Крушение императорского поезда

Круше́ние импера́торского по́езда — катастрофа, произошедшая 17 (29) октября 1888 года с императорским поездом на участке Курско-Харьково-Азовской (ныне Южной) железной дороги у станции Борки под ХарьковомЗмиевском уезде). Несмотря на многочисленные человеческие жертвы и сильные повреждения подвижного состава, в том числе царского вагона, сам император Александр III и члены его семьи не пострадали. Спасение императорской семьи в официальной печати и в церковной традиции интерпретировалось как чудесное; на месте катастрофы был воздвигнут православный храм.

Крушение императорского поезда
Russian imperial train crush1888.jpg
Последствия крушения поезда
Подробные сведения
Дата 17 (29) октября 1888
Время 09:10 MSK (06:10 UTC)
Место Першотравневое
Страна Российская империя
Железнодорожная
линия
Курско-Харьковско-Азовская железная дорога
Оператор МПС Российской империи
Тип происшествия Крушение поезда
Причина причины технического характера
Статистика
Поезда 1
Число пассажиров 290
Погибшие 21
Раненые 68+
Ущерб 10 вагонов состава

Содержание

Место крушенияПравить

Место железнодорожной катастрофы — нынешнее село Першотравневое, где находится племенной завод «Червоный Велетень»[1]. Расположено при речке Джгуне, приблизительно в 27 км от Змиёва. В последней четверти XIX века в селе насчитывалось около 1500 жителей, осуществлялся отпуск хлеба и имелась станция Курско-Харьково-Азовской железной дороги[2][3].

Ход событийПравить

КрушениеПравить

 
Место катастрофы: железнодорожная насыпь, под которую свалился поезд

Авария Императорского поезда произошла 17 октября 1888 года в 14 часов 14 минут на 295-м километре линии Курск — Харьков — Азов южнее Харькова. Царская семья ехала из Крыма в Санкт-Петербург. Техническое состояние вагонов было отличным, они проработали 10 лет без аварий. В нарушение железнодорожных правил того периода, ограничивавших число осей в пассажирском поезде до 42, в императорском, состоявшем из 15 вагонов, было 64 оси. Вес поезда был в пределах, установленных для грузового, но скорость движения соответствовала экспрессу. В нарушение правил поезд вели два паровоза, товарный Т.164 завода Зигля[de] (0-3-0, 1875 г. в., 38 т, конструкционная скорость 58 км/ч) и пассажирский П.41 (1-2-0, 1871 г. в., 32 т, конструкционная скорость 82 км/ч) Коломенского завода братьев Струве[4][5][6].

Галопирующие в разных ритмах паровозы на скорости 68 км/ч, расшатали слабое верхнее строение пути частной железной дороги, второй паровоз фактически провалился между разошедшимися рельсами. При таких условиях произошёл сход 10 вагонов. Причём путь в месте крушения проходил по высокой насыпи (около 5 сажен[7]). Тяжелые царские вагоны раздавили своей массой обычные вагоны с прислугой, поставленные в голове поезда.

По рассказам очевидцев, сильный толчок сбросил с места всех ехавших в поезде. После первого толчка последовал страшный треск, затем произошёл второй толчок, ещё сильнее первого, а после третьего, тихого, толчка поезд остановился.[8] Мария Федоровна «по свежим следам» следующим образом описала события своему брату греческому королю Георгу:

 Как раз в тот самый момент, когда мы завтракали, нас было 20 человек, мы почувствовали сильный толчок и сразу за ним второй, после которого мы все оказались на полу и все вокруг нас зашаталось и стало падать и рушиться. Все падало и трещало как в Судный день. В последнюю секунду я видела еще Сашу, который находился напротив меня за узким столом и который потом рухнул вниз… В этот момент я инстинктивно закрыла глаза, чтобы в них не попали осколки стекла и всего того, что сыпалось отовсюду. (…) Все грохотало и скрежетало, и потом вдруг воцарилась такая мертвая тишина, как будто в живых никого не осталось. (…) 
 
Место катастрофы: сход произошёл в низшей точке профиля пути

Последствия крушенияПравить

Перед глазами уцелевших от крушения предстала ужасная картина разрушения. Все бросились разыскивать императорское семейство и вскоре увидели царя и его семью живыми и невредимыми. Вагон с императорской столовой, в которой находились Александр III и его жена Мария Фёдоровна с детьми и свитой, был полностью разрушен: без колёс, со сплюснутыми и разрушенными стенами, он полулежал на левой стороне насыпи; крыша его лежала частью на нижней раме. Первым толчком повалило всех на пол, а когда после разрушения пол провалился и осталась одна рама, то все оказались на насыпи под прикрытием крыши. Утверждают, что Александр III, обладавший недюжинной силой, держал на плечах крышу вагона, пока семья и другие пострадавшие выбирались из-под обломков.

Обсыпанные землёй и обломками, из-под вагона выбрались император, императрица, цесаревич Николай Александрович — будущий российский император Николай II, великий князь Георгий Александрович, великая княжна Ксения Александровна, лица свиты, бывшие приглашёнными к завтраку. Большинство пассажиров этого вагона отделалось лёгкими ушибами, ссадинами и царапинами, за исключением флигель-адъютанта Шереметева, которому раздробило палец руки.

Во всём поезде, состоявшем из 15 вагонов, уцелело только пять, остановившихся от действия автоматических тормозов Вестингауза. Остались целыми также и оба паровоза. Вагон, в котором находились придворно-служащие и буфетная прислуга, был полностью уничтожен, все находившиеся в нём погибли и были найдены в обезображенном виде — 13 изуродованных трупов были подняты с левой стороны насыпи из остатков этого вагона. В вагоне царских детей в момент крушения находилась лишь великая княжна Ольга Александровна, выброшенная вместе со своей няней на насыпь, и малолетний великий князь Михаил Александрович, вынутый из обломков солдатом при помощи самого государя.

Ликвидация последствийПравить

Весть о крушении императорского поезда быстро разнеслась по линии, и помощь спешила со всех сторон. Александр III лично распоряжался извлечением раненых из-под обломков разбитых вагонов. Императрица с медицинским персоналом обходила раненых, подавала им помощь, всячески стараясь облегчить больным их страдания, несмотря на то что у неё самой повреждена была рука выше локтя и что она осталась в одном платье. На плечи царицы накинули офицерское пальто, в котором она и оказывала помощь.

Всего пострадало при крушении 68 человек, из них 21 человек погиб. Только в сумерки, когда все погибшие были опознаны и не осталось без помощи ни одного раненого, царская семья села во второй прибывший сюда царский поезд (свитский) и отбыла на станцию Лозовую, где ночью было отслужено первое благодарственное молебствие за чудесное избавление царя и его семьи от смертельной опасности. Затем императорский поезд отбыл в Харьков для дальнейшего следования в Санкт-Петербург.

Расследование причинПравить

 
Катастрофа (фото 1888 года)

Некачественные пути и неисправность вагонаПравить

С ведома царя расследование причин катастрофы в Борках было поручено прокурору уголовного кассационного департамента Сената А. Ф. Кони. Основной версией было крушение поезда в результате ряда технических факторов: плохого состояния пути и повышенной скорости поезда.

Сразу же после аварии главный инспектор железных дорог барон Шернваль, который ехал на царском поезде и сломал ногу в аварии, вызвал управляющего Обществом Юго-Западных железных дорог С. Ю. Витте и директора Харьковского политехнического института Виктора Кирпичёва, чтобы возглавить расследование на месте. Впоследствии в Санкт-Петербурге к ним присоединился вышеупомянутый Анатолий Кони.

В предыдущие годы Витте регулярно управлял имперскими путешествиями железной дорогой и царь его хорошо знал. Витте утверждал, что предупреждал ранее правительство о недостатках в компоновке поезда, в частности, использование парных паровозов и неисправных вагонов-салонов.
Трое следователей не определили непосредственную причину аварии. Витте настаивал, что это было вызвано превышением скорости, что освобождало от ответственности железнодорожное управление; Кирпичёв обвинил гнилые деревянные шпалы, в то время как Кони переложил вину на руководство железной дороги, что освобождало от ответственности государственных должностных лиц. Витте, в частности, маневрировал между обвинением чиновников и увольнением министра путей сообщений Константина Посьета. В конце концов Александр решил дело тихо закрыть, позволил Шернвалю и Посьету уйти в отставку, и назначил Витте директором императорских железных дорог. Несмотря на усилия Витте, железнодорожное управление не обошлось без внимания общественности. Подрядчика строительства Курско-Харьковской линии, Самуила Полякова, который умер за два месяца до аварии на похоронах своего делового партнёра и друга, посмертно обвинили в низком качестве строительства железной дороги. Общественность в частности «причислила» ему некачественный балластный гравий под шпалами, который не смог погасить колебания.

В итоге были привлечены к следствию и уволены в отставку министр путей сообщения адмирал К. Н. Посьет, главный инспектор железных дорог барон К. Г. Шернваль, инспектор императорских поездов барон А. Ф. Таубе, управляющий Курско-Харьковско-Азовской железной дорогой инженер В. А. Кованько и ряд других лиц.

ТерактПравить

Другая версия событий была изложена в воспоминаниях В. А. Сухомлинова[9] и М. А. Таубе[10] (сына инспектора императорских поездов). Согласно ей, крушение было вызвано взрывом бомбы, которую заложил помощник повара императорского поезда, связанный с революционными организациями (см. Народная Воля). Заложив бомбу с часовым механизмом в вагон-столовую, рассчитав момент взрыва ко времени завтрака царской семьи, он сошёл с поезда на остановке перед взрывом и скрылся за границу. Согласно свидетельствам написанным в мемуарах Ольги Александровной, в момент аварии, поезд резко покачнулся и спустя мгновение вагон столовой разорвало в клочья, и колёса с половиной вагона отрезало взрывом[11][12], а после событий, в семье разговоры шли, якобы, исключительно о теракте, а не обычной аварии. Официальная версия о неисправности путей, также якобы была сделана дабы избежать «вдохновления» других возможных злоумышленников последующих терактов.[13]

 
Первый храм на месте крушения поезда (до 1894)
 
Второй Храм Христа Спасителя в Борках (русская открытка конца 1890-х годов)

Память о событииПравить

Храм и часовняПравить

У места крушения вскоре был устроен скит, названный Спасо-Святогорским. Тут же, в нескольких саженях от насыпи, был сооружён храм во имя Христа Спасителя Преславного Преображения. Проект был составлен архитектором Р. Р. Марфельдом[14].

Торжественная закладка храма на месте катастрофы в Борках произошла 21 мая 1891 года в присутствии императрицы Марии Фёдоровны, направлявшейся на юг с дочерью Ксенией и великими князьями.

Самое высокое место насыпи, почти у полотна железной дороги, где во время крушения стоял великокняжеский вагон и из которого выбросило невредимой великую княжну Ольгу, было отмечено четырьмя флагами. У подножия насыпи, куда ступила императорская семья, выйдя невредимой из-под обломков вагона-столовой, был поставлен деревянный крест с изображением Нерукотворного Спаса. Здесь была воздвигнута пещерная часовня. На том месте, где императрица с детьми ухаживала за больными, администрацией Курско-Харьково-Азовской железной дороги был разбит сквер, находившийся, таким образом, между храмом и часовней.

…М(и)л(о)сти Твоея, Г(о)с(по)ди, исполнены суть судьбы нашя: не по беззаконием нашым сотворил еси нам, ниже по грехом нашым воздал еси нам. Наипаче же удивил еси м(и)л(о)сть Твою на нас в день он, егда вмале не погибе надежда наша, явил бо еси нам спасение помазанника Твоего благочестивейшаго государя нашего ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА, дивно сохранив его и супругу его благочестивейшую государыню ИМПЕРАТРИЦУ МАРИЮ ФЕОДОРОВНУ и всех чад их во вратех смертных. Н(ы)не убо приклоняем с(е)рдца и колена наша пред Тобою, Вл(а)д(ы)ко живота и смерти, исповедающе неизреченное Твое м(и)л(о)с(е)рдие. Даждь убо нам, Г(о)с(по)ди, память сего страшнаго Твоего посещения тверду и непрестанну в себе имети из рода в род и не остави м(и)л(о)сти Твоея от нас…[15]

Во время Великой Отечественной войны храм был взорван, а часовня повреждена. Без купола сооружение простояло более 50 лет. В начале 2000-х годов часовня была отреставрирована при помощи железнодорожников. Участие в реставрации принимали службы Южной железной дороги, благотворительный фонд «Добро», различные строительные организации[16].

В советское время остановочная платформа железной дороги между станциями Тарановка и Борки носила название Первомайская (как и находящийся рядом поселок) и была мало известна кому-либо, кроме местных жителей. Изначальное название «Спасов скит» — в честь события, происшедшего здесь, — ныне возвращено.

Другие памятникиПравить

 
Николай II и Александра Фёдоровна на вокзале в Борках (Спасов скит) 20 августа 1898 года во время визита по случаю 10-летия события. Фотосъёмка выполнена А. Федецким

Для увековечивания памяти чудесного спасения царской семьи в Харькове было учреждено Харьковское коммерческое училище Императора Александра III, отлит серебряный колокол для Благовещенской церкви в Харькове, создан ряд благотворительных учреждений, учреждены стипендии.

На станции Борки был открыт инвалидный дом для железнодорожных служащих, названный именем императора. 17 октября 1909 года перед входом в здание инвалидного дома был открыт бюст Александра III на постаменте из розового гранита. Деньги на бюст были пожертвованы служащими железной дороги. После революции 1917 года бюст царя был сброшен, постамент с повреждённым бронзовым барельефом сохранился[17].

Кроме того, по всей России стали строить часовни и храмы святого покровителя царя — князя Александра Невского, среди которых Александро-Невский собор в Ревеле (в настоящее время являющийся кафедральным собором Таллинской епархии ЭПЦ МП) и Александро-Невский собор в Царицыне (снесён в 1936 году)[18].

На Южном берегу Крыма, над Форосом в 1892 году в память о «чудесном спасении» императора Александра III и его семьи была построена и 4 октября освящена церковь Воскресения Христова. Храм возведён на средства владельца имения Форос чаепромышленника А. Г. Кузнецова по проекту академика архитектуры Н. М. Чагина.

В Анапе 15 (27) августа 1893 года «в память чудесного спасения жизни Их Императорских Величеств и Августейшей семьи во время крушения 17 октября 1888 года царского поезда»[19] был заложен храм во имя святых пророка Осии и Андрея Критского (день крушения императорского поезда пришёлся на день церковной памяти этих святых). Автором проекта храма был архитектор В. П. Цейдлер[20]. Строительство храма было завершено в 1902 году; около 1937 года этот храм был снесён (из-за потребности в кирпиче для постройки клуба и школы). В 2008 году на месте разрушенного храма была воздвигнута часовня во имя пророка Осии[21].

В окрестностях уездного городка Александровска (ныне город Запорожье) на землях, переданных владельцами меннонитского посёлка Шёнвизе, на деньги, собранные железнодорожными мастеровыми и служащими, в 1893 году был построен храм в честь Святителя Николая (освящён 15 мая). На входных вратах была размещена надпись: «В честь 17 октября 1888 г.» Разрушен вместе с другим, большим недостроенным храмом в 1930 (1932?) году. В народе назывался «Николаевской железнодорожной церковью на Южном»[источник не указан 1945 дней].

По указу Правительствующего Синода был составлен и издан специальный молебен в честь чудотворного образа Спаса Нерукотворного, так как во время крушения Александр Александрович имел при себе копию с древней чудотворной Вологодской иконы Нерукотворного Спаса[22].

Художником-пейзажистом С. И. Васильковским была написана картина «Крушение царского поезда близ станции Борки 17 октября 1888 года», изначально хранившаяся в Русском музее императора Александра III (ныне — Государственный Русский музей) в Санкт-Петербурге[23][24].

Кубанская станица Андреевская получила название «в память чудесного избавления Их Императорских Величеств и семьи от угрожавшей опасности 17 октября 1888 года при крушении поезда на станции Борки в память св. Андрея Критского»[25].

 
Могила камер-казака Т. Е. Сидорова, погибшего при исполнении служебных обязанностей во время крушения императорского поезда в 1888 году (вид с востока)
 
Вид могилы камер-казака с западной стороны

Могила камер-казака СидороваПравить

На Волковском православном кладбище сохранилась могила одного из погибших во время крушения поезда нижних чинов: камер-казака Тихона Егоровича Сидорова. Он состоял в личной охране Императрицы Марии Фёдоровны с момента её прибытия в Россию в 1866 году (тогда Мария Фёдоровна была ещё невестой наследника-цесаревича) и погиб при исполнении своих обязанностей во время крушения императорского поезда. По распоряжению императрицы его тело было перевезено в Санкт-Петербург и погребено на Волковском православном кладбище, на Глазуновских мостках (ныне Глазуновская дорожка). Сень над могилой и убранство (иконы, серебряные венки, памятные доски с именами других погибших в катастрофе, утварь и т. п.) были похищены в 1920-х — 1930-х годах во время общего разграбления кладбища.

Памятник Александру IIIПравить

2 ноября 2013 года на станции Спасов Скит в Змиёвском районе состоялось открытие памятника Александру III[26]. Мероприятие приурочили к празднованию 400-летия дома Романовых и 125-летию спасения царской семьи. Здесь также были храм и часовня, разрушенные после революции.

В кинематографеПравить

Эпизод с крушением императорского поезда показан в фильме А. Учителя «Матильда», где его причиной стала повозка с брёвнами, застрявшая на путях. Однако происшествие по непонятным причинам показано зимой (со снегом), хотя в действительности оно произошло осенью, когда снега еще не было.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. В настоящее время имя Борки носит село Змиёвского района Харьковской области (Украина), тогда находившееся в составе Змиёвского уезда Харьковской губернии.
  2. Борки, село Харьковской губернии // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Борки // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  4. Тищенко В. Н. Паровозы железных дорог России 1837—1890 гг. — 2008. — Ч. 1. — С. 162, 166. — ISBN 978-5-9901382-3-0.
  5. Боченков В. В., Бычкова Е. В., Галацкий О. Б., Индра И. Л. Коломенский завод. Локомотивы // Паровозы. 145-летию Коломенского завода посвящается. — 2008. — Ч. I. — С. 11, 70, 259. — ISBN 978-5-9900102-9-5-4.
  6. Раков В. А. Локомотивы отечественных железных дорог 1845—1955. — 2-е изд. — 1995. — С. 71, 92. — ISBN 5-277-00821-7.
  7. Приблизительно 10,7 м.
  8. Administrator. Катастрофа 1888 г. - Город. Люди. Время. (рус.). balakliets.kharkov.ua. Проверено 14 мая 2018.
  9. Сухомлинов В. А. Воспоминания. Мемуары. — Харвест, 2005. — Гл. X. — С. 121—122. — ISBN 985-13-2594-5.
  10. Введение // «Зарницы»: воспоминания о трагической судьбе предреволюционной России (1900—1917). — М., 2006. — С. 25-28.
  11. Воспоминания великой княгини Ольги Александровны (рус.) (26 марта 2015). Проверено 15 мая 2018. «Все упали на пол. Секунду или две спустя столовый вагон разорвался, как консервная банка. Тяжелая железная крыша провалилась вниз, не достав каких-то нескольких дюймов до голов пассажиров. Все они лежали на толстом ковре, лежавшем на полотне: взрывом отрезало колеса и пол вагона....».
  12. Лили Смольская Деhн. Подлинная царица. Последняя Великая Княгиня. — ОЛМА Медиа Групп, 2003. — 448 с. — ISBN 9785765428955.
  13. Administrator. Катастрофа 1888 г. - Город. Люди. Время. (рус.). balakliets.kharkov.ua. Проверено 15 мая 2018.
  14. Академик архитектуры (1887).
  15. Последование бл(а)годарственнаго и молебнаго пения, м(е)с(я)ца октовриа в 17 день. — СПб.: Синодальная тип., 1889. — С. 23—25.
  16. Часовня Нерукотворного Спаса, отреставрированная железнодорожниками, вновь засияла золотым куполом
  17. Сокол К. Г. Монументальные памятники Российской империи. — М.: Вагриус плюс, 2006. — С. 151. — ISBN 5-98525-018-0.
  18. Александро-Невский собор в Царицыне
  19. Газета «Кубанские областные ведомости», 1893 год.
  20. Храм святого пророка Осии в Анапе
  21. Константинов В. А. Анапа: путешествие в прошлое. — Анапа, 2009. — С. 38. — ISBN 978-5-9901634-1-6.; см. также сообщение городского сайта.
  22. Храм Всемилостивейшего Спаса на сайте Нижегородской епархии.
  23. Сведения из статьи: Васильковский, Сергей Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  24. Васильковский // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  25. Самовтор С. В. Переименование кубанских станиц и хуторов в 1910—1912 гг.
  26. На Харьковщине установили памятник российскому царю

ЛитератураПравить

  • Коловрат Ю. А. Спасов Скит. Крушение царского поезда и история храма Христа Спасителя: Путеводитель. — Харьков: Мачулин, 2013. — ISBN 978-966-8768-35-4.
  • Коловрат Ю. А. Спасов Скит. Крушение царского поезда и история храма Христа Спасителя / Ю. А. Коловрат-Бутенко. — Изд. 2-е, стереотип. — Саарбрюккен: Ламберт академик паблишинг, 2016. — 76 с.: ч/б ил. — ISBN 978-3-659-86532-9.
  • Наговицын В. С. Крушение императорского поезда // Локомотив : журнал. — 2007. — № 8.

СсылкиПравить