Вади́м Алексе́евич Ко́зин (21 марта [3 апреля1903[1], Санкт-Петербург — 19 декабря, 1994, Магадан) — советский эстрадный певец (лирический тенор), композитор, поэт, автор нескольких сотен песен.

Вадим Козин
Основная информация
Полное имя Вадим Алексеевич Козин
Дата рождения 21 марта (3 апреля) 1903(1903-04-03)
Место рождения Санкт-Петербург, Российская империя
Дата смерти 19 декабря 1994(1994-12-19) (91 год)
Место смерти Магадан, Российская Федерация
Похоронен
Страна  СССР Россия
Профессии певец, композитор, пианист, поэт
Певческий голос лирический тенор
Инструменты фортепиано
Жанры камерная музыка, советская эстрада, романс, цыганская музыка
Псевдонимы Вадим Холодный
Коллективы Магаданский государственный музыкальный и драматический театр
vadimkozin.narod.ru
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Биография править

Вадим Козин родился 21 марта (3 апреля1903 г. в Санкт-Петербурге, в семье петербургского купца первой гильдии Алексея Козина и цыганки из хоровой династии Ильинских-Санкиных Веры Ильинской[2]. Отец умер рано, поэтому Вадим был вынужден прервать обучение в гимназии, чтобы помогать матери и сёстрам[источник не указан 900 дней].

Артистическую карьеру Козин начал тапёром, озвучивая немые кинофильмы. Потом начал петь. Выступал на эстраде с 1920-х. Пел в комическом хоре «Комхор» А. В. Чарова, затем начал сольные выступления, исполнял цыганские песни и романсы («Калитка», «Утро туманное», «Мой костер»), произведения русских композиторов, собственные сочинения[источник не указан 900 дней].

Популярность Козина в крупных городах России, а особенно в Ленинграде, в 1930-х годах была фантастической. По воспоминаниям современников, за грампластинками Козина выстраивались огромные очереди. Во избежание беспорядков приходилось подключать даже конную милицию. Козин пел в основном под фортепианный аккомпанемент Аркадия Покрасса, Давида Ашкенази, Владимира Сидорова (позднее под его же джаз-ансамбль), и гавайского ансамбля Бориса Бокру-Крупышева. Вдохновение его было таково, что он с гордостью вспоминал, что в каждом концерте исполнял без микрофона и усилительной техники до сорока песен[источник не указан 900 дней].

По его собственным словам, аккомпанировал Сталину, когда тот пел русские частушки[3].

Во время Великой Отечественной войны править

В годы Великой Отечественной войны Козин выступал с концертами в частях действующей армии. По распоряжению наркома путей сообщения ему для поездок был выделен специальный вагон. Пластинки с записями Козина попадали в особую категорию (не подлежали сдаче на переплавку). В 1941 году Козин подготовил программу, в которую вошла его патриотическая песня «Москва» («Нет, моя Москва не будет взята ими…»)[источник не указан 900 дней].

Ряд публикаций пишет о том, что Козин выступал на концерте перед главами антигитлеровской коалиции во время Тегеранской конференции в 1943 году. Такого концерта в действительности не было[источник не указан 900 дней].

В предвоенные и военные годы у Козина было выпущено более 50 пластинок в Грампласттресте[источник не указан 900 дней].

Осуждение править

С 1945 года голос Козина пропал из эфира; пластинки не выпускались. Как писал в автобиографии 1959 года сам Козин, за некоторое время до ареста у него произошёл словесный конфликт с Лаврентием Берией, причиной стало невыполненное обещание Берии эвакуировать родных Козина из Ленинграда, где они и погибли. Много лет спустя Козин рассказывал журналисту Феликсу Чуеву, что в личной беседе Берия высказал ему претензию об отсутствии в репертуаре песни о Сталине[3]. В мае 1944 года Козин был арестован, а в феврале 1945 года осуждён Особым совещанием при НКВД СССР на 8 лет исправительно-трудовых лагерей по трём статьям УК РСФСР: 58-10, часть вторая («контрреволюционная агитация в военное время»), 152 («развратные действия в отношении несовершеннолетних») и 154а («мужеложство»)[4][5]. То, что приговор вынесло особое совещание, указывает, что дело было однозначно политическим[6]. Во время следствия сидел в Лубянской тюрьме, в том числе некоторое время в одной камере с драматургом Валерием Фридом[7]. Отбывал наказание на Колыме. Был досрочно освобождён в 1950 году за примерное поведение и хорошую работу. В справке, выданной управлением лагерей, в графе «по какой статье осуждён» был поставлен прочерк. Посетившему Козина в 1981 году журналисту Ф. Чуеву показывал справку, в которой было написано «По делу НКВД» без указания статьи[8], и документ об освобождении «за ударную работу»[3].

Биографы певца отмечают, что срок Козин отбывал легко, к тяжёлым физическим работам не привлекался, работал в Магаданском музыкально-драматическом театре наряду с другими известными артистами-заключёнными Колымалага. От тяжёлых работ его спасла Александра Гридасова, начальник Маглага Севвостлага[9].

Возвращение на сцену править

В 1950-е годы возобновил концертную деятельность сначала в Сибири, а затем и в европейской части СССР, наращивая былую популярность. Однако в 1959 году был повторно осуждён по статье 121 УК РСФСР («мужеложство»), совращение малолетних и отбывал наказание до 1961 года[10].

До конца жизни жил в Магадане, оставаясь своеобразной достопримечательностью города, человеком-легендой. На полке у него стояло полное собрание сочинений Сталина, сборник «Песни о Сталине». Пел «А я влюблен в бульвары Магадана», собирал вырезки из газет на международные темы и по искусству, имел много кошек, одну из них звали «Плисецкая»[11].

В начале 1990-х годов в стране неожиданно проснулся интерес к забытому певцу. На центральных телеканалах вышло несколько передач, посвящённых его творчеству и таланту. На празднование 90-летнего юбилея певца в 1993 году в Магадан вылетела целая делегация известных деятелей культуры во главе с Иосифом Кобзоном. Был организован «Музыкальный салон Вадима Козина»[источник не указан 900 дней].

Скончался Вадим Алексеевич 19 декабря 1994 года в Магадане. Похоронен в Магадане на Марчеканском кладбище. За свою жизнь он создал около 300 песен, а его репертуар насчитывал свыше 3000 песен[источник не указан 900 дней].

После его смерти музыкальный салон был преобразован в мемориальный музей-квартиру[12].

Личная жизнь править

Был гомосексуалом, достаточно рано осознавшим себя[9][13]. Был вынужден подавлять свою сексуальную идентичность, в том числе из-за опасений быть арестованным. В связи с этим переживал сильный эмоциональный стресс на протяжении жизни. В мемуарах описывал сильное чувство стыда, неполноценности и, вместе с тем, сексуальной неудовлетворённости[13].

О гомосексуальности певца было хорошо известно органам государственной безопасности. Так, второй арест и последовавшее тюремное заключение стали результатом провокации, организованной сотрудниками КГБ[9][13].

Описание голоса и творчества править

  Внешние видеофайлы
Поёт Вадим Козин
    «Осень»
    «Дружба»

Голос Козина — тёплый, мягкого тембра, свободно идущий наверх, подвижный и переливающийся. Напоминает голос Сергея Лемешева, однако более камерный, матовый и со специфическим носовым призвуком. Певец вспоминал, что его голос был, в принципе, поставлен от природы, поэтому учиться ему было легко и недолго, педагоги обращали внимание на точность интонации и предотвращение форсирования звука. Певец от природы был наделён не только приятным и проникновенным голосом, но и тонким музыкальным слухом и большим артистическим дарованием, сильным певческим и артистическим темпераментом, поэтому, в сущности, он был певцом-самородком, приобретшим в конце 1930-х годов большую популярность в Ленинграде и далее в СССР. Пение Козина в его лучшие годы (1930—1940-е годы) производит очень большое впечатление благодаря точнейшему интонированию, тонкому и проницательному прочувствованию материала песни, высокой музыкальной культуре и страстности исполнения. Козин — талантливый композитор-мелодист, его лучшие песни «Осень», «Любушка» неизменно популярны и в наше время, их исполняли И. Кобзон, Н. Никитский, Т. Кравцова и другие мастера эстрады. Козин — известный популяризатор цыганской таборной песенной культуры[источник не указан 900 дней].

Дискография править

Грампластинки
  • Прощай, мой табор / Всегда и везде за тобою. 1937 — Ногинский завод — 5597, Ногинский завод — 5784
  • Калитка / Снова пою. 1938 — Ногинский завод — 5796, Ногинский завод — 6481
  • Осень / Любушка. 1939 — Ногинский завод — 9571, Ногинский завод — 9572
  • Маша / Песенка. 1939 — Апрелевский завод — 9203, Апрелевский завод — 9207
  • Жалобно стонет / Нищая. 1939 — Ногинский завод — 9590, Ногинский завод — 9591

Память править

Мемориальный музей-квартира в Магадане править

Единственный в России музей, созданный в память о жизни и творчестве легендарного певца. В 1991 году, в преддверии его 90-летия, председатель магаданского горисполкома Г. Е. Дорофеев инициировал создание по соседству с квартирой певца музыкального салона, в котором он давал домашние концерты до конца своих дней, аккомпанируя себе на подаренном к 90-летию рояле «Беккер». В 1995 году глава администрации Магадана Николай Карпенко принял решение о создании мемориального музея в квартире, в которой певец жил с 1968 года, по адресу Школьный переулок, 1, квартира 9. Здесь сохранён интерьер, окружавший его много лет: пианино «Красный Октябрь», магнитофоны «Тембр», радиоприёмник с подводной лодки, мебель, предметы быта и личные вещи. Здесь Козин принимал гостей и пел для Бориса Штоколова, Олега Лундстрема, Евгения Евтушенко, артистов цыганского театра «Ромэн». Интеллектуальное и творческое наследие Вадима Козина составляют магнитные ленты, записанные певцом в домашних условиях в 60 — 70-е годы, обширная переписка и личные дневники конца 50-х — начала 90-х годов, обширная библиотека, собрание нот, афиши, страноведческая коллекции газетных публикаций, личный архив фотографий.

Сегодня мемориальную квартиру и музыкальный салон, как и при жизни Вадима Алексеевича, посещают магаданцы разных поколений, приезжие артисты и политические деятели, иностранные гости города. На концертах здесь звучат песни и романсы из репертуара певца и его современников, экспонируется коллекция живописных портретов певца, проходят литературно-музыкальные вечера и встречи участников дискуссионного клуба творческой и научной интеллигенции «Хороший разговор», работает Общественный совет под руководством мэра Магадана Владимира Печёного. Музей Вадима Козина действительно востребован местным и российским сообществом, является популярным туристическим объектом. Ежегодно его посещают около 4 тысяч человек.

Имя Козина встречается в рассказе Варлама Шаламова «Иван Фёдорович».

В своей автобиографии «Все потерять и вновь начать с мечты» пишет о Вадиме Козине и Вадим Туманов. В частности, такая деталь, свидетелем которой стал автор: «И тут происходит невероятное. Козин делает шаг вперед, почти к краю сцены, и говорит четко, с паузами между словами: — Я приехал петь для заключенных. Поэтому прошу лагерное начальство оставить нас одних. Зал цепенеет, не зная, как к этому отнестись. После короткого замешательства по знаку начальника лагеря офицеры и их семьи, а вслед за ними надзиратели покидают столовую».

Вадим Козин был упомянут Александром Розенбаумом в его песне «Серебристая Колыма»[14]:

 На серебристой Колыме мы не скучаем по тюрьме,
 Здесь слезы наши до земли не долетают,
 На них здесь радуга висит, у дяди Козина спроси,
 А дядя Козин в этой жизни понимает.

В 2013 году к 110-летию со дня рождения в Магадане Вадиму Козину был установлен памятник в сквере на проспекте Карла Маркса, скульптор — Ю. С. Руденко[15].

Петербург править

 
Мемориальная доска в Санкт-Петербурге

На Малой Посадской улице, д. 20 — в особняке, расположенном на участке, приобретённом в 1887 году купцом 1-й гильдии Гавриилом Васильевичем Козиным[16], родился его внук, будущий известный певец В. А. Козин. На доме установлена мемориальная доска работы заслуженного художника Грузии Роми Раквиашвили.

Примечания править

  1. Информация об исполнителе на сайте «Культура регионов России». Дата обращения: 28 августа 2013. Архивировано из оригинала 5 марта 2016 года.
  2. Алексей Ильинский. «Цыгане. Три столетия в России»
  3. 1 2 3 Феликс Чуев. 140 бесед с Молотовым. Второй после Сталина. — Москва : Родина, 2019. — С. 591. — 656 с. — ISBN 978-5-907149-23-6.
  4. М. Крушинский «Соловей за решёткой» Российский исторический журнал «Родина» № 9/2001 (с. 88-92), 10/2001 (с. 88-93).
  5. Вадим Козин «Проклятое искусство» М.: Вагриус. 2005, ISBN 5-475-00085-9
  6. Петр Бочкарёв, друг: «Козину оставили лишь обвинения в антисоветской пропаганде». Дата обращения: 18 ноября 2017. Архивировано 1 декабря 2017 года.
  7. Фрид В. С. 58 с половиной: Записки лагерного придyрка. — М.: Издательский дом Русанова, 1996. — С. 70—71. — 480 с. — ISBN 5-87414-057-3. Архивировано 9 ноября 2022 года.
  8. Феликс Чуев. 140 бесед с Молотовым. Второй после Сталина. — Москва : Родина, 2019. — С. 590. — 656 с. — ISBN 978-5-907149-23-6.
  9. 1 2 3 Александер, Рустам. Закрытые. Жизнь гомосексуалов в СССР = Red Closet. The Untold Story of Gay Oppression in the USSR. — Москва: Individuum, 2022. — С. 57—68. — 336 с. — ISBN 978-5-6048294-7-9. — ISBN 9781526167453. Архивировано 13 декабря 2022 года.
  10. Михаил Крушинский. Соловей за решеткой // Журнал «Родина». 2001. № 10. С. 90.
  11. Феликс Чуев. 140 бесед с Молотовым. Второй после Сталина. — Москва : Родина, 2019. — С. 578. — 656 с. — ISBN 978-5-907149-23-6.
  12. Он пел сердцем. Дата обращения: 13 июля 2019. Архивировано 13 июля 2019 года.
  13. 1 2 3 Козин, Вадим. Проклятое искусство. — Вагриус, 2005. — 365 с. — ISBN 9785475000854.
  14. Текст песни А. Розенбаум - Серебристая колыма. Дата обращения: 13 января 2021. Архивировано 15 января 2021 года.
  15. Павел Серов Памятник Козину, Сайт ООО "Издательство «Охотник», 1 апреля 2013 г.
  16. Дом, который не строил Джек, или Где в детстве жил Вадим Козин? Дата обращения: 7 июля 2014. Архивировано 14 июля 2014 года.

Литература править

Ссылки править