году было основано «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» во главе со священником Георгием Гапоном. К этому времени кружок Карелина превратился во влиятельную в рабочей среде Петербурга группу, имевшую тактические расхождения с социал-демократической партией. Карелин и его товарищи считали неэффективной подпольно-конспиративную работу и искали путей для открытой деятельности в рабочих массах[4].

Карелин познакомился с Гапоном в мае 1903 года. Из этого знакомства Карелин вынес убеждение, что Гапон — не такой, как другие священники, и что с ним можно сотрудничать. Впоследствии Карелин вспоминал: «Мы поняли, что Гапон — честный человек, и поверили ему»[3]. Осенью 1903 года Карелин вместе со своей группой вступил в «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». Сам Карелин вошёл в кружок ответственных лиц «Собрания», был выбран членом правления и получил должность казначея. После вступления в гапоновское «Собрание» порвал отношения с РСДРП, где его прозвали «зубатовцем».

В марте 1904 года вместе с Г. Гапоном, И. В. Васильевым, Н. М. Варнашёвым и Д. В. Кузиным принял так называемую «Программу пяти», которая стала руководящей программой «Собрания»[5]. Впоследствии параграфы этой программы целиком вошли в текст Петиции рабочих и жителей Санкт-Петербурга 9 января 1905 года[6]. Был одним из главных членов «тайного комитета», или «штаба», который собирался на квартире Гапона для обсуждения вопросов экономической и политической борьбы. Внутри комитета был одним из лидеров оппозиции Гапону, настаивавшей на скорейшем выступлении рабочих со своими требованиями[4]. С ноября 1904 года повёл открытую пропаганду идеи выступления рабочих.

Во время январской рабочей забастовки 1905 года настаивал на немедленной подаче петиции с политическими требованиями, которую Гапон считал преждевременной. На одном из собраний ответственного кружка, когда решался вопрос о подаче петиции, Карелин выступил с речью, в которой сказал: «Товарищи! Нас называют зубатовцами. Но зубатовцы оправдали себя тем движением, что было от них в Одессе, а мы оправдаем себя подачей петиции». После этой речи всё собрание проголосовало «за»[3].

В день «Кровавого воскресенья» 9 января 1905 года вместе с женой В. М. Карелиной возглавил шествие рабочих от Васильевского острова. Шествие было разогнано воинскими подразделениями. Впоследствии Карелин вспоминал: «Надо сказать, что ни у Гапона, ни у руководящей группы не было веры в то, что царь примет рабочих и что даже их пустят дойти до площади. Все хорошо знали, что рабочих расстреляют, — а потому, может быть, мы брали на свою душу большой грех, — но всё равно уже не было тогда такой силы в мире, которая бы повернула назад. Рабочих удержать было нельзя»[3].

После «Кровавого воскресенья»Править

После событий «Кровавого воскресенья» Карелин вместе с другими руководителями «Собрания» был арестован и посажен в тюрьму «Кресты». Просидел в тюрьме дольше всех — до весны 1905 года[1]. После освобождения вернулся к нелегальной деятельности. За участие в событиях 9 января был уволен с работы, устроился работать в артель столяров. В мае 1905 года установил связь со скрывавшимся за границей Гапоном. По его инициативе принял участие в создании нелегального «Российского рабочего союза», призванного объединить рабочих для борьбы с самодержавием. В сентябре 1905 года на съезде в Гельсингфорсе был избран в центральный комитет «Союза». Выступал против террористических методов борьбы[7].

В октябре 1905 года был избран в Петербургский совет рабочих депутатов как представитель от рабочих-печатников. После возвращения из-за границы Гапона возобновил деятельность в «Собрании русских фабрично-заводских рабочих». Вновь был избран казначеем и членом правления «Собрания». После скандала, устроенного рабочим Петровым в связи с получением Гапоном 30 тыс. рублей от графа С. Ю. Витте, выступал в защиту Гапона, заявляя, что деньги брались с ведома правления «Собрания» на нужды рабочих[8].

Карелин был одним из немногих людей, посвящённых в революционные замыслы Гапона. В своих воспоминаниях, опубликованных в советское время, сообщил, что незадолго до смерти Гапон начал составлять боевую группу для убийства С. Ю. Витте и П. И. Рачковского. Сам Карелин не сочувствовал этим замыслам, Гапон же видел в них способ оправдаться от обвинений. По убеждению Карелина, за убийством Гапона стоял Рачковский, действовавший через своего агента Е. Ф. Азефа. «Гапон о своем намерении рассказал Рутенбергу, этот последний Азефу, а от Азефа узнал и Рачковский, — полагал Карелин. — Смерть Гапона была принесена в жертву для Азефа»[3].

После смерти Гапона и ликвидации «Собрания» Карелин работал в разных профсоюзных организациях. В 1906 году работал в профсоюзе типографских рабочих, в котором был избран членом правления. От союза избирался в Бюро профсоюзов. В 1907 году участвовал в создании кооперативной организации «Трудовой союз», в которой был членом и председателем правления. В последующие годы работал в других рабочих организациях[1]. Написал ряд воспоминаний о Гапоне и рабочем движении.

До конца жизни отстаивал революционную репутацию Георгия Гапона.

СочиненияПравить

  • А. Е. Карелин. Девятое января и Гапон. Воспоминания // Красная летопись. — Л., 1922. — № 1. — С. 106—116.
  • А. Е. Карелин. Из воспоминаний участника гапоновской организации // 9 января : Сборник под ред. А. А. Шилова. — М.-Л., 1925. — С. 26—32.

ЛитератураПравить

  • И. И. Павлов. Из воспоминаний о «Рабочем Союзе» и священнике Гапоне // Минувшие годы. — СПб., 1908. — № 3—4. — С. 21—57 (3), 79—107 (4).
  • В. М. Карелина. На заре рабочего движения в С.-Петербурге. (Воспоминания) // Красная летопись. — Л., 1922. — № 4.
  • Первая русская революция в Петербурге 1905 г. / Под ред. Ц. С. Зеликсон-Бобровской. — М.-Л.: Госиздат, 1925. — Т. 1. — 170 с.
  • В начале пути. Воспоминания петербургских рабочих 1872—1897 гг. / Сост. и вводная статья Э. А. Корольчук. — Л.: Лениздат, 1975.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Первая русская революция в Петербурге 1905 г. / Под ред. Ц. С. Зеликсон-Бобровской. — М.-Л.: Госиздат, 1925. — Т. 1. — 170 с.
  2. В. М. Карелина. На заре рабочего движения в С.-Петербурге. (Воспоминания) // Красная летопись. — Л., 1922. — № 4.
  3. 1 2 3 4 5 А. Е. Карелин. Девятое января и Гапон. Воспоминания // Красная летопись. — Л., 1922. — № 1. — С. 106—116.
  4. 1 2 И. И. Павлов. Из воспоминаний о «Рабочем Союзе» и священнике Гапоне // Минувшие годы. — СПб., 1908. — № 3—4. — С. 21—57 (3), 79—107 (4).
  5. Н. М. Варнашёв. От начала до конца с гапоновской организацией // Историко-революционный сборник. — Л., 1924. — Т. 1. — С. 177—208.
  6. А. А. Шилов. К документальной истории петиции 9 января 1905 г. // Красная летопись. — Л., 1925. — № 2. — С. 19—36.
  7. В. А. Поссе. Мой жизненный путь. — М.: «Земля и Фабрика», 1929. — 548 с.
  8. Н. П. Петров. Правда о Гапоне. — СПб., 1906. — 24 с.