«Летняя интерлю́дия» (швед. Sommarlek, также известен под названием «Летняя игра») — чёрно-белый художественный фильм 1951 года режиссёра Ингмара Бергмана, романтическая драма. Сам Бергман и некоторые кинокритики называли данный фильм одной из поворотных точек в творчестве режиссёра, ознаменовавшей переход от ранних, намеренно усложнённых фильмов «ученического периода» к периоду первых зрелых авторских работ[2][3].

Летняя интерлюдия
швед. Sommarlek
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Ингмар Бергман
Продюсер Аллан Экелюнд[швед.]
Авторы
сценария
Ингмар Бергман
Херберт Гревениус[швед.]
В главных
ролях
Май-Бритт Нильсон
Биргер Мальмстен[швед.]
Оператор Гуннар Фишер
Композиторы Эрик Нурдгрен
Бенгт Валлестрём[швед.]
Эскиль Эккерт-Люндин[швед.]
Кинокомпания Свенск Фильминдустри[швед.]
Длительность 95 мин.[1]
Бюджет 434 000 шведских крон
Страна  Швеция
Язык шведский
Год 1951
IMDb ID 0044060

Премьера фильма состоялась 1 октября 1951 года в Швеции в кинотеатре «Рёда Кварн[швед.]»[1].

Сюжет править

Мари (Май-Бритт Нильсон) — прима-балерина стокгольмской королевской оперы. За ней ухаживает Давид Нистрём (Альф Кьеллин[швед.]), но Мари держится с ним холодно. После репетиции «Лебединого озера» она обнаруживает у себя в гримёрке блокнот, который оказывается дневником Хенрика (Биргер Мальмстен[швед.]), с которым она встречалась больше десяти лет назад. Из-за проблем с электропроводкой в опере репетиция прерывается, и Мари отправляется на тот остров, где она когда-то встретила Хенрика, по дороге воскрешая в памяти события своей юности.

Мари вспоминает события своей юности. Тем летом она жила на острове вместе с тётей Элизабет (Рене Бьёрлинг[швед.]) и дядей (Георг Функвист[швед.]) Эрландом. Влюблённый в Мари Эрланд предлагает ей сбежать вместе с ним. На острове она встречает Хенрика, молодого студента, и между ними начинается роман. Летняя идиллия закончилась трагически — Хенрик неудачно прыгнул в воду, получил тяжёлую травму и, не приходя в сознание, скончался в больнице. Присутствовавший в больничной палате Эрланд, обнаружив среди вещей Хенрика его дневник, забирает его себе (через двенадцать лет он отправит дневник Мари). Пытаясь утешить Мари, Эрланд советует ей создать «броню» — избегать в дальнейшем сильных и искренних чувств, повторно предлагает ей уехать вместе с ним, и Мари принимает его предложение.

Повидавшись с дядей Эрландом и посетив знакомые места, где она когда-то была счастлива, Мари возвращается в Стокгольм, чтобы возобновить репетицию. Её подавленное состояние замечает балетмейстер (Стиг Улин[швед.]) и угадывает причину её тоски. После разговора с балетмейстером депрессия Мари заканчивается, она решает рассказать Давиду о событиях своей юности и дать прочесть ему дневник Хенрика.

В ролях править

Главные роли

Актёр Роль
Май-Бритт Нильсон Мари Мари
Биргер Мальмстен[швед.] Хенрик Хенрик
Альф Кьеллин[швед.] Давид Нистрём Давид Нистрём журналист
Аннализа Эриксон Кай Кай балерина
Георг Функвист[швед.] дядя Эрланд дядя Эрланд
Стиг Улин[швед.] балетмейстер
Мими Поллак госпожа Кальваген госпожа Кальваген тётя Хенрика
Рене Бьёрлинг[швед.] тётя Элизабет тётя Элизабет
Гуннар Ульссон[швед.] священник

Второстепенные роли

Актёр Роль
Дуглас Хоге[швед.] Ниссе Ниссе швейцар
Джон Ботвид[швед.] Карл Карл швейцар
Юлиа Сесар[швед.] Майя Майя костюмер
Карл Стрём[швед.] Санделль Санделль
Торстен Лилльекруна[швед.] Пелле-блондин Пелле-блондин
Эрнст Брюнман[швед.] капитан корабля
Улав Риего[швед.] врач
Фюльгиа Садиг[швед.] медсестра
Эскиль Эккерт-Люндин[швед.] дирижёр в театре
Эмми Альбиин[швед.] слуга дяди Эрланда
Карл-Аксель Эльфвинг[швед.] посыльный с цветами для Мари
Стен Маттссон[швед.] моряк в лодке, спрыгнувший на берег
Гёста Стрём[швед.] Карлссон Карлссон инспектор в театре
Гун Скоомберг[швед.] дублёрша актрисы Май-Бритт Нильсон в танцах
Гёте Штергель[швед.] танцор
Марианна Шуллер[швед.] балерина
Моника Роегер балерина
Герд Андерссон[швед.] балерина

История создания фильма править

Фильм снят по неопубликованному рассказу «Мари» Ингмара Бергмана. В работе над сценарием ему помогал Херберт Гревениус. Съёмки проходили с апреля по июнь 1950 года. Натурные сцены снимались на острове Даларё. Павильонные cъёмки пришлось перенести в киногородок под Стокгольмом, так как руководство Королевского оперного театра после ознакомления со сценарием не разрешило снимать фильм в своём здании[4][1]. Из-за кризиса, охватившего шведскую киноиндустрию, премьера фильма была отложена и он вышел на экраны лишь осенью 1951 года.

Темы править

В «Летней интерлюдии» Бергман использовал мотивы, которые появятся в его дальнейших фильмах. Похожую летнюю любовную идиллию можно встретить в «Лете с Моникой», молчание Бога и утрату веры — в «Причастии». В одной из сцен Мари и Хенрик собирают ягоды на земляничной поляне. Одетая в чёрное престарелая тётя Хенрика, которой врачи поставили смертельный диагноз, играет в шахматы со священником, заявляющим, что общается с ней, «чтобы лучше понять саму Смерть»[прим 1] — эту сцену можно рассматривать в качестве прообраза известной шахматной партии между рыцарем и Смертью в «Седьмой печати»[5][6][7].

Бергман рассматривал фильм как одну из поворотных точек в своём творчестве, назвав его своей первой авторской работой:

Для меня лично «Летняя игра» — один из самых важных моих фильмов, хотя кому-то он, может быть, и покажется устаревшим. Но мне он таким не кажется. Тогда я впервые обнаружил, что работаю совершенно самостоятельно, что у меня есть свой стиль, что я создал наконец собственный фильм со своим особым обликом, которого никто не повторит. Этот фильм не похож ни на чей другой. Это было мое первое по-настоящему собственное произведение. Я вдруг обнаружил, что правильно устанавливаю камеру, что добиваюсь нужных мне результатов и все соответствует тому, что я задумал.

Интервью Ингмара Бергмана [2]

Критика править

«Летняя интерлюдия» пользовалась успехом у шведских зрителей и была благосклонно принята местными кинокритиками. Стиг Альмквист в журнале Filmjournalen[швед.] выразил восхищение режиссёрским талантом Бергмана и предсказал, что со временем он может достичь «революционных результатов» в кинематографе[8]. Также шведские критики отметили, что «новый Бергман» практически полностью освободился от свойственного его ранним работам чрезмерного увлечения символизмом и меланхолией, которые не всегда были понятны массовому зрителю[1][8].

«Летняя интерлюдия» была включена в конкурсную программу Венецианского кинофестиваля 1951 года, но руководство Svensk Filmindustri решило отменить показ, чтобы изучить реакцию шведской аудитории. Показ состоялся в следующем году, но фильм не получил наград.

В американском прокате фильм появился в 1954 году под названием «Запретная интерлюдия» (англ. Illicid Interlude). Киноиндустрия США продолжала следовать кодексу Хейса, который сильно ограничивал свободу творчества, в частности, из-за запрета на весьма сдержанные по меркам европейского кино эротические сцены. По этой причине значительная часть европейских фильмов до середины 1960-х попадала в американский прокат через дистрибуторов, которые занимались малобюджетным эксплуатационным кино и делали в рекламе акцент на наличие в фильме эротических сцен[прим 2], меняя оригинальное название и создавая соответствующие афиши[прим 3]. В случае с «Летней интерлюдией» дистрибутор применил ещё одно средство — в некоторые прокатные копии была добавлена снятая в США сцена с купанием в обнажённом виде[9][10]. Тем не менее, фильм был замечен и положительно оценён американскими кинокритиками. Босли Краузер в своей рецензии для New York Times осудил вышеупомянутый способ продвижения фильма, отметив выдающийся художественный уровень картины: работу оператора и хорошую игру Май-Бритт Нильсон, которой удалось с большой достоверностью воплотить на экране образ беззаботной 15-летней девушки и подавленной 28-летней женщины[11].

Во Франции «Летняя интерлюдия» появилась лишь в 1958 году, когда демонстрировалась в рамках ретроспективного показа работ Ингмара Бергмана во французской синематеке. Несмотря на то, что к этому моменту появились поздние фильмы, которые принесли Бергману международную известность («Улыбки летней ночи», «Лето с Моникой», «Седьмая печать» и «Земляничная поляна»), Жан-Люк Годар в своей статье для «Кайе дю синема»[прим 4] уделил «Летней интерлюдии» особое внимание, назвав её «прекраснейшим из фильмов»[1].

Примечания править

  1. Во время игры в шахматы тётя говорит Мари, что намерена пережить Хенрика.
  2. Помимо вполне невинной по европейским меркам, но являвшейся непристойной с точки зрения кодекса Хейса, сцены с переодеванием в летнем домике «Летняя интерлюдия» содержала ещё и недопустимую антирелигиозную сцену: после смерти Хенрика Мари заявляет, что «ненавидит Бога и хочет плюнуть ему в лицо».
  3. Аналогичная судьба постигла и другие ранние фильмы Бергмана. Фильм «Лето с Моникой» в американском прокате получил название «Моника: история плохой девочки!» (англ. Monika, the Story of a Bad Girl!), а «Вечер шутов» — «Обнажённая ночь» (англ. Naked Night).
  4. «На последнем дыхании», полнометражный дебют Годара, принесший ему известность в качестве одного из основоположников французской «новой волны» вышел в 1960 году. До этого момента Годар был больше известен в качестве кинокритика.

Источники править

  1. 1 2 3 4 5 Summer Interlude (англ.). The Ingmar Bergman Foundation. Дата обращения: 6 февраля 2017. Архивировано 27 марта 2018 года.
  2. 1 2 Бергман, 1985, с. 159.
  3. Macnab, 2009, p. 66.
  4. Vermilye, 2002.
  5. Macnab, 2009, p. 69.
  6. Peter Cowie. Summer Interlude: Love and Death in the Swedish Summer (англ.). Criterion (29 мая 2012). Дата обращения: 6 февраля 2017. Архивировано 30 августа 2017 года.
  7. Darragh O’Donoghue. The Seventh Seal (англ.). Cinémathèque Annotations on Film. Senses of Cinema (март 2009). Дата обращения: 7 февраля 2017. Архивировано 7 августа 2017 года.
  8. 1 2 Steene, 2005, p. 195.
  9. Björklund, Larsson, 2016, p. 11.
  10. Balio, 2010, p. 131.
  11. Bosley Crowther. The Screen in Review; 'Illicit Interlude,' Film From Sweden, Opens. Дата обращения: 30 сентября 2017. Архивировано 7 августа 2017 года.

Литература править

  • И. Бергман. Бергман о Бергмане: Ингмар Бергман в театре и кино / ред. Козловский Ю. А., сост. А. Парин, В. Гульченко. — М.: Радуга, 1985. — 525 с.
  • И. Бергман. Картины = Bilder / Перев. со швед. А. Афиногеновой. — М.: Музей кино, Alexandra, 1997. — 439 с. — ISBN 9985-827-27-9.