Открыть главное меню

Кысь

«Кысь» — роман русской писательницы Т. Н. Толстой. Этноцентрированная постапокалиптическая антиутопия. Действие романа проходит на территории Москвы после некоего катаклизма, именуемого в романе «взрывом». Роман пропитан иронией и сарказмом.

Кысь
Татьяна Толстая Кысь.jpg
Обложка 2007 года работы Олега Пащенко
Жанр Роман
Автор Татьяна Толстая
Язык оригинала русский
Дата написания 19862000

СюжетПравить

Действие романа происходит после «взрыва», в мире мутировавших растений, животных и людей. В массах прежняя культура отмерла, и только те, кто жил до взрыва (т. н. «прежние»), хранят её. Главный герой романа, Бенедикт — сын «прежней» женщины Полины Михайловны. Существенное влияние на Бенедикта имеет другой «прежний», близкий друг его матери — Никита Иванович. В романе последовательно раскрывается жизнь Бенедикта — его возвышение от простого служащего до одного из руководителей города-государства.

Образ Кыси — некоего страшного существа — проходит сквозь весь роман, периодически возникая в представлении и мыслях Бенедикта. Сама Кысь в романе не фигурирует, вероятно, являясь плодом воображения персонажей, воплощением страха перед неизвестным и непонятным, перед тёмными сторонами собственной души. В представлении героев романа Кысь невидима и обитает в дремучих северных лесах.

«Сидит она на темных ветвях и кричит так дико и жалобно: кы-ысь! кы-ысь! — а видеть её никто не может. Пойдет человек так вот в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! и хребтину зубами: хрусь! — а когтем главную-то жилочку нащупает и перервёт, и весь разум из человека и выйдет».

НаписаниеПравить

Роман писался 14 лет, с 1986 по 2000 год. Из этих 14 лет, по словам Толстой, четыре года она не писала ни строчки:

— И что, все эти 14 лет — ни дня без строчки?
— Господь с вами! Так не бывает. Роман долго отлеживался: однажды пролежал года четыре вообще без движения[1].

«Непальцы и мюмзики», интервью журналу «Афиша»

На обложке первого издания «Кыси» (2000 год) изображена старинная гравюра Московского Кремля.

Особенности языка произведенияПравить

В романе много просторечных и грубых слов, однако, по мнению автора, ненормативная лексика употребляется весьма нечасто:

— Слава Богу, это само по себе мало кого взволнует. Дискуссия о том, допустимо ли употребление матерных слов в печатном тексте, закончена. В моём тексте неформальных выражений штуки три. Думала довести это число до четырёх, но решила, что это перебор.[1]

«Мюмзики и Нострадамус», интервью газете «Московские новости»

Герои романа разговаривают на характерном карикатурном диалекте, изобилующем старинными словами и выражениями, а также заимствованиями из разных диалектов русского. Встречается и немало неологизмов, придуманных автором.

НаградыПравить

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Цитируется по «Двое», Н. Толстая, Т. Толстая