Открыть главное меню

Кинематограф Ливана, согласно кинокритику и историку кино Рою Армесу, — единственный кинематограф в арабоязычном регионе, после египетского, который может иметь своё национальное кино.[1] Кинематограф в Ливане существует с 1920-х годов,[2] и страна за это время произвела более 500 фильмов.[3]

Количество фильмов ежегодно выпускаемых невелико, а киноиндустрия в значительной степени зависит от зарубежного финансирования и международных кассовых доходов из-за ограниченного размера внутреннего рынка.[4] Несмотря на это, некоторые местные фильмы добиваются признания на международном уровне: И куда мы теперь? режиссёра Надин Лабаки выиграл Приз зрительских симпатий на кинофестивале в Торонто и был номинирован на премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.[4]

Содержание

ИсторияПравить

Французский мандатПравить

Первым ливанским фильмом был Приключения Элиаса Мабрука, снятым в 1929 году режиссёром Джордано Пидутти.[5] На руинах Баальбека (1936) стал первым звуковым фильмом Ливана,[6] он был весьма успешным среди зрителей.[7]

К середине 1920-х кинотеатры были весьма распространены в Бейруте, некоторые из которых использовались и для политических собраний. Так в 1925 году коммунистическая партия провела съезд в кинотеатре Crystal Cinema в Бейруте.[8] Кинотеатры стали настолько популярными, что в 1931 году студенты организовали акцию протеста в виде демонстрации за снижение цен на билеты в них.[8] Чтобы конкурировать с Голливудом, французы постановили, что все американские фильмы, импортируемые в Ливан, должны были быть продублированными на французский язык.[9]

В этот период появилось также и документальное кино, но оно строго подвергалось цензуре со стороны французов.[9]

После обретения независимостиПравить

После обретения Ливаном независимости от Франции производители фильмов стали использовать в своей продукции местные темы, такие как сельская жизнь и фольклор.[10] В начальный период своей независимости Ливан переживал экономический бум, вследствие чего его столица Бейрут стал финансовым центром восточной части Ближневосточного региона.[11] Экономический успех Ливана, вместе с открытием 38 банков, мультикультурным и либеральным обществом, послужил тому, что местная киноиндустрия стала альтернативой египетской, занимавшей в то время центральное место в арабоязычном мире.[12] Кроме того, «Ливан имел лучшую в регионе техническую базу» для производства фильмов.[13] В первой половине XX века ливанский кинематограф был тесно связан с египетским.[14] Кроме того, что он привлекал к себе многочисленных ливанских актёров и актрис, таких как Нур Аль Хода и Сабах, исполнительниц танца живота (Бадия Массабни) и продюсеров (Ассия Дахер), ливанские дистрибьюторы монополизировали экспорт египетских фильмов в 1930—1970-е годы.[15] Одним из самых успешных режиссёров этого периода был Мохамед Сельмане, который прошёл подготовку в Египте и вернулся в Ливан, чтобы создать 30 фильмов за 25 лет.[10]

Совместное производство фильмов с Египтом и Сирией было весьма распространено в этот период, который принято называть «золотым веком» ливанской киноиндустрии.[10] Кроме того, ливанские продюсеры с 1945 по 1951 год играли важнейшую роль в становлении иракского кинематографа.[16]

ПримечанияПравить

  1. Armes, Roy. Arab Filmmakers of the Middle East: a Dictionary, page 26
  2. Shafik, 2007, p. 9.
  3. Harabi, Najib. Knowledge Intensive Industries: Four Case Studies of Creative Industries in Arab Countries, World Bank Project, 2009, page 16.
  4. 1 2 Arab Media Outlook 2011-2015 (2012).
  5. Shafik, 2007, p. 12.
  6. Bayn Hayakel Baalbek (1936) — IMDb
  7. Thompson, 2000, p. 202.
  8. 1 2 Thompson, 2000, p. 200.
  9. 1 2 Thompson, 2000, p. 201.
  10. 1 2 3 Armes, Roy. Arab Filmmakers of the Middle East: a Dictionary, page 7
  11. Westmoreland, 2008, p. 70.
  12. Westmoreland, 2008, p. 71.
  13. Chaudhuri, Shohini. Contemporary World Cinema: Europe, the Middle East, East Asia and South Asia, page 60
  14. Shafik, 2007, p. 29.
  15. Shafik, 2007, p. 28.
  16. Shafik, 2007, pp. 27—28.

СсылкиПравить