Открыть главное меню

Морис Морисович Конради (Мориц Морицович, фр. Maurice Conradi, нем. Moritz Conradi; 29 мая 1896 — 7 февраля 1947) — российский офицер (швейцарского происхождения), Георгиевский кавалер, участник Первой мировой и Гражданской войн, затем эмигрант; убийца советского дипломата В. В. Воровского.

Морис Морисович Конради
M Konradi.jpg
Дата рождения 16 июня 1896(1896-06-16)
Место рождения Санкт-Петербург,
Российская империя
Дата смерти 7 февраля 1947(1947-02-07) (50 лет)
Место смерти Кур, Швейцария
Принадлежность  Российская империя
Род войск инфантерия
Звание капитан
Часть Дроздовская стрелковая дивизия
Сражения/войны
Награды и премии
Орден Святого Георгия IV степени
М. Конради

БиографияПравить

Морис Конради родился 29 мая 1896 года в Санкт-Петербурге, в семье осевших в России швейцарцев. Его отец — также Морис Конради. Дядя Виктор-Эдуард Маврикиевич (Морицович) Конради был владельцем кондитерских фабрик в Петербурге и Москве[1]. Окончил гимназию и Павловское военное училище.

Учился в политехническом институте, со второго курса которого в 1914 году ушёл на фронт, для чего понадобилось разрешение Императора Николая II, поскольку Конради был гражданином Швейцарии. Подпоручик. Был ранен, награждён орденом Святого Георгия IV степени.

Окончил офицерскую школу в Петрограде (январь 1916), воевал на Румынском фронте, откуда в составе отряда Дроздовского отправился в легендарный поход из Ясс на Дон.

Во время красного террора лишился отца (умершего после избиения в ЧК) и дяди (владелец кондитерских фабрик, на 1916 год купец 1-й гильдии, потомственный почётный гражданин[2] — был расстрелян большевиками как заложник), одного из братьев. Кроме того, его тётя была убита грабителями.

В июне 1919 года служил помощником полкового адъютанта по оперативной части. В 1919 году произведён в штабс-капитаны, а в 1920-м — в капитаны. Служил в штабе Дроздовской стрелковой дивизии. В 1920 году был ординарцем и личным адъютантом командира Дроздовского полка, полковника Туркула[3]. Его имя даже попало в популярную песню дроздовцев:

Вперед проскачет Туркул славный,
За ним Конради и конвой…[4]

Воевал против большевиков вплоть до эвакуации войск генерала барона П. Н. Врангеля из Крыма в ноябре 1920 года, затем находился в лагере в Галлиполи. В июне 1921 года вышел в отставку и поселился вместе с женой Владиславой Львовной Конради (во втором браке Гемпель, урождённая Сверцевич, ум. 18.09.1965), беженкой из Польши, в Цюрихе, где работал в торговом доме «Бехер Всей» на скромной должности. В Швейцарии к Конради присоединились мать и четверо младших братьев, сумевших выехать из Советской России, доказав своё швейцарское гражданство.

В марте 1923 года Конради приехал в Женеву, где встретил своего товарища по Белой армии штабс-капитана Аркадия Павловича Полунина, работавшего в непризнанной СССР российской миссии при Международном Красном Кресте и тесно связанного с лидерами Белой эмиграции Врангелем и Кутеповым. Конради делился с Полуниным своим желанием «убить кого-нибудь из советских вождей, чтобы отомстить за семью». Полунин предложил ему убить наркома иностранных дел Г. Чичерина и посла СССР в Англии Л. Красина, однако 13—14 апреля, приехав в Берлин, где те в это время находились, и явившись в советское полпредство, Конради их не застал и вернулся в Женеву. Здесь, узнав о предстоящем приезде в Лозанну советского дипломата В. В. Воровского, Полунин и Конради решили, что жертвой должен стать именно он.

Буква «Ка»
Люба мне буква «Ка»,
Вокруг неё сияет бисер.
Пусть вечно светит свет венца
Бойцам Каплан и Каннегисер.
И да запомнят все, в ком есть
Любовь к родимой, честь во взгляде,
Отмстили попранную честь
Борцы Коверда и Конради.

К. Д. Бальмонт.
Цитируется по: Анатолий Краснов-Левин. В поисках Нового града

Убийство ВоровскогоПравить

10 мая 1923 года в Лозанне, в ресторане отеля «Сесиль», Морис Конради застрелил советского дипломата Вацлава Воровского и ранил двух его помощников — Ивана Аренса и Максима Дивилковского. После этого он бросил пистолет (по другим рассказам — отдал его метрдотелю) и сдался полиции со словами: «Я сделал доброе дело — русские большевики погубили всю Европу… Это пойдет на пользу всему миру». А. Полунин был арестован на следующий день в Женеве.

Судебный процессПравить

Судебный процесс по делу Конради и Полунина начался в Лозанне 5 ноября 1923 года. Дело слушалось судом присяжных в Лозанне. Адвокатом Конради был Сидней Шопфер (Sidney Schoepfer), а Полунина защищал Теодор Обер[5].

В своём вступительном слове на суде Конради сказал: «Я верю, что с уничтожением каждого большевика человечество идёт вперед по пути прогресса. Надеюсь, что моему примеру последуют другие смельчаки, проявив тем самым величие своих чувств!» Участие Полунина Конради отрицал.

Прокурор в своём выступлении заявил, что преступлением является убийство даже тирана. В ответ адвокат Полунина Теодор Обер указал в окно на памятник Вильгельму Теллю, предложив снести памятники национальному герою Швейцарии. Сторона защиты не скрывала своего желания превратить процесс в суд над большевизмом. За 10 дней слушаний перед судьёй и присяжными выступило около 70 свидетелей, рассказывавших о преступлениях большевиков. В частности, защита связывала голод в Поволжье не только с неурожаем, но и с продовольственной политикой большевиков. Большое впечатление на швейцарцев произвели также подробности большевистской антирелигиозной кампании. В результате суд, получивший широкий международный резонанс, большинством в девять против пяти голосов оправдал М. Конради, сочтя его поступок актом справедливого возмездия советскому режиму за его злодеяния. Согласно формулировке вердикта, Конради был признан «действовавшим под давлением обстоятельств, проистекших из его прошлого»[6].

Освещавший процесс русский эмигрантский писатель М. П. Арцыбашев писал в этой связи:

Воровский был убит не как идейный коммунист, а как палач… Убит как агент мировых поджигателей и отравителей, всему миру готовящих участь несчастной России

Михаил Шишкин. Уроки швейцарского// «Иностранная литература», 1998, №9.

Последствия процессаПравить

Уже в июне 1923 года правительство СССР издало декрет о бойкоте Швейцарии, суть которого заключалась в разрыве государственных и запрете частных торговых отношений со Швейцарией, а также запрещении въезда в СССР швейцарских граждан, не принадлежащих к рабочему классу. Общественное мнение Швейцарии осуждало большевиков. Западная пресса описывала преступления большевиков в России и их интриги на Западе. Дипломатические отношения между СССР и Швейцарией были восстановлены лишь в 1946 году.

Жизнь после суда и смертьПравить

Сразу после окончания процесса швейцарские власти издали постановление о высылке Аркадия Полунина из страны за злоупотребление правом убежища и нарушение общественного порядка (он переехал во Францию, где скончался 23 февраля 1933 года «при странных обстоятельствах» — предположительно был отравлен в поезде по пути из г. Дрё в Париж; ему было 43 года).

После таинственной смерти Полунина Морис Конради жил, опасаясь мести чекистов. Однако не раз попадал под суд по чисто уголовным мотивам. Указывают, что он попал за решётку в Женеве за угрозы пистолетом танцовщицам местного варьете[источник не указан 975 дней]. Выйдя на свободу, Конради завербовался наёмником во Французский Иностранный легион (вероятно, надеясь там скрыться), где вновь был судим уже военным трибуналом за нарушения дисциплины (за то, что ударил своего командира, который назвал Конради «русской свиньей»). Дальнейшая судьба Конради не документирована. В советской печати появлялись сведения, что, якобы, после оправдательного процесса по делу об убийстве Воровского Конради служил начальником личной охраны великого князя Николая Николаевича[7]. Если верить автобиографической повести Ю. Коринца «Привет от Вернера», Конради в конце 1929 года находился в Берлине. По одной из версий, он «умер в 1931 году в Западной Африке» (из книги «Дроздовский и дроздовцы»), с этой датой согласуются сведения, приведённые в некрологах, собранных В. Н. Чуваковым[8], (Конради Морис (Александр) Морисович умер до 16 марта 1931 в Африке). По другой версии участвовал во французском Сопротивлении и был «убит немецким патрулем в 1944 году» («Часовой», Париж, 1953), по третьей — «сильно пил и умер затворником в 1947 году» (А. Сенни, «Воровский», 1981). По мнению историка С. Тюлякова, наиболее вероятное время и место смерти Конради — октябрь 1946, Швейцария.

Согласно последним официальным данным, указанным в швейцарской прессе, Конради скончался 7 февраля 1947 года на 52-м году жизни в городе Кур. Похоронен там же[9].

СемьяПравить

  • Жена — Владислава Львовна Конради (8.10.1901[10] — 18.09.1965), урождённая Сварцевич (во втором браке Гемпель)[11].
  • Отец — Мориц (Макс) Маврикиевич Конради, с 1901 года работал техником на фабрике у брата, был взят большевиками в заложники, после избиений умер от голода в тюремной больнице (по другой версии — от травм после побоев умер уже дома, куда был отпущен)[11].
  • Дядя — Виктор Маврикиевич Конради (1861[12]—1918), владелец семейной кондитерской фабрики в Петербурге с 1897 (или с 1892) по 1917[13], убит во время «красного террора»[11].

Также во время «красного террора» были убиты старший брат Мориса[14] и его тётя[11], по другой версии она была убита грабителями[15].

Образ в искусствеПравить

  • В песне «Смелей, дроздовцы удалые» (1918): «Вперёд поскачет Туркул славный, За ним Конради и конвой…»
  • В романе Ю. Коринца «Привет от Вернера» (1972): «И вдруг я увидел Конради! Я его раньше никогда не видел, но сразу понял, что это он — белый офицер…»
  • В романе Виталия Закруткина «Сотворение мира».

ПримечанияПравить

  1. Конфетная и шоколадная фабрика «М. Конради» была основана в середине XIX века выходцем из Швейцарии Морицом Конради (дед Мориса Конради) и принадлежала к числу крупнейших кондитерских предприятий Санкт-Петербурга. Здания фабрики располагались по адресу Старо-Петергофский проспект, 20. В периоды 1882—84 и 1906—12 годов неоднократно достраивались и расширялись. Магазины М. Конради находились на Невском, 20, 36 и 106, а также на Садовой, Загородном, Суворовском проспекте и Университетской набережной. В прейскурантах 1900-х годов — 20 и более наименований: шоколад для варки, какао, шоколад в коробках и «с книжками», шоколадные конфеты и пастилки, фруктовые конфеты, карамель, драже, мармелад, пастила, желе, монпансье, пряники. После революции фабрика была национализирована, а владелец и его родственники были арестованы и впоследствии убиты.
  2. «Справочная книга о лицах Петроградского купечества и других званий, акционерных и паевых обществах и торговых домах, получивших с 1 ноября 1915 г. по 1-е января 1916 г. сословные свидетельства по 1-й и 2-й гильдиям, промысловые свидетельства 1 и 2 разрядов на торговые предприятия, 1-5 разрядов на промышленные предприятия, 2 и 3 разрядов на личные промысловые занятия». Петроград. Типография А. Н. Лавров и К. 1916.
  3. Туркул А. В. Дроздовцы в огне
  4. «О Боже правый, изнывает…»
  5. Есть сведения о том, что адвокатом был на процессе Я. С. Гуревич.[1][Гуревич Яков Самойлович, р. 1 фев.1869 (1870) в Александровске. Присяжный поверенный в Санкт-Петербурге. В эмиграции с 1922 во Франции. Защитник на процессе Конради и Полунина. Ум. 8 дек.1936 в Париже.
  6. Гагкуев Р. Г., Чичерюкин-Мейнгардт В. Г. Биографический справочник //Дроздовский и дроздовцы. М.: НП «Посев», 2006. ISBN 5-85824-165-4, стр. 667
  7. Газета «Красный Дагестан», № 258 (1073) от 10.11.1925 г.
  8. «Незабытые могилы. Русское зарубежье: некрологи 1917—1999 в шести томах». 2001. том 3. И-К. Ссылка на некрологи в журналах «За свободу» — Варшава, 1931, 14 марта, № 70 (биография), «Новое русское слово» — Нью — Йорк, 1931, 16 марта, № 6623, «Россия и славянство» — Париж, 1931, 18 апреля, № 125.
  9. Источник на немецком языке: Simon Hehli: Affäre Conradi. Sieben Kugeln gegen den Bolschewismus. In: Neue Zürcher Zeitung vom 9. Mai 2016.
  10. Иван Грезин. «Убийство Воровского и процесс Конради: жертвы, палачи и герои». «Наша газета» (18.01.2012).
  11. 1 2 3 4 Конради. Шоколад и революция.
  12. «Справочная книга о лицах Петроградского купечества…» 1913.
  13. Сладкая месть.
  14. Возможно, речь о сыне Виктора, то есть двоюродном брате, так как по традиции имя Морис давали старшему сыну, что означает, что М. М. Конради, скорее всего, не было старшего брата.
  15. Морис Морисович Конради: «Я верю, что с уничтожением каждого большевика человечество идёт вперед по пути прогресса».

СсылкиПравить