Открыть главное меню

Киевские глаголические листки

(перенаправлено с «Киевские листки»)
«Киевские глаголические листки», лист 3.
Седьмой лист

Киевские глаголические листки (Киевский миссал) — самая древняя[1] из дошедших до нас старославянских глаголических рукописей. Именно по ней обычно даются типовые начертания глаголических букв[1].

Содержит отрывок из литургии по римскому обряду, считается переводом с латинского оригинала. Написана чернилами на семи листах хорошо выделанного пергамента, датируемых в основном X веком или даже концом IX века (лишь первая страница более позднего письма и содержит другой текст).

Происхождение признается западнославянским (чешским или моравским), на что указывает ряд особенностей языка (славянское богослужение там было запрещено в середине XI века).

Содержание

История и изданияПравить

Рукопись обнаружена, вероятно, начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандритом Антонином (Капустиным) во время пребывания его в монастыре Св. Екатерины на горе Синай в 1870 году; в 1872 году он подарил листки Киевской духовной академии, чьим выпускником являлся. (Дата «1869», приведенная в «Старославянском словаре» под ред. Цейтлин, Вечерки и Благовой, 1994, ошибочна.) Ныне рукопись хранится в Национальной библиотеке Украины в Киеве, шифр Да/П. 328.

В научный оборот текст попал в 1874 году, когда о нём на 3-м археологическом съезде в Киеве сделал доклад И. И. Срезневский. Ему же принадлежит и первое издание (1875). Последующие издания: И. В. Ягич, 1890; G. Mohlberg, 1928 (с латинским текстом). Цветное факсимильное издание: В. В. Німчук, Київськи глаголичні листки, К.: Наукова думка, 1983 — комплект из двух книжечек: факсимиле рукописи (не очень резкое и контрастное) и исследование, к которому приложены кириллическая транслитерация текста (взятая из хрестоматии Вейнгарта и Курца, 1949), параллельный латинский текст-оригинал и словарь.

В 1980-е Иосип Хам (en:Josip Hamm) оспаривал подлинность «листков», приписывал их авторство известному фальсификатору Вацлаву Ганке, однако оптическое обследование документа подтвердило его подлинность.

ЯзыкПравить

Язык памятника хорошо исследован. Здесь зафиксирована одна древнейшая славянская фонетическая особенность, сохранявшаяся в славянских языках до X в.: отражено правильное употребление редуцированных гласных, которые позже в одних случаях исчезли из произношения, в других — совпали с гласными звуками о, е:

  • дьнь — день
  • сънъ — сон
  • дъва — два
  • вьсь — весь и т. д.

Все остальные письменные памятники, датируемые XI—XII вв., уже отражают период изменения редуцированных в славянских языках и, следовательно, характеризуются неправильным употреблением букв ъ и ь, то есть смешением их, пропуском и заменой буквами о, е.

В языке памятника отразилась также одна фонетическая западнославянская особенность[1] — з, ц, вместо старославянских жд, шт:

  • подазь вместо подаждь
  • розьство вместо рождьство
  • просѧце вместо просѧще
  • обѣцѣниѣ вместо обѣштаниѥ и др.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Хабургаев Г. А. Глаголические памятники // Старославянский язык. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — М.: Просвещение, 1986. — С. 32. — 288 с. — 60 000 экз.

СсылкиПравить