Открыть главное меню

Константин Николаевич Корнилов (1879—1957) — советский психолог, профессор МГУ, академик АПН РСФСР (1943), значительное внимание уделявший также взаимоотношению психологии и философии.

Константин Николаевич Корнилов
Корнилов Константин Николаевич.jpg
Дата рождения 24 февраля (8 марта) 1879(1879-03-08)
Место рождения Тюмень
Дата смерти 10 июля 1957(1957-07-10) (78 лет)
Место смерти Москва
Страна  Российская империя,
Flag of the Russian Soviet Federative Socialist Republic (1918–1937).svg РСФСР (1917—1922),
 СССР
Научная сфера психология
Место работы МГУ
Альма-матер Московский университет (1910)
Учёная степень доктор педагогических наук
Учёное звание действительный член АПН РСФСР
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Содержание

БиографияПравить

В 1898—1905 гг. был народным учителем в Сибири. По его словам, с 1905 года состоял в социал-демократической партии, а с 1917 — в партии социал-демократов — интернационалистов (Голос работника просвещения. 1922. № 6).

Получил свидетельство зрелости в Томской гимназии и в 1910 году окончил историко-филологический факультет Московского университета[1].

На I и II Всероссийских съездах по психоневрологии (1923 и 1924) обосновывал необходимость связи психологии с диалектикой. В 1926 году вышло 1-е издание его «Учебника психологии». Был одним из организаторов педагогического факультета 2-го Московского университета, превращенного затем в педагогический институт; был его деканом.

С 1928 по 1930 — редактор журнала «Психология». В 1923—1930 — директор Института психологии.

В 1930 году в ходе инспекторских и аудиторских проверок Института экспериментальной психологии РАНИОН комиссией Рабкрина была выявлена неэффективность работы этого научного учреждения и нецелевое расходование выделенных бюджетных средств[2]. В результате в ноябре 1930 г. Корнилов был отставлен от руководства институтом, институт был фундаментально реорганизован, а директором был назначен А. Б. Залкинд[3]. Всего несколько месяцев спустя, в конце зимы-весной 1931 г.[4], в реорганизованном и переименованном институте под руководством Залкинда и при активном участии Выготского, Лурии и др. прошла критическая научная дискуссия по обсуждению теоретических положений и практического применения так называемой «реактологической» концепции Корнилова (иначе: «реактологии» Корнилова)[5], в ходе которой это направление в психологии было раскритиковано и снято с повестки дня института[6]:

Когда несколько лет назад мы пришли в Психологический институт на смену Г. И. Челпанову, мы, бесспорно, все составляли единый фронт, который должен быть теперь со всей определенностью оценен как механистический. В чем была наша основная ошибка? Все сотрудники института пытались построить психологию как естественную, а не как социальную науку; именно исходя из этого основного положения мы в течение многих лет и работали. Это положение должно быть сейчас оценено как неправильное; человеческое поведение является продуктом сложного исторического развития и не может быть выражено в системе естественнонаучных понятий; в историческом развитии человека появляются качественно новые формы поведения, которые являются по своему генезу социальными и которые снимают примитивные органические формы поведения. Психология является наукой о том, как в поведении человека социальное перестраивает биологическое и как в результате исторического развития возникают новые психологические категории. Если это правильно, а я считаю, что психология человека является прежде всего наукой о тех формах поведения, которые возникают в процессе исторического развития, то, конечно, этим и определяются и место психологии в ряду наук, и ее специфическое содержание, и ее методы. Совершенно понятно, что изучение реакций не будет занимать центральное место в нашей системе психологии

из доклада Лурии[5].

Тем не менее, после отставки очередного директора Института психологии, В. Н. Колбановского, был вторично назначен директором института в 1938, и занимал эту должность вплоть до 1941.

С 1943 — действительный член и вице-президент (до 1953) Академии педагогических наук РСФСР.

 
Могила К. Н. Корнилова на Новодевичьем кладбище в Москве

Научный вкладПравить

В 1920-е годы разрабатывал концепцию реактологии, которую в качестве марксистской психологии пытался противопоставить как рефлексологии, так и идеалистической эмпирической психологии. После «реактологической дискуссии» (конец зимы-весна 1931) отказался от этих взглядов на реактологию.

ПримечанияПравить

  1. Отчет о состоянии и действиях Императорского Московского Университета за 1910 год
  2. Костригин А. А. «Работа в целом не удалась»: Дело по чистке аппарата Института экспериментальной психологии в 1930 г. (архивные материалы) // История российской психологии в лицах: Дайджест. 2017. № 1. С. 108—138.
  3. Реорганизация Института экспериментальной психологии // Известия. 1930. 20 нояб. С. 5.
  4. Архив Российской Академии образования (АРАО), ф. 82, оп. 1, д. 11: Материалы реактологической дискуссии. Стенограмма собрания, 2 марта 1931 г.
  5. 1 2 Реактологическая дискуссия в Психологическом институте // Вопросы психологии. 1994. № 2. С. 21-31.
  6. Итоги дискуссии по реактологической психологии. Резолюция общего собрания ячейки ВКП(б) Государственного института психологии, педологии и психотехники от 06.06.1931 г. // Психология. 1931. № 4-6. С. 2-3.

СочиненияПравить

  • Учение о реакциях человека с психологической точки зрения («реактология»). М., 1921 (3-е изд. М.—Л., 1927)
  • Современная психология и марксизм // ПЗМ. 1923. № 1, 4—5;
  • Диалектический метод в психологии // ПЗМ. № 1
  • Современная психология и марксизм. Л., 1924 (2-е изд. — Л., 1925)
  • Психология и марксизм // Психология и марксизм. Сборник статей. Л., 1925
  • Современное состояние психологии в СССР // ПЗМ. 1927. № 10—11
  • Учебник психологии, изложенной с точки зрения диалектического материализма. М., 1929; Психология. [В соавт.]. 2-е изд. М., 1941.

СсылкиПравить