Крыла́тые гуса́ры, или Гуса́рия[1] (польск. husaria) — элитная кавалерия Королевства Польского и Речи Посполитой, созданная на рубеже XV—XVI веков[2], действовавшая на полях сражений с начала XVI века до середины XVIII века[3], специализировавшаяся на «проламывании» боевых порядков вражеской конницы или пехоты концентрированным копейным кавалерийским ударом[4][5].

Картина «Гусар» кисти Юзефа Брандта. 1890 год, холст, масло

Кавалерия была наиболее многочисленной и боеспособной частью польско-литовского войска, в которой гусария составляла бо́льшую часть[6]. Гусария представляла собой отряды тяжёлой кавалерии со специфической тактикой, вооружением, комплектованием и имела легко узнаваемые отличительные атрибуты — крылья (крепились различными способами за спиной всадника), очень длинные пики с прапорцами и звериные шкуры. Остальные рода войск играли в те времена в польско-литовских войсках вспомогательную роль, взаимодействие пехоты и артиллерии с кавалерией было налажено плохо. Поэтому кавалерия и самая её боеспособная часть гусария являлись основной военной силой Речи Посполитой. Длительное время гусария не имела себе равных в Европе, и её атаки не раз приносили победу Королевству Польскому и Великому княжеству Литовскому[7].

История гусарии править

 
Войцех Коссак. «Гусария» (1936)

Происхождение названия править

По одной версии, в X веке в византийских военных руководствах упоминается лёгкая конница, которая называлась хосарии (χωσάριοι) или хонсарии (χωνσάριοι). В этой коннице служили балканские наёмники, чаще всего сербы, и основными их обязанностями были разведка и диверсионные набеги. В свою очередь, византийский термин мог произойти от латинского cursores — так называлась лёгкая конница во времена упадка Римской империи. В сербском языке греческое хонсарии превратилось в гусар и стало синонимом слова бандит. В XIV веке Сербское царство со столицей в городе Рас пало, и многие сербские гусары нашли убежище в Венгрии — там они помогали бороться с османской экспансией. Так в венгерском языке могло появиться слово гусар[8][9].

По другой версии, в 1458 году венгерский король Матьяш Корвин приказал для защиты от турок собрать особое конное ополчение — в него набирали по одному воину от двадцати дворов. По-венгерски husz означает двадцать[8], ar — жалование[10], отсюда пошло название ополченцев — «гусары».

Поляки чаще использовали слово ussar, чем hussar. В Польше тяжёлые гусары обозначались аббревиатурой p.p.t.d. — pancerz, przyłbica, tarcza, drzewo (кольчуга, шлем, щит, дерево (здесь — копьё).[8][11]

Ранние упоминания править

Первым известным документом, в котором упоминаются гусары, является написанный на латыни казенный реестр 1500 года Regestrum in quo diversi computi ti rationem…, в котором была найдена древнейшая запись о зачислении гусар на службу Ягеллонам. В этом документе несколько гусар упоминаются по имени и фамилии[12]:

Вот гусары: Андрич гусар 40 флоринов за службу (…) Вот гусары, которых я дал в Новоградке: Каспер Чекель, Вацлав Любич со своими товарищами, Михал гусар со своими товарищами, Лукас гусар со своими товарищами.

Сведения о гусарах под 1503 годом записал в своей летописи, изданной в 1582 году польский летописец Мацей Стрыйковский[12]:

этой осенью (1503 г.) пришла весть короля Александра (Ягеллончика), что татары, перейдя реку Припять, разорили литовские владения, и король послал против них князя Михайловича Олельковича-Слуцкого, и Подольского Воеводина Яна Бучацкого и при них литовских придворных и Рацов немало, которые на литовские деньги солдатски по-усарски недавно служили

Польский историк Константин Горский, автор «Истории польской верховой езды» (1894), также упоминает другие исходные документы, в том числе, например, написанный на латыни счет 1580 года, в котором появляется старопольское название гусар[12]:

Distributio militibus et stipendiariis in finibus M.D.Lithuaniae existentibus, solutio facta est in Minsko die 18 menis Februarii 1580 et in Łukoml, post lustrum in presentia S.R.M. die 4 Junii an. 1580 factum. Dzierżanowski Eq.94 Usaros 77, Kozakos 17. Magnificus Nicolaus a Sreniawa Castellanus Camenecensis conscripsit comitivam ad Kowel Equos Usaros 146, Kozakos 37. Herbut eq.92 ex quibus Usaros 82 Kozakos 10.

Становление править

Наиболее вероятно, что на экипировку и внешний вид крылатых гусар оказали влияние турецкие «дели» (буквально — «безумные»). Так назывались воины конных отрядов, использовавшихся в авангарде турецкой армии. Они обычно набирались правителями пограничных районов из балканских народов — южных славян, албанцев и т. д., подвластных Османской империи. Дели отличались «безумной» храбростью, вместо доспехов они носили шкуры диких зверей и украшали себя крыльями хищных птиц. По примеру дели, крылья на щитах и головных уборах стали носить венгерские гусары[13].

Первыми польскими гусарами были сербы[8][14] — Рацы, приехавшие после смерти короля Матьяша Корвина из Венгрии в Польшу, чтобы продолжить борьбу с турками. В 1500 году несколько знатных сербов со своими небольшими отрядами поступили на службу польского короля. Вскоре в эти подразделения начали набирать венгров, поляков и литовцев[14]. В декабре 1501 года были сформированы первые регулярные роты гусарии (hussarorum alias raczev)[8]. Но поскольку Рацы приносили много вреда своим нанимателям, от их услуг отказались, однако традицию службы переняли поляки[15].

Первоначально гусары были лёгкой кавалерией. В те времена (начало XVI века) сербы и венгры, служившие «по-усарски», либо не использовали никаких защитных доспехов, либо использовали только деревянные «турецкие» щиты с формой птичьего крыла, иногда кольчугу и шишаки[16], а вооружены только лёгкой пикой[8]. Их одежда состояла из венгерского кафтана с шнурами-петлицами на груди (будущий доломан), поверх которого набрасывался меховой плащ-мантия, или «ментия». Иногда этот плащ заменяла волчья, медвежья или леопардовая шкура. На голове гусары носили своеобразные фетровые или меховые шапки, украшенные перьями, венгерские шапки-«магерки» или металлический шлем-шишак. Обувью служили низкие жёлтые, иногда красные сапоги. Гусары имели (тарч) особой формы, к которому могли прибиваться, по образцу турецких «дели», декоративные крылья из перьев диких птиц. Гусары были вооружены длинным копьём-пикой, называвшимся «древо», саблей, а также могли иметь лук[17].

Польские же гусары, уже с середины XVI века тяготели к западной традиции, имели различное оружие и охотно использовали лёгкое защитное снаряжение — панцири, кольчуги, нагрудники и другие разновидности доспехов. Со второй половины XVI века польские гусары стали тяжёлой конницей, имеющей обязательный набор вооружения, снаряжения и атрибутики. В 1577 году избранный годом ранее польским королём Стефан Баторий произвёл стандартизацию вооружения и снаряжения гусарии — ношение щита было упразднено, а взамен гусары стали носить металлические нагрудники[19].

Достаточно подробное описание гусарии оставил французский инженер и картограф Гийом де Боплан. Вот как описывает он польских гусар[20]:

Гусары, служащие в качестве улан, — это шляхтичи с большим состоянием, имеющие до 50 тысяч ливров [дохода]. У них очень хорошие лошади, самая дешёвая из которых стоит не менее 200 дукатов; это турецкие лошади, происходящие из Анатолии, из провинции, называемой Караманья (Carmenie). Каждый улан служит на пяти лошадях; итак, в хоругви из сотни улан есть только 20 товарищей, которые едут в одну шеренгу, так что каждый возглавляет [свой] ряд; следующие четыре шеренги — это их слуги, каждый в своём ряду. Длина их копья 19 футов, оно полое, начиная от острия до яблока, остальное сделано из крепкого дерева; на острие своих копий они прикрепляют значки, всегда двухцветные: бело-красные, сине-зелёные или черно-белые, длиной в 4—5 локтей. Это делается, наверное, для того, чтобы пугать неприятельских лошадей, ибо когда они [уланы], опустив копья, несутся во весь карьер [в атаку], флажки развеваются, описывая круги, и наводят ужас на неприятельских лошадей, ряды которых они желают прорвать. Облачены они в панцири, наручники, наколенники, шлемы и т. д. Сбоку у них только сабля, под левым бедром палаш, привязанный к седлу, к правой луке которого прикреплён длинный меч, широкий у рукоятки и суживающий к острию, в форме четырёхгранника, для того, чтобы можно было колоть свалившегося на землю, но ещё живого человека. Меч имеет 5 футов в длину и круглую головню, чтобы удобнее было прижать к земле (противника) и проколоть кольчугу; назначение палаша — рубить тело, а сабли — драться с её помощью и рубить кольчугу. Они носят также боевые секиры весом до шести фунтов, которые похожи по виду на наши четырёхгранные пики, очень острые с длинной рукояткой, для того чтобы можно было наносить удары по неприятельским панцирям и шлемам, которые разбиваются от такого оружия.

Расцвет править

Гусария сыграла решающую роль во многих сражениях, в которых участвовала, в частности, в битве с русскими под Оршей (1514) и с молдаванами при Обертыне (1531)[8].

Военная реформа, проведенная Стефаном Баторием в 1576 году, ознаменовала начало золотого века гусарии, продолжавшегося с последней четверти XVI века по первую четверть XVII века. Действия гусарии Стефана Батория предопределили исход сражения при Любешове  (англ.) (1577). Затем последовала серия побед в войне с Россией (1577—1582) (Битва под Венденом (1578), Битва под Торопцем (1580))[21]. Далее были достигнуты победы над Габсбургами при Бычине (1588) и над молдаванами при Букове  (польск.)[22][23] и под Куртя-де-Арджеш[24] (1600), над шведской армией при Кокенхаузене (1601), Вассенштайне (1604) и Кирхольме (1605), а также над русско-шведской армией при Клушине (1610)[25], над крымскими татарами в под Мартыновом (1624) и под Охматовом (1644).

 
Придворная рота гусарии. Изображение парада в Кракове в честь свадьбы Сигизмунда III в декабре 1605 года. Рисунок со Стокгольмского свитка[~ 1].

Эти победы в битвах часто были триумфальными, над численно превосходящими поляков армиями. Так в битве при Клушине (1610), 6800 поляков, из которых было около 5500 гусар, разбили 35-тысячную русскую армию, в составе которой было около 5000 иностранных наёмников Делагарди. Вот как гетман Жолкевский описывает свою победу:

… на эту иноземную конницу, соединившись, напали несколько наших рот, вооружённых копьями, саблями и кончарами. Конница, не поддержанная русскими и немецкой пехотой, не могла устоять и пустилась в свой стан…". На их плечах гусары ворвались в русский лагерь.

Гусария в то время составляла 75 %[6] всей польской кавалерии и считалась непобедимой. Наибольшей численности в своей истории польская гусария достигла в 1621 году — в Хотинской битве её численность тогда составила 8280 человек[26]. Гусария решила итог в битве под Тшцяно (1629), в Берестецкой битве (1651), эта битва до начала XIX века считалась крупнейшим сражением в Европе, для участия в ней собралось не менее полумиллиона людей[27].

Успешно действовала гусария против русских в «счастливый год»[~ 2][28] (битва под Полонкой, битва под Любаром, битва под Чудновом, битва на Кушликовых Горах), враг часто бежал только при виде гусар, против турок в Хотинской битве (1673). Победила гусария и крымских татар в битве при Львове (1675)[24].

 
Ян Собеский у стен Вены (кисти Юлиуша Коссака)

Ян Собеский перед лицом османской угрозы формировал всё новые гусарские роты и переформировал в гусар лёгкую конницу. В обращении к сейму он называл гусар «костяком военной солдатской силы… её украшением и защитой… подобной не найти ни в одной другой стране»[29]. В 1683 году польские гусары выступили на помощь осаждённой турками Вене и заслужили репутацию «храбрейших воинов, когда-либо встречавшихся под солнцем»[30]. Историк Веспасиан Коховский в своей «Песне освобождённой Вене» (1684) описывал атаку гусар, свидетелем которой он был:

Опущено гусарское копьё 
Проткнув врагов немало
Так их страшило, и ужасно било
Неумолимое, стремительное острие
Жестоко был сражён, в кого попало
Бывало иногда, двоих оно пронзало
А прочих гонит паника,
Как мух сгоняет кипяток[~ 3].

Битва под Веной стала последней значительной победой гусарии под командованием короля Яна III Собеского. Угроза завоевания Западной Европы мусульманской Османской империей была снята.

Однако, польская экономика была подорвана, солдаты не получали жалования более десяти лет. Происходило ослабление союзного государства[32].

Упадок гусарии, реформирование править

С развитием огнестрельного оружия и артиллерии, во второй четверти XVII века тяжёлая конница начала исчезать из состава западноевропейских армий. Реформированные армии западноевропейских государств успешно противостояли гусарии, при столкновениях с ними гусары стали малоэффективными.[33]. В августе 1622 года под Митау гусария даже не смогла начать атаку, прижатая огнём шведской артиллерии и ружей:

Я скакал от одной роты к другой… обещая повести солдат лично, угрожая им виселицей, суля им награды, но ничего не помогало.

Подобные сцены повторялись в 1626 году под Гневом (Меве)[34], при Диршау (1627), в годы Потопа (1655—1658).

Самый ощутимый удар по гусарии нанесли украинские казаки, прекрасно знакомые с тактикой и особенностями ведения боя противника. Их тактике гуляй-города и шквальному ружейному огню, гусария мало что могла противопоставить. В 1652 году в битве под Батогом поляки, сражаясь с казаками, которые имели в союзниках татар, были наголову разгромлены. Полегло около восьми тысяч отборных солдат Речи Посполитой, в том числе от 3 до 5 (по разным оценкам) тысяч крылатых гусар. Среди павших — польский магнат Мартин Калиновский, его голову принесли Богдану Хмельницкому наколотой на копье. Однако, польский и украинский равнинный ландшафт и необходимость воевать с турками, татарами и русскими на длительное время продлили использование гусарии[22].

В начале XVIII века Речь Посполитая была втянута в Северную войну. Польская армия столкнулась с превосходной шведской армией. Первая же генеральная битва при Клишеве в 1702 году выявила преимущество шведов — польский конный отряд половину которого составляли крылатые гусары были остановлены искусственными препятствиями (испанскими козлами). Командующий польским войском польный гетман коронный Иероним Любомирский приказал отступить с поля боя[35].

В конце концов в 1775 году сейм постановил упразднить гусарию. Крылатых гусар заменили более эффективные, мобильные и вооружённые лёгкой пикой польские уланы[36].

Тактика править

Подготовка править

Обязанность подготовки бойцов роты возлагалась лично на ротмистра[32].

Наиболее важным навыком гусара было совершенное владение пикой и уверенное управление конём, на практике всаднику часто приходилось на полном скаку управлять одними ногами. Эти умения совершенствовались специальными упражнениями, такими как: прыжок в седло (не касаясь седельной луки); разворот после галопа в огороженном круге малого диаметра; поднятие с земли пикой шапки или перехват пикой кольца, установленного на козлах или подвешенного на шнурке. Практики известные под наименованием, «верхогоны до обруча». Популярными в начале XVII века, были гусарские турниры в стиле средневековых рыцарских[37].

Очень эффектно и угрожающе гусары отрабатывали имитацию атаки. Лоб в лоб, держа копья на перевес, две стенки всадников неслись навстречу: каждый гусар должен был попасть в зазор в рядах противников между всадниками, никого при этом не поранив вытянутой пикой, и быть внимательным, чтобы не пораниться самому[37].

Команды править

При атаке, согласно гетманскому декрету от 1704 года, ротмистр подавал следующие команды[38][~ 4]:

  • Молчать! (польск. Uciszcie się!)
  • Надвиньте шапки! (польск. Naciśnijcie czapki!) — команда подавалась солдатам без шлемов. Считалось позором потерять шапку в бою.
  • Сомкнуть ряды! (польск. Ściśnijcie kolano z kolanem!)
  • Сабли на темляк! (польск. Szable na temblaki!) — при атаке пиками.
  • Сабли в руку! (польск. Szable w ręku!) — при атаке саблями.
  • Вперёд! (польск. Dalej!) — хоругвь переходила на лёгкую рысь, проходя половину расстояния до противника.
  • Пики к бою! (польск. Złóżcie kopie!) — при атаке пиками, непосредственно перед таранным ударом. По этой команде пики опускались горизонтально на уровень лошадиной головы, хоругвь переходила в полный галоп.

Атака править

 
Атака хоругви крылатых гусар в битве при Клушине. Картина Шимона Богушовича (1610).

Для атаки хоругвь гусарии выстраивалась в три и более шеренги. Первые шеренги составляли самые опытные и хорошо вооружённые товарищи, а задние — их почтовые[~ 5], которые развивали успех в случае прорыва вражеского строя[39].

Гусария начинала атаку с расстояния приблизительно 100 шагов от противника. Сначала гусары ехали шагом, потом — рысью, затем — галопом, на расстоянии несколько шагов до противника первая шеренга переходила в карьер[40]. Такой нарастающий темп атаки позволял сберечь силы коней и снизить потери от огнестрельного оружия врага, которое было эффективно только на близкой дистанции. Кроме этого, существует версия, что во время атаки гусары от флангов сдвигались к центру, ещё более уплотняя фронт хоругви (некоторые летописцы упоминают даже о построении «колено в колено»), тем самым якобы увеличивая плотность и силу удара. Однако перечень команд, подававшихся при атаке, опровергает эту гипотезу. Ряды смыкались ещё до атаки, а не во время её[38].

Войцех Раковский в своём памфлете «Побуждение достойных сынов Короны Польской к службе военной, на поход против неприятелей короны, лета Господня 1620» (польск. Pobudka zacnym synom Korony Polskiey do służby woienney, na expedicyą przeciwko nieprzyjaciołom koronnym roku pańskiego 1620) даёт такие инструкции касательно атаки гусар:

 
Атака крылатых гусар под Хотином. Худ. Станислав Батовский (1917)

Ток должен быть подвешен к седлу справа. Гусарская атака пикой всегда происходит с использованием тока. Не разворачивайся влево, но сиди прямо… Пику опусти до уровня шеи лошади. Атакуйте, пришпоривайте лошадей, цельтесь противнику в пупок[41].

В сражении в открытом поле часто всё решала одна атака гусарии. Если прорвать строй с первого раза не удавалось, то сопротивление врага ломалось последовательными волнами кавалерии. К примеру, в битве при Клушине гусария атаковала 7 раз. Команды подавались с помощью сигналов трубы или через конных ординарцев. В то время гетманы лично участвовали в сражениях, нередко в первых рядах[42].

В 1676 году англичанин Лоуренс Гайд отметил в своем дневнике[43]: «…когда они нападают, когда мчат изо всех сил с этими пиками наперевес, ничто не устоит перед ними». В 1689 году французский мемуарист Франсуа Поль Далерак писал: «Это правда что эти пики тяжело остановить, потому что они и коней, и всадников насквозь прошьют так, как будто верхогоны до обруча[~ 6], всё, что только становится ему преградой или сопротивляется, он навылет пробивает».

После первого удара копьями, которые часто ломались или терялись, гусары переходили в ближний бой, пуская в ход висящие на правой руке на темляках длинные кончары или другое оружие, соответствующее густоте схватки, а также снаряжению и вооружению противника. После того, как гусария прорывала строй, гусары рубили и преследовали врага. Однако в момент перелома битвы устав требовал осторожности и осмотрительности, запрещая самочинные атаки. Особенно это касалось боёв с татарами и запорожскими казаками, которые часто практиковали ложное отступление. Кто в ходе боя бросался на добычу, того устав предписывал убивать на месте[44].

Противодействие гусарам править

Учитывая широкое распространение гусарии на полях сражений Европы на протяжении нескольких веков, противникам Речи Посполитой пришлось разрабатывать различные тактики противодействия атакам гусарских рот и хоругвей. В основном, противники гусарии использовали различные инженерные сооружения и конструкции:

  • «свиные перья» — короткие рогатины, вбитые в землю под углом за несколько шагов перед фронтом пехоты и направленные в сторону противника;
  • растянутые между кольями цепи;[45]
  • «испанские козлы» — установленные перед и параллельно фронту пехоты горизонтальные балки, в которые (образуя козлы) вставлены заостренные одинаковой длины колья, под углом 90 градусов между собой. Другие названия этой конструкции — «испанский всадник», «спансрейтер», «рогатка», «остростав», «острая застава»[46][47][48]. Конструкции были лёгкими и легко переносились пехотой с места на место;
  • «кобылица» — конструкция, изготовлявшаяся из дерева, по типу «испанских козлов», однако использовалось целое дерево, ветки которого укорачивались до равной длины и заострялись[48].
  • гуляй-город;
  • соединённые между собой цепями возы — использовались запорожскими и реестровыми казаками;
  • шанцы, редуты, рвы и волчьи ямы[49] — выкапывались скрытно в ночь перед сражением;
  • «чеснок» — кованные железные «ежи», которые тремя шипами упирались в землю, а четвёртый шип торчал вертикально. Эта конструкция была не видна всадникам. Каждый пехотинец мог иметь несколько чесноков и скрытно раскидать их впереди строя[48].

Некоторые военные трактаты XVII века советовали перед атакой гусарии расступаться, чтобы атаковать гусар во фланг, когда смертоносные пики пронеслись мимо[50]. Когда во время Варшавской битвы в 1656 году шведское войско было атаковано немногочисленными гусарами, шведский король Карл Х Густав «…дал приказ всем командирам бригад или полков, чтобы они, когда на них двинутся гусары, расступились и дали дорогу их неистовству, которому, как он знал, в то время нельзя было противостоять ни силой, ни каким-либо другим способом»[51].

Комплектование править

Формирование править

Гусария была подразделением народного авторамента — наёмного войска польской военной традиции, организовывалась в хоругви (роты) по 100—200 коней, а на поле боя хоругви объединялись в хуфы[~ 7] — отряды, близкие по численности к полкам. Этот род войск требовал особой военной подготовки и боевого духа. В гусарию подбирались опытные, сильные, рослые и смелые шляхтичи. Служба в хоругвях гусарии была очень престижной — офицеры других родов войск считали почётным перевестись туда простыми товарищами[52].

 
Гусарская хоругвь. Фрагмент картины «Битва при Кирхгольме в 1605 году», Питер Снайерс, (ок. 1630). Коллекция замка Саснаж, Франция.

Комплектование гусарии в XVII веке оставалось таким же, как и в эпоху средневековья. Это был принцип «товарищеского по́чта», согласно которому будущий командир гусарской хоругви (роты) — ротмистр, получив «письмо о призыве» (особая грамота «лист пшиповедны»[~ 8]), оно обычно подписывалось королём, имел право формировать роту. В этой грамоте указывались время службы (как правило в обычной хоругви 5 лет, в королевской — 2,5 года), размер оплаты, условия, которым должны отвечать рекруты, их вооружение и снаряжение. Набор в хоругвь происходил на добровольной основе, для чего ротмистру давался определённый срок (с 1620 года — двухмесячный, считая со дня выдачи «листа»)[52][17]. Хоругвь состояла из по́четов — наименьшей войсковой единицы в польской кавалерии. Почет состоял из челядников (почетовых) и товарища, собственно владельца этого почета[32].

Занимаясь формированием, ротмистр нанимал по контракту нескольких товарищей, из числа рыцарей-шляхтичей, каждый из которых обязан был привести с собой «копьё» или «почет» («почёт»-свиту) (польск. poczet), в составе одного-двух вооружённых слуг с лошадьми. Товарищ был, в прямом смысле, товарищем ротмистра, так как разделял его финансовые и военные риски. Товарищи образовывали своего рода военное братство. Друг к другу ротмистры и товарищи обращались «пан брат»[53].

Эти «почетовые» воины, называвшиеся также пахолками или пахоликами (оруженосцами) и «челядниками», обычно набирались из дворовых людей шляхтича или, если товарищ был достаточно богатым — из мелкой «убогой» шляхты. Челядь в свою очередь делились на челядь почетовую и челядь вольную (польск. luźna czeladź). Почетовая челядь вместе с товарищами принимала участие в битвах — товарищи занимали места в первом ряду атакующих порядков, а почетовая челядь занимала места позади своего товарища. Вольная челядь занималась обозом и хозяйством, организовывала быт во время похода[54].

В регистре гусарской роты краковского воеводы великого гетмана Станислава Потоцкого на период с 1 апреля и до конца июня 1658 года значатся[55][52]:

 
Товарищ гусарии. Иллюстрация в Старопольской энциклопедии (1903—1905). Рисунок Антония Стшалецкого.
  • Свита пана ротмистра — 24 лошади;
  • Свита пана поручика — 6 лошадей;
  • Свита пана хорунжего — 4 лошади;
  • далее следуют товарищи, перечисленные поимённо, 48 из которых со свитой в 3 лошади и 2 со свитой в 2 лошади.

Обоз править

На одного гусарского товарища приходилось несколько пахоликов, поэтому на одного товарища приходилось от трёх до десяти коней. Конь мог заболеть, получить ранение, поэтому должна была быть возможность замены. Кроме этого, быки или волы тянули повозки с провизией и другими нужными в походе вещами. Когда провизия заканчивалась, резали на мясо быков или волов, а повозки пускали на дрова. Гусары привыкли воевать с комфортом, поэтому в обозе за ними ехало большое количество разнообразного скарба: топоры, цепь для связки возов, заступ для земляных укреплений, ковры, матрасы, перины, простыни, скатерти, салфетки, сундуки, палатки, кровати, алкоголь, сладости, книги и многое другое[56]. Например, на товарища Госевского и его трёх пахоликов приходился обоз из пяти возов. Вот как описывал очевидец обоз небольшой гусарской роты[57]:

В прошлом году у города Жешува я шел мимо роты всего из 60 гусар и насчитал 225 повозок, из которых почти половина была запряжена четырьмя или шестью лошадями. Я не говорю об одиночных лошадях, женщинах и детях, которых без счета шло следом.

Шимон Старовольский, Prawy rycerz (Настоящий рыцарь), 1648.

Финансирование править

В гусарии товарищами служила наиболее состоятельная шляхта, и они получали наивысший жолд (польск. żołd — оплата, жалованье) — 51 злотый «на коня», то есть 7 дукатов (экв. 400 грамм серебра) на всадника в квартал[55].

Гусары экипировались за свой счёт. Затраченные средства часто не компенсировались выгодами от службы, целью службы была слава. Товарищ рассматривал все расходы как инвестиции в свою карьеру. Он за собственные средства покупал коней, всё снаряжение и оружие. Исключением была только знаменитая гусарская пика, которую обязан был покупать ротмистр. Из-за дороговизны коней, оружия и снаряжения, последний нёс дополнительные расходы, так как кроме пик, нередко приобретал для товарищей недостающие элементы — дорогие чепраки, леопардовые шкуры и крылья, а также часто ссужая деньгами своих подчинённых. Ротмистр должен был быть достаточно богатым, чтобы при необходимости сформировать роту без финансовой помощи сейма[55]}.

Вооружение, оснащение, специально выезженные кони товарища гусарии стоили очень дорого — только лошади свиты гусара стоили ему годового жалования. Кроме этого, с каждым товарищем гусарии было 3—12 почтовых (пахолков) и челяди до 10 человек и более. Даже с учётом казённого жолда, расходы могли покрыться только за счёт богатой военной добычи. Дороже всего стоил специально выезженный гусарский (особой породы) конь — его стоимость была от 200 до 1000—1500 дукатов, то есть от 9 до 44—66 килограммов серебра в эквиваленте. Снаряжение стоило около 40 злотых[37].

Вооружение и снаряжение править

Комплекс вооружения и оснащения гусара сформировался под сильным венгерским и турецким влиянием. Гусария, которую в XVII веке называли устно и письменно ussarze, а позднее husarze — кавалеристы с длинными пиками, как правило облачённые в латы. Эти гусары, их внешний вид, снаряжение и вооружение с течением времени и реформ несколько менялись, однако большую часть времени их существования отличительными чертами их были крылья и длинные пики с прапорцами[58].

Пика и другое оружие править

Главным оружием гусарии было специально изготовленное рыцарское копьё — пика длиной около 5,6 м, полая от середины до наконечника, с отделанной медью шарообразной гардой[~ 9] и разноцветным «прапорцом», одинаковым для каждой хоругви[20]. Снабжение гусарии пиками всегда представляло проблему, так как после первой же атаки большинство пик ломалось или оставалось на поле боя.

 
Берестецкая битва, триумфальная панель короля Яна II Казимира. Гробница короля Яна II Казимира в соборе Сен-Жермен, Париж

Нам очень нужны гусарские пики, которых ни у кого не осталось, а здесь добыть их очень трудно.

Письмо гетмана Яна Зборовского королю спустя 3 недели после сражения при Любешове, 1577 год.

Мы поломали все наши пики, я сомневаюсь в том, что Вашему Величеству удастся быстро перевооружить армию.

Письмо гетмана Конецпольского королю после сражения при Тшичане-Хонигфельде, 1629 год.

Фронт противостоящей гусарии пехоты состоял из нескольких рядов воинов. Длина пики позволяла уверенно поражать пехотинцев, а сила удара была такова, что пика при использовании тока пробивала не только деревянные щиты, но и железные панцири[50].

Однако существуют и опровержения этой версии — исследователи отмечают, что наиболее успешные действия гусарии против пикинёров были во время войны со Швецией, то есть до 1629 года, тогда гусарская пика (~5 м) была короче пехотной (5,98 м до 1616 года и 5,3 м после 1616 года)[59]. Иногда гусары опрокидывали пикинёров при поддержке других войск (например, при Любешуве в 1577 году гусары атаковали лишь после атаки гайдуков)[59]. И только ближе к концу XVII века пехотная пика, укоротившись до 4,2—4,8 м, стала действительно короче гусарской[59]. Исследователи обращают внимание, что такая разница в длине играла несущественную роль[59].

По свидетельствам современников, бывали случаи, когда одной пикой пронзали насквозь одновременно несколько пехотинцев. Самуэль Лещинский свидетельствует о случае, когда пикой были пронзены одновременно пять московских воинов в битве под Чудновом[60][61].

Кроме пики, в вооружение товарища гусарии входили[20][62]:

  • кончар (или концеж, подвешивался на седле под коленом) — им гусар действовал, когда терял или ломал своё основное оружие — пику;
 
Концеж (кончар или нем. Panzerstecher) — клинок (130—160 см) треугольного сечения, с закрытой (польской) гардой. Концеж гусары использовали как основное оружие для атаки после потери пики либо преследуя уже бегущего врага. Концежем можно было поразить даже лежащего на земле противника[6].
  • лук с колчаном.
  • один или два пистолета в ольстрах у седельной луки, иногда — укороченный мушкет (бандолет)[63], который располагался в чехле под правым бедром.

Защитное снаряжение править

Защитное снаряжение крылатого гусара составляли, главным образом, следующие элементы[20]:

Под доспехи гусары надевали жупаны разных цветов, а когда доспехи снимали, поверх жупана надевали кунтуш (длиннополый кафтан), а взамен шлема надевали шапку-магерку. На ногах были шаровары и высокие или низкие сапоги из чёрной, жёлтой или красной кожи[64].

Одежда и упряжь править

 
Товарищ гусарии. Шкура покрыта пятнистым рисунком, под леопарда. Нагрудник с кольчужными рукавами. Шлем с позолоченными височными пластинами и плюмажем. Короткий летний жупан. Тесные гусарские рейтузы с пуговицами по бокам. В левой руке надзяк. На боку сабля-карабела с открытой гардой. Голуховская таблица (ок. 1620). Национальный музей в Познани.

Богатые гусарские офицеры и товарищи поражали иноземцев восточной пышностью своего платья и убранства, собольими, куньими и бобровыми шапками, блестящими шлемами с роскошными плюмажами, отделанным золотом, серебром и драгоценными камнями восточным оружием. Помимо коней и качества военного снаряжения, товарищи и пахолики различались также и цветом одежды: товарищи обычно одевались в одежды, выкрашенные дорогим пигментом кармином, имеющим красный цвет, в то время как пахолики носили одежду другого цвета (обычно, но не всегда, синюю)[65].

Экзотической деталью экипировки гусарии была обязательная леопардовая шкура. Из-за дороговизны и редкости шкуры товарищам покупал ротмистр. Иногда брали шкуру другого животного и рисовали на ней пятна. Пахолики вместо леопардовых шкур носили волчьи или медвежьи[17].

Крылья править

Для украшения и устрашения противника гусары в чине товарища носили за плечами «крылья» из орлиных перьев на легкой деревянной раме. Одно или два «крыла» крепились к седлу или к доспеху гусара[66]. История появления крыльев у гусар хорошо прослеживается благодаря гравюрам и рисункам того времени. Сначала турецкие и балканские всадники украшали птичьими перьями свой асимметричный щит[13].

Ранее первое свидетельство о появлении у польских гусар крыльев относили к 1553 году, когда три всадника якобы появились с крыльями за спиной на свадьбе короля Сигизмунда II в Кракове[67]. Однако, как выяснилось позднее, в XIX веке при переводе панегирика Станислава Ореховского с латыни была допущена ошибка, и на самом деле эти всадники были просто украшены высокими птичьими перьями[68]. В 1574 году при описании коронации Генриха Валуа шевалье Гуре де Вильмонте писал[69], что гусары:

имеют обычай украшать себя и своих лошадей большими плюмажами, но не из страусовых перьев, как это принято у нас, но в форме крыльев орла, позолоченных и столь плотных, что подошли бы и для маскарада.

В другом описании упоминаются крылья, прикреплённые к щитам и гривам лошадей.

В 1576 году Стефан Баторий провёл реформу гусарии и упразднил ношение щитов[69], куда часто крепились крылья, обязав носить кирасу, в результате крыло со щита «переместилось» на руку (крепилось к левой руке в виде планки с перьями), прикреплённые к руке крылья были зарисованы немецкими художниками во время «Штутгартской карусели», состоявшейся в 1616 году в честь крестин сына герцога Вюртембергского Иоганна Фридриха. Вместе с тем из соображений практичности и удобства уже к концу XVI века (то есть более чем за полтора десятка лет до «карусели») крылья стали крепить к задней луке седла лошади. Сначала крепилось только одно крыло, левое, чтобы не мешать работе пикой, а вскоре появилось и второе крыло, закреплённое справа. К середине XVII века стали преобладать парные крылья. А к 1635 году оба крыла «переместились» за спину, оставаясь прикреплёнными к седлу. Крылья стали обязательным атрибутом гусар — требования иметь крылья содержалось в рекрутских письмах[70].

 
Командир почётной гвардии польского посольства полковник Кшиштоф Щодровский с крылом из страусовых перьев, прикрепленных к седлу. Гравюра Стефано делла Белла (1645).

В годы «кровавого потопа», когда из-за затянувшейся войны, по свидетельству очевидцев, лишь каждый десятый гусар был одет в латы, крылья превратились в редкость. После окончания затяжной войны, когда экономика стала восстанавливаться, гетман, а позднее король Ян III Собеский приложил все усилия, чтобы снова одеть всех гусар в латы, в это же время крылья стали крепить не к седлу, а к кирасе. Впрочем, литовские гусары консервативно продолжали крепить крылья к седлу, а не к кирасе[70].

Среди исследователей продолжаются споры о цели ношения крыльев, однако большинство считает, что крылья были скорее парадным, чем полезным боевым атрибутом[71]. Существует версия, что крылья позволяли создать впечатление о большей численности и плотности строя. Так, в военном трактате 1544—1545 годов Станислав Ласский писал[72]: А с гетманской воли и заботы бывает, что иногда надо украсить рати, растянуть, одеть в перья, чтобы малый почёт казался большим.

Существуют также мнения, в том числе и современников, что крылья во время атаки издавали звук, пугавший лошадей противника, защищали от сабельных ударов сзади, а также мешали набрасыванию аркана[73].

Утверждают, что шум тех крыльев пугает коней неприятеля и помогает разбитию его рядов[74].

Франсуа д'Алерак, посетивший Польшу в 1689 году.

Версия о защите от набрасывания аркана возникла в 1949 году и была предложена Т. Тилингером[73]. Генрих Вольф из Цюриха, бывший свидетелем коронации Стефана Батория в 1576 году отмечал, что «польское гусарство было настолько плотно покрыто кожаными ремнями, рысьими и медвежьеми шкурами, что казалось это не люди, а дикие звери скачут на крылатых конях»[75]. Во время своего визита в Польшу в 1588 году папский легат Ипполито Альдобрандини утверждал, что крылья устрашают лошадей противника и защищают всадника от сабельных ударов. Некоторые западноевропейские авторы XVII века приписывали крыльям некий «шумовой» эффект, воздействовавший на врага во время атаки.

 
Гравюра Георга Кристофа Эймарта (1685)[76]. Польские лошади, подаренные на коронацию Карлу XI.

В этом утверждении, по-видимому, есть смысл, хотя страх на лошадей противника очевидно наводили не только шелестящие перья, но и звериные шкуры, развевавшиеся за спинами атакующих гусар, и прапорцы на копьях, с особым шумом колыхавшиеся во встречных потоках воздуха. Кроме таких функций «устрашения», гусарские крылья, очевидно, не имели никакого боевого назначения. Все источники современников гусарии единодушны, что крылья были призваны запугать противника. Причём запугивание производилось не свистом, а скорее необычным видом. В конечном счёте крылья утратили свою пугающую роль и превратились в своего рода эмблему рода войск. К концу XVII века перья стали рисовать даже на древках гусарских пик. В описании церемонии 1646 года словосочетание «оперённые части» использовалось как синоним к «гусарским ротам»[75].

При съёмках Ежи Гофманом фильма «Огнём и мечом» под Познанью в мае 1998 года, актерами делалось несколько дублей атаки 50 гусар. При этом крылья не издавали никаких заметных звуков. Был слышен только топот копыт и бряцанье доспехов и оружия[73].

Кони править

 
Седло и упряжь товарища, XVII в.

В 1568 году Папский нунций Руджеро отмечал, что «польские кони давольно рослые, более медлительные чем турецкие, хоть сильнейшие и красивейшие чем они». И добавлял, что литовские рысаки «меньше и слабее польских»[77].

Конь был основным расходом на экипировку гусара и стоил не менее 200 талеров (экв. 4,7 кг серебра). Обычно товарищ имел по несколько коней: два-три, встречались даже четырёхконные товарищи. Кони менялись, в зависимости от условий и потребностей в тех или иных действиях. В 1636 году, в почте Марка Лаходовского был конь, стоимость которого составляла 2500 злотых (экв. 20,25 кг серебра)[15].

Выдача или продажа гусарского коня за границу не дозволялось под угрозой смертной казни. Эмбарго на вывоз лошадей из Польши было введено во время правления Сигизмунда Старого, в 1538 году, было поддержано во время правления Сигизмунда Августа в 1550 году, а также во время правления Стефана Батория, и позднее, во время правления династии Ваза в 1620 году. В этот период смертная казнь была отменена, и применялась только конфискация незаконно перевозимых лошадей[78][79].

Похоронный ритуал править

Крылатые гусары практиковали необычный похоронный ритуал. В разгар отпевания в церковь на коне въезжал гусар, символизирующий покойного, и разбивал гусарскую пику перед алтарём. В походе такой ритуал провести было сложно, но в мирное время церемония часто проводилась и была описана историком Е. Китовичем[80].

Разновидности гусар править

 
1830 год: мадьярские гусары Австрийской империи.

Гусарами назывались две разновидности кавалерии, совершенно не похожие друг на друга по задачам, тактике и вооружению. Эти два типа гусар часто путают между собой или вообще не отличают[11].

Гусары, которых в XVII веке называли устно и письменно ussarze, а позднее husarze — это кавалеристы с длинными пиками, как правило облачённые в латы. Эти гусарские подразделения существовали почти три века и особых успехов достигли в составе войска Речи Посполитой. Их внешний вид, снаряжение и вооружение с течением времени и реформ несколько менялись, однако большую часть времени их существования отличительными чертами их были крылья и длинные пики с прапорцами[81]. Во второй половине XVIII века, гусария была переформирована в войска линейной кавалерии, аналогичные уланам[36]. Именно этим подразделениям посвящена данная статьям.

Подобные части были в составе армий и других государств; так, известно о существовании таких подразделений в армии Русского государства во второй половине XVII века, переформированных в 1701 году в драгун[82].

Другие гусары (польск. huzarzy) — это лёгкая кавалерия, всадники которой не использовали пики и не носили латы (В XV—XVII веках гусары носили лёгкие доспехи, включая и неполные латы). Эти подразделения просуществовали с XV века до начала XX века в армиях в Европе и Америке. Они отличались характерной одеждой: кивер (высокая цилиндрическая шапка с козырьком), ментик (меховая накидка), доломан (короткий мундир), рейтузы, сапоги[11].

Чествование, память, наследие править

На Украине памятник крылатым гусарам находится в селе Годов. Где летом 1694 года во время нападения татар на село состоялась легендарная битва, названная польскими Фермопилами, в которой 400 крылатых гусар успешно противостояли 40-тысячной орде и победили её. От ран погиб руководитель защитников Ян Загоровский. Король Ян III Собеский приказал поставить ему памятник (каменный, сохранился до наших дней, отреставрированный летом 2014)[83].

Польские гусары изображены на памятной золотой монете номиналом 200 злотых[84].

В кинематографе править

Крылатая кавалерия нашла киновоплощение[85][86] в таких лентах, как:

См. также править

Примечания править

Комментарии править

  1. Стокгольмский свиток — свиток длиной 15 метров, захваченный шведами при разграблении Варшавы в 1655 году.
  2. В польской историографии 1660 год называют «счастливым годом».
  3. Нелитературный перевод.
  4. Список команд содержится в «гетманском декрете» от 1704 года, изданном, вероятно, гетманом Иеронимом Любомирским.
  5. Почтовые (пахолки, свита, почёт) — воины и оруженосцы, которые в числе не менее двух сопровождали каждого товарища и набирались из числа бедной шляхты или простолюдинов.
  6. Верхогоны до обруча — упражнение гусаров в применении пики. Во время этого упражнения гусар на всём скаку старался попасть остриём пики в небольшой обруч, подвешенный на шнурке.
  7. Хуф (польск. huf, ср.-в.-нем. hufe, нем. haufen) — основное боевое построение польской конницы, часть так называемого «старопольского боевого построения». Такой строй формировали несколько рот и один хуф мог насчитывать от 150 до 1500 всадников. По западным стандартам такой строй был неглубоким и редко был более 4 шеренг — в первой шеренге товарищи, в остальных шеренгах их «почтовые».
  8. Лист пшиповедны (польск. list przypowiedni), аналог французского lettre de retenue
  9. Такую гарду иностранные современники называли яблоком (фр. pomme), а поляки gałka — «шарик». Пика была одноразовым оружием. Её древко делалось из дешёвой и лёгкой древесины — сосны или ели. Французский инженер и картограф де Боплан упоминал, что пика имела полость только до «яблока», а нижняя часть древка была цельной. Реконструкторы пришли к выводу, что конец пики изготавливался из двух половинок, в которых выдалбливалась пустота, а потом половинки соединялись сухожилиями, шёлковыми нитями и прочным клеем.

Сноски править

  1. Сороколетов Ф. П. История военной лексики в русском языке: XI—XVII вв. — Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1970. — С. 260. — 383 с.
  2. Васильев, 1998, с. 2.
  3. Сікора, 2012, с. 8.
  4. Памятники культуры: Новые открытия = Monuments of culture: New discoveries. — Академия наук СССР. Научный совет по истории мировой культуры. — М.: Наука, 1985. — С. 421.
  5. Бегунова А. Повседневная жизнь русского гусара в царствование Александра I. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2000. — С. 8. — 383 с.
  6. 1 2 3 Денисон Дж. История конницы: От вооружения конницы огнестрельным оружием до Фридриха Великого // История конницы = Denison G. Т. A History of Cavalry from the earliest times with lessons for the future. — London: McMillan, 1877. — История конницы: В 2 кн. Кн. 1. — М.: ACT, 2001. — СПб.: Военно-историческая библиотека, 1897. — Т. 3. вып. 4. — 479 с. — ISBN 5-17-004683-9.
  7. Морихин В. Е. Традиции офицерского корпуса России. — М.: Граница; Гала Пресс; Кучково поле. — С. 92. — 431 с.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 Киселёв, 2002, с. 3.
  9. Солдатенко, 1993, с. 17—24.
  10. Brzezinski, 2006, p. 5.
  11. 1 2 3 Сікора, 2012, с. 86.
  12. 1 2 3 Konstanty Górski. Historya Jazdy Polskiej, Kraków 1894, s. 17-18 Архивная копия от 6 мая 2023 на Wayback Machine
  13. 1 2 Киселёв, 2002, с. 20.
  14. 1 2 Brzezinski, 2006, p. 6.
  15. 1 2 Сикора, 2020, с. 11.
  16. Сікора, 2012, с. 9.
  17. 1 2 3 Васильев А. Польско-литовская гусария XVII века. — М.:: Цейхгауз, 1998. — Т. № 7. — С. 2—6. Архивировано 29 января 2012 года.
  18. Abraham de Bruyn. Illustrations de Diversarum gentium armatura equestris. Ubi fere Europae, Asiae atque Africae equitandi ratio propria expresaa est. (1578)
  19. Киселёв, 2002, с. 13—14.
  20. 1 2 3 4 Гийом де Боплан. Описание Украины. — по экземпляру второго издания 1660 года, хранящегося в Российском государственном архиве древних актов с параллельным переводом на русский язык. Архивировано 20 июля 2014 года.
  21. Сикора, 2020, с. 9.
  22. 1 2 Киселёв, 2002, с. 4.
  23. Сікора, 2012, с. 7.
  24. 1 2 Сикора, 2020, с. 10.
  25. Солдатенко, 1993, с. 3.
  26. Leszek Podhorodecki. Chocim 1621. — Bellona , 1988. — P. 16. — 216 p. — (Historyczne bitwy). — ISBN 978-83-11-11264-3.
  27. Сикора, 2020, с. 14.
  28. Cefalli S. Relacja о stanie politycznym i wojskowym Polski przez Sebastiana Cefali sekretarca Jerzego Lubomirskiego: Relacje nuncjuszow apostoskich i innych osob о Polsce. — Berlin Poznan, 1864. — Vol. II.
  29. Сікора, 2012, с. 5.
  30. Scanderbeg redivivus. — London: Printed by H.C. for Wil Bateman, 1684. — P. 141. (англ.)
  31. Wespazjan Hieronim Kochowski. Dzieło Boskie albo Pieśni Wiednia wybawionego i inszych transakcyjej wojny tureckiej w roku 1683 szczęśliwie rozpoczętej Архивная копия от 14 декабря 2019 на Wayback Machine. — 1683. C. 30. (польск.)
  32. 1 2 3 Киселёв, 2002, с. 5.
  33. Солдатенко, 1993, с. 17-24.
  34. Jerzy Teodorczyk. Bitwa pod Gniewem 1626. Pierwsza porazka husarii. — Studia i Materiały do Historii Wojskowości, 1966. — P. 70-172.  (польск.)
  35. Сікора, 2012, с. 79-80.
  36. 1 2 Киселёв, 2002, с. 32.
  37. 1 2 3 Киселёв, 2002, с. 22.
  38. 1 2 Киселёв, 2002, с. 27.
  39. Киселёв, 2002, с. 25.
  40. Солдатенко, 1993, с. 27.
  41. Wojciech Rakowski. Pobudka zacnym synom Korony Polskiey do służby woienney. — Polska Biblioteka Internetowa. Архивировано 12 июля 2010 года. (польск.)
  42. Киселёв, 2002, с. 29.
  43. Hyde Laurence. Diary of the hon. Laurence Hyde, of the particular occurrences during his Embassy to John Sobieski, king of Poland, in 1676. W: The Correspondence of Henry Hyde, Earl of Clarendon and of his brother Laurence Hyde, Earl of Rochester; with the Diary of Lord Clarendon from 1687 to 1690 containing minute particulars of the events attending the Revolution and diary of Lord Rochester during his Embassy to Poland in 1676. Opr. Samuel Weller Singer. t. 1. London 1828. pp. 607—608. (англ.)
  44. Солдатенко, 1993, с. 29.
  45. Kunowski Jan. Ekspedycyja inflantska 1621 roku. / Opr. Wojciech Walczak, Karol Łopatecki. Białystok — 2007, s. 118. (польск.)
  46. Łoś Jakub. Pamiętnik towarzysza chorągwi pancernej. / Opr. Romuald Śreniawa-Szypiowski. Warszawa 2000. — S. 70. (польск.)
  47. Dyakowski Mikołaj. Dyaryusz wiedeńskiej okazyji. / Opr. Józef A. Kosiński, Józef Długosz. Warszawa 1983. — S. 89. (польск.)
  48. 1 2 3 Naronowicz-Naroński Józef. Budownictwo wojenne. / Opr. Tadeusz Nowak. Warszawa 1957. — S. 226—227. (польск.)
  49. Сікора, 2012, с. 40—42.
  50. 1 2 Sikora Radosław. Taktyka walki, uzbrojenie i wyposażenie husarii w latach 1576—1710. Maszynopis pracy doktorskiej. — S. 171, 190—198. (польск.)
  51. Gordon Patryk. Diary of Patrick Gordon of Auchleuchries 1635–1699.. — Aberdeen, 2009. — Т. 1. — С. 113. — 307 с. — ISBN 978-1-906108-05-2.
  52. 1 2 3 Brzezinski, 2006, p. 11.
  53. Солдатенко, 1993, с. 5.
  54. Сікора, 2012, с. 10.
  55. 1 2 3 Киселёв, 2002, с. 10.
  56. Сікора, 2012, с. 68.
  57. Киселёв, 2002, с. 23.
  58. Киселёв, 2002, с. 12—16.
  59. 1 2 3 4 Brzezinski, 2006, p. 49.
  60. Сікора, 2012, с. 23.
  61. Leszczyński Samuel. Potrzeba z Szeremetem, hetmanem moskiewskim, i z Kozakami w roku Pańskim 1660 od Polaków wygrana. Opr. Piotr Borek. / Kraków, 2006.
  62. Квитковский Ю. В. Польское оборонительное вооружение. — М.:: Наука, 1994. Архивировано 19 января 2012 года.
  63. Сікора, 2012, с. 64.
  64. Васильев А. Польско-литовская гусария XVII века Архивная копия от 23 июня 2013 на Wayback Machine, М.: Цейхгауз, № 7. — 1998.
  65. Brzezinski, 2006, с. 24.
  66. Киселёв, 2002, с. 17—18.
  67. Brzezinski, 2006, pp. 19–20.
  68. Brzezinski, 2006, p. 20.
  69. 1 2 Киселёв, 2002, с. 17.
  70. 1 2 Киселёв, 2002, с. 17—19.
  71. Киселёв, 2002, с. 18—19.
  72. Сікора, 2012, с. 45.
  73. 1 2 3 Киселёв, 2002, с. 18.
  74. Cichowsky, 1977, с. 105.
  75. 1 2 Солдатенко, 1993, с. 19.
  76. Certamen equestre cæteraque solemnia Holmiæ Suecorum Ao: MDCLXXII .M. Decbr: celebrata cum Carolus XI. omnium cum applausu aviti regni regimen capesseret. (1672)
  77. ред. Киселов В. И. Польские крылатые гусары 1576—1775] // — Артёмовск: военно-исторический альманах «Новый солдат», № 142, — 2002. С. 21
  78. Sawicka Z. Koń w życiu szlachty. S. 46-50.
  79. Cichowsky J., Szulczynski A. Husaria. Warszawa — 1977. S. 97.
  80. Jędrzej Kitowicz. Opis obyczajów i zwyczajów za panowania Augusta III. — 1855. (польск.)
  81. Киселёв, 2002, с. 16.
  82. Бабулин И. Б. Гусарские полки в русской армии XVII века // Рейтар. 2004. № 12. С.31-36
  83. Pomnik bitwy pod Hodowem Архивная копия от 9 мая 2023 на Wayback Machine, www.dzieje.pl [dostęp 2021-08-08] {{{2}}}
  84. Husarzy na monetach (польск.). Onet Wiadomosci. Дата обращения: 10 июля 2021. Архивировано 8 мая 2023 года.
  85. filmweb.pl. Дата обращения: 2 сентября 2023. Архивировано 27 августа 2011 года.
  86. kinopoisk.ru. Дата обращения: 2 сентября 2023. Архивировано 8 февраля 2011 года.

Литература править

  • Польские крылатые гусары 1576—1775 / под ред. В. И. Киселёва. — Артёмовск: Новый солдат: военное-исторический альманах, 2002. — Т. № 142. — 40 с. — 400 экз.
  • Сикора Р. Польские крылатые гусары = Husaria. / Пер. с польского М. В. Сазанова.. — Москва: РОССПЭН: Политическая энциклопедия, 2020. — 246 p. — ISBN 978-5-8243-2382-5.
  • Сікора Р. З історії польських крилатих гусарів. — Київ: Дух і літера, 2012. — 96 p. — ISBN 978-966-378-260-7. (укр.)
  • Солдатенко А. Польская гусария 1500—1776 гг. — СПб.: Орел, 1993. — Т. № 3. — 40 с.
  • Brzezinski R. Polish Armies 1569—1696. — Oxford: Osprey, 1987. — Vol. 1. — 48 p. — ISBN 0-85045-736-X. (англ.)
  • Brzezinski R. Polish Armies 1569—1696. — Oxford: Osprey, 1988. — Vol. 2. — 48 p. — ISBN 0-85045-744-0. (англ.)
  • Brzezinski R. Polish Winged Hussar 1576—1775. — Oxford: Osprey, 2006. — 64 p. — ISBN 9781841766508. (англ.)
  • Cichowski J., Szulczyński A. Husaria. — Warszawa: Dom Wydawniczy «Bellona», 1977. — 149 p. — ISBN 831109954-5. (польск.)
  • Gembarzewski B. Husarze. Ubiór, oporządzenie i uzbrojenie 1500—1775. — Warszawa: Arcadia, 1999. — 72 p. — ISBN 83-88055-01-1. (польск.)
  • Kobielski S. Chorągiew husarska pułku Hetmańskiego Rzewuskich i jej zbroje // Studia do dziejów dawnego uzbrojenia i ubioru wojskowego. — Cz. I. — Kraków, 1963. — S. 32—49. (польск.)
  • Sikora R. Fenomen husarii. — Warszawa: Dom Wydawniczy Duet, 2004. — 270 p. — ISBN 83-7322-907-8. (польск.)
  • Wasilkowska A. Husaria. The Winged Horsemen. — Warszawa: Interpress, 1998. — 158 p. — ISBN 8322326823. (англ.)
  • Wimmer J. Historia piechoty polskiej do roku 1864. — Warszawa: Wydaw. Min. Obrony Narodowej, 1978. — 615 p. (польск.)
  • Żygulski Z. Husaria polska. — Warszawa: Pagina, 2000. — 177 p. — ISBN 83-86951-31-4. (польск.)