Крымский поход Хусамеддина Чобана

Крымский поход Хусамеддина Чобана — поход на Судак сельджукского флота под командованием эмира Кастамону Хусамеддина Чобана между 1220 и 1239 годами. Чобан занял Судак, построил в городе мечеть, назначил кади, имамов и муэдзинов и вернулся в Анатолию. Точная дата похода неизвестна. Большинство историков датируют поход от 1221 до 1238 года. Единственный современный событиям источник, в котором поход описан — «Истории сельджуков» Ибн Биби.

Крымский поход Хусамеддина Чобана
Дата между 1220 и 1239
Итог Победа эмира Чобана
Противники

Трапезундская империя

Конийский султанат

Командующие

неизвестно

Хусамеддин Чобан-бей

ПричиныПравить

Ибн Биби писал, что сельджукский султан Алаэддин Кей-Кубад решил организовать экспедицию, потому что после опустошения Судака монгольским нашествием в начале 1223 года греки в городе начали на таможенных заставах грабить суда[1][2].

к суду явился некий купец. Прослышал он как-то о хороших условиях торговли в странах кипчаков (половцев) и русских и решил отправиться туда с товарами. Когда он достиг переправы Хазарской, на него напали и все товары отняли.

Крымский поход был не отдельным событием, а составной частью кампании сельджуков против Киликийской Армении и Трапезундской империи, имевшей целью обезопасить контролируемые сельджуками торговые пути[3].

ПоходПравить

Ход событий описан Ибн Биби. В 1223 году эмир Хусамеддин Чобан, «который был главным амиром и полководцем государства», по приказу Алаэддина, отплыл из Синопа в Крым [4][5][6][7]. Заметив приближение судов, жители Судака дождались высадки и отправили к Чобану посланника, заверяя в добрых намерениях. Они просили решить дело миром и предлагали уплатить дань 50000 динаров. Одновременно они послали гонца к половецкому хану с просьбой о помощи, а он уже вызвал русского князя. Русское и половецкое войска в сумме составлявшие 10000 человек ждали ответа Чобана жителям, но Чобан прогнал посланника[8]. Половецкие ханы решили более не ждать, их войско утром подошло к лагерю Чобана и началось сражение. В первый день никто не имел перевеса, битва прервалась с наступлением темноты. На следующий день после возобновления битвы войско Чобана обратило половцев в бегство[9]. Узнав о поражении и бегстве половцев, русский князь не рискнул воевать в одиночестве и послал к Чобану посла с грамотой, в которой выражал покорность султану, кроме того он отправил лошадей, лён и 20000 динаров. Посла ждал торжественный приём и ответные дары[10].

Жители Судака услышали о разгроме половцев и уходе русских и стали готовиться к обороне. Через неделю Чобан прибыл к Судаку. На следующий день после его прибытия началось сражение, длившееся два дня. Чобан применил излюбленный приём кочевников — имитировал отступление и завлёк преследователей в ловушку, после чего уничтожил. Потеряв большинство молодых мужчин, жители решили сдаться. Они отправили к Чобану старейшин, предлагая уплату дани, покорность сельджукскому султану и компенсацию купцам потерь имущества. Согласившись заключить мир, Чобан взял богатую добычу и отправил султану вестника с сообщением о победе над половцами, мире с русскими и захвате Судака[11]. Он построил в Судаке мечеть, назначил кади, имамов и муэдзинов и вернулся в Анатолию, оставив в городе гарнизон[4][5][6][12]. Сыновья наиболее именитых горожан были взяты в заложники[12][13].

Полагая, что события похода происходили до 1223 года, Якубовский утверждал, что половецкие ханы, разбитые Чобаном — это те же, которые после принимали участие в битве при Калке в 1223 году. По его словам, с большой долей вероятности главным ханом был Юрий Кончакович. Русского князя Якубовский не смог определить, но предположил, исходя из упомянутого льна, что это был рязанский князь[14]. Д. Еремеев и М. Мейер полагали, что упомянутые русские — это «русский отряд из Тмутаракани»[15].

ДатировкаПравить

Единственным источником сведений о походе является Ибн Биби, но он не датирует его[2]. Датировка похода вызывает дискуссии. Существуют два направления, опирающихся на слова Ибн Биби, что после похода «неверные были спокойны до татарской смуты». Известны два набега монголов на Крым — в 1223 и 1238 годах. Часть исследователей придерживаются датировки до первого набега монголов в Крым 1223 года, вторая часть относит поход ко времени между двумя походами[16].

В 1883 году М. Хаустма, не аргументируя, датировал поход 1227 годом[17], вслед за ним в 1915 году аналогичную датировку привёл В. Г. Васильевский[18]. А. Ю. Якубовский в 1927 году оспорил аргументы В. Г. Васильевского, утверждая, что датировать поход сельджуков нужно 1221 или 1222 годами, до первого татарского набега (1222—1223)[19]. В. Гордлевский (1941), А. Якобсон (1950), Г. Микаелян (1952), С. Секиринский (1955), В. Пашуто (1968) приняли аргументы А. Якубовского и датировали поход 1221—1222 годами[20], Т. Райс (1961) называла 1222 год[20]. Г. Ивакин (1993) датировал поход 1221 годом[21], А. Пикок (1976) — 1221—1223 годами[22]. С. Карпов[20], З. Гюнал, Я. Юджел, А. Танери, наоборот, относят поход ко времени после первого монгольского набега, полагая, что Чобан разорял ослабленный первым набегом монголов Крым, то есть к 1223 году[4][5][6]. Н. Богданова датировала поход 1222—1223 годами[20].

О. Туран указал, что Ибн Биби расположил материал не в хронологическом порядке, а в соответствии с литературными соображениями. Поэтому датировать событие по его местонахождению в тексте было б неверно, и нужно руководствоваться иными соображениями. Согласно Ибн Биби одновременно с походом в Крым эмиры Мубаризеддин Чавли и Комнин начали кампанию против Киликии, а Мубаризеддин Эртокус захватил сорок замков восточнее Анталии. События в Киликии упоминаются другими историками и могут служить подсказкой в датировке похода в Крым[23]. Изучив даты сельджукских походов в Киликию, О. Туран датировал поход 1227 годом[1][24] (хотя ранее — 1225[20][25]), вернувшись, таким образом, к датировке М. Хаустмы. А. Саввидес называл 1225 год[26] (В. Мыц пишет, что 1227[18]), Ф. Таэшнер, Кл. Каэн, М. Куршанкис склонялись к 1225 году[20].

Часть учёных поход не датировала. В. Бартольд просто помещал его между двумя монгольскими набегами (в 1223 и 1238 годах)[27]. Д. Коробейников не указывал конкретного года: «в 1221, 1222, 1225 или 1227 годах»[28]. Р. Шукуров так же не указывал конкретных дат, лишь уточнял, что поход был не позднее 1228 года[22]. Д. Еремеев и М. Мейер лишь ограничивали поход 1239 годом[15]

Сотрудник Крымского филиала Института археологии НАН Украины В. Л. Мыц относит поход к 1217 году[29], однако такая датировка по мнению А. Джанова относится к «разряду научных курьезов»[30].

Итоги и значениеПравить

Поход был первой военно-морской операцией сельджуков. Ибн Биби придавал ему особую важность. В его «Истории сельджуков» походу уделяется больше места, чем любому другому сражению[24]. В анонимном источнике XV века «Салтук-наме[tr]» (написано между 1473 и 1480 годами) содержатся упоминания Хусам ад-Дина Чупана, боровшегося против неверных в Крыму рядом с Салтуком. Эти упоминания исторической ценности не имеют, но демонстрируют, что в народной памяти событие было живо более двухсот пятидесяти лет спустя[31]. По мнению А. Пикока значение похода не в его успехе, а в том, что он вообще имел место. Скорость создания сельджуками флота (Синоп был захвачен в 1214 году) показывает значение черноморской торговли для них[32].

После похода в Судаке была построена первая в Крыму мечеть (видимо, перестроена из православного храма), были введены законы шариата[4][5][6]. Торговые пути сельджукам удалось временно перенаправить из Судака в Синоп в ущерб Трапезунду, подорвав позиции греческих и итальянских торговцев[15][33].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить