Открыть главное меню
Anatoly N. Krupensky.jpeg

Анатолий Николаевич Крупенский (3 ноября 1850, Кишинёв5 декабря 1923, Рим) — русский дипломат, посол в Италии, брат В.Н. Крупенского. Гофмейстер, тайный советник.

Содержание

БиографияПравить

Происходил из потомственных дворян Бессарабской губернии Крупенских, — сын губернского предводителя дворянства Николая Матвеевича Крупенского и жены его Надежды Ивановны Гинц. Землевладелец Каменец-Подольского уезда Подольской губернии (542 десятины)[1].

Высшее образование начал получать в Киевском университете Св. Владимира; в сентябре 1871 года перешёл на юридический факультет Московского университета, который окончил в 1874 году.

Поступил на службу в Министерство иностранных дел.

В 1879 году, будучи вторым секретарем русского посольства в Вене, получил придворное звание камер-юнкера.

2-й секретарь посольств в Австро-Венгрии (1878—1883) и Великобритании (1883—1891). Первый секретарь посольства в Великобритании (1891—1896).

В 1896—1905 годах был советником посольства в Италии.

Служил чрезвычайным посланником и полномочным министром в Норвегии (1905—1912). Участвовал в переговорах по Шпицбергенскому вопросу на международных конференциях, проходивших в Христиании (Осло) в 1910 и 1912 годах.

В 1912—1915 годах был послом в Италии. После революции остался в Италии.

Скончался в 1923 году в Риме. Похоронен на кладбище Тестаччо.

МненияПравить

Военный атташе в странах Скандинавии граф Игнатьев вспоминал:

русская миссия существовала в полном смысле этого слова на средства своего посланника, богатейшего бессарабского помещика Крупенского. Мои редкие наезды в Христианию доставляли ему истинную радость, так как давали лишний предлог затмить всех коллег своим подчас слишком подчеркнутым восточным хлебосольством. Служебные обязанности русского посланника не были обременительны: интересы России в Норвегии исчерпывались в ту пору соблюдением рыболовной конвенции. Она нарушалась, правда, из года в год предприимчивыми норвежскими рыболовами трески и охранялась ввиду этого русскими вооруженными канонерками. В противоположность двум другим моим посланникам [прим. И. А. Кудашев в Дании и Ф. А. Будберг в Швеции], людям отменно воспитанным и боявшимся собственной тени, Крупенский со свойственной этой семье южной экспансивностью обращался не только со своим единственным секретарем, но и с норвежскими чиновниками, как с собственными крепостными. Этому восточному сатрапу не могла быть по душе демократическая свободолюбивая Норвегия.

НаградыПравить

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить