Ламия Афинская

У этого термина существуют и другие значения, см. Ламия (значения).

Ламия (др.-греч. Λαμία; ок. 340 — после 302 до н. э.) — афинская гетера, любовница царя Деметрия Полиоркета.

Ламия
др.-греч. Λαμία
Franc Kavčič - Demetrij Poliorket s flavtistko Lamijo in njeno prijateljico Demo.jpg
Дата рождения ок. 340 до н. э.
Место рождения Афины
Дата смерти после 302 до н. э.
Род деятельности гетера, конкубина
Отец Клеанор
Дети Фила

БиографияПравить

Дочь афинянина Клеанора, примерная дата рождения которой определяется на основе сообщения Плутарха о разнице в годах между ней и Деметрием[1].

По словам Плутарха, «вначале была известна мастерской игрою на флейте»[1], как и большинство девушек, занимавшихся этим ремеслом, одновременно была проституткой, и «впоследствии стяжала громкую славу искусством любви»[1].

Была взята людьми Антигона и Деметрия среди трофеев в битве с войсками и флотом Птолемея у Саламина на Кипре в 306 до н. э., и стала любовницей Деметрия[1].

В ту пору красота её уже отцветала, и разница в летах между нею и Деметрием была очень велика, и все же своими чарами и обаянием Ламия уловила и оплела его так крепко, что одна лишь она могла называть Деметрия своим любовником — остальным женщинам он только позволял себя любить.

Плутарх. Деметрий, 16

Освобождение в 304 году до н. э. Афин Деметрием от осады Кассандра позволило Ламии вернуться на родину. Деметрий, ставший в 302 году до н. э. на Истмийском конгрессе гегемоном восстановленного Эллинского союза, фактически распоряжался в Афинах как царь, и заставил жителей устроить в честь двух его наложниц святилища Афродиты Ламии и Леэны, где эти гетеры почитались в качестве воплощений божества[2][3].

Среди многочисленных злоупотреблений и беззаконий, которые тогда творились, больнее всего, как сообщают, уязвил афинян приказ безотлагательно раздобыть двести пятьдесят талантов, ибо, увидев, что деньги собраны — а взыскивались они с неумолимою строгостью, — Деметрий распорядился передать всё Ламии и другим гетерам на мыло, румяна и притирания. Больше убытка граждан тяготил позор, и молва была горше самого дела. Некоторые, правда, говорят, что эту шутку Деметрий сыграл не с афинянами, а с фессалийцами.

Плутарх. Деметрий, 27

Сама гетера устроила для любовника роскошный пир, средства на который были добыты путём вымогательства у городов и частных лиц, обложенных «своего рода налогом»[4]. Это празднество получило широкую известность, благодаря описанию, сделанному поэтом Линкеем Самосским[4][5].

Полемон, автор сочинения «О расписном портике в Сикионе» сообщает, что фиванцы, раболепствуя перед царем, также соорудили храм Афродиты Ламии. В Сикионе, который по настоянию Деметрия был перенесён на новое место и назван Деметриадой, благодаря Ламии был сооружён знаменитый портик, служивший картинной галереей[6].

Связь с Ламией сильно компрометировала Деметрия, ставшего вдобавок, в соответствии с обычаем своего племени, двоеженцем[3].

Исторические анекдотыПравить

Многочисленные исторические анекдоты о Ламии были собраны современниками — Демохаром, Филиппидом и Линкеем Самосским, и более поздними авторами — Махоном и Филархом; часть из них, в том числе и довольно непристойные, приведена Плутархом и Афинеем[3].

Один из комических поэтов назвал Ламию «Погубительницей городов», обыграв прозвище её царственного любовника, а Демохар назвал самого Деметрия «Мифом», поскольку в мифологии есть своя Ламия, а у него своя[4].

Особенную неприязнь к Ламии демонстрировал Лисимах, люто ненавидевший Деметрия; намекая на их связь, он заметил, что впервые видит потаскуху на трагической сцене, на что Деметрий ответил: «Моя потаскуха чище Лисимаховой Пенелопы»[7][8].

Однажды от него прибыло посольство к Лисимаху, и тот, на досуге, показывал гостям глубокие шрамы у себя на бедрах и на руках, и говорил, что это следы львиных когтей и что остались они после схватки со зверем, наедине с которым запер его когда-то царь Александр. Тут послы со смехом заметили, что их царь тоже носит на шее следы от укусов дикого и страшного зверя — Ламии.

Плутарх. Деметрий, 27

Согласно другому анекдоту, отец Деметрия Антигон, снисходительно относившийся к запойному пьянству и бисексуальному разврату сына, когда тот, вернувшись из путешествия, нежно поцеловал его, со смехом заметил: «Тебе, верно, кажется, что ты целуешь Ламию, мой мальчик»[9].

Дата смерти Ламии неизвестна, но в связи с событиями Четырёхлетней войны 298—294 годов до н. э. её имя уже не упоминается.

По сообщению Афинея, родила Деметрию дочь Филу[10].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Плутарх. Деметрий, 16.
  2. Афиней. VI, 253.
  3. 1 2 3 Хабихт, 1999, с. 82.
  4. 1 2 3 Плутарх. Деметрий, 27.
  5. Афиней. III, 100; IV, 128.
  6. Афиней. VI, 253; XIII, 577.
  7. Плутарх. Деметрий, 25.
  8. Афиней. XIV, 615.
  9. Плутарх. Деметрий, 19.
  10. Афиней. XIII, 577.

ЛитератураПравить