Открыть главное меню

Лёвенвольде, Рейнгольд Густав

(перенаправлено с «Левенвольде, Рейнгольд Густав»)

Рейнгольд Густав Лёвенвольде (нем. Reinhold Gustaw von Loewenwolde; 1693, Лифляндия — 1758, Соликамск) — фаворит Екатерины I, влиятельный придворный в правление Анны Иоанновны и Анны Леопольдовны, обер-гофмаршал (1730), брат дипломатов Карла и Фридриха; все трое были возведены Екатериной I в графское достоинство (24.10.1726). При Елизавете сослан в Соликамск за растрату казённых денег[1].

Рейнгольд Густав Лёвенвольде
нем. Reinhold Gustaw von Loewenwolde
Reinhold Gustaw von Loewenwolde.jpg
Дата рождения 1693(1693)
Место рождения Лифляндия
Дата смерти 22 июля 1758(1758-07-22)
Место смерти
Гражданство  Российская империя
Род деятельности придворный, политик
Отец Герхард Иоганн Лёвенвольде
Награды и премии
RUS Imperial Order of Saint Andrew ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Alexander Nevsky ribbon.svg Орден Белого орла

Содержание

ПроисхождениеПравить

Рейнгольд Густав Левенвольде происходил из остзейских дворян. Отец Рейнгольда Густава, барон Герхард Иоганн Лёвенвольде, был соратником Паткуля и одним из лидеров «баронской фронды» Лифляндии, выступившей против политики редукций, проводившейся шведским правительством. За это Левенвольде-старший был приговорен к смертной казни, но бежал в Курляндию. В 1710 году он был пленипотенциаром[2] Петра I в Лифляндии и Эстляндии, а затем обер-гофмейстером Софии-Шарлотты, супруги царевича Алексея Петровича.

При двореПравить

Рейнгольд Густав начал придворную карьеру ещё при жизни Петра I как камер-юнкер.

Звезда Левенвольде взошла с воцарением Екатерины I, которая обратила внимание на 30-летнего симпатичного лифляндца[3]. Рейнгольд стал фаворитом императрицы, которая сделала его камергером (1725) и вместе с двумя братьями, Карлом Густавом и Фридрихом Казимиром, возвела в графское достоинство (1726). Благодаря близости к императрице Левенвольде сделался очень влиятельным человеком при дворе.

По словам историка Соловьева, «он выдвинул Остермана, которого, как мы видели, бестужевская партия иначе не называла как креаторою Левольда».

В это же время Левенвольде познакомился с молодым повесой Эрнстом Бироном. По предположению С. М. Соловьева, Бирон познакомился с Левенвольде в 1724 году, когда в свите герцогини Анны Иоанновны прибыл на коронацию Екатерины[4]. Левенвольде даже отрекомендовал Бирона императрице как большого знатока лошадей[5].

В 1725 году Бирон попал в неприятную ситуацию и просил помощи у Левенвольде. Как написал Бирон императорскому камергеру, в 1719 году в Кёнигсберге он «с большой компанией гулял ночью по улице, причем произошло столкновение со стражею, и один человек был заколот. За это все мы попали под арест; я три четверти года находился под арестом, потом был выпущен с условием заплаты на мою долю 700 талеров штрафа, а иначе просидеть три года в крепости». Бирон просил камергера заступиться за него перед прусским посланником в Петербурге бароном Акселем фон Мардефельдом, что Левенвольде и сделал[6].

В марте 1727 года он вместе с Остерманом был назначен воспитателем Великого князя Петра Алексеевича, тогда же получил орден Александра Невского.

В царствование Петра II, после падения князя Меншикова, жизнь для Левенвольде сильно осложнилась . В это время единственной опорой для камергера оказался вице-канцлер Андрей Остерман, который защищал его от нападок Долгоруких. Но положение Рейногольда было шатким. Испанский посол герцог де-Лириа даже написал в 1728 году про Левенвольде: «…так как его страшно ненавидят, то его, пожалуй, арестуют, несмотря на покровительство Остермана, потому что его ненавидят не только все русские и князь-фаворит (князь Иван Долгоруков), но даже и сам царь…»[7]. Последовавшая вскоре смерть юного императора спасла Левенвольде и даже предоставила ему возможность отличиться перед новой государыней.

Обер-гофмаршалПравить

Рейнгольд Густав значительно укрепил своё положение при дворе при императрице Анне Иоанновне, так как вместе со своим старшим братом Карлом Густавом участвовал в событиях, связанных с её воцарением.

В 1730 году они первыми поставили в известность герцогиню Курляндскую о замыслах Верховного тайного совета пригласить её на престол, ограничив её власть «Кондициями». Получив от Остермана, присутствовавшего на Совете, эти известия, Рейнгольд Густав направил тайного курьера к брату Карлу Густаву, жившему в то время в Лифляндии (ландрат в 1721—1735), который лично ездил к герцогине в Митаву. Граф Карл прибыл к герцогине на день раньше делегации Верховного тайного совета, советовал для вида принять «Кондиции», чтобы потом, по вступлении на престол, от них отказаться.

За эти услуги был приближен императрицей, стал обер-гофмаршалом, был награждён деньгами и землями. В 1732 году пожалован орденом Андрея Первозванного. Выполняя должность гоф-маршала, организовал управление двором. По словам Манштейна, «главным недостатком его была страсть к игре; это разорило его, так как он проигрывал часто очень большие суммы в один вечер». Иногда карточные долги его погашались лично императрицей.

Вместе с графом Андреем Остерманом, с которым был долгие годы дружен, продвигал мысль о продолжении династии через замужество Анны Леопольдовны с германским принцем.

При Анне Леопольдовне, пользуясь её исключительным доверием, занял самое видное положение при дворе. Исполнял различные, в том числе неприятные, поручения правительницы, в частности, именно он объявил графу Миниху о его отставке. Безуспешно предупреждал Анну Леопольдовну о надвигающемся перевороте.

ОпалаПравить

После воцарения Елизаветы был арестован и предан суду вместе с Остерманом, Минихом, Головкиным, Менгденом и Темирязевым. Приговорен к отсечению головы, однако высочайше помилован, с заменой казни на ссылку с конфискацией имущества и лишением чинов, наград и дворянства. По словам Манштейна,

 в сущности, преступление всех арестованных лиц состояло в том, что они не понравились новой императрице и слишком хорошо служили императрице Анне. Сверх того, Елизавета обещала тем, которые помогли ей взойти на престол, что она освободит их от притеснения иностранцев, поэтому пришлось осудить тех, кто занимал высшие должности… Миних, Остерман и Левенвольде перенесли своё несчастье с твердостью; не то было с другими. 

Вскоре после этого по надуманному предлогу была репрессирована многолетняя возлюбленная Густава Рейнгольда Левенвольде Наталья Фёдоровна Лопухина (урожд. Балк).

Умер в ссылке в Соликамске.

Несправедливо, что и обер-гофмаршал граф Левенвольде подавал правительнице совет объявить себя императрицей. Левенвольде был прозорливого ума, и не предстояло ни малейшей побудительной причины преклонять великую княгиню на такой легкомысленный поступок. Преступление Левенвольде состояло в том, что граф показал правительнице письмо, полученное им из Фландрии, от одного уволенного от российского двора метрдотеля; прежний усердный служитель подробно описал заговор, умышляемый Елизаветою. Достойный Левенвольде, сотворенный для того, чтобы блистать при великом дворе, к общему сожалению, умер в Соликамске, куда он сослан был в заточение. Беспристрастие требует воздать похвалу гг. Строгановым, имеющим богатые заводы и соляные варницы в этом месте: сострадательные их сердца старались облегчать, сколько позволительно, несчастную участь Левенвольде, вспомоществовали и доставляли ему все потребное к пропитанию и содержанию. Да цветет и наслаждается всеми благами потомство добродетельных душ!

Замечания на «Записки Манштейна о России»[8]

Отзывы современниковПравить

В своих записках испанский посол при российском дворе герцог де Лириа рассказывает о нём:

Граф Левенволд, обер-гофмаршал, был такого дурного характера, каких я встречал мало. Счастием своим он был обязан женщинам и достиг, наконец, чести быть фаворитом Екатерины I. Ничто не остановляло его в достижении его намерения, и он не пощадил бы лучшего своего друга и благодетеля, если бы видел для себя какую-либо из того пользу. Честолюбие его и тщеславие простирались до высочайшей степени. Религии в нем совсем не было, и едва ли он верил в бога; одна только корысть управляла им; он был лжив и коварен. Все вообще его ненавидели. Но вместе с сим он был ловок в обращении, хорошо служил и умел давать блестящие при дворе праздники; наконец, в нем был ум и красивая наружность.

[9]

В кинематографеПравить

ПримечанияПравить

  1. Левенвольде // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  2. Полномочный представитель.
  3. Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — М.: Молодая гвардия, 2002. — С. 186. — ISBN 5-235-02481-8.
  4. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. X. — М., 1963. — С. 133.
  5. Петрухинцев Н.Н. Царствование Анны Иоанновны: формирование внутриполитического курса и судьбы армии и флота. — СПб.: МГУ им. Ломоносова, Алетейя, 2001. — С. 47. — ISBN 5-89329-407-6.
  6. Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — С. 113.
  7. Петрухинцев Н.Н. Царствование Анны Иоанновны.... — С. 44.
  8. Перевороты и войны. Фонд Сергея Дубова, 1997. Стр. 482.
  9. Герцог Лирийский. Записки о пребывании при Императорском Российском дворе в звании посла короля Испанского // Россия XVIII в. глазами иностранцев. — Л., 1989. — С. 252-253.

СсылкиПравить

  • Россия и русский двор в первой половине 18 века: записки и замечания графа Эрнста Миниха. — Русская старина, 1891.
  • Крузенштерн Г. Ландмаршалы и ландраты лифляндского и эзельского рыцарства в иллюстрациях. (нем.) — Гамбург, 1963.
  • Брикнер А. Г. Русский двор при Петре II. 1727—1730. По документам венского архива. — Вестник Европы, 1896.
  • Записки Манштейна о России. 1727—1744. Пер. с фр. с подл. рукописи Манштейна и ред. изд. М. И. Семевского. СПб., 1874
  • Замечания на «Записки Манштейна о России» неизвестного автора
  • Левенвольде в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона [1]
  • Биография Рейнгольда Левенвольде на peoples.ru [2]
  • Биография Рейнгольда Левенвольде в РБСП [3]
  • Малиновский В. К. Левенвольде — кого из них упоминал А. С. Пушкин в «Истории Петра I»? [4].
  • Малиновский В. К. Моро де Бразе, которого переводил Пушкин [5].
  • Малиновский В. К. «VERITAS VINCIT» — или как читать мемуары [6].