Колымский край

Колы́мский край (разговорный вариант: Колыма́) — историческая область на северо-востоке России, охватывающая бассейн реки Колымы и северное побережье Охотского моря.

Расположение Колымского края
Карта Магаданской области
Колымский край

Территория Колымского края условно состоит из всей территории Магаданской области и северо-восточных районов Якутии. К бассейну Колымы относятся реки Билибинского района Чукотского автономного округа. В качестве отдельной административной единицы Колымский край никогда не выделялся, а его территория в разное время входила в состав различных административно-территориальных образований.

Понятие «Колыма», как определённый регион, сложилось в 1920—1930-х годах: сначала в связи с открытием в бассейне Колымы богатых месторождений золота и других полезных ископаемых, а в годы массовых репрессий 1932—1953 годов — как место расположения исправительно-трудовых лагерей с особенно тяжёлыми условиями жизни и работы.

ПредысторияПравить

Во время археологических исследований палеолитических памятников на Ангаре в 1936 году был открыт уникальный участок Каменного века Буре, который дал антропоморфную скульптуру, черепа носорогов, а также поверхностные и полуподземные жилища. Дома были аналогичны, с одной стороны, для европейских палеолитических домов, а с другой — к этнографически изученным домам эскимосов, чукчей и коряков[1].

К коренным народам этого региона относятся эвены, коряки, юпики, чукчи, орочи и ительмены, которые традиционно жили рыбалкой вдоль побережья Охотского моря и оленеводством в долине реки Колыма.

В общих чертах о наличии золота на Колыме было известно ещё в середине XIX века. Предполагалось, что если успешная золотодобыча ведётся в Забайкалье, в бассейнах рек Лена и Амур, в Приморье, на Аляске, то «золотой пояс» может распространяться и на северо-восток Азиатского континента. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона издания 1890—1907 годов сообщалось:

«Колымский округ — самый восточный и наиболее пустынный из округов Якутской области… Геогностический состав округа очень мало исследован… Произведениями минерального царства округ не особенно богат, но в южных его частях должны находиться, по многим признакам, золотосодержащие россыпи»[2].

Более глубоким изысканиям мешали суровый климат, отсутствие дорог в необъятных таёжных пространствах и крайне низкая заселённость края.

ИсторияПравить

Открытие месторождений золотаПравить

В 1908 году в Охотске появился приказчик дальневосточного промышленника и купца Шустова — Юрий Янович Розенфельд (Нордштерн). Официально он был послан для отыскания более удобного пути на пушную и рыбную Колыму, чем тропы из Якутска и Тахтоямска или Ольско-Сеймчанский тракт, основанный Петром Калинкиным в 1893 году. Но, обладая необходимым минимумом геологических знаний, Розенфельд больше интересовался минеральными богатствами края. Собирая сведения, он сделал выводы, что регион богат углем, рудами многих металлов. В районе Сеймчана им были обнаружены золотоносные жилы, однако найденные «знаки» золота и самородки пока ещё не подтверждали наличия богатых золотых запасов.

Примерно в то же время поисками колымского «фарта» занимались и опытные старателитатары Бари «Бориска» Шафигуллин и Сафи Гайфуллин, бежавшие с Бодайбинских приисков. Позднее к ним присоединился ольский мещанин Михаил Канов. В 1914 году в Охотске они объединились под началом Ю. Я. Розенфельда и отправились с ним на Колыму. Вскоре из-за отсутствия значимых результатов компания распалась. Однако Шафигуллин и Гайфуллин поиски не прекратили. Когда в связи с началом Первой мировой войны Сафи призвали в армию, Бориска продолжал бить шурфы один. В результате его тело нашли проезжавшие мимо якуты — в шурфе, с мешочком золота и самородками в руке — на ручье, впадающем в реку Среднекан (правый приток Колымы), в том самом месте, где впоследствии был организован названный его именем прииск «Борискин».[3][4]

Таким образом, в 1916 году золотоносность Среднеканского района была подтверждена. Розенфельд первым сообщил в Геолком о наличии драгметалла на Колыме — золотоносных кварцевых жил в устье реке Джегдян (Чагыдан, Дягыдан)[5], но в поисках средств ни в России, ни за границей он так и не смог найти людей, заинтересованных в дальнейшей геологоразведке и организации приисков, — Первая мировая война, затем революция и гражданская война надолго прервали геологические изыскания и остановили развитие золотодобывающей промышленности.

Тем временем слухи о найденном золоте распространились среди старателей, которые отправились на Колыму с Алдана и Охоты.

В 1923 году Ф. Р. Поликарпов и возвратившийся в Олу С. Гайфуллин предприняли неудачную попытку поиска золота на средства американской торговой фирмы «Олаф Свенсон и К°». Лишь только на следующий год им удалось обнаружить и намыть золото в районе Среднекана.

В 1927 году Ф. Р. Поликарпов оформил на собственное имя заявку на разработку россыпи в устье ключа Безымянного (приток Среднекана). Именно это событие стало считаться официальным рождением первого колымского прииска.

В начале 1928 года, по возвращении старательской артели Ф. Р. Поликарпова с ключа Безымянного в Олу для пополнения запасов продовольствия, по побережью поползли слухи о несметных богатствах Среднекана. Многочисленные артели со всего Дальнего Востока прибывали в небольшое и тихое до сего времени село Ола, одномоментно превратившееся в огромную перевалочную базу. Склады и магазины вычищались подчистую, в Оле начался голод. В итоге власти были вынуждены запретить частным лицам выезд из Охотска в Олу без личных запасов продовольствия.

Весной 1928 года Ф. Р. Поликарпов уступил свои права на месторождение ключа Безымянного государственному акционерному обществу «Союззолото». В июле 1928 года из Охотска на Среднекан вышел транспорт с администрацией приисков, в которую вошёл и сам Поликарпов — теперь уже в качестве горного смотрителя «Союззолото». Начался этап государственного освоения колымских богатств. Первому прииску было дано название «Среднекан» («Среднеканский»). В Среднекане была создана приисковая контора «Союззолото», на базе которой было организовано Колымское приисковое управление.

Результатом экспедиции Юрия Билибина 1928—1929 годов стало открытие промышленных золотоносных площадей в районах реки Утиная, ключей Холодный и Юбилейный, ставших основными объектами золотодобычи на Колыме вплоть до 1933 года.

Период Дальстроя и СеввостлагаПравить

11 ноября 1931 года за подписью И. В. Сталина было издано Постановление ЦК ВКП(б) «О Колыме», которым было предписано образовать на Колыме «специальный трест с непосредственным подчинением ЦК ВКП(б)». Был создан трест «Дальстрой», который занимался строительством дорог и разработкой месторождений золота. Для этого использовался принудительный труд заключённых. Руководству «Дальстроя» предписывалось уже в 1931 году довести добычу золота до 2 т, в 1932 году — до 10 т, в 1933 году — до 25 т.

 
Добыча золота на Колыме, 1934 год

4 февраля 1932 года не приспособленный для плавания во льдах пароход «Сахалин» прибыл в бухту Нагаева. Дальше его не пустил лёд. На «Сахалине» прибыла группа руководителей треста во главе с первым директором «Дальстроя» Эдуардом Берзиным. Пароход доставил и первую группу заключённых. В 1932 году был создан Северо-восточный исправительно-трудовой лагерь.

 
Заключённые на строительстве колымской трассы
 
Грузовик ЗИС-6 на колымской трассе, 1938 год

Горняки и геологи нуждались в продовольствии, оборудовании, а грузы шли бесконечно долго по вьючной Ольской тропе и сплавом по Малтану и Бахапче. Приказ № 1 директора треста был о строительстве дороги от Магадана до Усть-Неры. В декабре 1931 года состоялась неудачная попытка пробиться к Элекчану через снега и таежные дебри на четырех полуторках. Лишь на пятый раз героические усилия увенчались успехом, и тракторная колонна дошла до Элекчана — начала сплава.

В 1932 году С. В. Обручев писал: «В долине речки Магадан на просторной и свободной площадке построен… городок Магадан — современная столица побережья».

Летом следующего года сдан в эксплуатацию 50-метровый причал, а 29 декабря 1934 года магаданцы принимали пароход «Уэлен». С его палубы опустили четыре отечественных самолета. На них летчики Д. Н. Тарасов, М. С. Сергеев, Н. С. Снежков совершали поистине героические вылеты — от ледовых разведок до длительных тысячекилометровых полетов без карт.

В том же году открылся техникум для подготовки горнопромышленных, сельскохозяйственных и педагогических кадров. Появились своя постоянная газета «Советская Колыма», издательство, музей.

В 1936 году была установлена радиосвязь с «большой землёй». Магаданцы услышали голос московского диктора. «На шестой год работы, — писал Э. П. Берзин в журнале „Колыма“, — „Дальстрой“ снова удваивает добычу и по своему удельному весу займет место, равное нескольким крупным трестам золотопромышленности Союза».

К концу 1930-х годов Колымский край стал местом расположения лагерей ГУЛАГа, условия жизни и работы в которых были невыносимыми. Десятки тысяч заключённых, значительную часть которых составляли безвинные жертвы «Большого террора» 1937-38 годов, были заняты на работах по добыче золота и массово умирали от голода, холода, непосильного труда. Кроме этого, тысячи заключенных в 1937-38 годах были расстреляны по решению тройки НКВД. Также были репрессированы по сфабрикованным обвинениям первый директор «Дальстроя» Берзин, инициатор всех издательских начинаний в Магадане Роберт Апин, журналист Алексей Костерин, писатель Исаак Гехтман, руководители заводов, управлений. Зловещая репутация Колымы побудила Александра Солженицына назвать её в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» «полюсом холода и жестокости» в системе ГУЛАГа.

14 июля 1939 года рабочий поселок Магадан был преобразован в город. Эту дату принято считать годом рождения Магадана.

В годы Великой Отечественной войны с 1942 года многие заключённые Севвостлага были освобождены и направлены на фронт[6]. Только Среднеканский райвоенкомат в 1942—1944 годах направил в действующую армию 2262 бывших заключённых[7].

11 июля 1943 года в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, шпионов и изменников родины и их пособников»[8] был издан приказ НКВД № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при ИТЛ НКВД»[9], в соответствии с которым, в частности, «начальнику лагерей Дальстроя» Никишову предписывалось сформировать на добыче золота и олова каторжные лагерные отделения на 10 000 человек, «выделив их от остальных лагерных отделений»[10]. Осуждённые-каторжане в лагерном делопроизводстве шли отдельной строкой: для каторжан было принято писать «з/к КТР» в отличие от «з/к ИТЛ» — для остальных[11]. На 1 июня 1945 года в Севвостлаге числилось 3787 каторжанина[12].

 
Лагерь Бутугычаг, Колыма

Численность заключенных Колымы значительно увеличилась в 1946 году после отправки в советские лагеря многих бывших советских военнопленных, освобожденных войсками западных союзников или Красной армией в конце Второй мировой войны[13]. Те, кто был признан виновным в сотрудничестве с врагом, осуждались на десять, а то и двадцать пять лет лагерей[13].

21 февраля 1948 года было издано Постановление СМ СССР № 416-159сс, обязывающее МВД СССР, в частности, «в шестимесячный срок организовать для содержания осуждённых к лишению свободы агентов иностранных разведок, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и других участников антисоветских организаций и групп, а также лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям и вражеской деятельности, особые лагеря, общей численностью на 100.000 человек, в том числе: в районах Колымы на Дальнем Севере на 30 000 чел…». 28 февраля 1948 года приказом МВД № 00219[14] был организован Особый лагерь № 5 — Берлаг, подчинённый приказом МВД № 00469 от 29 апреля 1948 года «Дальстрою»[15], но не входящий в структуру Севвостлага. В нём должны были быть сконцентрированы заключённые вышеуказанных особых категорий

После смерти Сталина с 1953 года заключённые стали постепенно замещаться вольнонаёмными работниками из других регионов страны.

Оценка количества жертв репрессий, погибших на КолымеПравить

По документам ведомственных архивов Магаданской области, до 1957 года, то есть до упразднения «Дальстроя», умерло 120—130 тыс. заключённых и около 10 тыс. заключённых было расстреляно[7].

В. Есипов цитирует утверждение из труда Ж. Котека и П. Ригуло «Век лагерей»: «ГУЛАГ и Холокост были и остаются концептуально антагонистическими… В СССР речь идёт об изоляции, наказании и производительном труде, который мог убивать заключённых» и делает вывод, что «эта оценка верна в известной мере по отношению к сталинским лагерям в целом, но Колыма, начиная уже с 1936 года, представляла собой своего рода полигон для уничтожения (скорого или медленного) прежде всего самых опасных противников сталинского режима — оппозиционеров или „троцкистов“, которых было предписано либо расстреливать за малейший протест, либо использовать только на тяжёлых физических работах, что обрекало их на гибель. Число расстрелянных на Колыме в 1937—1938 годах составило около 10 тысяч человек при общем количестве заключённых в 94 тысяч человек; в пропорциях это 1:10, каждый десятый, что гораздо выше, чем в любой точке СССР в период „Большого террора[16]».

В то же время, В. С. Ильяшенко, старший помощник прокурора Магаданской области по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, писал:

Сегодня можно с определённостью сказать, что на территории области отбывали наказание в большинстве своём лица, осуждённые за уголовные преступления. И этот шаг к исторической истине, это уточнение нисколько не умаляет, не уменьшает трагедии тех тысяч невинно осуждённых за КРД (контрреволюционную деятельность), кто содержался в северных лагерях или остался в вечной мерзлоте навсегда[17].

Последальстроевский периодПравить

В 1953 году была создана Магаданская область. Дальстрой был передан в ведение Министерства металлургии, а затем в Министерство цветной металлургии СССР. К 1960-м годам численность населения региона превысила 100 000 человек.

В конце 1980-х и в 1990-е годы по экономическим причинам численность населения региона значительно сократилась, многие жители перебрались в другие регионы России[18][19].

Память о жертвах сталинизмаПравить

В 1996 году в Магадане был открыт мемориал «Маска скорби». Была также построена православная церковь Рождества, в которой поминают жертв[20][21].

 
Памятник «Маска скорби»

Колымский край в популярной культуреПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Dikov, N.N.; Clark, Gerlad H. Каменный век на Камчатке и Чукотском полуострове // Арктическая антропология. — 1965. — Т. 3, № 1. — JSTOR 40315601.
  2. Колымский округ // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.проверено 04 декабря 2010 г.
  3. Прииск «Борискин». www.sakharov-center.ru. Дата обращения: 30 ноября 2018. Архивировано 19 ноября 2018 года. Плотников В. Д. «Колыма-Колымушка». — Магадан : МАОБТИ, 2001. — 64 с. (Архивы памяти; вып. 7).
  4. Среднеканское месторождение золота. old.wikimapia.org. Дата обращения: 30 ноября 2018. Архивировано 21 ноября 2019 года.
  5. Джегдян (Чагыдан, Дягыдан) : [рус.] / textual.ru // Государственный водный реестр : [арх. 15 октября 2013] / Минприроды России. — 2009. — 29 марта.
  6. За боевые подвиги бывшие заключённые СВИТЛа В. И. Еронько и И. П. Орлов были удостоены звания Героев Советского Союза. Посмертно звание Героя Советского Союза было присвоено бывшему стрелку ВОХР УСВИТЛа И. К. Скуридину
  7. 1 2 УФСИН по Магаданской области. История создания (недоступная ссылка). Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области: официальный сайт. Дата обращения: 22 декабря 2010. Архивировано 4 августа 2013 года.
  8. Указ Президиума ВС СССР от 19 апреля 1943 года № 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников»
  9. Приказ НКВД СССР от 11 июня 1943 года № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД»
  10. Петров Н. В. История империи «ГУЛАГ». — Гл. 10.
  11. Бирюков А. М. Колымские истории: Очерки. — Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2004. — С. 238. — ISBN 5-98502-005-3.
  12. Петров Н. В. История империи «ГУЛАГ». — Гл. 12.
  13. 1 2 Conquest, Robert, Kolyma: The Arctic Death Camps, Viking Press, (1978), ISBN 0-670-41499-9, pp. 228—229
  14. Приказ МВД СССР от 28.02.1948 г. № 00219 «Об организации особых лагерей МВД». Фонд А. Н. Яковлева. Дата обращения: 28 декабря 2010. Архивировано 22 февраля 2012 года.
  15. Шкапов Д. Береговой лагерь (Берлаг, Особый лагерь № 5, Особлаг № 5, Особлаг Дальстроя). Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. «Мемориал». Дата обращения: 30 января 2011. Архивировано 22 февраля 2012 года.
  16. Есипов В. Об историзме „Колымских рассказов“ Архивная копия от 26 декабря 2015 на Wayback Machine.
  17. «Политический собеседник». — 1991. — № 1 // Цит. по: Козлов А. Г. Остров Гулаг на Северо-востоке России. «Колыма.ru». Дата обращения: 10 мая 2012. Архивировано 28 июня 2012 года.
  18. Якутская АССР и Республика Саха Архивная копия от 26 декабря 2018 на Wayback Machine. Проверено 23 января 2007.
  19. Kuzmichenko, Svetlana (1998) Magadan Region Update, U.S. & Foreign Commercial Service and U.S. Department of State.
  20. Иконы. magadancatholic.org
  21. Иконы Светланы Рьянициной. magadancatholic.org

ЛитератураПравить

История, документыПравить

  • Золотая Колыма. 55 лет Магаданской области: Фотоальбом — М.: Пента, 2008
  • Историческая хроника Магаданской области. События и факты. 1917—1972 — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1975
  • Паникаров И. А. История посёлков Центральной Колымы. — Магадан: АО «МАОБТИ», 1995
  • Широков А. И. Дальстрой: предыстория и первое десятилетие — Магадан: Кордис, 2000

Документально-художественная литератураПравить

  • Волков Г. Г. Золотая Колыма: Повесть. Кн. 1 — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1984
  • Вронский Б. И. На Золотой Колыме: Воспоминания геолога — М.: Мысль, 1965
  • В. Высоцкий, Л. Мончинский «Чёрная свеча»
  • Вяткин В. С. «Человек рождается дважды.» — Магадан; Магаданское кн. Изд-во, 1989
  • Галченко И. Геологи идут на Север: Записки поисковика-разведчика. — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1957
  • Гинзбург Е. «Крутой маршрут»
  • Демин Л. М. Семен Дежнёв. — М.: Молодая гвардия 1990
  • Зимкин А. У истоков Колымы: Записки геолога. — Магадан; Магаданское кн. изд-во, 1963
  • Колесников Г. С. Поклонитесь колымскому солнцу.
  • Обручев С. В. Колымская землица. Два года скитаний. — И.: Советская Азия, 1933
  • Русанов Б. С. Повесть о Бориске, его друге Сафи и первом Колымском золоте. — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1971
  • Туманов В. И. Всё потерять — и вновь начать с мечты…. — 3-е изд. — М.,: Либрика, 2017. — 623 с. — ISBN 978-3-942049-07-8.
  • Устиев Е. К. У истоков Золотой реки. — М.: Мысль, 1976
  • Фидельгольц Ю. Л. Тот Ванинский порт: повести и рассказы — М.: "Onebook.ru", 2012.-388 с.
  • Цареградский В. А. По экрану памяти: Воспоминания о Второй Колым. экспедиции 1930—1931 гг. Кн. 2 — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1987
  • Варлам Шаламов «Колымские рассказы» — СПб.: Азбука-классика, 2009

Художественная литератураПравить

  • Васильев Ю. В. «Карьера» Русанова. Роман — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1976
  • Олефир С. М. Колымская повесть. — Тверь: ООО НТП Фактор, 2001
  • Олефир С. М. Встречи в колымской тайге. — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1980
  • Пальман В. И. За линией Габерландта. — М.: Детская литература, 1967
  • Петров М. А. За колымским перевалом: Повесть — Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1990

СсылкиПравить