Открыть главное меню

Борис Лазаревич Клюзнер (1 июня 1909, Астрахань — 21 мая 1975, Комарово) — советский композитор.

Содержание

БиографияПравить

Родился в семье оперного певца и музыкального педагога Лазаря Иосифовича Клюзнера (1872—1918) и художницы Любови Яковлевны Клюзнер (урождённой Гордель, 1877—1942?). Окончил музыкальную школу и консерваторию в Ленинграде (1941), ученик Михаила Гнесина. В 19411945 гг. участник Великой Отечественной войны, закончил её в Вене в чине старшего лейтенанта. Затем вернулся в Ленинград. Согласно воспоминаниям дружившего с Клюзнером Владимира Британишского, «после войны ему чуть было не дали Сталинскую премию за его трио, но тут грянуло постановление о музыке, вместо премии его сняли с должности заместителя председателя ленинградского Союза композиторов и обрекли на долгую опалу»[1]. В 1965 г. после затяжного конфликта с руководством Ленинградского отделения Союза композиторов СССР переехал в Москву. Умер у себя на даче от третьего инфаркта.

В Комарово на улице Лесной стоит старый дом, который Клюзнер построил сам по собственному проекту. Это был человек эпохи, осмелившийся быть самим собой. Его отца застрелили во время уличных беспорядков, старший брат погиб в Гражданскую войну, мать и тётка умерли в блокаду Ленинграда, младший брат погиб в Народном ополчении. Сам прошёл всю ВОВ, окончив её в Вене, откуда только в октябре 1945 года его отозвали по запросу Шостаковича, Дунаевского и Гнесина за выдающийся талант композитора. Фронтовик, романтик, рыцарь с неуживчивым характером, с трудной славой борца с бюрократией, только благодаря не тому уже времени не был репрессирован. Из Москвы постоянно возвращался в свой дом в Комарово, где оживал и тем не менее там умер и был похоронен на кладбище в Комарово[2].

Творчество Клюзнера ценил Дмитрий Шостакович, высокую оценку ему дал Борис Тищенко[3]. Сергей Слонимский отмечал:

Подобно своему учителю М. Гнесину, Клюзнер впитал и своеобразно преломил в остроэкспрессивной мелодике и нервной ритмике некоторые свойства еврейской национальной культуры. Это проявилось у него иначе, чем, например, в мелодике В. Флейшмана или М. Вайнберга, связанной с конкретными пластами польско-еврейского фольклора. Музыка всех этих талантливых композиторов прочно опирается и на традиции русского симфонизма, европейской классики. Клюзнеру, в частности, близки поздние романтики — Брамс, Малер. Вместе с тем, у него немало отнюдь не «брамсианских» или «малерианских» нетерцовых гармоний, полиладовых наслоений и сдвигов, по-современному резких звучаний, созвучий-акцентов, любопытных находок в сфере мелоса и колорита, тембра, формообразующих средств[4].

СочиненияПравить

ФильмографияПравить

ПримечанияПравить

СсылкиПравить