Лингвострановедение

Лингвостранове́дение (от лат. lingua — «язык» + страноведение) — исследовательское направление в России, включающее в себя обучение языку и дающее необходимые для квалифицированного общения сведения о культуре страны изучаемого языка.

Главная цель лингвострановедения — обеспечить языковую компетентность в вопросах межъязыкового общения посредством адекватного понимания культуры речи собеседника и исходных текстов.

ИсторияПравить

Зачинателями лингвострановедения в России считаются В. Г. Костомаров и Е. М. Верещагин. Термин «лингвострановедение» был впервые использован в работе упомянутых ученых «Лингвистическая проблематика страноведения в преподавании русского языка иностранцам» (М., 1971).

Активно он начал использоваться после выхода книги В. Г. Костомарова и Е. М. Верещагина «Язык и культура» (М., 1973). Речь в ней шла об использовании страноведческих фактов в процессе изучения языка и приемах ознакомления учащихся с новой для них языковой культурой.

Первоначально лингвострановедение считали областью методики, которая связана с исследованием путей и способов ознакомления учащихся с действительностью страны изучаемого языка в процессе изучения языка и через посредство этого языка. Позже произошло переосмысление и уточнение содержания данного термина, и лингвострановедение стало трактоваться как методическая дисциплина, воспроизводящая в учебном процессе сведения о национально-культурной специфике речевого общения носителя языка с целью обеспечения коммуникативной компетенции студентов, изучающих русский язык (Прохоров, 1996).

А. Н. Щукин определяет лингвострановедение как страноведчески ориентированную лингвистику, изучающую иностранный язык в сопоставлении с родным. При этом объектом рассмотрения выступает язык как носитель культуры изучаемого языка (Щукин, 2003).

Вопросы, которые составляют проблематику лингвострановедения, делятся на два типа: лингвистические и методические. Лингвистические вопросы касаются анализа единиц языка с целью выявления национально-культурного смысла, заключенного в них: безэквивалентная лексика, невербальные средства общения (действия, передаваемые с помощью мимики, жестов и имеющие значения и сферы употребления, отличные от употреблений, принятых в родном языке), фоновые знания, характерные для говорящих на русском языке и обеспечивающие речевое общение, языковая афористика и фразеология, которые рассматриваются с точки зрения отражения в них культуры и национальных особенностей людей, говорящих на изучаемом языке. Методические вопросы касаются приемов введения, закрепления и активизации специфичных для русского языка единиц национально-культурного содержания, извлекаемых из изучаемых текстов.

ТерминыПравить

С конца XX века российские исследователи, занимающиеся лингвострановедением и лингвокультурологией, вводят новые термины, описывающие объект изучения — взаимное влияние языка и культуры:

  • концепт и перцепт. Термины вводятся с начала 1990-х годов[1];
  • логоэпистема. Термин был предложен В. Г. Костомаровым и Н. Д. Бурвиковой в 1996 году и обозначает языковое выражение, смысл которого понятен через общую память носителей языка. Пример: «Всё смешалось в доме Облонских»[2];
  • константа;
  • лингвокультурема. Термин был предложен В. В. Воробьёвым в 1997 году для обозначения единства знака и экстралингвистического понятия[3];
  • лингвоконцентр;
  • лексический фон;
  • сапиентема. Термин был предложен в 2005 году Е. М. Верещагиным и В. Г. Костомаровым[4] после отказа ими от использования термина «логоэпистема» («споры о словах на сути дела не сказываются»)[5];
  • презентема.

Многие авторы отмечают, что все эти термины описывают одно и то же явление[6][7], создавая «стихийно возникшее противоборство терминов»[5]. По словам С. Г. Воркачева, в большинстве своём они не поднялись над «уровнем авторских неологизмов»[8].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Воркачев С. Г. Лингвокультурная концептология и её терминосистема : (продолжение дискуссии) // Политическая лингвистика. — 2014. — № 3 (49). — С. 12-20.
  2. логоэпистема // Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009.
  3. лингвокультурема // Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009.
  4. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Три лингвострановедческие концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы / Под ред. акад. Ю. С. Степанова. М., 2005. С. 38.
  5. 1 2 Лысакова И. П. К вопросу о понятийном аппарате дисциплин «лингвокультурология» и «межкультурная коммуникация».
  6. лингвокультурема // Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009: Попытки предложить другие названия для культурологической единицы привели к появлению таких терминов, как концепт, константа, логоэпистема.
  7. Ольга Евтушенко. Художественная речь как инструмент познания. Языки славянской культуры. М., 2010. С. 39. Для объекта лингвокультурологии предлагались и другие термины [кроме концепта], например «лингвокультурема», «логоэпистема»
  8. Ольга Евтушенко. Художественная речь как инструмент познания. Языки славянской культуры. М., 2010. С. 39.

ЛитератураПравить

  • Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Лингвистическая проблематика страноведения в преподавании русского языка иностранцам. М.: Рус. яз., 1971.
  • Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура: лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М., 1973.
  • Прохоров Ю. Е. Лингвострановедение. Культуроведение. Страноведение. Теория и практика обучения русскому языку как иностранному. М., 1996.
  • Щукин А. Н. «Методика преподавания русского языка как иностранного: учебное пособие для вузов», М.: Высш. шк., 2003.

СсылкиПравить