Открыть главное меню

Александр Карлович Коль (18771938 (?)) — советский учёный-ботаник. По мнению отдельных авторов, платный[1] агент НКВД СССР, автор доносов на академика Н. И. Вавилова[2] и его оппонент[3][4]. Сторонник академика Т. Д. Лысенко[5]. По одной из версий, репрессирован в 1938 году[5].

Александр Карлович Коль
Дата рождения 1877(1877)
Дата смерти 1938 (предположительно)
Страна Российская империя, Советская Россия, РСФСР, СССР
Научная сфера ботаника
Место работы

С 1924 года был заведующим Бюро интродукции растений во Всесоюзном институте прикладной ботаники и новых культур, в котором занимался работой по учету поступающих из-за рубежа семян[6]. Интродукция растений предполагала работу по выделению из мировой коллекции растений ценных для хозяйственного использования форм и их внедрению.

В советской прессе была организована кампания политических обвинений Вавилова с использованием прямой фальсификации реальных событий в сельскохозяйственной науке. 29 января 1931 года в «Экономической газете» была опубликована «являвшаяся в полном смысле политическим доносом»[7] статья заведующего Бюро интродукции растений ВИР биолога А. К. Коля, критиковавшего Вавилова и его работу как руководителя ВИР. В статье утверждалось, что:

… гегемонию в нашей сельскохозяйственной науке завоевывает учреждение насквозь реакционное, не только не имеющее никакого отношения к мыслям и намерениям В. И. Ленина, но и классово им чуждое и враждебное[3].

В. Д. Есаков отмечает:

Все замечания и предложения А. Коля, по сути дела, сводились к полному заимствованию иностранных селекционных сортов, что вновь воскрешало, казалось бы, давно ушедшее в прошлое неверие в собственные силы отечественной науки[7].

А. Коль… являлся ярым противником сбора Н. И. Вавиловым мировых коллекций растительных ресурсов, и весьма прискорбно, что его точка зрения становилась определяющей в отношении партийно-государственного контрольного органа к этому перспективному направлению[8].

В ответном письме, опубликованном 13 мая 1931 года в той же газете, Вавилов опроверг эти обвинения:

Если и можно обвинять ВИР, то за его широкий размах, за его углублённую широкую работу, которая охватила за короткое время земной шар и в то же время дошла вглубь до оценки мукомольно-хлебопекарных особенностей наших сортов пшениц. Развёртывая работу, мы учитывали те задачи, которые ставит перед собой социалистическая реконструкция земледелия на основе укрупнённого специализированного производства в огромной стране с разнообразием климата и почв… Развёртывая исследовательскую работу, в настоящее время приходится учитывать запросы и сегодняшнего, и завтрашнего дня. Эти широкие задачи пугают «людей в футляре», но они соответствуют по масштабу социалистической реконструкции, проводимой в советской стране[7].

ПримечанияПравить

  1. B. Н. Сойфер. Власть и наука. Разгром коммунистами генетики в СССР. — М.: ЧеРо, 2002. — С. 255.
  2. Peter Pringle. The murder of Nikolai Vavilov. The story of Stalin’s persecution of one of the twentieth century’s greatest scientists. — London: JR Books, 2009. — P. 216.
  3. 1 2 См. прим. на стр. 289—290 к изданию: Вернадский В. И. Дневники: 1926—1934. — М.: Наука, 2001. — 456 с. — ISBN 5-02-004409-1.
  4. Левина Е. С. Трагедия Н. И. Вавилова в сб.: Репрессированная наука. — Л.: «Наука», 1991. — 560 с. — С. 223—239.
  5. 1 2 Репрессированные биологи, философы биологии и сельскохозяйственные специалисты
  6. С. Е. Резник. Николай Вавилов. — М.: «Молодая гвардия», 1968.
  7. 1 2 3 Есаков, 2008, с. 171—172.
  8. Есаков, 2008, с. 176.

ЛитератураПравить