Открыть главное меню

«Кукушка» — сленговое название финских военнослужащих — снайперов и автоматчиков, во время советско-финской войны 1939—1940 гг., возможно использовавших замаскированные позиции на деревьях.

Содержание

Война Чако (1932 - 1935 гг.)Править

В ходе войны между Парагваем и Боливией имели место случаи оборудования на деревьях огневых позиций для пулемётов[1].

Абиссиния (1936 год)Править

Ведение огня с позиций на деревьях было отмечено в заключительный период итало-эфиопской войны 1935-1936 гг., во время наступления итальянских войск в долине реки Фафан. Начавшие наступление утром 24 апреля 1936 года по восточному берегу реки итальянские пехотные части под командованием полковника Малетти вступили в бой с абиссинцами, пехота которых заняла оборонительные позиции в зарослях на неудобной для продвижения итальянцев пересечённой местности. В то время как основная часть абиссинских солдат вела огонь из зарослей кустарника, хорошо подготовленные и дисциплинированные стрелки-снайперы стреляли по наступавшим итальянским частям с позиций, оборудованных на высоких деревьях (которые позволяли абиссинцам просматривать и простреливать боевые порядки итальянских частей в глубину). Чтобы выбить абиссинцев с занимаемых позиций итальянские офицеры были вынуждены использовать артиллерию и привлечь для поддержки войск 40 самолётов, однако сражение продолжалось до вечера и итальянские части понесли значительные потери. Самые тяжёлые потери в сражении понёс 6-й туземный батальон, который потерял 40% личного состава. Эффективность применённой тактики была отмечена иностранными военными специалистами[2], в том числе в СССР - в марте 1939 года в "Военном вестнике" наркомата обороны СССР была опубликована статья с уточнением отдельных положений полевого устава РККА 1936 года при ведении боевых действий в лесисто-болотистой местности, в которой содержалось предписание для военнослужащих: обращать внимание на возможность использования противником деревьев для наблюдения и стрельбы[3].

Снайперы-«кукушки» в финской войне 1939—1940 ггПравить

Термин «кукушка» неоднократно встречается в книге «Бои в Финляндии. Воспоминания участников», изданной в СССР в 1941 году, в которой «кукушку» чаще всего описывали именно как снайпера, ведущего стрельбу с дерева[4].

Упоминания о финских снайперах-«кукушках» достаточно часто встречаются в мемуарах и воспоминаниях участников финской войны с советской стороны, а также в советской печати. О них упоминают, в частности генерал Е. Ф. Ивановский (во время финской войны бывший лейтенантом, командиром танка)[5], маршал К. А. Мерецков (во время финской войны — командарм 2-го ранга, командующий 7-й армией)[6], маршал Н. Н. Воронов.

Вот так описывал свой боевой опыт заместитель политрука Г. Щуклин:

Я взглянул вверх, но никого не заметил. Снег плотно облегал макушки деревьев, а стрельба раздавалась повсюду, и не было возможности быстро определить, откуда бьют.

Вдруг я увидел младшего лейтенанта Колосова, подползавшего к дереву. Раненый, он продолжал стрелять из пистолета вверх. Бросившись к нему, я заметил на ветках шюцкоровца, стрелявшего из автомата. Это с ним дрался младший лейтенант Колосов.

Я быстро прицелился и нажал спуск. Шюцкоровец выронил автомат и повис на суку.

Сразу же стали стрелять и по мне. Я отполз назад и притаился за сваленным деревом. Отсюда заметил вторую «кукушку». На высокой сосне, почти у самого лабаза, стоял во весь рост шюцкоровец в серой куртке. Он стоял на мостике из досок и стрелял из ручного пулемёта. Я сбил его первым выстрелом, и он растянулся на своих досках, опустив одну ногу, точно хотел спрыгнуть на землю.[источник не указан 2372 дня].

Архивными документами подтверждён по меньшей мере один случай уничтожения финского снайпера-«кукушки»:

  • 3 января 1940 года бойцами 1-й роты 1-го батальона 4-го погранполка был уничтожен финский снайпер, находившийся на дереве[7]

На практике, с финской стороны в войне действительно принимали участие снайперы. Одним из наиболее результативных считается Симо Хяюхя. Но залезание на деревья ни им самим, ни его историографом[8], ни финскими историками вообще не упоминается, хотя тактика снайпера описана достаточно подробно[9].

В марте 1940 года, на мартовском Пленуме ВКП(б) нарком обороны СССР К. Е. Ворошилов в своём докладе о итогах войны с Финляндией упомянул, что во время войны «красноармейские газеты соединений и частей слишком много и преувеличенно писали» о финских «кукушках» и их действиях[10]

Как отмечают современные источники, стрельбу с деревьев финские солдаты использовали «гораздо реже, чем это представлялось красноармейцам … Такой способ ведения одиночных боевых действий почти не оставлял сидящему на дереве солдату шансов для отступления, а даже лёгкое ранение могло привести к смертельному падению»[11].

Есть мнение, что легенда о снайперах на деревьях появилась в условиях, когда эхо выстрела затаившегося снайпера, многократно отражаясь от деревьев в лесу, дезориентировало оставшихся в живых.

Также, есть мнение, что по меньшей мере часть упоминаний о стрелках-«кукушках» относится к оборудованным на деревьях наблюдательным пунктам. В период финской войны такие наблюдательные пункты (в виде помоста) оборудовали финские пограничники, наблюдатели и артиллерийские корректировщики. Использовались они и в дальнейшем.

  • так, в августе 1941 года в ходе обороны Таллина наблюдательный пункт в кроне сосны, на котором находился артиллерийский корректировщик с полевым телефоном был оборудован моряками КБФ[12]
  • в феврале 1943 года наблюдательный пункт в кроне сосны, оказавшейся между первой и второй линией советских траншей (помост, на котором находился артиллерийский корректировщик с биноклем и полевым телефоном) оборудовали и использовали на участке обороны роты ст. лейтенанта Ф. Гребенкина из стрелкового полка майора Харитонова 54-й армии[13]
  • в марте 1943 года находившийся в засаде на переднем крае снайпер 314-й стрелковой дивизии РККА ст. сержант А. Т. Королев обнаружил и застрелил сидевшего на дереве немецкого солдата, убитый являлся корректировщиком артиллерийского и миномётного огня[14]
  • позднее, перед началом сражения на Курской дуге во время поиска в ближнем тылу противника советская разведгруппа Г. Ф. Егорова обнаружила оборудованный на дереве помост, на котором находился немецкий солдат с автоматом и полевым телефоном. Немец был взят в плен и доставлен в расположение советских войск. В ходе допроса, было установлено, что он являлся артиллерийским корректировщиком[15].

Тем не менее, из истории известны по меньшей мере отдельные случаи ведения стрельбы с деревьев.

Кроме того, стрельба с позиции, оборудованной на дереве (помоста или «засидки») применяется охотниками.

Снайперы-«кукушки» в иных войнах и вооружённых конфликтахПравить

  • на рассвете 22 июня 1941 года младший командир 15-й пограничной заставы А. А. Новиков в одиночку сорвал две попытки переправы немецкой пехоты через реку Буг в районе железнодорожной станции Дубица южнее Бреста. Он занял позицию на дубе, дождался, когда надувные лодки с немцами достигнут середины реки и открыл огонь из ручного пулемёта Дегтярева. Ответный винтовочно-пулемётный и миномётный обстрел с западного берега был безрезультатным (немцы не сумели обнаружить местонахождение пулемётчика и обстреливали не дерево, а прибрежные заросли) и после его окончания Новиков сорвал огнём вторую попытку переправы. Потери немцев составили до 70 человек убитыми и утонувшими, прежде чем Новиков был обнаружен немецкими солдатами, переправившимися через реку на другом участке, смертельно ранен и доставлен на западный берег Буга (погиб и похоронен в Бяло-Подляске Люблинского воеводства)[16].
  • 8 июля 1941 года у деревни Заозёрье (БССР) наступление 3-й роты полка «Der Führer» 2-й танковой дивизии СС было остановлено оборонявшимися советскими подразделениями, при этом помимо стрелков из линии окопов, по немецким солдатам вели огонь советские снайперы, находившиеся в густых кронах деревьях на опушке леса. Наступление полка было продолжено только после того, как позиции на окраине леса были уничтожены в результате обстрела из всего имевшегося в распоряжении немцев тяжёлого оружия и артиллерии[17].
  • есть упоминание, что во время Великой Отечественной войны советский снайпер Водопьянов застрелил немецкого офицера и нескольких солдат в занятом ими селе, стреляя с позиции на ели. Поскольку первые выстрелы были сделаны во время перестрелки на линии фронта, он не был замечен противником, но позднее, немцы прекратили движение по простреливаемому участку и установили таблички «внимание, снайпер!»[18].
  • 9 сентября 1941 года, на третий день боёв за остров Рахмансаари, когда остатки советского гарнизона уже практически израсходовали патроны, один из финских солдат залез на дерево и начал стрелять с дерева по группе занявших оборону советских морских пехотинцев. Одним из выстрелов «кукушки» был убит военком батальона 4-й бригады морской пехоты, полковой комиссар П. И. Бондаренко[19].
  • 23 марта 1942 года во время оборонительного боя в Елинском лесу несколько партизан отряда А. Ф. Федорова залезли на сосны и ели и успешно вели по наступающим немцам огонь с деревьев (в то время, как остальные партизаны вели огонь с земли)[20].
  • По воспоминаниям ветерана Великой Отечественной войны, ефрейтора разведывательного взвода 70-й морской стрелковой бригады В. В. Анисимова, в апреле 1942 года во время оборонительных боёв на реке Свирь ими был застрелен финский снайпер, находившийся на дереве, а через несколько дней на этом же участке фронта во время артиллерийского обстрела финских позиций с дерева упал ещё один финский солдат, которого, по-видимому, зацепило осколками. Впрочем, второй убитый мог быть наблюдателем[21].
  • По воспоминаниям ветерана 133-й отдельной стрелковой бригады Н. Б. Ивушкина, 4 августа 1942 года, во время боя в лесном массиве восточнее Ново-Рамушево, у юго-западной кромки болота Сучан, были уничтожены несколько немецких снайперов, оборудовавших позиции на деревьях (поскольку оборудовать позиции на подтопленной местности, где вода доходила до колен, было невозможно)[22]
  • осенью 1942 года в оборонительных боях за Северный Кавказ советские войска оборудовали и использовали позиции на деревьях для снайперов и автоматчиков[23]
  • В начале ноября 1942 года на опушке леса у деревни Береч (в окрестностях Ковеля) при подготовке к бою с эсэсовцами партизаны из отряда Юзефа Собесяка («Макса») оборудовали тщательно замаскированные позиции на деревьях для 12 партизан-автоматчиков. В момент, когда двигавшаяся по дороге походная колонна эсэсовцев оказалась под деревьями, «кукушки» открыли огонь по колонне с деревьев, а остальные партизаны открыли огонь из засады. Автоматчики-«кукушки» вызвали у противника замешательство (практически сразу ими были убиты 20 эсэсовцев), в результате эсэсовцы понесли значительные потери и отступили (тем не менее, в перестрелке с опомнившимся противником погибли двое партизан-«кукушек»). На месте боя партизаны собрали 2 ручных пулемёта, 13 автоматов и 35 винтовок[24].
  • немецкого снайпера, оборудовавшего позицию на кедре у горной дороги мимо горы Саб у хребта Карабет на территории оккупированной Кубани и застрелившего несколько партизанских связных, заметили и застрелили партизаны братья Е. П. и Г. П. Игнатовы из отряда «Бати» (П. К. Игнатова) — в тот момент, когда немец попытался выстрелить по одному из братьев (который шёл впереди и осматривал землю с целью обнаружить признаки минирования тропы). Второй брат, шедший в отдалении позади, вовремя заметил движение ветвей на старом кедре и появившийся между ними ствол винтовки с оптическим прицелом[25].
  • В январе 1943 года во время боёв на Новой Гвинее подразделения 163-го полка 41-й пехотной дивизии США столкнулись с японскими снайперами, которые вели огонь с земли и с деревьев. Для борьбы с противником в одном из батальонов 163-го полка в дополнение к замаскированным снайперским засадам на переднем крае обороны были оборудованы снайперские позиции на деревьях во флангах и в тылу собственных войск[26].
  • 8 марта 1943 года, во время боёв по ликвидации немецкого плацдарма на левом берегу реки Северский Донец в районе санатория "Светличное" продвижение одного из подразделений 5-й гвардейской мотострелковой бригады РККА было остановлено огнём группы немецких снайперов, занявших позиции на окраине леса. Направленный на ликвидацию снайперов взвод автоматчиков под командованием мл. лейтенанта Н. А. Чекалина скрытно вышел в тыл позиций противника, после чего обнаружил и уничтожил трёх снайперов, один из которых вёл огонь с позиции на дереве[27]
  • в 1943 году, перед началом сражения на Курской дуге попытку застрелить немецкого офицера из снайперской винтовки с позиции на дереве предпринял армейский разведчик Г. Ф. Егоров. Поскольку дерево немедленно начали обстреливать из стрелкового оружия, результаты выстрела он оценить не успел — так как был вынужден немедленно спрыгнуть с дерева и спрятаться в траншее. Спустя минуту по дереву, на котором была оборудована позиция немцы выпустили десять миномётных мин[15].
  • в августе 1943 года во время боя за деревню Гнездилово на высоте 233.3 снайпер 22-й гвардейской стрелковой дивизии лейтенант Иван Кулаков застрелил немецкого снайпера, оборудовавшего позицию в кроне кряжистой берёзы, верхушка которой была сбита снарядом и висела, запутавшись между сучьев («так, что образовался шалашик, в котором можно было запросто спрятаться»). Поскольку немецкий снайпер стрелял в то же время, когда с укреплённой позиции стрелял немецкий пулемёт, его длительное время не могли обнаружить, в результате, были сорваны две атаки советской стрелковой роты, наступавшей на деревню[28].
  • обер-лейтенант В. Герлах из 654-го восточного батальона вермахта в своих воспоминаниях упоминает, что во второй половине 1944 года в одном из боевых столкновений во Франции он и его подчиненные столкнулись с французскими партизанами-«маки», которые стреляли с деревьев[29].
  • 9 июля 1944 года в Нормандии по военнослужащим ремонтной команды боевой группы «А» 3-й бронетанковой дивизии армии США открыл огонь немецкий снайпер, находившийся на дереве. Снайпер заставил ремонтников залечь, но затем был уничтожен очередью из 12,7-мм пулемёта полугусеничного бронетранспортёра[30]
  • В ночь с 27 на 28 июля 1944 года перед штурмом Бреста советскими войсками несколько советских снайперов из группы Героя Советского Союза И. Д. Павленко оборудовали позиции на чердаках и деревьях, огнём с которых после начала штурма уничтожили на противоположном берегу Буга несколько немецких пулемётчиков и расчёты двух орудий[31].
  • В сентябре 1944 года во время боёв на территории Латвии немцы при отступлении неоднократно оставляли одиночных снайперов на замаскированных позициях вдоль лесных дорог — они пропускали наступающие части и крупные подразделения и начинали стрелять по одиночным машинам, связным, обозникам («при отходе гитлеровцы оставляют на деревьях и в других местах хорошо замаскированных снайперов … решение не только дерзкое, но и коварное. Если по местности уже прошел очищающий шквал войны, то человек движется там менее осторожно, чем на передовой — только изредка посматривает под ноги, чтобы не наскочить на мину, а в целом, бдительность притуплена. Этим и пользовались „подкидыши“»). Один из таких снайперов, оборудовавший позицию на дубе, был обнаружен и застрелен советскими разведчиками в тот момент, когда он открыл стрельбу по другой группе советских солдат[32]
  • 15 апреля 1945 года на участке фронта у города Ротенбург немецким снайпером, находившимся на дереве, был застрелен Ян Зыжа — рядовой 26-го пехотного полка 9-й пехотной дивизии 2-й армии Войска Польского. После первого выстрела снайпер был обнаружен и уничтожен огнём из противотанкового ружья[33].
  • в апреле 1945 года во время боевых действий на территории Чехословакии немецкий снайпер, занявший позицию на дереве и застреливший разведчика 28-й горнострелковой Туркестанской дивизии был обнаружен и застрелен выпускницей Центральной женской школы снайперской подготовки Т. М. Варфоломеевой. После того, как обстоятельства гибели немецкого снайпера были подтверждены показаниями пленных, Т. М. Варфоломеева была награждена медалью «За боевые заслуги»[34]
  • в августе 1945 года в битве за Маньчжурию, советские солдаты неоднократно встречались с японскими солдатами, стрелявшими с деревьев[35] (при этом, чтобы не упасть, японцы привязывали себя к стволу дерева верёвкой)[36]
  • осенью 1966 года на территории Болгарии болгарскими пограничниками был обнаружен и уничтожен вооружённый автоматом нарушитель границы, который заметил шедший по его следам пограничный наряд и устроил засаду на пограничников, поднявшись на дуб и подготовив себе позицию для стрельбы через крону дерева. Нарушитель успел сделать два одиночных выстрела, оставшись незамеченным (листва и ветви рассеивали пороховые газы и частично глушили звуки выстрелов, затрудняя обнаружение места стрельбы), но после длинной очереди был обнаружен по вспышкам дульного пламени и застрелен[37].
  • в 1978 году партизанами СФНО из отряда Альваро Каррера был обнаружен и застрелен снайпер национальной гвардии, находившийся на дереве[38]
  • несколько случаев стрельбы с деревьев были отмечены в ходе боевых действий в Чечне в ноябре 1999 года[39].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. "Огневые средства располагаются таким образом, чтобы простреливать дороги (просеки) продольным огнем. Кроме того, под огнем автоматического оружия должны находиться все открытые места (поляны) и выходы из леса, могущие быть использованными противником. В некоторых случаях пулеметные гнезда целесообразно устраивать на деревьях. Во время войны в Гран-Чако такие "воздушные" пулеметные гнезда "чапапас" пользовались большим успехом, так как в густом лесу они были еле заметны, а пулеметчики располагали отличным наблюдением и обстрелом впереди лежащей открытой местности"
    Л. Федоренко. Особенности боевых действий конницы в горах, степях и лесах. М., 1936. стр.119-120
  2. полковник Ксиландер. Конец итало-абиссинской войны (перевод с немецкого) // "Военный зарубежник", № 6 (23), июнь 1936. стр.94-99
  3. "Для наблюдения и стрельбы через головы используются удобные деревья... Следует обращать внимание на то, нет ли на деревьях отметок, оставленных противником, осматривать густые кроны деревьев, в которых могут прятаться разведчики или снайперы противника"
    Особенности боевых действий в лесисто-болотистой местности // "Военный вестник", № 3, март 1939. стр.47-55
  4. И. Кулыпин. Встреча с «кукушками» // Бои в Финляндии. Воспоминания участников. М.: Воениздат НКО СССР, 1941
  5. «Я уж не говорю о снайперах-кукушках, сидевших на деревьях и стрелявших оттуда — противник изыскивал самые изощренные способы нанести нам урон»
    Е. Ф. Ивановский. Атаку начинали танкисты. М.: Воениздат, 1984. С. 13
  6. Мерецков К. А. На службе народу — М.: Политиздат, 1968
  7. Пограничные войска СССР 1939 — июнь 1941 / сб. документов и материалов, гл. ред. П. И. Зырянов. М., «Наука», 1970. стр.89
  8. Robert Brantberg, Suuret suomalaiset sotasankarit. — Tampere: Revontuli, 2007. — 250 p. ISBN 9525170748  (фин.)
  9. Роберт Брантберг: Tarkka-ampujan joululahja, 2004  (фин.)
  10. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., П. Н. Поспелов и др. том 1. М., Воениздат, 1960. стр.277
  11. Советско-финская война 1939—1940 гг. Хрестоматия / ред.-сост. А. Е. Тарас. — Мн.: «Харвест», 1999. С. 171
  12. "из всех сооружений больше всего Шувалов гордился наблюдательным пунктом, находившимся на высокой прямой сосне, поросшей густыми ветвями. С высоты десяти-двенадцати метров широко открывалась местность. Как на ладони просматривались позиции противника. Телефонный провод уходил отсюда в траншею и на командный пункт"
    Н. Г. Михайловский. Таллинский дневник. Л., Лениздат, 1958. стр.87-88
  13. С. М. Исаченко. Пятнадцать дней войны. Л., Лениздат, 1985. стр.6-8
  14. № 167. Политдонесение политотдела 314-й стрелковой дивизии о боевой деятельности снайперов соединения // Казахстан в период Великой Отечественной войны 1941—1945. сб. документов и материалов. том 1. Алма-Ата, «Наука», 1964. стр.248-251
  15. 1 2 Г. Ф. Егоров. Книга о разведчиках. изд. 6-е, доп. Барнаул, Алтайское кн. изд-во. 1989. стр.177-179
  16. К. Т. Мазуров. Незабываемое. 2-е изд., доп. Минск, «Беларусь», 1987. стр.29
  17. Отто Вайдингер. Товарищи до конца. Воспоминания командиров панцер-гренадерского полка «Дер Фюрер». 1938—1945. М., ЗАО «Центрполиграф», 2012. стр.69-70
  18. Т. С. Гриц. Меткие стрелки. М., 1956. стр.348-356
  19. З. Г. Русаков. Нашим морем была Ладога. Моряки Ладожской военной флотилии в битве за Ленинград. Л., Лениздат, 1989. стр.37
  20. А. Ф. Фёдоров. Подпольный обком действует. Кишинев, «Литература артистикэ», 1985. стр.349-355
  21. И. А. Городов, Н. И. Шапкин. За разведкой — атака! Омск: Омское кн. изд-во, 1983. С. 5-6
  22. Н. Б. Ивушкин. Место твое впереди. М., Воениздат, 1976. стр.107-108
  23. «Наши командиры всех рангов сумели заранее посоветоваться со стариками кавказцами, охотниками, лесничими, пастухами. Старожилы показали все ущелья, которые надо было прикрыть огнём. Они помогли советами нашим воинам и научили их хитрой „лесной и горной жизни“. На деревьях бойцы и колхозники оборудовали тайные гнезда для снайперов-автоматчиков. Мне рассказывали, как рядовой Пономарев, скрываясь в ветвях кряжистого дуба (впереди своей роты на 250 метров), подпустил разведку противника — четырнадцать гитлеровцев и перестрелял тринадцать из них. Четырнадцатый забился в валежник, и снайпер привел его живым.»
    Тюленев И. В. Через три войны.— М.: Воениздат, 1972.
  24. Ю. Собесяк, Р. Егоров. Земля горит. М., Воениздат, 1965. стр.166
  25. П. К. Игнатов. В предгорьях Кавказа. М., «Советская Россия», 1981. стр.109-110
  26. Дон Миллер. Снайпер. Мн.: «Харвест», 2002. С. 64-66
  27. Н. И. Завьялов. Версты мужества. Киев, Государственное издательство политической литературы Украины, 1981. стр.137-138
  28. Фронтовики. / сб., сост. С. С. Белоусов. Новосибирск, Западно-Сибирское книжное издательство, 1975. стр.101-103
  29. «Русские бросились на штурм с бешеным криком ура. Они не останавливались ни перед густыми зарослями колючек, ни перед стрелками, засевшими на деревьях, быстро их оттуда сняли и добили».
    Владимир Герлах. «Изменник». Канада, издательство С. Б.О. Н.Р., 1969. стр.311
  30. «К полудню 9 июля к нам поступила очередная партия подбитых танков. Ремонтные команды едва успели приступить к работе, как послышался внезапный хлопок, потом звонкое „бздынь!“ и жужжание. Все разом залегли. Было понятно, что мы попали под снайперский обстрел. Боевая группа А уже потеряла несколько человек от огня снайперов, и мы знали, что, отступая, немцы обыкновенно оставляли за собой стрелков, чтобы задержать наше продвижение. Хотя теоретически механики из ремонтных команд были вооружены винтовками, на самом деле большинство на время работы бросало оружие в грузовиках. Стоило кому-то вскочить и метнуться в сторону машины, чтобы добыть оружие, как снайпер снова открывал огонь. В конце концов мы определили, что стрелок засел на дереве по другую сторону дороги, хотя указать точно, где именно, никто не смог. Высокие нормандские сосны были увешаны роскошными гроздьями омелы — растущего на ветвях растения-паразита. Деревьев и куп омелы на них было так много, что разглядеть в ветвях замаскированных снайперов было нелегко. Под очередной выстрел из-за поворота со стороны шоссе Сен-Жан-де-Дэ — Ле-Дезер выехал полугусеничный бронетранспортер из 36‑го мотопехотного полка. Завидев, как машут руками прижавшиеся к земле механики, и услышав их крики, пехотинец за крупнокалиберным турельным пулеметом на крыше бронемашины сразу же понял, что происходит. Развернув пулемет, он дал короткую очередь по верхушке сосны. Крона словно взорвалась; наземь посыпались ветки, омела и снайпер.»
    Белтон Купер. Смертельные ловушки. Выживание американской бронетанковой дивизии во Второй мировой войне. М., 2007
  31. М. Ф. Манакин. Крутые вершины. М.: «Патриот», 1990. С. 158
  32. Д. П. Власов. Там, за передним краем. — М.: ДОСААФ, 1985. С. 173—174
  33. Леон Любецкий. Не допустить прорыва противника. М.: Воениздат, 1980. С. 17
  34. И. А. Городов, Н. И. Шапкин. Мои дорогие девочки. Омск. Омское книжное издательство, 1990. стр.55-56
  35. С. Погорелый, И. Городов. Краснознамённый батальон (712-й отдельный линейный Краснознамённый батальон связи) // От Иртыша до Эльбы. Боевой путь омских формирований в годы Великой Отечественной войны. Омск, Омское книжное издательство. 1984. стр.223-230
  36. От сердца к сердцу через поколения. Воспоминания ветеранов Ленинского административного округа Омска. кн. 2. Омск, ООО «ТРИЭС», 2005. С. 1-68
  37. Петр Станчев, Тодов Минев. Граничары // журнал "Пограничник", № 4 (936), 1981. стр.81-83
  38. Альваро Каррера (Хоакин). Южный фронт в Никарагуа // Никарагуа: путь борьбы и победы. сб., сост. В. Г. Ткаченко. М., 1984. стр.237-238
  39. А. О. Казимиров, В. В. Заборовский. Анализ боевого применения снайперов незаконными вооруженными формированиями в локальных вооруженных конфликтах // "Збірник наукових праць Харківського національного університету Повітряних Сил", № 2 (35), 2013. стр.237-240

Литература и источникиПравить

  • П. А. Беляков. В прицеле «Бурый медведь». — М.: Воениздат, 1977.
  • Олег Малов. «Кукушки» — охотники на людей // журнал «Мастер-ружьё», № 21, 1997. стр.47-52

СсылкиПравить