Открыть главное меню

Литовское дворянство

(перенаправлено с «Литовская знать»)

Литовская знать была исторически юридически привилегированным классом в Великом княжестве Литовском, состоящим из литовцев, проживавших в исторических районах Литвы: Литве и Жемайтии, и, после восточной экспансии Литвы, из русинских дворянских семей (бояр). Семьям в первую очередь предоставлялись льготы для военной службы в составе Великого княжества. Речь Посполитая имела один из крупнейших процентов дворянского населения в Европе, примерно 10% населения, в некоторых регионах, например в Жемайтии, дворян насчитывалось около 12%.

В Великом княжестве ЛитовскомПравить

До правления Миндовга мелкие представители знати назывались bajorai (единственное число — bajoras), а крупные дворяне kunigai (единственное число — kunigas), от старого немецкого языка: kunig, что означает «король», или литовского kunigaikštis, обычно переводится как «герцог», на латинском означает dux. Знать произошла от племенных вождей, которые в основном отвечали за ведение войн и организацию походов на вражеские территории. После создания единого государства, они постепенно стали подчинять себе больших князей, а позже и короля Литвы. После смерти Миндовга все литовские правители носили титул великого князя (лит. Didysis kunigaikštis), или короля (титул использовался Гедимином). Этническая литовская знать имела разные имена по сравнению с простолюдинами, а их имена состояли из двух стеблей. Большие благородные семьи обычно использовали литовское языческое имя своих предков как фамилию своих семей. Например, Гаштольды, Радзивиллы, Остиковичи, Кезгайлы и другие. Те семьи, которые приобретали большое богатство, становились магнатами. Их представители соответственно Ян Гаштольд, Радзивилл Остикович, Остик и Кезгайло Волимонтович. Вышеупомянутым семьям были предоставлены соответствующие польские гербы после подписания Городельской унии в 1413 году. В то время как на раннем этапе знать была почти вся литовской, с территориальной экспансией всё больше русинский семей присоединились к литовскому дворянству. Ещё в XVI веке несколько русинских знатных семей стали называть себя Gente Ruthenus, natione Lithuanus[1]. Хорошим примером является семья Ходкевичей, который приписывали свою родословную в Палату Гедиминовичей. По результатам военной переписи 1528 года, этнических литовских всадников было 5730, в то время как русинских всадников насчитывалось 5372[2].

ЭволюцияПравить

В конце XIV века великие князья Ягайло и Скиргайло начали формирование профессиональной армии. Вместо вызова всех людей на войну, должен быть сформирован класс профессиональных воинов bajorai («будущие дворяне»). В начале XV века Витовт продолжил реформу армии Великого княжества Литовского: так как не было достаточного количества воинов, Витовт освободил солдат от налогов и труда на земле, предоставив им звание veldamai, статус зависимых крестьян[3]. Сначала земля была дана обслуживающим её мужчинам до смерти (бенефиции), но в течение XIVXV веков большинство из них стали достоянием, предоставляемым по распоряжению монарха. В то время как на протяжении всего XIV века великий князь обладал собственностью в ⅔ земли государства, область его прямого владения снизилось до ⅓ в 1569 году. В XV веке благородный социальный класс был уже сформирован полностью на всей территории Литвы; в течение довольно длительного времени социальная мобильность оставалась открытой, и любой мог стать дворянином в качестве награды за заслуги перед великим князем. Со временем влияние мелких дворян сократилось, а крупные дворяне приобретали всё больше и больше власти, особенно во время междуцарствия после смерти Витовта. Наиболее богатые семьи отличались от других дворян наличием латифундий в разных землях, включая литовские, русинские и даже польские.

В XV веке самые крупные землевладельцы стали называть себя «лорды» (ponai или didikai), и была создана Рада Великого княжества Литовского, призванная представлять их интересы. Со временем большинство из них получили титулы, такие как герцоги и графы, позаимствованные из Священной Римской империи. В XVI веке литовское дворянство перестало называть себя bajorai; они приняли польский термин «шляхта» (лит. šlėkta). Арендодатели называли себя ziemionys или ziemiane[4].

ПривилегииПравить

После распределения государственной земли великий князь стал зависимым от крупных феодалов, которые начали требовать больше свобод и привилегий. Дворяне получили административную и судебную власть в своих владениях и увеличили своё участие в государственной политике. Правовой статус дворянства был основан на нескольких льготах, предоставленных великим князем:

  • В 1387 году Ягайло предоставил привилегии дворянам и солдатам. Они получили личные права, в том числе право наследования и распоряжения землёй, а также имениями, унаследованными от предков или полученными в подарок от великого князя. В то же время, дворяне имели обязанности служить в армии, участвовать в постройке замков, мостов, дорог.
  • В 1413 году Витовт и Ягайло подписали Городельскую унию. Уния возобновляла польско-литовский союз и создавала общий сейм, гарантировала право на наследование земель, подаренных великим князем. Сорок семь литовских дворянских семей получили польские гербы. Большая часть veldamai стала крепостными.
  • Привилегия Ягайло в 1432 году по сути повторила предыдущие акты. Военная служба остаётся основным средством для получения земли.
  • Привилегия 6 мая 1434 года был предоставлена Сигизмундом Кейстутовичем для католической и православной знати. Им были предоставлены гарантии свободного распоряжения своей землёй. Важно отметить, что закон также запрещал преследование без справедливого судебного разбирательства.
  • В 1447 году Казимир IV ограничил назначение должностей в католической церкви или государственных учреждениях людьми из Литвы. Некоторые дворяне были освобождены от своих обязательств великому князю. Эта привилегия также ознаменовала начало крепостного права в Литве, так как крестьяне были удалены из юрисдикции великого князя.
  • В 1492 году привилегия Александра Ягеллончика возобновляла привилегию 1447 года, и добавилось ещё несколько положений, наиболее важным из которых было ограниченные права великого князя в отношении внешней политики. Великий князь стал зависимым от Рады. Без согласия Рады ни один высокопоставленный чиновник не может быть отстранён с занимаемой должности. Назначение на нижние государственные посты должно было происходить в присутствии воевод Вильнюса, Трока и других воеводств. Привилегия также запретила продавать различные государственные и церковные должности дворянству. Таким образом, великий князь был лишён возможности использовать конфликты между высшим и низшим дворянством, извлекая прибыль через продажу своих должностей. Эта привилегия также означала, что жители города не могли стать чиновниками.
  • В 1506 году Сигизмунд I подтвердил позицию Рады в государственной политике и ограничение платного перехода в благородный класс.
  • 1 апреля 1557 года Сигизмунд II Август инициировал аграрную реформу, которая завершила формирование крепостного права. Реализация крепостного права лишала крестьян собственности на землю, а также лишала личных прав, делая полностью зависимыми от дворян.
  • Люблинская уния в 1569 году создала новое государство, Речь Посполитую. Дворянству было предоставлено право избирать общего правителя для Польши и Литвы.
  • Третий Статут Литвы, изданный в 1588 году, ещё больше расширил права дворян. Теперь законы могли приниматься только Сеймом Речи Посполитой. Дворянству было предоставлено освобождение от налогов, правовые, административные привилегии. Статут завершил разделение между дворянством, крестьянами и горожанами. Большинство прав дворянства было сохранено даже после третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году.

Связи с ПольшейПравить

После подписания Городельской унии в 1413 году, литовская знать приобрела те же права, что и правящий класс Польши. В течение следующих столетий литовская знать начала сливаться с польской знатью. Процесс полонизации ускорился после подписания Люблинской унии. Литовская знать самостоятельно ополячилась, заменив литовский и русинский языки на польский, хотя процесс шёл столетия. В XVI веке среди литовской знати была популярна новая теория, в которой утверждалось, что литовская знать выделилась из римской, и в литовский язык просто превратился латинский язык[5][6]. В 1595 году Микалоюс Даукша обратился к литовским благородным слоям с призывом больше использовать литовский язык в государственной жизни. Тем не менее от использования литовского языка постепенно отказались, и польский язык стал основным в делах Великого княжества Литовского в конце XVII века. Сначала только семьи литовских магнатов подверглись полонизации, хотя многие из семей, такие как Радзивиллы, оставались верны Великому княжеству Литовскому и охраняли свой суверенитет от Польши. Постепенно полонизация распространилась на широкие слои населения, большая часть дворянства Литвы стала шляхтой обеих наций. Тем не менее литовская знать сохранила свою национальную идентичность с Великим княжеством, и в большинстве случаев признавали литовские корни своих семей; их лидеры будут по-прежнему представлять интересы Великого княжества Литовского в сейме и при королевском дворе.

Литовский язык использовался во время восстания Костюшко в прокламации, которая призывала «подняться за нашу и вашу свободу». И литовские дворяне действительно поддержали призыв, встав на борьбу за независимость своей нации.

После разделов Речи ПосполитойПравить

Меньшая часть литовской знати ещё сохраняла литовский язык[7], когда после разделов Речи Посполитой основная часть бывшего Великого княжества Литовского оказалась под контролем Российской империи. Ситуация ухудшилась в годы правления Николая I. После восстания имперские чиновники хотели минимизировать социальную базу для следующего потенциального восстания и, решили сократить благородный класс. В период 18331860 годов, 25692 человек в Виленской губернии и 17 032 человек в Ковенской губернии потеряло статус дворян. Они не могли доказать свой статус правами монархов или собственности на землю[8]. Они не теряли личную свободу, но были назначены как однодворцы в сельских районах и в качестве мещан в городах.

В связи с восстанием в 1863 году царские власти объявили о проведении политики русификации, о запрете на литовскую латиницу. В XIX веке в Литве в самоидентификации часто использовалась латинская формула Gente Lithuanus, natione Polonus («литовец по рождению, поляк по национальности»)[9]. С польской культурой развивается и один из первичных очагов сопротивления Российской империи, в ответ на политику русификации началась полонизация. Ещё больший процент литовского дворянства ополячился и принял польскую идентичность в конце XIX века. Результаты переписи 1897 года показали, что 27,7% из дворян, проживающих в пределах современных границ Литвы, признают литовский язык родным[10][11]. Это число было ещё выше в Ковенской губернии, где 36,6% дворян признавали литовский язык в качестве родного языка[10].

Процессы полонизации и русификации шли вместе с процессом литовского национального возрождения, который также начался в то время. Несмотря на то, что движущей силой этого движения были низшие классы, ряд дворян вновь принял свои литовские корни.

После получения независимости, в межвоенные годы, правительство Литвы провело земельную реформу, которая наложила ограничения на площадь владений. Она не должна была превышать 150 га. Происходила конфискация земли у тех дворян, которые поддерживали поляков в ходе польско-литовской войны. Многие представители литовской знати в течение межвоенного времени и после Второй мировой войны эмигрировали в Польшу, многие были депортированы в Сибирь в годы сталинских репрессий 19451953 годов, многие усадьбы были уничтожены. Литовская ассоциация дворянства была создана в 1994 году.

ГеральдикаПравить

Самая древняя геральдика имеет мотив скрещённых стрел. В результате заключения Городельской унии в 1413 году, 47 литовских дворянских родов приняли польские гербы. Позже всё больше семей принимали польские гербы.

Влиятельные литовские семьиПравить

ПримечанияПравить

  1. Bumblauskas, Alfredas. About the Lithuanian Baroque in a Baroque Manner (англ.) // Lituanus (англ.) : journal. — 1995. — Vol. 41, no. 3. — ISSN 00245089.
  2. Jerzy Ochmański, Dawna Litwa, Wydawnictwo Pojerzierze. Olsztyn, 1986.
  3. Kiaupa, Zigmantas. The History of Lithuania Before 1795. — English. — Vilnius : Lithuanian Institute of History, 2000. — P. 172–174. — ISBN 9986-810-13-2.
  4. Jučas, M. Gyvi istorijos puslapiai (Lithuanian) // Lietuvos bajoras. — Danielius, 1995. — Т. 1. — С. 10—13. — ISSN 1392-1304.
  5. Gudmantas, Kęstutis. Vėlyvųjų Lietuvos metraščių veikėjai ir jų prototipai: "Romėnai" (The personages of the Lithuanian chronicles and their prototypes: The "Romans") (лит.) // Ancient Lithuanian Literature. — 2004. — T. XVII. — P. 113—139.
  6. unlikely, especially because the Romans had very little hold, if any, in the lands so far north) (see also sarmatism
  7. ALEKSANDRAVIČIUS E., KULAKAUSKAS A. Carų valdžioje: XIX amžiaus Lietuva. Vilnius, 1996.
  8. Aleksandravičius, p.207
  9. Russia saved Lithuanian nation from becoming Polonised http://archive-lt.com/page/453644/2012-10-16/http://www.lietuviais.lt/straipsnis/Lietuvos-istorija/Lietuva-ir-Rusija-suklastota-istorija.php (недоступная ссылка)
  10. 1 2 Aleksandravičius, Egidijus. Carų valdžioje. — Vilnius : Baltos lankos, 1996. — P. 232–233.
  11. Vėbra, Rimantas. Llietuvių visuomenė XIXa. antrojoje pusėje. — Mokslas, 1990. — P. 152.