Лола Монтес (фильм)

«Лола Монтес» (фр. Lola Montès) — единственный цветной и широкоэкранный фильм Макса Офюльса. Снят в 1955 году по неопубликованному роману «Необычайная жизнь Лолы Монтес» (фр. La Vie Extraordinaire de Lola Montès) Сесиль Сен-Лоран, в основу которого положена скандальная жизнь Элизы Гилберт, также известной под именем графини Ландсфельд. На момент премьеры это был самый крупнобюджетный проект в истории французского кинематографа[2]. Пышные, красочные костюмы для ленты разработал один из постоянных сотрудников Офюльса — Юрий Анненков.

Лола Монтес
Lola Montès
Постер фильма
Жанр байопик
Режиссёр Макс Офюльс
Продюсер
Автор
сценария
Аннетт Вадеман,
Франц Гайгер,
Жак Натансон,
Макс Офюльс.
В главных
ролях
Мартин Кароль,
Питер Устинов
Оператор Кристиан Матра
Композитор Жорж Орик
Длительность 115 мин.[1]
Страна  Франция
Федеративная Республика Германии (1949—1990) ФРГ
Язык французский
Год 1955
IMDb ID 0048308

СюжетПравить

50-е годы XIX века. В провинциальном американском цирке, на сцене, в богатых декорациях, сидит в царственной позе немолодая, но всё ещё восхитительная Лола Монтес.

Перед глазами пришедших поразвлечься обывателей проходит жизнь героини, инсценированная цирковыми актёрами, а сама она за 25 центов отвечает на любой, даже самый нескромный вопрос. Всё пережитое обернулось фарсом, хотя с раннего детства она боролась за своё право быть счастливой, а в числе её возлюбленных были великие композиторы и король Баварии из-за неё потерял свой престол.

Циничный и безжалостный, но любящий Лолу антрепренёр объявляет смертельный номер — Лола Монтес должна совершить прыжок, не пользуясь страховочной сеткой. И, уже после прыжка, любой желающий за доллар может поцеловать женщину, близость с которой была несбыточной мечтой для многих аристократов Европы. Женщину, которая могла стать королевой, но отдавшую за гроши память о своих чувствах.

МетаморфозыПравить

Фильм знаменит своей драматической судьбой. Поначалу лента была освистана зрителями. Новаторская структура повествования через вереницу выборочных флэшбэков оказалась слишком дерзкой для своего времени[3]. Несмотря на протесты режиссёра, продюсеры перемонтировали фильм, чтобы представить историю Лолы в хронологической последовательности. От этого развитие событий стало ещё менее понятным для неподготовленного зрителя. Баталии Офюльса с продюсерами по поводу монтажа были прерваны смертью режиссёра в 1957 г.

Десять лет спустя фильм был отреставрирован, однако вернуть ему первоначальный вид не удалось из-за утраты 20 минут вырезанного при перемонтаже киноматериала. Однако даже и в таком виде «Лола Монтес» впечатлила критиков нового поколения[4]; один из самых авторитетных, Эндрю Саррис, провозгласил её величайшим свершением в истории кинематографа[3]. Одни видели в фильме критику нездоровой одержимости публики великосветскими персонажами и «звёздами», другие — завуалированное размышление о несоответствии иллюзии и реальности, то есть о самой природе киноискусства[5].

В начале XXI века считавшийся утраченным хронометраж был обнаружен, благодаря чему Французская синематека, в сотрудничестве с сыном Макса Офюльса Марселем, отреставрировала ленту для всемирной премьеры в программе «Каннская классика» (2008). Тогда «Лола Монтес» впервые предстала перед зрителями так, как её замысливал режиссёр, — широкоэкранный формат, режущие глаз своей яркостью краски текниколора, необузданная театральность. В 2010 году студия Criterion представила воссозданную «Лолу Монтес» в DVD-формате[5].

В роляхПравить

 
Карикатура XIX века, иронизирующая по поводу американских гастролей Лолы Монтес

ПолемикаПравить

Чтобы оправдать огромный для своего времени бюджет, главная роль в фильме была отдана секс-символу Франции пятидесятых — Мартин Кароль. Несмотря на эффектную внешность, Кароль считалась неважной актрисой, и Офюльс старался обратить её скованность перед камерой на пользу рассказу: в начальных сценах она выглядит почти куклой, которой помыкают другие[2]. Тем не менее многие указывают на актёрскую работу Кароль как на самое слабое место фильма[2][3][6]. Других раздражают вялость действия и надоедливые пируэты кинокамеры, которые перетягивают на себя внимание зрителя[3].

У поклонников ленты свои аргументы. «Более роскошных стилистических росчерков представить себе невозможно, текучесть композиционных решений не имеет себе равных, порхание камеры стирает грань между движением и чувством — как будто режиссёр использует её в качестве кисти», — восторгается составитель киносправочника Time Out[7]. Не менее высока оценка Михаила ТрофименковаКоммерсантъ»):

Трагический балаган, который никакому Феллини и не снился. Цирк разрастается до масштабов мира, стены исчезают. Немыслимая, наглая, безграничная свобода сюжетосложения[6].

ПримечанияПравить

СсылкиПравить