Открыть главное меню

Ларингальная теория

Ларинга́льная тео́рия — теория в индоевропеистике, постулирующая, что в праиндоевропейском языке существовало несколько согласных звуков, условно называемых «ларингальными». В реконструируемых праформах эти звуки обычно обозначаются как *h1, *h2, *h3, или *H1, *H2, *H3, или *ǝ1, *ǝ2, *ǝ3[1].

Содержание

ОткрытиеПравить

 
Фердинанд де Соссюр

Ларингальная теория была выдвинута в 1879 году Ф. де Соссюром[2], который предположил для праиндоевропейского языка существование двух особых фонем, «сонантических коэффициентов», обозначенных им знаками A и O. Эти «коэффициенты», исчезнув, удлиняли соседний гласный: все долгие гласные и слоговые сонанты индоевропейского праязыка, таким образом, восходят к сочетанию краткого гласного или слогового сонанта с «сонантическим коэффициентом». Кроме того, A и O могли выступать и в слогообразующей функции, оказавшись между гласными[3].

В 1880 году датчанин Г. Мёллер ввёл третий «коэффициент» E, который на нулевой ступени выступал как *e, а на полной ступени удлинял *e[4]. Кроме того, Мёллер высказал мысль, что «коэффициенты» на самом деле представляют собой согласные ларингальные звуки, как в семитских языках. Собственно, название «ларингалы» было введено в 1911 г. Г. Мёллером по аналогии со звуками семитских языков[1][5].

В 1912 году А. Кюни доказал, что «сонантические коэффициенты» должны были быть согласными[6].

В 1927 году Е. Курилович связал «сонантические коэффициенты» де Соссюра с фонемой ḫ хеттского языка, письменность которого была расшифрована незадолго до того. Курилович предположил для праиндоевропейского существование трёх таких фонем, обозначенных им ə1, ə2, ə3 (позже был добавлен ə4), где ə1 — звук, придающий соседнему гласному e-окрашенность, не сохранившийся в хеттском; ə2 и ə3 — звуки, придающие соседнему гласному а- и о-окрашенность, совпавшие в хеттском ḫ. Для объяснения тех случаев, когда [а] других индоевропейских языков соответствовало хеттскому [а], а не [ḫa], Курилович постулировал ə4 — звук, изменяющий соседний гласный в a, но исчезнувший в хеттском.

В дальнейшем ларингальная теория породила немало спекуляций. Так, разными учёными восстанавливается от одного «ларингального» (О. Семереньи) до десяти (А. Мартине), самых разнообразных по качеству.

Качество ларингаловПравить

h1 h2 h3 h4
Э. Стёртевант ʔ x ɣ h
Э. Сепир (1938)[7] ʔ x ɣ ʔ.
Н. Д. Андреев (1957)[8] x’ x
В. И. Георгиев (1975)[9] ʔ h ʕ
М. Мейер-Брюггер[10] h χ ɣ, ɣʷ
Р. Бекес[11] ʔ ʕ ʕʷ
Б. Фортсон[12] ʔ ħ ʢ
Д. Адамс[13] ʔ χ x
М. Капович[14] ʔ x ɣʷ
Я. Бичовский[15] h x χ

Последствия для индоевропеистикиПравить

Для индоевропеистики возникновение ларингальной теории имело следующие последствия:

  • возникло предположение, что *a не было фонемой;
  • от реконструкции глухих придыхательных (*ph, *th, *kh) отказались, заменив их сочетанием глухих и ларингалов (*pH, *tH, *kH);
  • на месте долгих гласных стали реконструировать сочетания краткого гласного с ларингалом;
  • корни, начинающиеся на гласную, стали реконструировать как начинающиеся на ларингал, вследствие чего реконструкция большинства праиндоевропейских корней приобрела вид *CeC[16]

Отражение ларингалов в различных индоевропейских языкахПравить

Хеттский языкПравить

Сам по себе хеттский язык свидетельствует о существовании, как минимум, двух «ларингалов». Один из них зафиксирован в письменности, и, скорее всего, представляет собой заднеязычный спирант [x] (ḫ в транскрипции). Второй на момент появления у хеттов письменности уже исчез, но по косвенным данным можно догадаться о его существовании: в окончании 2-го лица презенса некоторых глаголов -ti (например, sakti «знаешь») звук [t] не подвергся ассибиляции, в отличие от 3-го лица презенса -zi (< *-ti, например, kwenzi «бьёт») именно по той причине, что на момент действия закона ассибиляции *ti > zi в этом окончании после [t] шёл ларингал — *-tHi (Ср. с этим окончания второго лица перфекта в санскрите: -tha и в греческом: -θα)[17]. Имеющееся же в хеттской письменности различие между -ḫ- и -ḫḫ- Иванов трактует как различие между аллофонами: после e встречается -ḫ-, а после a и u -ḫḫ-[18].

Древнегреческий языкПравить

Слоговые варианты ларингалов отразились в греческом как ε (*h1), α (*h2), ο (*h3): *dʰh1tos > θετός «установленный», *sth2tos > στατός «стоячий», *dh3tos > δοτός «данный»[1][19]. Исторический процесс превращения ларингалов в гласные называется вокализацией ларингалов.

Пусть C — согласный, V — гласный, H — ларингал, R — сонорант. Сочетания с ларингалами преобразовались следующим образом.

  • В начале слова и между гласными h₁>/e/, h₂>/a/, h₃>/o/
  • В сочетании CRHC ларингалы дали те же гласные, но долгие
    • CiHC превращалось соответственно в CyēC, CyāC, CyōC с последующей палатализацией первой согласной, но в отдельных случаях обнаруживается CiHC > CīC или Cih₂C > CiaC без удлинения
  • CeHC > CēC/CāC/CōC соответственно
  • CoHC > CōC
  • В сочетаниях CHV, CHR̥C, VHV ларингал исчезает, но окрашивает последующий краткий /e/

Индоиранские языкиПравить

Слоговые варианты ларингалов отразились в ведическом санскрите как i: *dʰh1tos > hitáḥ, *sth2tos > sthitáḥ[19].

В санскрите и авестийском следы ларингалов можно найти благодаря метрике. Так, в ведических гимнах двусложное слово vāta- «ветер» трактуется как трёхсложное, что отражает трёхсложность его праформы — *h2weh1ṇt-[20].

Праиталийский языкПравить

  • Сочетания ларингалов с e превратились в гласные:
    • *h₁e > *e, *h₂e > *a, *h₃e > *o
    • *eh₁ > *ē, *eh₂ > *ā, *eh₃ > *ō
  • *H > *a между шумными согласными
  • Ларингал утрачивается в начале слова перед согласной
  • #HRC > #aRC , CHRC > CaRC, но #HRV > #RV
  • CRHC > CRāC, но CRHV > CaRV
  • CiHC и, вероятно, CHiC дали > CīC

(H — ларингал, R — сонорант, C — консонорант)

Данные заимствованийПравить

По мнению С. А. Старостина, прасевернокавказские заимствования в праиндоевропейском говорят об отсутствии ларингальных и фарингальных фонем в праиндоевропейском[21].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 57.
  2. de Saussure F. Mémoire sur le système primitif des voyelles dans les langues indo-européennes. — Leipzig: B. G. Treubner, 1879.
  3. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 56-57.
  4. Vavroušek P. O rekonstrukci praindoevropštiny. — Praha: BCS, 2009. — С. 68. — ISBN 978-80-7308-267-3.
  5. Герценберг Л. Г. Краткое введение в индоевропеистику. — СПб.: Нестор-История, 2010. — С. 23. — ISBN 978-5-98187-5-748.
  6. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 110.
  7. Sapir E. Glottalized Continuants in Navaho, Nootka, and Kwakiutl (With a Note on Indo-European) (англ.) // Language. — 1938. — Vol. 14, no. 4. — P. 269.
  8. Андреев Н. Д. Периодизация истории индоевропейского праязыка // Вопросы языкознания. — 1957. — № 2. — С. 5.
  9. Георгиев В. И. Индоевропейское языкознание сегодня // Вопросы языкознания. — 1975. — № 5. — С. 5.
  10. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 107.
  11. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 147.
  12. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 58.
  13. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 462. — ISBN 9781884964985.
  14. Kapović M. Uvod u indoeuropsku lingvistiku. — Zagreb: Matica hrvatska, 2008. — С. 179. — ISBN 978-953-150-847-6.
  15. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 21. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  16. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 146.
  17. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС. — 2003. — С. 69.
  18. Иванов В. В. Хеттский язык. — М.: УРСС. — 2001. — С. 371.
  19. 1 2 Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 115-116.
  20. Clackson J. Indo-European Linguistics. — Cambridge: Cambridge University Press, 2007. — P. 58-59.
  21. Старостин С. А. Труды по языкознанию. — Языки славянских культур. — М., 2007. — С. 312-358.

ЛитератураПравить

  1. Бомхард А. Р. Современные направления реконструкции праиндоевропейского консонантизма. // Вопросы языкознания. — М., 1988, № 2.
  2. Иванов В. В. Хеттский язык. — М.: УРСС, 2001.
  3. Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков: Сравнительный словарь: В 3-х томах // Под ред. В. А. Дыбо. — М.: Наука, 1971, 1976, 1984.
  4. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003.
  5. Старостин С. А. Труды по языкознанию. — М: Языки славянских культур, 2007.
  6. Mallory, J. P., Adams, D. Q. Encyclopedia of Indo-European Culture. — London — Chicago: Fitzroy-Dearborn, 1997.
  7. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003.