Открыть главное меню

Колонии и зависимые территории Великобритании

(перенаправлено с «Колонии Великобритании»)
Британская колониальная экспансия
Анимированная карта, показывающая рост и уменьшение Британской империи

Колонии и зависимые территории Великобритании — все территории мира, когда-либо находившиеся в колониальной или иной форме зависимости от Англии, Великобритании или личной зависимости от английского (британского) монарха. Исторически эти территории относились к Британской империи.

C 1876 по 1947 год монарх Великобритании также имел титул Императора (Императрицы) Индии. В настоящее время королева Елизавета II является монархом 16 государств (см. Королевства Содружества).

Пик колониального управленияПравить

Организация управления колониями менялась во времени и пространстве, но по состоянию на 1920-е годы (время наибольшего расширения) может быть классифицирована по следующим категориям:

 
Британская империя в 1897 году

Коронные землиПравить

Основная статья: Коронные земли

Коронные земли являются территориями с самостоятельной исполнительной властью и собственной правовой системой. Они также не являются и никогда не являлись колониями, заморскими территориями (англ. overseas territories, ранее «зависимые территории» — англ. dependent territory) с точки зрения британского законодательства[1], однако вопросы обороны и внешней политики (за исключением таможенных и иммиграционных) делегированы правительству Великобритании[2]. Законы, издаваемые парламентом Великобритании, могут действовать и на территории островов в случае соответствующего решения Тайного совета короны[3].

Заморские территорииПравить

Некоторые государства имеют территориальные претензии к Великобритании, затрагивающие следующие заморские территории:

Пропаганда империализма в XIX — начале XX векаПравить

Прочная связь империи с колониями находит художественное выражение. С одной стороны, это естественное отражение существовавшего имперского мировоззрения, с другой — отдельные произведения создаются именно для трансляции определённых имперских идеи, то есть пропаганды. Наиболее распространенной формой имперского мифа является приключенческий роман, считавшимся в Англии легким чтением. Начало этой пропаганде положил роман Даниеля Дефо «Робинзон Крузо»[4]. В этом приключенческом романе рассказана история трудолюбивого, находчивого и богобоязненного англичанина, который выживает на далеком острове и обустраивает свою жизнь[5].

Другие романы объединяют повествование о дальних странах, реальных или вымышленных, в которых есть богатые ресурсы, где живут нецивилизованные, примитивные общества с враждебно настроенными аборигенами. Их страны и мир показаны недостаточно развитыми по сравнению с процветающей, прогрессивной и развитой Британией. Исследователь британского приключенческого романа Мартин Грин называет это пропагандой, и говорит о том, что эта тема также звучит и в приключенческих романах викторианской эпохи, например у Редьярда Киплинга[6].

Таким образом, с помощью определённой развлекательной и легкой литературы формировалось представление о далеких странах и их обитателях, которым нужна помощь в том, чтобы модернизировать и улучшить их жизнь.

Не все ученые склонны одинаково оценивать пропаганду негативно. Cовременный исследователь империализма Бернард Портер, считает, что значение и влияние романов в культурной жизни имперской Британии преувеличено. Он выделяет несколько тезисов. Во-первых, маленькому кругу управляющих государством людей было не выгодно участие в политике большинства граждан. Разделение на трудящуюся массу и управляющее меньшинство было очевидным. Во-вторых, в то время управление одним народом другим не считалось чем-то неправильными, поэтому на этой почве не могло возникать разногласий или протестов. По этой причине на территории Британии не возникло сильных антиимперских настроений. Не было серьёзных причин, обычного человека напрямую не касались международные отношения[7].

В романах-путешествиях соприкосновения с иным миром и культурой были постоянны и естественны. Однако некоторые исследователи находят черты имперской культуры даже в тех произведениях, действия которых разворачиваются в Британии. Эдвард Саид отмечает в романе Джейн Остин «Мэнсфилд-парк» сахарные плантации, которые находятся далеко за пределами романа в географическом и идейном смысле, но за их счет содержат поместье, это определяют жизнь её владельца и обитателей. Тема колоний не обсуждается как центральная, но она фоном охватывает все произведение и воспринимается читателями. Некоторые культурные элементы, связанные с восточным миром и колониями, проникали в общество так глубоко, что сознательно воспринимались абсолютно обыденно[8].

Помимо литературы существовало множество визуальных форм, которые также показывали жизнь в колониях. Распространение стереоскопов позволило британцам увидеть мир на востоке, который находится под защитой империи. Эти картинки создавали спокойный и благополучный, экзотичный мир, который непосредственно связан с империей. Такие карточки хранились дома, поэтому восток становился совсем рядом. На них представлена повседневная жизнь и простые люди: продавцы на базарах, дровосеки, плетущие веревки люди, идущие за водой женщины[9].

Помимо домашнего и частного просмотра, существовали более публичные формы донесения информации. Например, на фонарях крепили тексты религиозного, политического или развлекательного характера. На листовке могла быть реклама круиза или религиозного собрания, где нередко собирали средства для миссионерской миссии в Африке[10].

В начале XX века появляется кинематограф и становится одним из самых популярных развлечений. Американский журналист Lowell Thomas (англ.) путешествует по миру с лекциями, кинолентами и фотографиями, показывая экзотический мир Ближнего Востока. Красивое, эффектное и новаторское шоу нравилось публике[11].

Пропагандисты использовали постеры и карикатуры, чтобы политически и экономически одолеть конкурентов. Листовки создавались для определённых слоёв населения с их изображениями: простые люди, рабочие, даже представители высших кругов власти, которым могла быть выгодна та или иная политика. Так, рабочего человека могли изобразить в виде английского бульдога, который спокойно и твердо стоит лапами на мосте свободной торговли с куском дешёвого хлеба в пасти. Он скептически смотрит на скалу, которая практически полностью утонула, с надписью: «Более высокая заработная плата, больше работы»[12].

На протяжении XIX—XX веков изображения империи, колонии и их взаимоотношения менялись в зависимости от обстоятельств времени или потребностей публики.

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

  • Martin Green. Dreams of Adventure, Deeds of Empire. — New York: Basic Books, 1979. — 429 с.
  • Bernard Porter. The Absent-Minded Imperialists. Empire, Society, and Culture in Britain. — New York: Oxford University Press, 2009. — 475 с.
  • Edward Said. Culture and imperialism. — New York: Oxford University Press, 1994.

ПримечанияПравить

  1. Department for Constitutional Affairs — Crown Dependecies — Status of Isles (недоступная ссылка). Дата обращения 7 ноября 2007. Архивировано 7 апреля 2007 года.
  2. Department for Constitutional Affairs — Crown Dependecies — Relationship with the United Kingdom (недоступная ссылка). Дата обращения 7 ноября 2007. Архивировано 7 апреля 2007 года.
  3. Department for Constitutional Affairs — Crown Dependecies — The role of the Privy Council (недоступная ссылка). Дата обращения 7 ноября 2007. Архивировано 7 апреля 2007 года.
  4. Dreams of Adventure, 1979, с. 3.
  5. Dreams of Adventure, 1979, с. 75—84.
  6. Dreams of Adventure, 1979, с. 282—285.
  7. The Absent-Minded Imperialists, 2009, с. 306—321.
  8. Culture and imperialism, 1994, с. 80—97.
  9. Imperial lenses: India. The Bill Douglas Cinema Museum. Дата обращения 18 июля 2019.
  10. Imperial lenses: Africa. The Bill Douglas Cinema Museum. Дата обращения 18 июля 2019.
  11. Dreams of Adventure, 1979, с. 321—328.
  12. Substance and Shadow. The Bill Douglas Cinema Museum. Дата обращения 18 июля 2019.

СсылкиПравить