Открыть главное меню

Катастрофа Ан-24 в Киеве

Катастрофа Ан-24 в Киевеавиационная катастрофа, произошедшая 17 декабря 1976 года. Авиалайнер Ан-24 авиакомпании «Аэрофлот» выполнял плановый местный рейс Н-36 по маршруту ЧерновцыКиев, но при заходе на посадку пробил ограждение, зацепил деревья и врезался в насыпь. Из находившихся на его борту 55 человек (50 пассажиров и 5 членов экипажа) погибли 48.

Рейс 036 Аэрофлота
Antonov An-24B, Aeroflot AN0971168.jpg
Ан-24 авиакомпании «Аэрофлот», схожий с разбившимся
Общие сведения
Дата 17 декабря 1976 года
Время 21:30 MSK
Характер Недолёт до ВПП, столкновение с БПРМ
Причина Ошибки экипажа и служб УВД
Место Союз Советских Социалистических Республик в 1 км от аэропорта Жуляны, Киев (УССР, СССР)
Координаты 50°24′02″ с. ш. 30°25′18″ в. д.HGЯO
Погибшие 48
Раненые 6
Воздушное судно
Модель Ан-24
Авиакомпания Украинская Советская Социалистическая Республика Аэрофлот (Украинское УГА, Киевский ОАО)
Пункт вылета Украинская Советская Социалистическая Республика Черновцы (УССР)
Пункт назначения Украинская Советская Социалистическая Республика Жуляны, Киев (УССР)
Рейс Н-36
Бортовой номер CCCP-46722
Дата выпуска 29 апреля 1963 года
Пассажиры 50
Экипаж 5
Выживших 7
См. также: Рейс 36

СамолётПравить

Ан-24 (регистрационный номер СССР-46722, заводской 37300302, серийный 003-02) был выпущен заводом Антонова 29 апреля (по другим данным — 15 мая) 1963 года, а 8 июня совершил первый полёт. Его пассажировместимость — 50 пассажиров. Далее лайнер был передан ГУ ГВФ при СМ СССР, которое направило его в Киевский объединённый авиаотряд Украинского территориального Управления гражданской авиации. оснащён двумя турбовинтовыми двигателями АИ-24 производства ЗМКБ «Прогресс» имени А. Г. Ивченко. На день катастрофы авиалайнер совершил 24 754 цикла «взлёт-посадка» и налетал 27 244 часа[1][2].

ЭкипажПравить

Самолётом управлял экипаж из 377-го лётного отряда Киевского ОАО, его состав был таким:

В салоне самолёта работала стюардесса Екатерина Степановна Комашенко.

КатастрофаПравить

Ан-24 борт СССР-46722 выполнял местный рейс Н-36 по маршруту Черновцы—Киев. В 20:32 MSK с 50 пассажирами на борту (то есть с полностью заполненным салоном) рейс 036 вылетел из аэропорта Черновцы[1].

Согласно имеющемуся у экипажа прогнозу, по маршруту ожидалась облачность с нижней границей менее 100 метров и с верхней 1000–1500 метров, ветер юго-восточный сильный, дымка, морось, снег, умеренная болтанка, видимость 1000–2000 метров, в облаках и осадках сильное обледенение. Когда же рейс 036 вылетел из Черновцов, видимость в киевском аэропорту Жуляны уже упала до 800 метров, нижняя граница облачности составляла 70 метров, ветер слабый, в облаках сильное обледенение. АМСГ проводила частые наблюдения за погодой, но не зарегистрировала момент, когда горизонтальная видимость снизилась менее 700 метров, то есть ниже погодного минимума, а потому диспетчеры УВД Киева не были предупреждены об этом. Также, в нарушение инструкций, с 20:55 до 22:10 не велась непрерывная регистрация видимости по направлению посадки магнитным курсом 81°. К тому же сами экипажи прибывающих самолётов в период 21:00–22:00, несмотря на сложные метеоусловия, не запрашивали фактические значения горизонтальной и вертикальной видимости в зонах взлёта и посадки[1].

Борт СССР-46722 заходил на посадку в аэропорт Киева ночью по курсу 81° и с использованием систем посадки ОСП и РСП (TESLA) по командам диспетчера посадки. Имеющаяся в аэропорту система посадки СП-68 была исключена из регламента, так как проходила профилактические работы и облёт. Когда рейс 036 выполнял полёт от момента доворота на посадочный курс до ДПРМ, то диспетчер ДПСП не вёл его по посадочному локатору и не дал экипажу информацию, когда тот вошёл в глиссаду и начале снижения. В результате борт СССР-46722 начал снижение с запозданием, в связи с чем экипаж был вынужден увеличить вертикальную скорость выше расчётной[1].

На тот момент сложилась ситуация, когда на одном канале связи диспетчеры старта и ДПСП управляли сразу тремя самолётами: заходящими на посадку СССР-46440 и СССР-46722 и вылетающим СССР-47740 (все три — Ан-24). Команды накладывались друг на друга и глушились. В результате заходящий на посадку борт СССР-46722 дважды запрашивал у диспетчера удаление от ВПП, но оба раза его запрос глушился наложениями переговоров других самолётов. Между тем, лайнер уже пересёк глиссаду в 2500 метрах от торца ВПП и начал уходить под неё, но диспетчер ДПСП этого не исправил. Продолжая снижаться с вертикальной скоростью 6–7 м/с, экипаж не доложил диспетчеру о выпуске шасси и готовности к посадке. Проходя высоту принятия решения (100 метров), экипаж не увидел световые ориентиры аэропорта Жуляны, но не стал уходить на второй круг[1].

На высоте 30–35 метров над землёй сработал сигнал «опасная высота». Осознав опасность ситуации, экипаж через 3 секунды потянул штурвалы «на себя», из-за чего самолёт испытал перегрузку в 1,9 g. Но из-за высокой вертикальной скорости и недостаточного запаса высоты, через 2 секунды авиалайнер в 1265 метрах от торца ВПП и в 40 метрах правее её оси врезался правым крылом в бетонное ограждение БПРМ, после чего передней и левой стойками шасси коснулся земли во внутреннем дворе БПРМ, кратковременно поднялся в воздух, а затем врезался в бетонное ограждение БПРМ с противоположной стороны. Далее рейс Н-36 плоскостью левого крыла столкнулся с группой деревьев, после чего врезался в железнодорожную насыпь высотой 4,5 метра, выскочил на железнодорожные пути и остановился в 1150 метрах от торца ВПП и в 40 метрах правее её оси. Возникший пожар полностью уничтожил самолёт[1].

В катастрофе погибли 48 человек — 4 члена экипажа (все четыре пилота) и 44 пассажира. Выжили только 7 человек — 1 член экипажа (стюардесса) и 6 пассажиров, причём один из них, в отличие от остальных, не получил травм[1].

РасследованиеПравить

Так как самолёт полностью разрушился, то комиссия не смогла установить, каково было истинное положение задатчика сигнализатора опасной высоты и почему он сработал ниже высоты 60 метров. Что касается метеорологической службы, имели место серьёзные ошибки в работе АМСГ, которая выдавала диспетчерам горизонтальную видимость 700 метров, а вертикальную — 50 метров. Но зафиксированная через 30 секунд после катастрофы фактическая погода была на самом деле ниже минимума, а экипаж борта СССР-46440, заходивший на посадку перед бортом СССР-46722 раньше на 2 минуты 6 секунд, не увидел световые ориентиры аэропорта Киева и принял решение уходить на запасной аэродром (аэропорт Борисполь). Таким образом, можно сделать вывод, что фактическая погода в момент катастрофы была ниже установленного для самолётов Ан-24 минимума 700 метров[1].

Комиссией установлено, что подготовка и состояние здоровья экипажа, а также техническое состояние самолёта не оказали влияние на исход полёта.

Аварийная ситуация начала развиваться при пересечении самолётом установленной глиссады с сохранением экипажем вертикальной скорости снижения выше расчётной.

На исход полёта оказали влияние допущенные диспетчером ДПСП нарушения НПП ГА-71, предельные метеоусловия и несвоевременная информация АМСГ а/п Жуляны об ухудшении видимости до значения ниже установленного минимума.

[1]

Причиной катастрофы рейса Н-36 явилось преждевременное снижение самолёта при заходе на посадку, которое произошло вследствие невыдерживания экипажем установленной глиссады, невыполнения манёвра по уходу на второй круг при достижении высоты принятия решения, а также нарушений НПП ГА-71, допущенных диспетчером ДПСП при управлении заходом на посадку в режиме РСП (Тесла)+ОСП в предельных метеоусловиях.

Катастрофе способствовала несвоевременная информация об ухудшении видимости до значения ниже минимума со стороны АМСГ аэропорта Жуляны.

[1]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Катастрофа Ан-24 Украинского УГА в р-не а/п Жуляны. airdisaster.ru. Дата обращения 3 мая 2013. Архивировано 18 мая 2013 года.
  2. Антонов Ан-24 Бортовой №: CCCP-46722. Russianplanes.net. Дата обращения 3 мая 2013. Архивировано 18 мая 2013 года.

СсылкиПравить