Куремса — эмир (бек, нойон) Улуса Джучи середины XIII века, упоминается в Ипатьевской летописи и «Истории монголов» Плано Карпини.

Происхождение Куремсы точно не известно. По версии французского ориенталиста П. Пеллио, наиболее распространённой в историографии, он был чингизидом — третьим сыном Орда-Эджена. Улус Куремсы (впоследствии улус Бурундая) располагался на правобережье Днепра. В 1250-х годах произошел ряд военных конфликтов между Куремсой и князьями Галицко-Волынской земли. Существует несколько гипотез о причинах этого конфликта. Большинства историков-медиевистов начала XXI века, исследующих русско-ордынские взаимоотношения XIII века, склоняются к тому, что причина конфликта — это желание сторон получить контроль над буферной зоной между улусом Куремсы и владениями Галицких князей (Болоховская земля и Кременец). Центральная ордынская власть не вмешивалась в конфликт, рассматривая это как территориальный спор между своими вассалами, не затрагивающий общегосударственные интересы. Во время попытки Куремсы взять город Луцк, произошло «Луцкое чудо», описанное в Галицко-Волынской летописи, когда налетевший ураган сломал ордынские камнеметные машины, что спасло Луцк от разорения.

Вопрос идентификации править

В различных списках рукописи Иоанна (Джованни) де Плано Карпини «История монголов» встречаются разные варианты написания его имени: Corensa, Corenza, Conreyza, Cerentera, Coracenia. Французский ориенталист П. Пеллио в первой половине XX века предположил, что это Курумиши (Курмыши, Хурумши) — третий сын Орда-Эджена. В историографии эта точка зрения стала традиционной, хотя кроме сходства имён оснований для этого нет. В Ипатьевской летописи он выступает под именем Куремса, что по мнению В. В. Трепавлова ближе к оригинальному произношению[1].

Среди историков нет консенсуса по поводу происхождения Куремсы. Некоторые считают, что он не только не сын Орду-Эджена, но и вообще не Чингизид исходя из сообщения Плано Карпини о его младшем статусе. У Рашид ад-Дина сказано, что все сыновья Орда-Эджена в это время были в улусе своего отца, то есть далеко на востоке[1]. У Рашид-ад-Дина также сказано, что у Курумиши не было сыновей, однако сыновья Куремсы играли видную роль у Ногая[2][3][4].

А. А. Порсин выдвинул версию что Куремса это либо кипчакский предводитель Хурусман, либо Кумурбиш[5]. Ж. М. Сабитов основываясь на египетской хронике «Субдат аль-фикра» предположил, что Куремса это внук нойона, тангута по происхождению, Чагана[6][1].

Л. В. Воротынцев склоняется к версии, что Куремса это все-таки Курумиши, сын Орда-Эджена, ставя под сомнение сведения Рашид-ад-Дина. Информация Рашид-ад-Дина о родословной Джучидов в ряде случаев является либо неполной, либо искаженной. Так он сообщает об отсутствии детей у Сартака, что не соответствует действительности, или путается в потомках Орду-Эджена, применяя иногда выражение, свидетельствующее о неточности данных: «А Аллах лучше знает»[2].

А.В. Майоров считает, что Куремса не был Чингизидом, а монгольское личное имя Qurumši отражает монгольскую форму «χwārezmī» — житель Хорезма и он происходит из богатого и влиятельного мусульманского клана Курумши (Qurumši)[7].

Улус Куремсы править

 
Улусы Золотой Орды в XIII веке: улус Ногая, улус Бурундая и улус Крым

Куремса будучи эмиром (беком) владел собственным улусом (был улусбеком). В Галицко-Волынской (Ипатьевской) летописи Куремса впервые упоминается при описании поездки Даниила Романовича Галицкого к Бату в 1245 году. Тогда Даниил проезжал ставку Куремсы. В этом же году у Куремсы был папский легат Плано Карпини, из записок которого следует, что кочевья Куремсы располагались на правобережье Днепра, а на левобережье кочевал Мауци, который по статусу выше Куремсы. По предположению В. В. Трепавлова[1] улус Куремсы состоял из трёх округов — туменов, расположенных между Южным Бугом и Днепром. Согласно Б. Черкасу его ставка располагалась выше днепровских порогов[8][9].

А. В. Майоров считает, что Куремса был таммачи, то есть командиром таммы. Таммы это специальные воинские подразделения Монгольской империи, располагавшиеся на пограничных территориях, а таммачи - глава военной администрации. Целью тамм была защита границ империи от нападений соседей, поддержание порядка на завоеванных территориях и в вассальных государствах, оказание помощи гражданской администрации - даругачи (даругам или баскакам)[10].

Под началом Куремсы было шесть тысяч воинов[11]. Эта цифра приводится в новом переводе "Истории Монголов" Плано Карпини, изданном Российской академией наук в 2022 году[12]. В предыдущих переводах ошибочно было указано "шестьдесят тысяч вооруженных людей"[11], что прочно укоренилось в литературе.

Конфликты с Галицко-Волынскими князьями править

В 1250-х годах произошел ряд военных конфликтов между Куремсой и князьями Галицко-Волынской земли. Это поход Куремсы на города Бакоту (Болоховская земля) и Кременец, ответный поход галицко-волынских князей на Киевское пограничье и последующий поход Куремсы на Владимир-Волынский и Луцк.

Проблема датировки править

Хроника событий опирается только на Галицко-Волынскую летопись, так как в других источниках сведения отсутствуют. Это осложняет датировку событий, так как первоначально в Галицко-Волынской летописи хронологическая сетка годов отсутствовала. Считается, что хронологическая сетка была внесена в текст в XIV или XV веке и содержит большое количество ошибок. Более того, эта хронологическая сетка имеет постоянное смещение на 5 лет[13][14].

В историографии традиционно поход Куремсы на Бакоту и Кременец датируют 1252 годом (в Галицко-Волынской летописи эти события расположены в одной погодной статье). Современные историки единодушно определяют дату похода на Бакоту как 1251/1252 год, но дата похода на Кременец вызывает разногласия. Например, И. Л. Измайлов аргументированно считают датой похода на Кременец 1254 год[15][3].

Дата похода Куремсы на Владимир-Волынский и Луцк также неоднозначна. В летописи этот поход стоит в погодной статье 1259 года. С. М. Соловьёв относил это событие к 1259 году. Однако такая датировка наталкивается на ряд противоречий, главное из которых то, что в 1258 году на кочевья Куремсы встал Бурундай. Н. Ф. Котляр в своих работах избегает датировки похода на Владимир-Волынский и Луцк, Г. В. Вернадский относит событие к 1257 году, а М. С. Грушевский — к 1255 году, И. Л. Измайлов называет зиму 1254 года. Большинство историков принимают датировку М. С. Грушевского[16].

В 2023 году Ю. В. Селезнев провел исследования по уточнению даты штурма Луцка[17], опираясь на летописное упоминание святых, покровительствующих «чуду», предотвратившим взятие Луцка ордынцами. Результат изысканий — дата штурма Луцка 27 января 1256 года[18].

Причины походов править

Причины походов Куремсы на Галицко-Волынскую землю трактуются историками по-разному. Согласно М. С. Грушевскому цель первого похода поддержка антикняжеских настроений в Киевском Понизье и распространения на эти территорий власти Орды. Цель же второго похода — месть за разорение Даниилом подконтрольных Орде земель[19]. А. Н. Насонов считал, что целью Куремсы было продвинуть дальше на запад границу Монгольской империи, чтобы обезопасить кочевья от возможных вторжений европейских монархов, противников монголов[20]. В. Т. Пашуто полагал, что в 1255 году Бату поставил перед Куремсой цель завоевать Галицко-Волынскую Русь[21]. Чаще же всего историки XX века рассматривали эти походы как карательные, так как по времени они совпадали с карательными акциями во Владимиро-Суздальской Руси (Неврюева рать) против князя Андрея Ярославовича[22].

Историки начала XXI века критически относятся к утверждению, что походы Куремсы носят «карательный» характер. С 1245 года князь Даниил Галицкий уже находился в вассальной зависимости от Бату, получив от него ярлык на княжение. В источниках отсутствуют сведения о его сопротивлении системе зависимости, а совершать карательные экспедиции на своих вассалов без серьезных оснований было не характерно для ордынцев[4].

Против версии о «карательном» характере походов говорит и время, выбранное для них. Даниил, предполагаемый объект «гнева хана» в это время находился вне своих земель. Характер действий ордынцев также не соответствует «карательным». Так в случае карательной экспедиции монголов против Герата, где произошло убийство наместника, город был полностью разрушен, женщины взяты в плен, остальные жители поголовно убиты, а вся сельская округа опустошена. Куремса же в первом случае (поход на Бакоту) удовлетворился взятием одного пограничного города и убийством наместника другого города. Во втором случае (поход на Кременец) он двигался вдоль границы, а не проходился «огнем и мечом» вглубь территории[23].

Е. Е. Иванова и Л. В. Воротынцев считают, что походы были инициированы самим Куремсой, а не центральной властью Орды. Центральная ордынская власть рассматривала этот конфликт как спор двух вассалов, исход которого в общегосударственном масштабе ни на что не влиял, так как в любом случае дань с этих территорий поступала бы в казну[24][25].

По мнению Ю. В. Селезнева, Е. Е. Ивановой, Л. В. Воротынцева походы Куремсы как на Бакоту (Болоховская земля), так и на Кременец, это попытка установить контроль над Болоховской землей и Галицким Понизьем. В качестве ответных действий в 1254—1255 году галицко-волынские войска разорили Киевское пограничье, находящееся в «буферной зоне», и подчинённое Куремсе. Поход Куремсы на Волынскую землю — ответ на успехи галицко-волынских князей[26][27][24].

Финский историк Р.Хаутала высказал предположение, которое поддержал А. В. Майоров[28], что причиной начала конфликта была попытка Куремсы провести перепись населения в Болоховской земле[29].

Луцкое чудо править

Около 1257 года Куремса предпринял новый поход на Галицко-Волынскую землю. Войска Даниила Галицкого и его брата Василько Романовича Владимиро-Волынского, а также Льва Даниловича стали собираться в Холме. Куремса опередил русских князей и внезапно появился у стен Владимира-Волынского. Горожане смогли отразить атаку, и Куремса направил свои войска к Луцку, который не имел крепостных стен и мог быть легко захвачен. Однако монголы не смогли ни переправиться через реку, ни захватить мост из-за противодействия горожанан. Тогда Куремса установил камнеметные машины. Однако случилось «чудо»:

Он же порокы постави, отгнати хотя. Богъ же чюдо створи, и святы Иванъ, и святый Никола: вѣтру же таку бывшу, яко порокомъ вѣргшу, вѣтру же обращаше камень на нѣ.

Не добившись своих целей, Куремса отступил[9].

Около 1257/58 года улус Куремсы занял Бурундай (Бурултай). Ипатьевская летопись отмечает, что Даниил Галицкий «…держаше рать с Куремьсою и николи же не бояся Куремьсѣ, не бѣ бо моглъ зла ему створити никогдаже Куремьса». Тогда как «Времени же минувшу, и приде Буранда безбожный злый со множествомъ полковъ татарьскыхъ в силѣ тяжьцѣ и ста на мѣстѣх Куремьсѣнѣх». Более поздних упоминаний о Куремсе в источниках нет[9].

Образ в кино править

Примечания править

  1. 1 2 3 4 Трепавлов, 2022, с. 529.
  2. 1 2 Воротынцев, 2022, с. 60.
  3. 1 2 Измайлов, 2009, с. 520.
  4. 1 2 Иванова, 2013, с. 41.
  5. Порсин А. А. История Золотой Орды конца XIII — начала XIV веков в труде Рукн ад-Дина Бейбарса ал-Мансури «Зубдат ал-фикра». Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2017. 276 с. C.206-211
  6. Сабитов Ж. М. Интерпретация сведений «Зубдат аль-фикра» в научном труде А. А. Порсина // Золотоордынское обозрение. 2020. Т. 8, No 3. С. 552—561.
  7. Майоров, 2023, с. 47.
  8. Черкас Б. Захiднi володiння Улусу Джучи: полiтична iсторiя, территорiально- адмiнiстративний устрiй, економiка, мiста (XIII—XIV ст.). Киïв: Iнститут iсторiï Украïни НАН Украïни, 2014. 386 с.,С. 255, 256
  9. 1 2 3 Селезнев, 2009, с. 112.
  10. Майоров, 2023a, с. 11-13.
  11. 1 2 Плано Карпини, 2022, с. 175.
  12. Плано Карпини, 2022.
  13. Галицко-Волынская летопись. Текст. Комментарий. Исследование / под. ред Н. Ф. Котляра. — СПб.: Алетейа, 2005. — 422 с., С.5
  14. Лихачева О. П. Летопись Ипатьевская // Словарь книжников и книжности Древней Руси / Отв. ред. Д. С. Лихачев. — Л.: Наука, 1989. — Вып. 2 (вторая половина XIV—XVI в.). Ч. 2: Л-Я.
  15. Иванова, 2013, с. 40.
  16. Селезнев, 2023, с. 60.
  17. Селезнев, 2023.
  18. Селезнев, 2023, с. 63-64.
  19. Грушевський М. С. Iсторiя Украини-Руси. Львов, 1905. Т.III До року 1340. c.84
  20. Насонов, 1940, с. 146.
  21. Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М. 1950 с.282
  22. Иванова, 2013, с. 37—38.
  23. Иванова, 2013, с. 42.
  24. 1 2 Иванова, 2013, с. 43.
  25. Воротынцев, 2023, с. 97.
  26. Селезнев, 2010, с. 38-40.
  27. Воротынцев, 2023, с. 119.
  28. Майоров, 2023, с. 48.
  29. Хаутала, 2016, с. 283.

Литература править

  • Воротынцев Л.В. На границе великой степи : Контактные зоны лесостепного пограничья Южной Руси в XIII - первой половине XV вв. — М : Центрполиграф, 2023. — 317 с. — (Новейшие исследования по истории России ; вып. 42).
  • Воротынцев Л. В. «Идоша ко батыеви»: «ордынская» дипломатия Даниила и Василька Романовичей в 40-50-х гг. XIII в // Русин. — 2022. — № 70. — С. 54-71.
  • Иванова Е. Е. К вопросу об ордынской политике князя Даниила Романовича Галицкого // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2013. — № 2(52). — С. 37-48.
  • Измайлов И. Войны на Западе. Польша и Литва // История татар с древнейших времён : Улус Джучи (Золотая Орда): XII — середина XV века : в 7 т.. — Казань : АН РТ, Институт истории имени Ш.Марджани, 2009. — Т. 3, IV : Улус Джучи в период могущества. — С. 518-529. — 1055 с.
  • Плано Карпини, Иоанн де. История монголов : Текст, перевод, комментарии / под ред. А.А. Горского, В.В. Трепавлова, пер. с лат. А.А. Вовина, П. В. Лукина, коммент. А.А. Горского, П. В. Лукина, С. А. Масловой, Р. Ю. Почекаева, В. В. Трепавлова. — М : ИДВ РАН, 2022.
  • Майоров А. В. Милей, Куремса и хан Мунке: Южная Русь под монгольским контролем // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2023. — № 2(92).
  • Майоров А. В. "Умиротворение и контроль": монгольское правление на Руси в середине XIII века // Российская история. — М.: Российская академия наук, 2023a. — № 5. — С. 3-22.
  • Насонов А. Н. Монголы и Русь : История татарской политики на Руси. — Институт истории АН СССР. — М.—Л. : Издательство Академии наук СССР, 1940.
  • Селезнёв Ю. В. Элита Золотой Орды : Научно-справочное издание. — АН РТ, Институт истории имени Ш.Марджани, Центр исследований золотоордынской цивилизации, Воронежский государственный университет. — Казань : Издательство «Фэн», 2009. — 232 с.
  • Селезнёв Ю. В. Русско-ордынские конфликты XIII—XV веков. Справочник. — Воронежский государственный университет. Музей "Куликово поле". — М.: Квадрига, 2010. — 224 с. — (Музейная библиотека).
  • Соловьев Ю. В. К вопросу о дате штурма Луцка войсками Куремсы // Русин. — 2023. — № 73. — С. 58-66.
  • Трепавлов В. В. К идентификации некоторых персонажей "Истории монголов" Плано Карпини // Золотоордынское обозрение. — Казань: Институт истории имени Ш. М. Академии наук Республики Татарстан, 2022. — С. 523—536.
  • Хаутала Р. От Бату до Джанибека: военные конфликты Улуса Джучи с Польшей и Венгрией(1) // Золотоордынское обозрение. — Казань: Институт истории имени Ш. М. Академии наук Республики Татарстан, 2016. — С. 272-313.