Открыть главное меню

Матве́й Си́дорович Кузнецо́в (2 [14] августа 1846, Дулёво — 9 [22] февраля 1911, Москва) — российский промышленник и предприниматель конца XIX — начала XX веков, владелец «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова»[1], коммерции советник.

Матвей Сидорович Кузнецов
Matvey Kuznetsov.jpg
Дата рождения 2 (14) августа 1846(1846-08-14)
Место рождения Дулёво
Дата смерти 9 (22) февраля 1911(1911-02-22) (64 года)
Место смерти
Страна
Род деятельности предприниматель
Отец Кузнецов, Сидор Терентьевич
Супруга Надежда Вуколовна Митюшина
Дети Михаил Матвеевич Кузнецов
Награды и премии
Орден Святой Анны III степени Орден Святого Станислава III степени
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

Биография и производственная деятельностьПравить

 
В этом московском доме Матвей Сидорович жил в 1874—1911 (проспект Мира, № 41)
 
Мемориальная доска на здании городской усадьбы Кузнецовых. проспект Мира, № 41

Родиной семьи Кузнецовых была Гжель, где развитие керамического дела с XVIII в. становится определяющим. Основателем крупнейшей в России фарфоровой династии был Яков Васильевич Кузнецов (1761—1816/1823), старообрядец, выходец из государственных крестьян Гжельской волости, занимавшийся гончарным делом и торговавший лесом. Он и открывает первый кузнецовский заводик по производству керамики. Предприятие расширялось, Яков Васильевич привлекает к делу своих сыновей: Терентия (1781—1848) и Анисима (1786 — после 1850). К 1812 г. завод работал на полную мощность. В 1832 г. во Владимирской губернии в пустоши Дулево был пущен второй завод. В 1840—1850 гг. Терентий Яковлевич выкупает завод, ранее принадлежавший А. Т. Сафронову, в деревне Коротково. Примерно тогда же Кузнецовы строят в Лифляндии вблизи Риги новый завод. В 1853 г. произошел раздел имущества между наследниками Терентия Яковлевича и Анисима Яковлевича: сыновья Терентия Яковлевича, Сидор и Емельян взяли заводы в Дулёво и Риге[2]. Бизнес у сыновей Анисима, Николая и Адриана, развивался не так успешно, как у предприимчивого Сидора Кузнецова (1806—1864), сумевшего развить дело своих отца и деда.

В семье талантливого предпринимателя Сидора Терентьевича Кузнецова в 1846 г. и родился сын Матвей — будущий «фарфорофаянсовый король» России. Своего единственного сына Сидор Терентьевич основательно готовил к продолжению фамильного дела. Мальчика отправили учиться в коммерческое училище в Ригу в 1861 г. Одновременно Матвей Сидорович проходил производственную практику на Рижском заводе, набирался опыта, учился искусству управления.

 
Могила М. С. Кузнецова на Рогожском кладбище Москвы (семейная усыпальница утрачена)

После смерти отца в 1864 г. он вступил в управление делами, но под попечительством трёх зятьев (мужей его двух старших и одной младшей сестер) — М. В. Анисимова, А. Я. Щепетильникова и С. В. Балашова — до своего совершеннолетия, которого он достиг в 1867 году[1].

В 1882 году Кузнецов принял участие во Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве. Будучи представленным Александру III, он поднёс императрице Марии Федоровне понравившийся ей фарфоровый чайный сервиз. Вскоре, в 1883 году, последовало награждение его орденом Св. Станислава 3-й степени. Строительство на рижской фабрике часовни, названной в память 25-летия царствования императора Александра II принесло ему в декабре 1887 года орден Св. Анны 3-й степени.

С 1902 года М. С. Кузнецов — «Поставщик Двора Его Императорского Величества».

Товарищество М. С. Кузнецова владело торговым домом в Москве на Мясницкой улице, 8, построенным в 1898—1903 годах по проекту архитектора Ф. О. Шехтеля. На заводах Кузнецова трудились 1300 постоянных и 4000 временных рабочих. Склады «Товарищества» находились в десяти крупнейших городах России. Продукция «фарфоровой империи Кузнецовых» отличалась высоким качеством и была отмечена Большими золотыми медалями на выставках в Париже (1900) и Ташкенте (1890), дипломами Гран-при на выставках в Париже (1900)[уточнить] и Реймсе (1903), медалями разных достоинств в последующие годы. Фарфоровые и фаянсовые изделия фирмы пользовались большим спросом в Турции, Персии, Болгарии, Японии, Америке, Австрии, Индии и других странах.

В старообрядческих Гуслицах, в приходах других церквей российских городов[3]особым спросом пользовались фаянсово-эмалевые иконостасы, главки, кресты, подсвечники, киоты, рамки к иконам, изготовленные на заводах Кузнецовых.

За качеством работ Кузнецовы пристально следили. Особенно внимательно относились к качеству сырья, на которое (при постоянной экономии) не жалели денег. Прежде чем закупить очередную партию материала, всегда ожидали результата проб. Николай Матвеевич Кузнецов рекомендовал в 1904 году заменить глину марки «57» на «А»: «Последняя, хоть и дороже на 7 копеек (за пуд), но белее»[3]. Кузнецовский товар был ориентирован на потребителей самого разного достатка с учетом их вкусов и пристрастий. За качество продукции был достаточно строгим спрос с рабочих и, как правило, выливался в форму денежного наказания (штрафа).

В сфере управления Матвей Сидорович Кузнецов использовал примечательный метод: подструктурные директора на Кузнецовских заводах менялись каждые два года по старшинству вступления в должность[4]. Кузнецовы стремились к объединению всех «керамистов» России, стали организаторами в 1906 году съезда фарфоровых и фаянсовых фабрикантов. Всем своим конкурентам — П. и Ф. Барминым, А. Я. Храпунову, родственнику И. Е. Кузнецову, М. М. Куринову, М. В. Дунашову, Н. В. Жадину, Е. М. Попихину — Товарищество М. С. Кузнецова рассылает приглашения. На самом съезде «керамисты» принимают определенные отраслевые решения, в том числе и по созданию Союза фарфористов и объединению его с Союзом стеклопромышленников. Уже в 1909 году М. С. Кузнецов берет на себя координационную работу по объединению этих Союзов[5].

Кузнецовы были активными борцами против иностранной конкуренции. Сам Матвей Сидорович Кузнецов, «фарфорофаянсовый король России», в 1883 году ходатайствовал перед министром финансов об «ограждении» отечественной фарфорофаянсовой промышленности повышением таможенных пошлин на ввоз иностранных товаров[6].

В своей предпринимательской деятельности Кузнецов особое внимание уделял соединению производства и науки. Так, Кузнецовы были в числе организаторов торговой экспедиции в Монголию[7].

Все без исключения Кузнецовы были членами старообрядческой общины Рогожского кладбища, а Матвей Сидорович — председателем этой общины. Фабриканты Кузнецовы при приеме на работу предпочтение отдавали старообрядцам. В своих фабричных поселках они построили 7 старообрядческих церквей, 4 молитвенных дома, 6 школ, 7 больниц, богадельню, несколько спортивных плацев, бань и многое другое(в честности, была специальная касса «невест» на кузнецовских предприятиях). Однако старообрядец Кузнецов учитывал и интересы своих православных рабочих. В основном на его деньги и на его земле был построен первый деревянный храм Иоанна Богослова в г. Ликино-Дулево Московской обл. (в те времена местечко Дулево Владимирской губ.). Позже опять же на его деньги был выстроен каменный храм.

Матвей Сидорович скончался внезапно, от апоплексического удара 8 февраля 1911 г. в Москве. Похоронен на Рогожском кладбище в Москве.

СемьяПравить

Женат М. С. Кузнецов был на Надежде Вуколовне (урожд. Митюшина) (1846—1903)[8]. В семье было восемь сыновей и две дочери:

  • Клавдия (1867—1936)
  • Николай (1868—1938)
  • Сергей (1869—1945)
  • Александр (1870—1937)
  • Константин (1873—1874)
  • Георгий (1875—1941)
  • Иван (1874—1898)
  • Павел (1877—1902)
  • Михаил (1880—1938)
  • Анна (1882—1964)

Воспитывались дети в традиционных православных канонах. Как свойственно купеческому сословию. все дети стали продолжателями семейного дела. Матвей Сидорович научил детей не только делу, предпринимательской смекалке, но и научил их жить в традициях и заповедях предков. Дети и внуки Матвея Сидоровича достойно управляли фирмой вплоть до 1918 г. Кузнецовы были вынуждены уехать в Ригу, так как их дальнейшее пребывание в Москве было небезопасным. В 1920 г. был осужден ВЧК на 15 лет Николай Николаевич, внук Матвея Сидоровича. Под волну репрессии попали также Георгий Матвеевич с племянником Николаем Александровичем. Они были арестованы как «латвийские шпионы» за переписку с родственниками, и вместе с женами сосланы в Сибирь[9]. После установления в Латвии Советской власти в 1940 г. предприятие Кузнецовых было национализировано и там. В конце 1940 г. директором фабрики назначили Г. Г. Круглова, бывшего кузнецовского химика. Предприятие стало подчиняться тресту силикатного промышленного Наркомата местной промышленности Латвийской ССР[10].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Фаянсовая пирамида ЖУРНАЛ «ДЕНЬГИ» № 35 (642) от 10.09.2007
  2. Галкина Е., Мусина Р. Кузнецовы. Династия. Семейное дело. М.: Времена года, 2005.С. 19
  3. 1 2 ЦИАМ, ф. 337, оп. 2, д.84, лл. 18, 41.
  4. Галкина Е., Мусина Р.Кузнецовы. Династия. Семейное дело. М., 2005. С. 39.
  5. См.: Галкина Е., Мусина Р. Кузнецовы. Династия. Семейное дело. М. : Галерея «Времена года», 2005.
  6. ЦИАМ, ф. 143, оп.1, д. 98, л. 128.
  7. Галкина Е., Мусина Р. Кузнецовы. Династия. Семейное дело. М., 2005. — С. 70-71.
  8. Стадников А. В. Список купеческих старообрядческих фамилий Москвы
  9. См.: Алексеева М. А. История одной русской семьи. Австралия, 2002.
  10. См.: Констант З. А. Рижский фарфор: История Рижского фарфорового завода. Рига: Зинатне, 1975

ЛитератураПравить

  • Галкина Е., Мусина Р. Кузнецовы. Династия. Семейное дело. М. : Галерея «Времена года», 2005.
  • Смирнов И. П. Дело о несостоятельном должнике М. С. Кузнецове 1876—1881 гг. (эпизод из жизни «фарфорового короля») // Экономическая история: ежегодник. 2003. Т. 2002. С. 155—187.
  • Л. Н. Жукова, О. Г. Жукова. РУССКОЕ КУПЕЧЕСТВО. Гении Дела и творцы истории. — М.: Вече, 2017. — 352 с. — (Россия. Моя история). — ISBN 978-5-4444-6215-7.

СсылкиПравить

  • Зимины, Кузнецовы, Смирновы // Алексеев В. Н., Лизунов В. С.. Моя Малая Родина. Край Орехово-Зуевский. Руководство по краеведению. — Орехово-Зуево, 1998. 455 с.