Открыть главное меню

Кокань

Картина Питера Брейгеля Старшего «Страна Кокань»
Accurata Utopiae Tabula.jpg

Кокань (фр. Pays de Cocagne) — мифическая страна изобилия и безделья во французской и английской литературе XII—XIII веков. Страна винных рек, где за труд наказывают, а за безделье платят жалование. В ней всё наоборот — пироги сами растут на деревьях, и надо лишь лечь под дерево и открыть рот, чтобы пообедать.

Известна по французскому фаблио и английской поэме, восходящих, возможно, к общему фольклорному источнику. Французский медиевист Жак Ле Гофф писал о стране Кокань как о «единственной средневековой утопии»[1], по его мнению «потерянный рай страны Кокань — средневековая и народная форма элитного золотого века античной философии»[2].

Содержание

Происхождение названияПравить

Есть две версии происхождения названия — романская и германская. Э. К. Йодер изучила этимологию слова «cockaygne», основываясь на средневековой английской поэме «Страна Кокейн» (ок. 1305—1325), и пришла к выводу, что оно происходит от древнеирландского «cucainn» (кухня, продовольственный паек, сладкий пирог)[3].

Использование в литературеПравить

Название «Кокань» первоначально могло обозначать и «везение», и «съедобную страну» и использоваться для высмеивания чего-либо (например, Клюнийского аббатства). Однако с течением времени оно приобретало все более гротескно-символический смысл. Так, во французском фабльо XIII века «Cockagne» — пародии на идею острова Авалон, «земного рая», или на известном полотне Питера Брейгеля Старшего «Страна Кокань» (русское название «Сад наслаждений») — метафора обжорства и лености.

Мечта о жизни, протекающей в пирах и обжорстве, лежит также в основе преданий о сказочной стране Шлараффенланд («Страна безделья»), где жареные птица и мясо сами падают в рот счастливому сонному бездельнику. Карло Гинзбург отмечает сходство страны Кокань с описанием рая в поэме анонимного итальянского поэта XVI века[4]:

 Одна река течет сладчайшим мёдом,

Вторая — жидким сахаром, а третья —
Амброзией, четвёртая ж — нектаром.
Где пятая — там манна, а в шестой —
Чудесный хлеб, во рту он просто тает
И мёртвого способен воскресить.
Один благочестивый человек
Сказал, что в хлебе познаём мы Бога.
В седьмой — благоуханная вода,
Восьмая — масло, белое как снег,
В девятой — дичь, отменная на вкус —
Такую и в раю подать не стыдно,
Десятая — молочная река.
На дне у рек сверкают самоцветы,
По берегам же лилии цветут,

С фиалками и розами обнявшись.
 

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

  • Михайлов А. Д. Старофранцузская городская повесть фаблио и вопросы специфики средневековой пародии и сатиры. М., 1986, 2-е изд. 2006 (Глава четвёртая. МИР НАВЫВОРОТ, ИЛИ СТРАНА КОКАНЬ, с. 212—236)

ИсточникиПравить

  1. Le Goff J. L’utopie médiévale: le pays de cocagne // Revue européene des sciences sociales. — T. 27. № 85. — Genève, 1989. — С. 276.
  2. Ле Гофф Ж. Кокань // Герои и чудеса средних веков. history.wikireading.ru. Дата обращения 10 ноября 2018.
  3. Emily K. Yoder, "The Monk’s Paradise in The Land of Cockaygne and the Navigatio Sancti Brendani, " Papers on Language and Literature, 19 (1983), 227—238.
  4. Гинзбург К.,. Сыр и черви. Картина мира одного мельника, жившего в XVI в.. — М.: РОССПЭН, 2000. — С. 220.

СсылкиПравить