Кимляйский Александро-Невский монастырь

Александро-Невский Кимляйский мужской монастырь на Флегонтовой горе возник в 1870-е как женский. Монастырь расположен в Ковылкинском районе, на левом берегу р. Мокши, при деревне Кимляй и близ крупных сел — мокшанского с. Волгапино и русского c. Троицк (бывшего заштатного города Краснослободского уезда Пензенской губернии). Женская община, созданная в 1870-х усилиями К. Е. Ахлестиной (позже — игум. Екатерины), на Флегонтовой горе, где в 1856—1870 подвизался пустынник старец Флегонт Дормидонтович Островский. С 1889 приписана к Успенскому Краснослободскому монастырю, статус общины получила в 1896, а монастыря в 1901. После революции закрыт, на территории располагались совхоз, затем детдом, практически все постройки разрушены. В 1997 восстановлен как мужской. Адрес монастыря на 1917 г. - Пензенская губерния, Краснослободский уезд, д. Кимляй

Монастырь
Александро-Невский Кимляйский мужской монастырь что на Флегонтовой горе
54°08′08″ с. ш. 43°46′30″ в. д.HGЯO
Страна  Россия
Местоположение республика Мордовия, Ковылкинский район, с. Кимляй
Конфессия Православие
Епархия Мордовской митрополии
Тип Мужской
Первое упоминание 1870 год
Основные даты
  • 1896 женская община
  • 1901 женский монастырь
  • 1997 восстановлен как мужской
Дата упразднения 1918 год
Здания
Александро-Невская церковь
Известные насельники игумения Екатерина (Ксения Ермолаевна Ахлестина)
Состояние действующий, восстанавливается
Сайт flegontova-gora.cerkov.ru

Старец ФлегонтПравить

Обитель возникла на месте отшельнической кельи подвижника Флегонта Дормидонтовича Островского. Сын бедного, примерно-строгой жизни благоговейного диакона с. Волгапино, Дормидонта Островского, Флегонт от детства обращал на себя внимание окружающих особенностями своего детского характера: он не дружил с детьми сверстниками и искал больше уединения. Любимым местом его детских развлечений был лес, находившийся недалеко от его родного дома; там он очень удачно ловил птичек и, накормив их, отпускал на волю. Если ему не удавалось уйти в лес, он дома лепил из воска, либо из глины колокола и разные церковные принадлежности; другие развлечения не занимали его. Очень рано и легко, под руководством своего отца, Флегонт научился читать и писать; особенно любил читать он букварь с религиозно-нравственным содержанием и другие назидательные книги и церковно-богослужебные; читал он назидательные книги всем, кто бы ни просил его, а когда слушатели в благодарность давали ему гроши, то он бросал их в колодец. Воспитанный под руководством религиозного, высоконравственного отца, Флегонт с юных лет имел в себе семена добродетелей, страха Божия и чистоты сердца. Когда настала пора школьного возраста, отец отвёз Флегонта и его брата Феодора в Ломовское Духовное училище. Не красна была жизнь Флегонта в училище: терпя насмешки, иногда и побои от товарищей, он испытывал и материальную нужду: отец, по бедности своей, часто не доставлял своим детям необходимого хлеба в достаточном количестве, и тогда братьям вместе с заботами об уроках приходилось заботиться ещё о пропитании самих себя. Не раз случалось Флегонту кормиться «Христовым именем», особенно по зимам: бывало пойдёт на мельницу, выпросить Христа ради муки или ржи карман да и ест украдкой, чтобы товарищи не насмехались, и водичкой запьет. Летом в свободное от уроков время братья ходили удочкой рыбу ловить, наловят — часть променяют на хлеб, а остатки сварят себе и с радостными слезами благодарят Бога, что Он Милостивый не допустил им умереть с голода. Несмотря на такие суровые условия жизни, способный и прилежный Флегонт успешно прошёл училищный курс и перешёл в Пензенскую Духовную Семинарию. Ни чуть ни лучше были условия жизни и в Семинарии, но это его не печалило. Воспитанный в страхе Божием, Флегонт с детства привык всякий свой поступок обдумывать и слушать своего внутреннего голоса. Скромный и тихий Флегонт, подвергавшийся за свою глубокую религиозность насмешкам и издевательствам от товарищей, при всех неблагоприятных условиях своей ученической жизни, дошёл все же до 2 класса Семинарии. На второй год Риторики ему ниспослано было от Бога столь тяжёлое испытание, что ему пришлось преждевременно оставить Семинарию. По увольнении из Семинарии, Флегонт явился в родительский дом; здесь, по выздоровлении, он стал разделять с отцом тяжёлые труды по хозяйству. Грустно было бедному отцу смотреть на недоучившегося Флегонта, возвратившегося по необходимости к тяжёлым трудам земледельца, и вот при помощи добрых людей отцу удалось дать сыну более лёгкие занятия: Флегонт поступил на службу в Пензенский Земский Суд.

В свободное от занятий по службе время Флегонт часто погружался в самопознание с целью религиозно-нравственного усовершенствования; в одно из таких самоуглублений он слышит внутренний голос: «купи книгу Нового Завета и удались в лес за реку Суру на три дня.» Там, окружённый живописной природой, он предался молитве и строгому самоиспытанию. Началась сильная гроза: гром и молния почти непрерывно следовали друг за другом и полился сильный дождь и лил три дня, так что Сура вышла из берегов, и мост трактовой через Суру был залит водою. Все эти три дня Флегонт провёл в лесу за Сурой в молитвенном бдении, а на четвёртый день его на лодке перевезли к городу; в квартире и Суде его едва узнали: так от молитвы и бдения изменилось лицо его; все его знакомые говорили о Флегонте после этого, что он стал новым человеком. Под живым впечатлением всего испытанного в продолжении трёх суток в лесу в полном уединении, Флегонту по возвращении в город не хотелось совсем общения с людьми. Протоиерей Николаевской церкви Овсов, заметив в нём глубокую религиозность, сделал его чтецом в этой церкви. Флегонт в церкви всегда читал с таким священным жаром, в таком восторге и так выразительно, что прихожане Николаевской церкви просили пр. Овсова назначить Флегонту особые чтения, что первый и исполнил, назначив для чтения время по совершении проскомидии и до начала литургии. После этого молва о Флегонте разошлась чуть не по всей Пензе.

Преследуемый молвою, Флегонт возымел намерение оставить службу в Суде и поступить в монастырь. 15 Сентября 1848 года Флегонт получил отставку и вид на проживание во всех городах России и отправился к себе на родину, дав слово себе прожить там непременно три года, дабы научиться всякой чёрной работе и поступить потом в монастырь. И вот будущий подвижник начинает работать у отца: весной пашет, сеет, потом жнёт, молотит, плетни плетёт, хлевы чистит, а зимой ходит по монастырям, внимательно вглядываясь во все подробности монастырской жизни. Между тем семейство Флегонта весьма опечалилось увольнением его от должности, и некоторые члены семьи иногда упрекали его сумасбродством, только одна сестра постоянно сочувствовала ему. При таких обстоятельствах Флегонт стремился искать уединения как для молитвы, так и для отдохновения. Он было вырыл себе пещеру для тайных подвигов, но пещера его скоро была открыта людьми и он по этому поводу потерпел много насмешек от своих односельчан; вследствие этого пещера была оставлена им и он отправился в Саров. В Сарове он прожил довольно долго и там заболел; заболевши, он решил вернуться на родину.

В 1850 году и три месяца следующего года Флегонт пробыл в доме родителей. Повинуясь своему внутреннему голосу, Флегонт стал просить благословение у родителей на странствование. Получил благословение и отправился путешествовать по монастырям, был в Сарове и Дивееве, в Муроме и Владимире, Боголюбском монастыре, в Суздале, Ярославле, в Яковле-Дмитриевском монастыре, где поклонялся мощам святителя Димитрия Митрополита Ростовского; в Сергиевой Лавре, в Москве в Новом Иерусалиме, в Киево-Печерской Лавре. Дошедши до Орла, он узнал о прозорливости одного Оптинского старца схимонаха Макария, ему пожелалось посмотреть прозорливого старца и он пошёл в Оптинскую обитель. Потом пошёл через Курск в Воронеж поклониться мощам святителя Митрофана. Воздав честь сему угоднику, Флегонт пошёл в Самарскую Епархию через Саратов, Николаев и Бузулук. В Бузулук пришёл Флегонт на Покров, зиму же провёл в Сорочинской крепости. В неделю жен Мироносиц Флегонт отправился из Сорочинской крепости на родину. Походивши по святым местам, Флегонт начал присматриваться на пути к горам и лесам с целью избрать себе место для отшельнического жития. На третий день по прибытии домой Флегонт просил благословения у отца подвизаться по образу отшельничества где-нибудь по близости от родного дома, имея в виду показанную ему в сновидении гору, но отец, в избежание молвы, не советовал жить по близости и предлагал ему идти в Самарскую Епархию в Бузулукскую обитель, куда его звали монахи. Тогда Флегонт, простившись с родными и взяв икону Божией Матери, снова отправился в Самарскую сторону. Несколько времени он странствовал по Самарской Епархии с целью избрать себе место для жительства; наконец, ему приглянулась дикая гора близ города Бузулука Самарской губернии. На вершине этой горы Флегонт, с разрешения духовного и гражданского начальства, вырыл землянку и в ней поселился.

У подошвы этой горы стоял мужской монастырь. Сначала Флегонту жилось спокойно, его стали посещать приходящие; это не понравилось монахам, они донесли архиерею о том, что Флегонт без позволения принимает посетителей. Преосвященный убеждал Флегонта поступить в число братии монастыря, но он отказался, потому что у него было иное призвание. Через несколько времени, он покинул свою землянку и пошёл на родную сторону, на показанную ему в сновидении гору близ деревни Кельмляй. Придя в деревню в 1856 году, выпросил себе у крестьян небольшой угол горы, начал с помощью своих почитателей разравнивать место и из нарытой земли делать земляной столп, а небольшое пространство возле столпа засадил плодовыми деревьями. Столп этот имеет вид усечённого конуса; сажен трёх вышины; в вершину его была опущена трех-аршинная келлия с одним небольшим окошечком; В этой келье Флегонт прожил 7 лет. Затем он поставил себе 4-х аршинную келлию на верху столпа над прежним жилищем; в верхнем помещении Флегонт прожил тоже семь лет. Нижняя келлия была ему подарена отцом и при помощи добрых людей поставлена на место; верхяя келлия была куплена у отца на средства почитателей; содержался Флегонт частью от отца, а большею частью от благотворителей. Во время пребывания на столпе отшельник Флегонт молился и трудился, в свободное от трудов время читал духовные книги и беседовал на основании Св. Писания и жития святых с посетителями. В начале декабря 1870 года Флегонт заболел; о дне кончины своей он заранее сказал своим близким, служившим ему; по христиански подготовился встретить кончину и в ночь с 12-го на 13-е декабря 1870 года, запершись изнутри в своей келлии, раб Божий Флегонт скончался. Пред погребением Флегонта вышел спор: отец его — диакон села Волгапина, желал похоронить его сына в Волгапине, другие же родственники и почитатели — при Иоанно-Богословской церкви г. Троицка. Спор был покончен жребием, выпавшим на Иоанно-Богословскую церковь.

22 мая 1909 года в Пензенской Духовной Консистории рассматривался вопрос, возбуждённый Пензенским Губернатором о перенесении праха старца Флегонта из заштатного города Троицка в Александро-Невский женский монастырь. 8 августа 1908 года последовала резолюция Его Преосвященства: «В виду особого уважения, с которым, как оказывается, местное население относится к памяти старца Флегонта (Островского), для всестороннего рассмотрения возбужденного дела о перенесении его праха из г. Троицка в Александро-Невский монастырь, нахожу нужным организовать комиссию, в состав которой под председательством Архимандрита Харитона назначаются: Кафедральный протоиерей Григорий Соколов, Епархиальный миссионер Симеон Магнусов и преподаватель Семинарии Алексий Хвощев». 6 сентября 1910 года прах перенесли без всякой торжественности и склеп заделали наглухо.

Игумения ЕкатеринаПравить

После смерти старца Флегонта (12.01.1870) в его келье поселилась богомолка и духовная дочь отшельника Ксения Ермолаевна Ахлестина (игумения Екатерина), жившая вблизи Флегонтовой горы с 1859 Ксения Ермолаевна Ахлестина происходила из крестьян села Вольная Лашма Наровчатского уезда Пензенской губернии. На двадцатом году своей жизни Ксения Ермолаевна, вместе с матерью посетила Флегонта Островского, о ком в народе шла молва, как о человеке прозорливом. Высоко-нравственный облик Островского и его подвиги в духе христианского отшельничества, произвели на Ксению Ермолаевну глубокое впечатление, и она решила как можно чаще посещать его. В продолжение десяти лет она служила ему почти безотлучно. Овдовев, в 1868 году она окончательно поселилась рядом со столпом старца Флегонта. Почувствовав приближение смерти, Островский осенью 1869 года позвал к себе Ксению Ермолаевну и, сообщив ей о своей скорой кончине. Старец завещал своей лучшей ученице, устроить на месте его подвигов иноческую обитель, и обитель трудами Ахлестиной была создана.

После смерти подвижника Флегонта Ксения Ермолаевна, руководимая чувством благоговейного уважения к памяти подвижника и желанием свято исполнить завет его, c весны 1870 по февраль 1909 Ксения Ахлестина неустанно возводила монастырь: на пустом месте она построила два храма, кельи, хозяйственный двор, основала школу, сиротский приют, больницу, построила хутор возле с. Ворона Краснослободского уезда. К 1890 вокруг Ксении Ермолаевны собралась группа из 30 сестёр, и хотя никакого узаконения община в первые годы своего существования не проходила, жизнь сестёр строилась по строгим монашеским правилам, списанным с устава Серафимо-Дивеевского монастыря.

Весной 1870 года она поселилась в келье почившего старца. Для начала необходимо было приобрести в собственность сад и келью Островского, так как гора находилась во владении крестьян деревни Кимляй. Благодаря тому уважению, каким пользовался подвижник Флегонт у жителей д. Кимляй, крестьяне охотно уступили Ксении Ермолаевне место жительства подвижника. Чтобы обеспечить своё существование, Ксения Ермолаевна открыла у себя в келье домашнюю школу, в которой обучала церковно-славянской грамоте мальчиков и девочек окрестных селений. Ведя обучение детей в строго-религиозном духе, Ксения Ермолаевна вскоре привлекла к себе симпатии населения. Приходили даже и взрослые люди, особенно девушки, не желавшие почему либо выйти замуж. Некоторые из них, после обучения грамоте, стали оставаться. Появилась необходимость в дополнительном жилище, которое и было построено, с помощью благотворителей, у входа в сад в 1874 году. Для общежития насельниц горы в распоряжении имелся флигель с передними и задними комнатами, разделёнными сенями, кухня, амбар и погреб. По началу сестёр было немного. К 1883 году община состояла из пяти человек. В 1883 году Ксения Ермолаевна задумала устроить на горе часовню в память мученической кончины Царя Освободителя Александра II. Идею построения часовни поддержали и жители деревни Кимляй. Нотариальным порядком общине было выделено полдесятины земли, предоставив решением от 23 апреля 1883 года в её пользование две десятины пахотной земли под одну межу с её садом. Указом Пензенской духовной консистории от 31 мая 1884 года Ксении Ермолаевне было разрешено построение часовни. Но в июне месяце 1885 года Флегонтову гору посетил Епископ Антоний (Николаевский) и высказал мнение, что лучше было бы построить вместо часовни храм. К этому времени сестёр в общине было уже шестнадцать.

В марте 1888 года Ксения Ермолаевна получила разрешение на построение храма. В ноябре месяце 1888 года храм был заложен, а в сентябре 1889 года храм был отстроен и 15 октября освящён во имя святого благоверного князя Александра Невского Архимандритом Гедеоном. Храм был деревянным, на каменном фундаменте, без колокольни, с железной крышей. Под церковью были устроены четыре комнаты: трапезная, псалтырня, рухлядная и приёмная, а под ними подвал. Построен на доброхотные пожертвования. Генерал-Лейтенантом Иваном Андреевичем Араповым было пожертвовано необходимое количество леса, а Краснослободским купцом второй гильдии Иваном Димитриевичем Головым был устроен иконостас. Прочее благоукрашение храма было произведено на средства иных благотворителей. Постоянно священника при церкви не было, службу временно исполнял заштатный священник.

В этом же году община увеличилась ещё на шестнадцать человек. Итого в 1889 году под началом Ксении Ахлестиной проживали 31 девица, средний возраст которых составлял 22 года. В 1889 году на Пензенскую кафедру прибыл преосвященный Епископ Василий (Левитов). Указом Пензенской Духовной Консистории № 8156 от 30 сентября 1889 года общину Ксении Ермолаевны была временно приписана к Краснослободскому Успенскому женскому монастырю и состояла под ведением благочинного монастырей, настоятеля Нижне Ломовского Казанского мужского монастыря, Архимандрита Гедеона.

Во время нахождения на Пензенской кафедре епископа Павла (Вельчинского), (1893—1902), дело Ксении Ермолаевны в устроении обители быстро пошло вперёд. Преосвященный Павел, лично ознакомившись с религиозно-нравственным и материальным состояние общины Ксении Ермолаевны, дал ей широкие полномочия по сбору пожертвований. В 1895 году она приобрела покупкою на своё имя 127 десятин пахатной земли, которую и пожертвовала вместе с усадебным местом на открытие женской общины. В 1896 году Епископ Павел ходатайствовал перед Священным Синодом об учреждении женской общины и об укреплении за нею жертвуемых усадьбы с садом (35 сажен в длину и 20 в ширину) в деревне Кимляй и участка земли. Кроме того, сообщалось, что Краснослободский купец Глотов письменно заявил, что в случае учреждения общины на «Флегонтовой горе», он жертвует общине 82 десятины пахотной земли. Со стороны Министерства Внутренних Дел препятствий обнаружено не было. Обсудив изложенное Святейший Синод, согласно ходатайству Преосвященнейшего и на основании высочайшего повеления, указом за № 4244 определил: "Близ деревни Кимляй Краснослободского уезда, в местности, именуемой «Флегонтова гора», учредить женскую общину, с таким числом сестёр, какое община в состоянии будет содержать на свои средства. Августа 31 дня 1896 года за общиной закреплены «земли села Вольная Лашма, Наровчатского уезда, а также 108 десятин 1200 кв. сажен, или сколько окажется в натуре, состоящего Пензенской губернии, Краснослободского уезда, при сельце Васильевке (Свищевка тоже)».

Указом Пензенской Духовной Консистории от 24 сентября за № 245 1869 года Ксения Ермолаевна, по избранию насельниц Кимляйской общины, была утверждена настоятельницей. А Мария Ивановна Карякина, с 1971 года проживавшая на «Флегонтовой горе», указом Пензинской Духовной Консистори от 3 октября сего года за № 5216 утверждена в должности казначеи. Ещё одной близкой помощницей Ксении Ермолаевны в этот период была Анна Тимофеевна Бельская (из духовного звания), девица села Волгапино, племянница старца Флегонта, поступившая на гору в 1869 году. Проходила послушание — украшение икон цветами. В 1896 году община увеличилась числом до 71. Причём, 68 насельниц были девицами. По резолюции Преосвященнейшего Павла от 10 августа 1897 года за № 3946 приложенной в указе Пензенской Духовной Консистории от 12 августа за № 9075, Ксения Ермолаевна Ахлестина 30 августа того же года была пострижена в монашество с именем Екатерина. В том же году 30 августа была пострижена в монашество будущая настоятельница обители Мария Ивановна Карякина с наречением ей имени Варвара (Указ № 9075 от 12 августа).

С разрешения Пензенского Епархиального Начальства от 3 сентября 1898 года за № 9438, по проекту, утверждённому Строительным Отделением Пензенского Губернского правления от 31 августа того же года за № 47, 13 сентября был заложен каменный соборный храм настоятелем Троице-Сканова монастыря Наровчатского уезда игуменом Варсонофием. По проекту храм был трех-престольный и пятиглавый, длиною 15 и шириною 11 сажен. В 1908 году было окончено строительство соборного храма и 19 октября того же года состоялось освящение его среднего престола в честь Преображения Господня Архимандритом Краснослободского Спасо-Преображенского монастыря Григорием. При храме, на расстоянии 10 сажен, была отстроена временная деревянная колокольня, длиною и шириною в 6 аршин при высоте 17 аршин.

К 1901 году значительно увеличилось количество земель, ставшими собственность общины. 17 декабря 1900 года «Государь Император, ВЫСОЧАЙШЕ соизволил на укрепление за Кимляйскою женскою общиною, жертвуемой Краснослободскими 2 гильдии купеческими сыновьями Алексеем и Петром Гурьевыми луговой земли в двух участках, в количестве 88 десятин 1770 кв. сажен, или сколько в натуре окажется, состоящей Краснослободского уезда, близ заштатного города Троицка, в урочищах под названием села Изосимовки, деревень Ежовки, Потьмы и за рекою Мокшею». 9 января 1901 г. за общиной был укреплён участок земли в количестве 11 десятин 220 3/4 кв. сажен, находящийся рядом с г. Троицком. Сия земля была пожертвована общине крестьянином села Сутягина Краснослободского уезда Михаилом Карповым.

В 1901 году Преосвященнейший Епископ Пензенский и Саранский Павел (Вильчинский) обратился в Святейший Синод с ходатайством об обращении Кимляйской женской общины в женский общежительный монастырь, с наименованием его Александро-Невским. Святейший Синод, заслушав предложение Обер-прокурора Победоносцева К. П. за № 5026 на данную тему, указом за № 4833 удовлетворил ходатайство. Ксения Ермолаевна, за время пребывания преосвященнейшего Епископа Павла на Пензенской кафедре, успела привести свою общину в цветущий вид. Она усердно принялась за внутреннее устройство своей общины. В высшей степени ласковая и вместе с тем строгая и настойчивая, она положила себе правилом быть всегда тем, чем должна быть по своему званию и обязанности, чтобы сестры, видя повсюду живой пример её, также не отступали, но вполне и точно согласовали бы жизнь свою с уставом монашеским. Скоро разнеслась молва о знаменитой строительнице обители. Увеличилось количество паломников, особенно в праздничные дни. Чем больше с каждым годом притекало в обитель богомольцев, тем заметнее становился приток денежных средств. 7 апреля 1905 года, за «отлично усердную и полезную службу» игумения Екатерина была удостоена награждения Наперсным Крестом.

В 1906 году под началом игумении Екатерины находилось 7 монахинь, 37 указных послушниц и 173 сестры, живущих на испытании. Итого 218 насельниц. К этому времени монастырь занимал уже довольно большую территорию с тремя каменными двух-этажными корпусами, несколькими десятками деревянных флигелей, келий, других хоз.построек, владел большими участками пахотной земли, лесными участками.

От тяжёлых трудов, здоровье игумении Екатерины пошатнулось. Она перестала выезжать из монастыря. В храм её привозили при помощи сестёр, только к литургии и изредка к утрени. 6 февраля 1908 года она скончалась. Отпевание и похороны тела игумении были совершены 8 февраля, при огромном стечении народа, архимандритом Краснослободского Спасо-Преображенского монастыря Григорием, при участии многих окружных священников. На литургии священник В. М. Иссинский почтил почившую надгробным словом. Тело почившей игумении Екатерины было погребено под алтарём соборного храма.

До закрытияПравить

Приемницей почившей игумении стала казначея монахиня Варвара (Марфа Корякина). В 1909 году в обители было уже 17 пострижениц, а количество сестёр составляло 250 человек, из которых указных послушниц было 47, а проживающих на испытании 186. К монастырским постройкам добавился отстроенный в 1909 году деревянный флигель длиною 27 аршин и шириною 11. В нём располагались сестры, занимающиеся сбором пожертвований. На протяжении 40 метров монастырь был обнесён деревянной оградой высотою в 2,5 метра. В том же году Краснослободским мещанином Василием Саратовкиным монастырю было пожертвовано усадебное место с садом, размером 14 на 16 сажен, с жилым деревянным помещением (9х7 аршин), находящиеся в г. Краснослободске. Священник монастыря в этот период имел жалование уже не 480, а 800 рублей. С разрешения Пензенского Епархиального начальства было начато строительство двух-этажного полукаменного корпуса. Игумения Варвара активно выступала за перенос праха старца Флегонта Островского в свой монастырь. С разрешения Пензенского Епархиального Начальства от 8 ноября 1912 года за № 18962, в 1913 году к подвальной части Соборного храма, над останками подвижника старца Флегонта, пристроен каменный алтарь, усердием благотворительниц мещанок г. Москвы Марии Тарасовой и Параскевы Васильевой, в увековечение его блаженной памяти; престол которого было решено посвятить имени Св. Апостола Флегонта.

Два раза, с разрешения Епархиального начальства, она выезжала из обители. Первый раз, с 7 июля 1911 года, она была отпущена сроком на один месяц в г. Киев на поклонение святыням, а второй — в г. Москву на богомолье с 14 августа 1913 года сроком на 15 дней. В отчёте о поездках значится, что возвратилась точно в срок. Некоторые сестры обители удостоились разрешения Церковного начальства паломничества по святым местам, в основном в Киев.

По определению Святейшего Синода от 30 марта 1910 года за № 2415, за отличную усердную и полезную службу, игумения Варвара была удостоена награждением наперсным крестом. В 1910 году под её начальством значились 30 монахинь, 87 указных послушниц и 137 сестёр на испытании, всего 255 человек. Возросло жалование священника — в 1910 году он уже получал 1000 рублей оклада в год. В Церковно-приходской школе обучалось 5 мальчиков и 17 девочек. Законоучителем состоял священник Тихон Невзоров, а учительницей Евгения Веселовская. В том году умерла одна из первых насельниц Флегонтовой горы, постоянный член монастырского совета, монахиня Ангелина (Бельская).

Летом 1910 года в по Пензенской Губернии распространилась эпидемия холеры. Преосвященный Митрофан (Симашкевич) благословил настоятельницам Нижнеломовского Успенского, Мокшанского Казанского и Кимляйского Александро-Невского женских монастырей, направить своих насельниц в села для ухода за больными. По окончании эпидемии настоятельницы монастырей отмечены грамотами. Сёстры Кимляйского монастыря первыми в уезде наладили правильное медицинское обследование населения.

На 1914 годом в обители проживало 247 человек (из них 39 монахинь, 105 указных и 142 на испытании). Причт уже состоял из двух священников, получающих жалование в размере 700 и 500 рублей. В послужных списках священно-церковно-служителей при монастыре значатся два священника — Тихон Невзоров и Иоанн Безсонов. В школе обучалось 10 мальчиков и 14 девочек. Преподавали в ней те же Невзоров и Веселовская. В богадельне содержалось на полном обеспечении 7 стариц. Вся площадь, занимаемая монастырскими строениями, по планам измерения 1914 года составляла 4,4 га. В отстроенном двух-этажном полукаменном корпусе разместились сестры обители. Корпус с северной стороны имел подвальный этаж, в котором находились хлебопекарня и сестры-хлебницы. В 1913 году в обители была открыта живописная мастерская, расположившаяся в двух-этажном каменном корпусе, где прежде находилась рукодельная мастерская. Игуменские покои находились на втором этаже каменного корпуса, первый этаж которого занимала просфорня. К строениям добавилось несколько деревянных домов и флигелей. Был построен дом для второго священника 16х2. В лугах были отстроены деревянный дом 24х12 для сестёр, занимающихся ловлей рыбы и при нём деревянная изба 7х7 для караульщика и рыбака. Добавились второй деревянный амбар для хранения зернового хлеба и ещё одна баня 10х7. Увеличилась монастырская ограда. Теперь она закрывала обитель на протяжении 591 м. Другие земли монастыря, находящиеся в разных местах, занимали площадь 804,46 га и делились следующим образом: под пашнею — 532 га; под сенокосом — 93 га; под мелким кустарником — 31,8 га; под лесом — 105 га; под усадьбами и садами — 14,55 га; неудобной — 28 га. По реестрам 1918 года в Кимляйском монастыре жили 39 монахинь и 252 послушницы.

После революции 1917 гПравить

Огонь революции, разгоревшийся в 1917 году, не минул и Кимляйского монастыря. Большевиками были приложены всевозможные усилия, чтобы память о монастыре, просуществовавшем сравнительно недолгое время, но уже зарекомендовавшего себя известностью, была полностью уничтожена. Началось всё с расстрела крестного хода в 1919 году. Тогда, на масленице, в село Большой Азясь Краснослободского уезда, съехались около 10 тысяч человек. С базарной площади, с пением «Христос Воскресе», верующие двинулись с крестным ходом в Кимляйский Александро-Невский монастырь ко Флегонтовой горе. Крёстный ход был организован в связи с расстрелом Царской семьи в июле 1918 года и выражал неприятие новой безбожной власти. В районе с. Волгапино по крёстному ходу, окружённому большевиками, был открыт огонь. Было много убитых, многие попали в плен. Не удаётся пока установить точную дату закрытия монастыря. Известно только, что закрыт до 1924 года. Постройки монастыря новые власти передали коммуне-сельхозартели с. Сутягино, располагавшегося далеко от Кимляя, за Большим Азясем, так как крестьяне Волгапина и Кимляя отказались поднимать руку на обитель, выросшую на их глазах и при их участии.

Позже в 40-е гг. XX века оставшиеся после разрушения корпуса Кимляйского монастыря были приспособлены под детские дома. На территории монастыря расположился Кимляйский детский дом № 5. Воспитывались здесь дети от 3 до 7 лет. По достижении семилетнего возраста дети перевозились в Рузаевский детский дом. Туда же перевезены были все воспитанники в 1983 году, когда детский дом закрыли. Два корпуса, доставшиеся в наследие детскому дому, вскоре были полностью разрушены и разворованы.

В 1996 году о некогда существовавшем монастыре напоминала одна лишь заросшая кустарником четвёртая часть стены игуменского корпуса и земляной столп старца Флегонта.

ВозрождениеПравить

В 1996 монастырь возобновлён, обращён в мужской. По благословению епископа Саранского и Мордовского Варсонофия на Флегонтову гору была отправлена группа монахов во главе с наместником игуменом (ныне архимандритом) Серафимом (Новаковским). Возрождение обители началось с возведения Свято-Георгиевской церкви-часовни на столпе старца Флегонта и строительства небольшого келейного корпуса для братии. В ходе восстановительных работ было принято решение — попытаться восстановить половину здания игуменского корпуса, засвидетельствовав тем самым почтение к неусыпным трудам здесь подвизавшихся когда-то сестёр, и тем самым получив от них некую преемственность. С лета 1997 года по весну 1998 года левая часть игуменского корпуса была восстановлена, в верхнем этаже которой 03.06.1998 г. Высокопреосвященнейшим Архиепископом Варсонофием был освящён домовой храм во имя Св. благоверного князя Александра Невского,а на нижнем этаже расположились библиотека, четыре келии, трапезная и кухня. 23 декабря 2012 года в результате пожара корпус сгорел. Насельникам монастыря удалось спасти иконы и утварь.

В 2009 году, с благословения Архиепископа Варсонофия, началось строительство Храма на месте разрушенного соборного Храма обители. Была спланирована территория и залит фундамент. В 2010 году было закончено возведение стен храма и начались работы по изготовлению крестов, куполов, барабанов и кровли. В январе 2011 года пять золотых крестов венчали купола нового храма. В 2012 году было закончено оштукатуривание внутренних и наружних стен. Храм планируется освятить в честь святого благоверного князя Александра Невского. Пол храма был выложен керамогранитом, а подпрестолье было изготовлено из природного камня. В своей основе храм представляет собой четырёхугольник, покрытый четырёхскатной крышей и увенчанный пятью главками. Главки состоят из высокого барабана и куполов в форме луковицы. Размер храма 25,8×9,6 м. Высота до донца креста составляет 21 м. С востока к церкви примыкает алтарь, а с запада притвор. Обе абсиды шестигранной формы. Фасады церкви украшены красивым карнизом с рядом кокошников. Большие арочные окна и двери церкви обведены несколькими вставленными одна в другую арками. К 2020 году Храм полностью расписан. Рядом с Флегонтовой горой построен Храм в честь Преображения Господня. Храм пока не расписан и не освящен.

Со стороны алтарной абсиды нового соборного храма, на расстоянии от неё в 20 метрах,построен двухэтажный каменный игуменский корпус. Восстановлен братский корпус. В настоящее время на Флегонтовой горе подвизаются 2 игумена,2 иеромонаха и 1 иеродиакон.

ПримечанияПравить

СсылкиПравить