Открыть главное меню

Пётр Алекса́ндрович Ли́дов (17 декабря (по др. свед., 17 ноября) 1906, Харьков — 22 июня 1944, Полтава) — советский журналист, военный корреспондент газеты «Правда», автор первого очерка о Зое Космодемьянской (1942), предпринявший журналистское расследование событий в Петрищеве. Кавалер ордена Отечественной войны I степени.

Пётр Лидов
PALidov.jpg
Дата рождения 17 ноября 1906(1906-11-17)
Место рождения
Дата смерти 22 июня 1944(1944-06-22) (37 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности журналист
Отец Александр Павлович Лидов
Супруга Галина Яковлевна Лидова (урожд. Олейник)
Награды и премии

Орден Отечественной войны I степени SU Medal For the Defence of Stalingrad ribbon.svg

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Содержание

Биография и деятельностьПравить

Довоенный периодПравить

Родился 17 декабря[1] (по др. сведениям, 17 ноября[2]) 1906 года в Харькове. Рос в харьковском приюте, затем в колонии для подкидышей в селе Липцы Харьковской губернии. В подростковом возрасте был усыновлен профессором химии Харьковского технологического института, известным русским химиком-технологом А. П. Лидовым (1853—1919) и его женой-врачом, которые недавно потеряли собственного ребёнка. Фамилию и отчество получил от приёмного отца[3].

С 1919 года, после смерти А. П. Лидова, стал самостоятельно зарабатывать на жизнь — работал на спичечной фабрике, на телефонной станции Технологического института, курьером в Харьковском губкоме партии. Дебют в печати состоялся в четырнадцатилетнем возрасте, в 1920 году и был связан с прилётом в Харьков впервые увиденного подростком самолёта. В 1925 году на I губернском съезде рабселькоров Лидов был выдвинут на работу в газете «Харьковский пролетарий». Работал в партийном отделе. В 1928 году вступил в ВКП(б)[3].

В конце 1930 года познакомился со студенткой рабфака Галиной Олейник, вскоре ставшей его женой. В 1932 году семья переехала в Москву. Лидов работал на оборонном заводе № 24 токарем, мастером, корреспондентом многотиражной газеты, затем редактором газеты «Мартеновка» завода «Серп и молот». Выступил в защиту человека, исключённого из КПСС в рамках «чистки», получил выговор по партийной линии с занесением в личное дело. Лидов отстаивал свою правоту, через полгода опальный коллега был восстановлен в партии, выговор с Лидова снят[3][1].

В 1937 году направлен на работу в газету «Правда». Много ездил в командировки по СССР. Весной 1941 года утвержден собственным корреспондентом «Правды» по Белорусской ССР. Семья Лидовых с двумя дочерьми перебралась в Минск, где их застала война[3][1].

Военные годыПравить

…Всегда выделяется кто-то один — то ли своей смелостью, то ли своей осмотрительностью, то ли умением быстро ориентироваться в обстановке. И тогда этот человек становится неофициальным главой журналистского корпуса. Таким главой был у нас на Западном фронте Лидов.

С первых дней Великой Отечественной войны Лидов стал военным корреспондентом — его первый военный материал был сдан в редакцию «Правды» 22 июня 1941 года, опубликован в номере от 24 июня. В дни битвы под Москвой в «Правде» регулярно публиковались очерки, статьи и заметки Лидова о ходе военных событий, ставшие своего рода «дневником битвы за Москву» — если номер выходил без его материала, в газету поступали звонки читателей, тревожащихся о судьбе журналиста: «Что с Лидовым?», «Не ранен ли военкор Пётр Лидов?»[3].

Лидов ездил на опасные участки фронта, летал с экипажем бомбардировщика в немецкий тыл, работал под бомбежками, делал вылазки на оккупированные немцами территории. Писал о военных действиях под Смоленском, партизанах Белоруссии, об обстановке в оккупированном Минске, провёл журналистское расследование казни Зои Космодемьянской в Петрищеве, делал репортажи из Сталинграда, с Курской дуги, берегов Северского Донца и Днепра, из Чехословацкого корпуса Людвика Свободы. Вёл фронтовые дневники[3][4].

 
Обломки американского бомбардировщика B-17 на аэродроме под Полтавой. 22 июня 1944
 
Американские офицеры среди обломков бомбардировщика B-17, уничтоженного немецкой бомбардировкой на аэродроме под Полтавой. 22 июня 1944

В июне 1944 года был командирован в Полтаву с заданием написать о базе американских союзников «Летающие крепости». Погиб в звании майора при бомбёжке военного аэродрома 22 июня 1944 года под взрывной волной от сбитого им с товарищами[К 1] юнкерса[5][4]. Посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени[6].

Похоронен в общей могиле в Петровском парке в Полтаве, вместо памятника американские лётчики установили на могиле лопасть винта «Летающей крепости» в знак того, что журналисты погибли на боевом посту. Позднее прах был перенесён на площадь Славыruuk, на могиле установлен обелиск с именами погибших[4][2][7].

«Таня»Править

 
Очерк «Таня», газета «Правда», 27 января 1942 года

…Хочу знать всю правду о Тане, и всю правду рассказать другим… Я в ответе за память об этой девушке перед людьми.

Пётр Лидов[5]

Наиболее известной журналистской работой Лидова считается очерк «Таня» (1942) о партизанке Зое Космодемьянской. Очерк был написан не по заданию редакции, а по собственному почину журналиста. Историю об убитой гитлеровцами в селе Петрищево девушке, произнесшей речь перед повешением, Лидов услышал случайно, в избе под Можайском, где остановился на ночлег, приехав по редакционному заданию писать об освобождении города от немцев. Наутро Лидов пешком проделал 5-километровый путь по занесённым снегом просёлочным дорогам для расспросов очевидцев. Свидетельства местных жителей оказались противоречивыми, не удалось установить даже личность погибшей девушки, на допросе назвавшейся Таней[5][3][4].

Лидов побывал в Петрищеве не менее десяти раз, в журналистском расследовании принимали участие также его коллеги — фотокор «Правды» Сергей Струнников и военкор «Комсомольской правды» Сергей Любимов. Лидов добился разрешения ознакомиться с секретной документацией, касающейся разведывательных, истребительных и диверсионных групп, однако соответствующей описаниям очевидцев девушки по имени Татьяна не обнаружил. Для установления личности погибшей было решено вскрыть захоронение, произвести фотосъёмку и опубликовать фотографии в газете в расчёте на опознание тела родственниками или знакомыми. Фотографии сделал Сергей Струнников[5][4].

 
Военный корреспондент газеты «Правда» Пётр Лидов (справа) показывает генералу армии Г.К. Жукову и члену военного совета Западного фронта Н.А. Булганину экземпляры только что вышедшей брошюры «Таня». 1942. Фото М. Калашникова

Посвящённые партизанке очерки П. Лидова («Таня»[К 2]) и С. Любимова («Мы не забудем тебя, Таня!»), проиллюстрированные разными фотографиями Струнникова, были опубликованы одновременно, 27 января 1942 года, в центральных газетах страны — «Правде» и «Комсомольской правде». Согласно сотруднику «Правды» Семёну Гершбергу, «в ночь перед выходом газет, 26 января, встретились редакторы „Правды“ и „Комсомольской правды“, пригласили авторов, взаимно ознакомились с очерками, сделали идентичными слова Тани перед казнью, записанные с уст свидетелей. И материал благословили в печать!..»[4]. По предположению историков, тогда же была добавлена фигурировавшая в обоих очерках апелляция партизанки к Сталину («Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!..»), отсутствовавшая в первых показаниях свидетелей[4][8].

Очерк Лидова «Таня»… выразил такую силу духа героини, такое презрение к врагу и смерти, что вошёл в историю как образец журналистского труда. Очерк Любимова, перенасыщенный советской патетикой, очень скоро забылся — помнят о нём нынче лишь специалисты и архивные работники «Комсомолки»[4].

Очерк Лидова был перепечатан в республиканских, областных и городских газетах, выпущен отдельной брошюрой, передавался по радио. По фотографии Зоя Космодемьянская была опознана, публикация вызвала множество откликов[5]. По оценке Армена Гаспаряна, «очень яркий образ Зои, безусловно, повлиял на моральное состояние Рабоче-крестьянской Красной армии… Зоя своим примером вдохновила сотни тысяч людей на сопротивление врагу»[9]. Солдаты писали матери партизанки, что её дочь будет отомщена, писали имя Зои на танках и самолётах, клали в нагрудные карманы её фотографии, уходя в бой[10].

Сам Лидов не приписывал успех материала себе:

Я считаю, что триумф «Тани» — это триумф чудесной русской девушки Зои Космодемьянской, моя же роль — это скромная роль репортёра, протоколиста событий, который, по рассказам очевидцев, добросовестно и пунктуально записал всё, что связано с подвигом и гибелью нашей героини. Успех очерков о Тане в том, что они от начала до конца документальны, протокольны и в них нет ни вымысла, ни пустой и звонкой фразы, так часто спасающей очеркиста, не запасшегося достаточным количеством добротных фактов[4][1].

Ставший известным благодаря Лидову реальный подвиг Зои Космодемьянской послужил основой для создания мифа о ней[9][11][12][10]. По оценке историка и литературоведа Бориса Соколова, в данном случае от журналиста не требовалась героизация предмета очерка, несмотря на наличие ряда обстоятельств, писать о которых было нельзя[11]:

…Нельзя было писать о том, что Космодемьянская выполняла сталинский приказ о тактике «выжженной земли», предписывавшей сжигать деревни в тылу немецких войск. Равно как и о том, что местные жители, мягко говоря, были не в восторге от деятельности «факельщиков», сжигавших их дома, и, по одной из версий, Космодемьянскую схватил не немецкий солдат, а русский крестьянин. А две женщины-погорелицы избили её после задержания, за что позже их расстреляли по приговору советского трибунала. Но всё это не отменяет морального значения подвига Зои Космодемьянской. Ведь дело было не в том, что она сожгла конюшню с несколькими лошадьми, а в моральном значении её мужественного поведения перед лицом неминуемой смерти. На этом примере можно было воспитывать у бойцов ненависть к врагу и мужество[11].

Знал ли Лидов, что никакой партизанкой Космодемьянская не была? Что в составе диверсионной группы была она заброшена в немецкий тыл, чтобы сжечь деревню Петрищево, где стоял немецкий штаб? Теперь уже на этот вопрос не ответит никто.

18 февраля 1942 года в «Правде» был опубликован очерк Лидова «Кто была Таня», где сообщалось имя партизанки, 24 октября 1943 года — очерк «Пять фотографий» о попавших к нему снимках Космодемьянской, найденных в вещах убитого немецкого солдата, одного из участников казни. «Канонизирован[ные] в официальном мифе» «обстоятельства задержания Космодемьянской немецким часовым при попытке поджога» вызывали у Лидова сомнения. Его очерк «Вокруг Тани»[К 3], где рассматривалась версия о выдаче Космодемьянской немцам одним из товарищей, опубликован в 2001 году в сборнике архивных материалов и документов «Москва прифронтовая». На основе изученных материалов Лидов пришёл к выводу, что Василий Клубков не выдавал Космодемьянскую[К 4]. Лидов продолжал расследование петрищевских событий, планировал написать книгу о Космодемьянской, но план осуществить не успел[8][14][11][9][1][5][3].

НаградыПравить

 
Представление Петра Лидова к ордену Отечественной войны I степени. 11 ноября 1944

ПамятьПравить

 
Памятный знак, установленный в 50-ю годовщину операции «Фрэнтик» на территории Полтавского музея дальней и стратегической авиации. Фото 2013 года

Имя Петра Лидова высечено на мраморной доске в редакции газеты «Правда» в числе имён погибших в годы войны журналистов и на обелиске на площади Славыruuk в Полтаве[1][15].

В 1965 году именем П. Лидова названа улица в Полтаве[2][6].

Материалы и документы, связанные с жизнью и творчеством П. А. Лидова, хранятся в Российском государственном архиве социально-политической истории (Коллекция ЦА ВЛКСМ. Ф. М-7. Оп. 2. Д. 649)[8] и Российском государственном архиве литературы и искусства (Ф. 1865)[16].

КомментарииПравить

  1. Военными корреспондентами Сергеем Струнниковым и Александром Кузнецовым.
  2. Первоначальное название — «За Сталина!»[4].
  3. РГАСПИ. Коллекция ЦА ВЛКСМ. Ф. М-7. Оп. 2. Д. 649[8].
  4. По версии историка М. М. Горинова, сюжет понадобился для «обеления» образа героини, оказавшейся в плену, что по законам военного времени приравнивалось к предательству[13].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Сафонов А. Читая дневники Лидова. msk.ru. Дата обращения 10 января 2018.
  2. 1 2 3 72 года назад в Полтаве погиб известный военный журналист из Харькова. В Полтаве. — Городской новостной портал. Дата обращения 10 января 2018.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Кожемяко, 2007.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Верясова Д. Военкоры. Историк.рф. Дата обращения 10 января 2018.
  5. 1 2 3 4 5 6 Успенский, 1989.
  6. 1 2 Кучеренко О. Военкор, открывший имя Космодемьянской, погиб смертью храбрых, как и его героиня // Комсомольская правда в Украине. — 2013. — Вып. 8 мая.
  7. Лагодский, Ржевцев, 2014.
  8. 1 2 3 4 Горинов, 2003.
  9. 1 2 3 Авдеева Ю. История Зои Космодемьянской без идеологии и мифов. ТАСС: информационное агентство (27 января 2017). Дата обращения 11 января 2018.
  10. 1 2 Платт, 2013, № 6 (124).
  11. 1 2 3 4 Соколов, 2017.
  12. 1 2 Хинштейн, 2005.
  13. Горинов, 2003: ««Последнюю пулю — себе» — таким было требование командования. Зоя же оказалась в плену, что накладывало пятно на её репутацию героини советского народа. Но если диверсантку выдал предатель… если в результате этой «наводки» Зою застали врасплох, то её пленение становилось вполне объяснимым и «морально оправданным»».
  14. Москва прифронтовая, 2001.
  15. Сафонов А. В самом огне борьбы // Правда. — М., 2004. — Вып. 22—23 июня. — № 67 (28681).
  16. Ф.1865: Лидов Петр Александрович (1906—1944) — журналист. РГАЛИ. Дата обращения 12 января 2018.

БиблиографияПравить

  • Лидов П. Таня // Правда : газета. — М., 1942. — Вып. 27 января. — С. 3.
  • Лидов П. А. Таня: (Герой Советского Союза З. А. Космодемьянская: Очерк). — М.: [Правда], 1942.
  • Лидов П. Кто была Таня // Правда. — М., 1942. — Вып. 18 февраля.
  • Лидов П. Пять фотографий // Правда. — М., 1943. — Вып. 24 октября.
  • Лидов П. Вокруг Тани // Москва прифронтовая. 1941—1942 : Архивные док. и мат. / Моск. гор. об-ние архивов; [cост.: М. М. Горинов и др.]. — М. : Изд-во объединения «Мосгорархив», 2001. — 661 с. — ISBN 5-7228-0092-9.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить