Кузнецов, Фёдор Исидорович

Фёдор Иси́дорович Кузнецо́в (17 (29) сентября 1898 — 22 марта 1961) — советский военачальник, генерал-полковник (24 февраля 1941 года), доцент (1938).

Фёдор Исидорович Кузнецов
Дата рождения 17 (29) сентября 1898(1898-09-29)
Место рождения д. Балбечино, Чаусский уезд, Могилёвская губерния,
Российская империя
Дата смерти 22 марта 1961(1961-03-22) (62 года)
Место смерти Москва, СССР
Принадлежность  Российская империя
 СССР
Род войск Русская императорская армия и РККА
Годы службы Флаг России 19161917
Флаг СССР 19181948
Звание
Командовал Северо-Западный фронт,
21-я армия,
Центральный фронт,
51-я Отдельная армия,
61-я армия,
Уральский военный округ
Сражения/войны Первая мировая война,
Гражданская война в России,
Советско-финская война,
Великая Отечественная война
Награды и премии
Орден Ленина Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени
Орден Красной Звезды Медаль «За оборону Москвы»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
В отставке с 1948 года
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Биография править

Родился 17 (29) сентября 1898 года в деревне Болбечино Чаусского уезда Могилёвской губернии (ныне Горецкого района Могилёвской области Белоруссии) в семье крестьянина. Окончил земское училище д. Панкратовка Горецкой волости Чауского уезда Могилевской губернии, в 1912 году — Высшее начальное училище в Горках Могилевской губернии, в 1915 году — среднее сельскохозяйственное училище в Горках.

Первая мировая и Гражданская войны править

В июне 1916 года поступил в Русскую императорскую армию вольноопределяющимся в 256-й запасный пехотный полк (Ельня). Окончил учебную команду полка в апреле 1916 года, а затем — школу прапорщиков 2-й армии Западного фронта. В июне того же года Кузнецов был назначен младшим офицером в Вологодский 18-й пехотный полк 5-й пехотной дивизии. В его рядах участвовал в Первой мировой войне на Западном фронте. В августе 1916 года был ранен, лечился в госпитале в Орше. Затем прикомандирован к оперативной части штаба 5-й пехотной дивизии, в июле 1917 года — контужен. После лечения в госпитале прапорщик Ф. И. Кузнецов в августе 1917 был прикомандирован к распределительному пункту в Орше, исполнял обязанности заведующего отделением распределительного пункта в Смоленске. В ноябре 1917 года демобилизован.

Вернулся на родину, был избран секретарем волостного исполкома и по совместительству работал исполняющим обязанности агронома в Чаусском уездном земотделе. В начале Гражданской войны избран командиром местного отряда Красной Гвардии[1].

Летом 1918 года вступил в Красную Армию и назначен командиром роты Чауского уездного военкомата. Воевал на фронтах Гражданской войны в 72-и и в 68-м стрелковых полках 8-й стрелковой дивизии Западного фронта. Был командиром роты, командиром батальона, помощником командира 72-го стрелкового полка, командиром 68-го стрелкового полка. В-основном, воевал против польских войск. Получил контузию в бою 24 ноября 1919 года под деревней Телуша Бобруйского уезда, в мае 1920 — пулевое ранение в ногу под деревней Негоничи на реке Березина[2], в августе 1920 — пулевое ранение в голову под деревней Ивахновичи у Брест-Литовска. В ноябре 1920 — октябре 1921 года принимал активное участие в борьбе с бандитизмом в Слуцком и Бобруйском уездах в Белорусской ССР.

За отличия в боях Гражданской войны Кузнецов был награждён орденами Красного Знамени 18 декабря 1920 года и 31 декабря 1921 года, что сразу выдвинуло его из общей массы командиров (таких дважды кавалеров в РККА было всего около 100 человек). В приказе Реввоенсовета Республики от 18 декабря 1920 года о награждении орденом Красного Знамени указано: «При форсировании реки Березины руководил переправой и своей энергией и распорядительностью под ружейным огнем противника быстро переправил полк на правый берег реки Березины. Наступая одним батальоном и пешей разведкой на д. Стефанову и будучи окруженным превосходящими силами противника, тов. Кузнецов, не растерявшись, своей твердостью и находчивостью вывел части из затруднительного положения почти без потерь … Когда наши части были выбиты из д. Гуты и вынуждены были отступать, тов. Кузнецов с одним батальоном и пешей разведкой смело двинулся на неприятеля и принудил его отступать»[3].

Межвоенный период править

С июня 1921 года в 8-й стрелковой дивизии командовал 23-й и 24-й стрелковыми бригадами. Когда последняя в августе 1922 года была реорганизована в 24-й стрелковый полк, продолжил командовать этим полком в Западном военном округе. В 1923 году был направлен на учёбу и в 1926 году окончил Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе. С июля 1926 года — командир 18-го стрелкового полка 6-й Орловской стрелковой дивизии Московского военного округа. По итогам 1928 года полк занял первое место в дивизии по боевой подготовке.

В 1930 году окончил курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. С апреля 1930 года служил в Московской пехотной Краснознаменной школе: начальник учебного отдела, с сентября 1931 — начальник штаба школы, с октября 1932 — начальник школы. С мая 1935 года преподавал в Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе, где был руководителем кафедры общей тактики, с марта 1936 — старшим руководителем кафедры общей тактики, с сентября 1936 — начальником курса и старшим руководителем кафедры общей тактики, с июля 1937 — помощником начальника академии по заочному и вечернему обучению — начальником факультета, с апреля 1938 — исполняющим должность начальника кафедры общей тактики и начальника тактического цикла академии. Член ВКП(б) с 1938 года. В 1938 году присвоено звание доцента[4].

С июля 1938 года — заместитель командующего войсками Белорусского особого особого округа. В январе 1938 года награждён золотыми именными часами от Народного комиссариата обороны СССР. В 1938 году избран в Верховный Совет Белорусской ССР по Малоритскому избирательному округу. Участвовал в советско-финской войне.

В июле 1940 года назначен начальником Академии Генерального штаба Красной Армии, но уже через месяц, в августе, стал командующим войсками Северо-Кавказского военного округа. 19 октября 1940 года, как командующий округа был включён в состав Военного Совета при Народном комиссариате обороны СССР[5].

Герой Советского Союза генерал-полковник артиллерии Николай Михайлович Хлебников вспоминал:

«Федор Исидорович Кузнецов много лет преподавал в Военной академии имени М. В. Фрунзе общевойсковую тактику. Дело это он знал и любил, и постепенно общевойсковая тактика стала главенствующим предметом во всех частях округа. Причем тактикой занимались преимущественно в кабинетах и классах на ящиках с песком. В поле, на практические занятия, войска выводились редко.

[6].

Будучи командующим Северо- Кавказского военного округа участвовал в известном совещании высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г., где в своём выступлении по докладу начальника Генерального штаба Красной Армии генерала армии К. А. Мерецкова «Итоги и задачи боевой подготовки сухопутных войск, ВВС и оперативной подготовки высшего начсостава» подчеркнул слабую тактическую и теоретическую подготовку комсостава округа. При этом Кузнецов, в своём докладе, чётко сформулировал семь главных задач в области боевой подготовки, которые необходимо решать Красной Армии в ближайшее время[7]. В самом конце декабря 1940 года Ф. И. Кузнецов был назначен командующим войсками Прибалтийского особого военного округа.

Историк Андрей Кравченко в статье «Прибалтийский особый: первые времена войны» отмечал:

«По прибытии в округ Ф. И. Кузнецов проинспектировал вверенные ему войска, ситуация оказалась весьма плачевна: его предшественник практически ничего не сделал для повышения боеспособности округа. Вместо оборудования новой государственной границы и боевой подготовки войска занимались по большей части обустройством военных городков, хранилищ для техники и иными хозяйственными работами. Особенно плохо дело обстояло с возведением укрепленных районов по линии новой госграницы. По просьбе командующего округом из центральных районов СССР весной 1941 года прибыло большое количество строительных батальонов, так, только в полосе обороны 11-й армии было задействовано 30 „чужих“ саперных и инженерно-саперных батальонов.

Для прикрытия 300-километрового участка советско-германской границы в округе должно было быть развернуто 7 стрелковых, 4 танковых и 2 моторизованных дивизий. Оборона побережья Балтийского моря возлагалась на Балтийский флот и подчиненные ему части береговой обороны, кроме того с той же целью из состава войск округа выделялось 2 стрелковых дивизии»

[8]

Когда разведка сообщила о том, что в Восточную Пруссию была переброшена 4-я танковая группа вермахта, Ф. И. Кузнецов поставил перед наркомом обороны СССР вопрос об усилении противотанковой обороны округа. Просьба дала положительные результаты: 20 апреля 1941 года была получена директива наркома обороны СССР о формировании к 1 июня 1941 года в составе округа 9-й и 10-й противотанковых артиллерийских бригад в Шауляе и Каунасе. Кроме того предусматривалось формирование в Двинске (Даугавпилсе) 5-го воздушно-десантного корпуса.

18 июня 1941 года было получено разрешение под видом проведения учений, выведение первого эшелона штаба ПрибОВО (250 генералов и офицеров), который к 12 часам дня 20 июня занял заранее приготовленный командный пункт в лесу в 18 км северо-восточнее от Паневежиса. Второй эшелон штаба был выведен 21 июня.

21 июня 1941 года Ф. И. Кузнецов отдал приказ применить светомаскировку — затемнить города и все армейские объекты. Бойцы дивизий, стоявших на границе, получили боекомплект и начали минировать определенные пограничные участки. Кроме того, было приказано эвакуировать семьи военнослужащих из приграничных гарнизонов вглубь страны. Однако нарком обороны С. Тимошенко отдал приказ немедленно вернуть все семьи военнослужащих в пограничные гарнизоны. Также было запрещено минировать стратегические пути, приказано отвести части от границы и даже отобрать боевые патроны у красноармейцев. Весь боекомплект надлежало сдать на гарнизонные склады[источник не указан 1327 дней]. О приказе Кузнецова ввести затемнение городов и военных объектов Прибалтики узнал начальник главного управления ПВО СССР генерал Н. Н. Воронов и доложил об этом начальнику Генерального штаба Г. К. Жукову, от которого «в ответ услышал ругань и угрозы в адрес Кузнецова. Через некоторое время командующему Прибалтийским округом было дано указание отменить этот приказ»[9]. Около 15 часов 21 июня нарком Тимошенко в разговоре по телефону с Кузнецовым лично приказал последнему отменить свое распоряжение по затемнению Риги[10].

Командующий Северо-Западным фронтом править

С 22 июня 1941 года командовал войсками Северо-Западным фронтом. Соотношение сил к началу войны было в пользу противника. Так, общая списочная численность войск ПрибОВО на 22 июня 1941 года составляла 325 559 человек. В состав округа входили 19 стрелковых дивизий, 4 танковых и 2 мотострелковые дивизии, 5 смешанных авиадивизий[11]. Противник сосредоточил против войск округа 562015 солдат и офицеров (21 пехотную дивизию, 7 танковых, 6 моторизованных дивизий и 1 моторизованную бригаду), 1697 танков, 3045 орудий, 4140 минометов, 2556 противотанковых орудий. В интересах этой группировки действовало более 1000 самолетов (1-й воздушный флот — 412 самолетов и 8 авиакорпус 2-го воздушного флота — 560 самолетов). Соотношение в полосе обороны ПрибОВО по личному составу в пользу противника, по танкам 1:1, по артиллерийским орудиям 2,4:1 в пользу противника, по минометам 2,8:1 в пользу вермахта, по противотанковым орудиям 1,6:1, по зенитным 3:1 в пользу противника, и только по самолетам советские войска имели преимущество 1:1,2[12].

Всё это привело к тому, что в первые дни Великой Отечественной войны войска фронта оказались в исключительно тяжелом положении, не смогли отбить удар агрессора и начали отступать. Мощный кулак 3-й и 4-й танковых групп фашистов уже в первый день войны расколол защиту войск Северо-Западного фронта. К ночи на 23 июня передовые части немцев были уже в 60 км к югу от Каунаса. На Виленском направлении, которое прикрывало 11-я армия, немецкие боевые машины сумели проскочить по мостам через Неман вместе с отходом советских частей. Переправившись через Неман, немецкие танки устремились к Вильнюсу, но натолкнулись на отчаянное сопротивление. Ф. И. Кузнецов попросил наркома обороны маршала С. К. Тимошенко «помочь закрыть разрыв с Западным фронтом», а также «усилить фронт военно-воздушными силами …»[13].

Глубокий прорыв немецкой танковой группировки требовал от советского командования принятия энергичных мер. Однако командование фронта обязано было действовать в соответствии с директивой, полученной вечером 22 июня 1941 года: "… прочно удерживая побережье Балтийского моря, нанести мощный контрудар из района Каунас во фланг и тыл Сувалкского группировки противника, уничтожить её во взаимодействии с Западным фронтом и к исход 24.06 овладеть район Сувалки "[14].К сожалению это директива не учитывала ни реальное состояние войск, ни их возможности. Тем не менее командование фронта все же стремилась осуществить контрудар, но не по Сувалкской группировке, как было указано в Директиве, а по Тильзицкой. Вариант нанесения контрудара на этом направлении воспроизводился ещё в мирное время на штабных учениях округа, поэтому хорошо был изучен командирами. На рассвете 24 июня 1941 года разгорелось ожесточённое встречное сражение, в котором с обеих сторон принимало участие более 1000 танков, около 2700 орудий и миномётов, более 175 000 солдат и офицеров. Однако одновременного удара не получилось: после долгого марша войска вступали в бой с ходу, чаще всего разрозненными группами. Артиллерия при острой нехватке боеприпасов надежной поддержки танкам не оказала. Задача осталась невыполненной. К исходу 24 июня стало ясно, что разгромить 4-ю танковую группу противника намеченными силами не удастся, на Вильнюсском направлении войска не смогли не только остановить, но даже замедлить продвижение танковых соединений противника. К вечеру 24 июня противник захватил Каунас и Вильнюс. Лишившись у границы своих танковых соединений, командование фронта потеряло возможность парировать дальнейшие удары немецких войск. В результате в июне — июле 1941 года войсками Северо-Западного фронта в ходе Прибалтийской стратегической оборонительной операции были потеряны Литва, Латвия и значительная часть Эстонии. В начале июля командование округа, в том числе и командующий Ф. И. Кузнецов, в полном составе было снято со своих постов с формулировкой «за неумелое управление войсками». По мнению одного из авторов, «бедами этого человека были отсутствие твердого характера и длительной практики управления общевойсковыми объединениями даже в мирное время»[15].

Дальнейшее участие в Великой Отечественной войне править

С 10 по 24 июля 1941 года командовал 21-й армией на Западном фронте. С созданием 24 июля Центрального фронта 21-я армия вошла в его состав, а генерал-полковник Ф. И. Кузнецов 26 июля возглавил этот фронт (новым командующим армией стал генерал-лейтенант М. Г. Ефремов). Армия и фронт под его командованием участвовали в Смоленском оборонительном сражении. Наступление на Бобруйск под его командованием окончилось неудачей. 7 августа 1941 года Ф. И. Кузнецов был отозван в Москву для получения нового назначения. Новым командующим фронтом назначен генерал-лейтенант М. Г. Ефремов.

С 14 августа по 2 ноября 1941 года — командующий 51-й Отдельной армией. Фактический виновник слабой подготовки обороны перешейков Крыма, которые ко времени приближения к ним немецких войск прикрывались всего двумя дивизиями, а остальные дивизии 51-й армии несли противодесантную оборону в Крыму. В результате войска 11-й армии вермахта быстро овладели Крымом и чуть было не ворвались с ходу в Севастополь. Уже в разгар сражения 2 ноября 1941 года был заменен на П. И. Батова.

Из воспоминаний будущего маршала Н. И. Крылова:

«Утром [19-го октября 1941] я был в Симферополе. Штаб 51-й армии, где требовалось уточнить полученные по телефону указания, а также оформить заявки на автотранспорт, горючее, боепитание и многое другое, занимал, словно в мирное время или в глубоком тылу, обыкновенное учрежденческое здание в центре, обозначенное, правда, проволочным заграждением вдоль тротуара. При виде этой колючей проволоки на людной улице невольно подумалось: „Что за игра в войну?“ Сержант в комендатуре, выписывая мне пропуск, неожиданно предупредил: „Только сейчас, товарищ полковник, в отделах одни дежурные — сегодня воскресенье“.

Командующий армией, начальник штаба и многие другие командиры находились, надо полагать, поближе к фронту. Но те, кого они оставили в городе, отстоявшем всего на несколько десятков километров от переднего края, оказывается, ещё соблюдали выходные дни, о существовании которых мы давно забыли. В штабных коридорах я встретил нашего начальника артиллерии полковника Николая Кирьяковича Рыжи, удивленного не меньше моего здешними порядками. Он пожаловался, что не с кем решить вопрос о боеприпасах. Нужных людей в конце концов разыскали. Но чувство недоумения от этих первых симферопольских впечатлений не изглаживалось долго».

С ноября 1941 года — начальник штаба 28-й резервной армии в Московском военном округе. С декабря 1941 года — заместитель командующего войсками Западного фронта. В ходе битвы за Москву порученные ему задачи выполнял неудачно. Особо «отличился» в январе 1942 года, когда при проверке войск 61-й армии генерал-лейтенанта М. М. Попова заявил о большом количестве недостатков и неправильном оперативном построении обороны армии. Директивой Ставки ВГК от 30 января 1942 года Ф. И. Кузнецов был назначен командующим этой армией, но в первых же боях потерпел серьёзные неудачи и уже 12 февраля новой директивой Ставки был снят с должности и отозван из действующей армии, а М. М. Попов вернулся к командованию армией[16].

С марта 1942 по июнь 1943 года — начальник Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова. С августа 1943 — заместитель командующего войсками Волховского фронта, с февраля 1944 года — на такой же должности на Карельском фронте.

Военному совету Карельского фронта наладить твердое управление войсками и изгнать бездельников и людей, не способных руководить войсками... Заместителя командующего Карельским фронтом генерал-полковника Ф. И. Кузнецова откомандировать в распоряжение начальника Главного управления кадров НКО.

В 1941—1942 годы дважды попадал в аварии (столкновение с автомобилем и падение с обрыва) с общей контузией, контузией головы с потерей сознания и сотрясением мозга.

После войны править

 
Могила Ф. И. Кузнецова на Новодевичьем кладбище Москвы.

С февраля 1945 по февраль 1948 года — командующий войсками Уральского военного округа. Генерал армии А. С. Жадов:

«Много лет спустя, в 1948 году, если память мне не изменяет, когда Г. К. Жуков прибыл принимать Уральский военный округ, которым командовал Ф. И. Кузнецов, мне вновь пришлось встретиться с ним. Я был в составе приемопередаточной комиссии. Положение в ряде частей было не на высоте, и, строго говоря, мы обязаны были все недостатки отразить в специальном акте. Федор Исидорович уходил в отставку, и мне очень не хотелось этого делать. Выручил Георгий Константинович. — Ничего не надо писать, — сказал он, — тут дело ясное, разберусь сам. Он сдает, а я принимаю. — Этим самым он взял всю ответственность за имевшиеся недостатки в округе на себя.

С февраля 1948 года — в отставке по болезни.

Умер в Москве 22 марта 1961 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Воинские звания править

Награды править

Память править

В городе Горки Могилёвской области его именем названа улица.[19]

Семья править

  • Жена — Елизавета Платоновна Кузнецова (1903—1981).
  • Сын — Андрей Фёдорович Кузнецов (1929—2009).

Примечания править

  1. «Известия Горецкого уездного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов». — 1919, январь.
  2. Левченко,Тарас. Кузнецов Федор Исидорович. . — Режим доступа: https://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=12201303@cms. - Дата доступа: 17.11.2019.
  3. Трыццаць год жыцця аддаў служэнню Радзіме // В кн.: Лившиц, В. М. Гордость и слава Горецкой земли. Земляки — Герои Советского Союза, генералы Вооруженных сил и Министерства внутренних дел СССР. — Горки: 2014.- С.86.
  4. Чернов Ю. Генерал-полковник Ф. И. Кузнецов // «Военно-исторический журнал». — 1968. — № 9. — С. 124—126.
  5. Список новых лиц, включаемых в состав ВС при НКО СССР. 19 октября 1940 г. .Режим доступа: http://istmat.info/node/29614#_ftn1 Архивная копия от 16 января 2018 на Wayback Machine - Дата доступа: 7.11.2019.
  6. Михеенков С. Конев. Солдатский Маршал. - Режим доступа: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9C/miheenkov-sergej-egorovich/konev-soldatskij-marshal Архивная копия от 22 декабря 2019 на Wayback Machine - Дата доступа: 1.11.2019.
  7. Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА. 23-31 декабря 1940 г. . Режим доступа:.http://www.hrono.ru/libris/lib_n/nakanune25.php. - Дата доступа: 7.10.2019.
  8. Прибалтийский особый: первые часы войны[Электронный ресурс ]. - Режим доступа: http://www.battlefield.ru/1941-pribovo-vs-nord/stranitsa-2.html Архивная копия от 20 декабря 2019 на Wayback Machine. - Дата доступа: 1.11.2019.
  9. Воронов Н. Н. На службе военной. — М.: 1963. — С.172.
  10. Яковлев Н. Д. Об артиллерии и немного о себе. — М.: 1984. — С.57
  11. "Боевой и численный состав вооруженных сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) Статистический сборник № 1. (22 июня 1941 г.) — М.: 1994. http://istmat.info/files/uploads/44934/stat._sbornik_no1.pdf Архивная копия от 3 февраля 2021 на Wayback Machine
  12. Иринархов Р. С. Прибалтийский особый… — Мн.: Харвест, 2004. — 544 с. — (Военно-историческая библиотека). — ISBN 985-13-2058-7.
  13. Прибалтийская оборонительная операция 1941 года.. — Режим доступа:http://www.biograph-soldat.ru/OPER/ARTICLES/003-pribalt.htm Архивная копия от 31 декабря 2019 на Wayback Machine. Время доступа 10.12.2019
  14. Директива Военным советам Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов. 22.06.1941. . — Режим доступа: https://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1012053 Архивная копия от 22 декабря 2019 на Wayback Machine Время доступа 10.12.2019
  15. Калистратов А. «Кадры решают всё…» // Армейский сборник. — 2023. — № 5. — С. 138—140.
  16. Смыслов О. С. Забытый полководец. Генерал армии Попов. — М.: Вече, 2015. — С. 193-196. — 512 с. — (Военные тайны XX века). — ISBN 978-5-4444-2996-9.
  17. Постановление СНК СССР от 04.06.1940 № 945 «О присвоении воинских званий высшему начальствующему составу Красной Армии». Дата обращения: 28 мая 2019. Архивировано 13 ноября 2020 года.
  18. Герои Гражданской войны. Кузнецов Федор Исидорович. // Военно-исторический журнал. — 1971. — № 4. — С.58-59.
  19. Горки. Улица Кузнецова. Почтовый индекс. myindex.by. Дата обращения: 6 мая 2021. Архивировано 6 мая 2021 года.

Сочинения править

  • Моторизация, механизация и строительство препятствий. — М.: 1930.
  • Современная военная техника и проблема стандартизации. — М.: 1931.

Литература править

  • Коллектив авторов. Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь / Под общей ред. М. Г. Вожакина. — М.; Жуковский: Кучково поле, 2005. — С. 118—120. — ISBN 5-86090-113-5.
  • Галицкий К. Н. Годы суровых испытаний. 1941—1944 (записки командарма) — М.: Наука, 1973.
  • Долготович Б. Д. Военачальники земли белорусской: энциклопедический справочник. — Минск: 2005. — С. 79.
  • Кузняцоў Фёдар Ісідаравіч. Беларуская энцыклапедыя: у 18 т. — Мінск: 1999. — Т. 8. — С. 563.
  • Кузняцоў Фёдар Ісідаравіч. Памяць : гісторыка-дакументальная хроніка Горацкага раёна. — Мінск: 1996. — С. 555.
  • Кузняцоў Фёдар Ісідаравіч. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: у 6 т. — Мінск: 1997. — Т. 4. — С. 291.
  • Лившиц В. М. Трыццаць год жыцця аддаў служэнню Радзіме. // Гордость и слава Горецкой земли: в 3-х книгах — Горки, 2015. — Книга 2: Земляки — Герои Советского Союза, генералы Вооруженных Сил и Министерства внутренних дел СССР. — С.86-88.
  • Чернов Ю. Генерал-полковник Ф. И. Кузнецов (К 70-летию со дня рождения). // Военно-исторический журнал. — 1968. — №. 9. — С.124—126.

Ссылки править