Открыть главное меню

Ксения Борисовна Кепинг (кит. 克平, пиньинь: Kè Píng, 7 февраля 1937 — 13 декабря 2002) — советская и российская тангутоведка, известная своими работами по грамматике тангутского языка[note 1]. Известность получили также теория Кепинг о тантрической природе тангутского государства и её предложение разделять тангутский язык на разговорный, используемый в большинстве сохранившихся текстов, и ритуализированный язык, который можно видеть в небольшом количестве религиозных од.

Ксения Борисовна Кепинг
Ksenia Kepping and Frances Wood.jpg
Дата рождения 7 февраля 1937(1937-02-07)
Место рождения
Дата смерти 13 декабря 2002(2002-12-13) (65 лет)
Страна
Научная сфера тангутоведение[d]
Место работы
Альма-матер
Кепинг на лыжной прогулке в пригороде Ленинграда, зима 1965 года

Содержание

БиографияПравить

Кепинг родилась в китайском Тяньцзине 7 февраля 1937 года. Её отец, Борис Михайлович фон Кепинг (1896—1958), был боевым офицером белого движения, эмигрировавшим в Харбин после Гражданской войны. Он женился на дочери священника Ольге Викторовне Святиной (1900—1992), их семья переехала в Тяньцзинь, где находился приход брата Святиной, Леонида Викторовича Святина. Позже он стал митрополитом пекинским, главой Русской духовной миссии в Китае[1][2].

Кепинг росла в Тяньцзине, она свободно владела местным диалектом в 1945—1954 годах она посещала русскую школу[2]. В 1955 году Русскую духовную миссию закрыли, семья Кепинг по собственному желанию вернулась в СССР. Её дядя Виктор стал архиепископом Краснодара и Кубани, а Бориса и Ольгу выслали в Центральную Азию. Ксению приняли в Центральноазиатский университет в Ташкенте, но при помощи дяди она перевелась в Ленинградский университет. Она изучала китайскую филологию на восточном факультете в 1955—1959 годах, а после выпуска устроилась в ленинградский филиал Института востоковедения, где работала до самой смерти в 2002 году[2].

Коллекция тангутских рукописей Института востоковедения РАН — крупнейшая в мире, её наполнили материалами из экспедиции 1908 года Петра Козлова в покинутый город-крепость Хара-Хото, однако после расстрела крупнейших тангутоведов, Алексея Иванова и Николая Невского, тангутология в СССР замерла. В конце 1950-х годов эта область востоковедения была возрождена под руководством Евгения Кычанова, а с 1966 года Кепинг начала изучение исчезнувшего тангутского языка и его сложное письмо, работая над диссертацией по грамматике. В 1969 году Кепинг получила кандидатскую степень, защитив диссертацию под названием «Текстологические и грамматические исследования тангутского перевода китайского военного трактата Сунь-цзы с комментариями трех авторов», ставшую основной для исследования тангутского перевода Сунь-цзы, опубликованного в 1979 году. В 1969 году она выступила соавтором академического издания словаря рифм «Море письмён», впоследствии опубликовав и другие тангутские тексты: «Лес категорий» (1983), «Вновь собранные записки о любви к младшим и почтении к старшим» (1990), The General’s Garden (2003). В 1986 Кепинг получила докторскую степень, защитив диссертацию по морфологии тангутского языка[2].

В 1980-х и 1990-х годах Кепинг много работала в соавторстве со специалистами из разных стран, включая Жоржа ван Дрима, с которым она занималась изучением тангутского глагола и тибетскими записями тангутских текстов, и тибетологом Кристофером Беквитом[en]. В 1989—1990 годах она год провела в пекинском Университете национальностей[en] (Миньцзу дайсюэ), работая вместе с китайскими тангутологами, такими как Ши Цзиньбо[en], Бай Бинем и Ли Фаньвэнем[en]. Также в это время она записала серию уроков русского и китайского языка для трансляции на китайском радио и телевидении[2]. Кепинг несколько раз посещала Британскую библиотеку в Лондоне, где изучала материалы, привезённые из Хара-Хото Аурелем Стейном[3].

Научные взглядыПравить

Кепинг была главной сторонницей теории о том, что государственной религией тангутов был буддизм Ваджраяны, а важной государственной функцией императора и императрицы было проведение тантрических ритуалов[4].

В 1986 году японский тангутолог Тацуо Нисида[en] указал, что тангутские сакральные тексты можно разделить на две группы по использованию ими словаря, что он посчитал свидетельством сосуществования в тангутском обществе двух социальных групп: оседлых земледельцев, «краснолицых», и кочевой элиты, «черноголовых», которых он счёл правящим классом. В материалах, представленных на конференции по сино-тибетской лингвистике в 1996 году Кепинг описала свою теорию: она утверждает, что обнаруженные Нисидой группы принадлежат к двум языковым регистрам[en], «общему» и «ритуальному». «Общий» регистр использовался в повседневности, к нему принадлежит подавляющее большинство сохранившихся текстов, как секулярных, так и релегиозных; в этих текстах использовано около половины из 6000 известных тангутских иероглифов. «Ритуальный» регистр использует иероглифы, которые встречаются только в словарях и нескольких одах. По Кепинг, ритуальный регистр — это по сути искусственный язык без морфем, созданный шаманами до принятия тангутами буддизма[5].

БиблиографияПравить

  • 1969. With V. S. Kolokolov, E. I. Kychanov, and A. P. Terentev Katanskij. Море письмен [Sea of characters]. Moscow: Nauka.
  • 1979. Сунь Цзы в тангутском переводе. Факсимиле ксилографа [Sunzi in Tangut translation]. Moscow: Nauka.
  • 1983. Лес категорий [Forest of Categories]. Moscow: Nauka.
  • 1985. Тангутский язык: Морфология [The Morphology of the Tangut Language]. Moscow: Nauka.
  • 1989. «西夏語的結構» [The structure of the Tangut language]. In Zhongguo Minzushi Yanjiu [Studies on the history of the nationalities of China]. Beijing: Zhongyang Minzu Xueyuan Chubanshe.
  • 1991. With Дрим, Жорж ван. «The Tibetan transcriptions of Tangut (Hsi-hsia) ideograms». In Linguistics of the Tibeto-Burman Area 14.1:117-128.
  • 1994. «The conjugation of the Tangut verb». In Bulletin of the School of Oriental and African Studies 1994.2: 339—346.
  • 1995. «The Official Name of the Tangut Empire as Reflected in the Native Tangut Texts». In Manuscripta Orientalia vol.1 no.3 (December 1995): 22-32.
  • 1996. «Tangut Ritual Language». Paper presented at the 29th International conference on Sino-Tibetan languages and linguistics, Leiden, 10-13 October 1996.
  • 1998. «The famous Liangzhou bilingual stele». In T’oung Pao vol.84: 356—379.
  • 2000. «The Verb in Tangut». Paper presented at the 9th seminar of the International Association for Tibetan Studies, Leiden, 2000.
  • 2001. «'Mi-nia': Self-appellation and Self-portraiture in Khara Khoto Materials». In Manuscripta Orientalia vol.7 no.4 (December 2001): 37-47.
  • 2001. «Chinggis Khan’s Name Encrypted in a Tangut Song». In IDP News no.19 (Winter 2001): 2-3.
  • 2002. With Christopher I. Beckwith. «A preliminary glossary of Tangut from the Tibetan transcriptions». In Medieval Tibeto-Burman languages. Leiden, 2002.
  • 2002. «The Autumn Wind by Han Wu-di in the Mi-nia Translation». In Manuscripta Orientalia vol.8 no.2 (June 2002): 36-51.
  • 2003. «The black-headed and the red-faced in Tangut indigenous texts». In Studia Orientalia 95: 275—298.
  • 2003. Последние статьи и документы [Last Works and Documents]. St Petersburg: Omega Publishers. ISBN 5-7373-0259-8
  • 2003. «'The General’s Garden' in the Mi-nia Translation». In Последние статьи и документы [Last Works and Documents] (St Petersburg: Omega Publishers) pp. 12-23.

КомментарииПравить

  1. В своих работах, написанных по-английски, Кепинг называет тангутов «Mi-nia».

ПримечанияПравить

  1. Victor (Svyatin). Orthodoxy in China. Дата обращения 29 ноября 2011.
  2. 1 2 3 4 5 Menshikov, Lev Nikolaevich Ksenia Borisovna Kepping. Институт восточных рукописей РАН.
  3. Wood, Frances (англ.). Memories of Ksenia Kepping (неопр.) // IDP News. — № 22—23. — С. 5. — ISSN 1354-5914.
  4. van Driem, George. Languages of the Himalayas. — BRILL, 2001. — Vol. 1. — P. 456. — ISBN 978-90-04-12062-4.
  5. Kepping, K. B. Tangut Ritual Language: Paper presented at the 29th International conference on Sino-Tibetan languages and linguistics, Leiden, 10–13 October 1996 // Last Works and Documents. — Omega, 2003.

СсылкиПравить