Открыть главное меню

Львовский погром (1941)

Еврейские женщина и девочка подвергаются издевательствам со стороны украинских погромщиков

Льво́вский погро́м — еврейский погром во Львове в июле 1941 года. В погроме приняли участие украинские националисты из ОУН Степана Бандеры, толпа из местных жителей, а также немецкая администрация[1].

В ходе погрома местных евреев ловили, избивали, подвергали издевательствам на улицах города, а затем расстреливали. Жертвами погрома стали несколько тысяч евреев.

ИсторияПравить

До 1939 года Львов входил в состав Польши, с сентября 1939 года в городе была установлена советская власть и Львов входил в состав Украинской ССР. Вскоре после начала Великой Отечественной войны 30 июня 1941 года в город вступили немецкие войска. Перед отступлением советских войск в местных тюрьмах были расстреляны заключённые, среди которых было много украинских националистов[1].

Немецкая пропаганда превратила опознание заключённых в антиеврейскую акцию. Евреи были привлечены к раскопке тел заключённых. Практически сразу же оккупационная пресса, а позднее и очередной выпуск «Немецкого еженедельного обозрения» прямо представили евреев как якобы «основных виновников» львовских расстрелов.

Ход погромаПравить

Избиение евреев города местным населением началось 30 июня[2], а 1 июля оно переросло в масштабный погром[1]. Евреев ловили и арестовывали, избивали и унижали. В частности, их заставляли чистить улицы, например, одного еврея принудили убирать конский навоз с улиц своей шляпой. Женщин били палками и различными предметами, раздевали догола и гнали по улицам, некоторых насиловали. Били также и беременных[1].

Затем часть евреев отправили в тюрьмы эксгумировать трупы расстрелянных заключенных, во время работ их также избивали и унижали[1]. Один из евреев, Курт Левин, особенно запомнил украинца, одетого в красивую вышиванку. Тот избивал евреев железной палкой, срезая ударами куски кожи, уши и выбивая глаза. Затем он взял дубину и пробил голову одному еврею, мозги жертвы попали на лицо и одежду Левина[1].

Произошедший в начале июля 1941 г. погром не был последним для евреев Львова. 25-27 июля во Львове отмечалась годовщина убийства Симона Петлюры, застреленного евреем Самуилом Шварцбардом. Немцы разрешили украинской полиции убить несколько евреев в качестве мести. В «дни Петлюры» немцы совместно с украинской полицией убивали евреев. Часть евреев была вывезена на расстрел в лес, часть была расстреляна на Яновской улице. Кроме того, украинская полиция, по воспоминаниям Г. Менделя, собирала евреев в участках и избивала их[3]. Украинский историк Феликс Левитас сообщает о более чем 1500 погибших евреев[4]. Весьма любопытные сведения о «днях Петлюры» сообщает в своей записке-воспоминаниях переживший Холокост еврей Шнефельд. Согласно ему, «бело-украинцы» (то есть украинская полиция) устроила облаву на евреев. Их было поймано около 5 тысяч человек. За их жизни немцы назначили юденрату выкуп в 20 млн рублей. Еврейская община выплатила контрибуцию, но заложников назад так и не получила[5].

Роль украинских националистовПравить

30 июня бандеровское крыло ОУН объявило о создании украинского государства[1]. Украинское правительство возглавил соратник Бандеры Ярослав Стецько, известный антисемитскими взглядами[1]. По его мнению, украинцы стали первым народом в Европе, который понял негативную роль «жидовства», после чего, как считал Стецько, украинцы отмежевались от евреев, сохранив тем самым свою культуру[1].

Ещё до нападения Германии бандеровцы из ОУН планировали этнические чистки и предлагали программу «Украина для украинцев», плакаты с этим лозунгом националисты расклеивали по Львову 30 июня[1]. Кроме того, бандеровцы считали евреев социальной опорой коммунистов[1], поскольку некоторая часть польских евреев сотрудничала с советской властью и НКВД.[6][7][8][9][10][11][12]

Ещё до взятия Львова немцами активисты ОУН захватили Львовскую радиостанцию. Через радиоэфир украинские националисты призывали уничтожать евреев[13]. Уже 30 июня ОУН начала формировать организованные отряды из националистов, которые затем ловили евреев и проводили облавы. Они носили на руке сине-желтые нарукавные повязки (цвета украинских символов)[1]. Националисты ходили по домам в поисках евреев, водили их по улицам и сопровождали к местам убийств[1]. Согласно докладу эйнзацгруппы, после отхода советских войск во Львове местные жители согнали 1000 евреев в тюрьму НКВД, затем большую их часть убила украинская полиция, которая была организована ОУН, однако состояла не только из членов ОУН[14].

В нападениях на евреев принимали участие подростки и дети. Канадский историк Джон-Пол Химка полагает, что это могли быть участники праворадикальных молодёжных групп ОУН («Юнацтво»). По его словам, в апреле 1941 года в Галиции молодёжная группа ОУН(б) насчитывала семь тысяч членов[1].

Темой исторических дискуссий является роль в погроме батальона «Нахтигаль», вступившего 30 июня в город вместе с немцами. Это важно ещё и потому, что одним из его командиров был будущий глава УПА — Роман Шухевич. Немецкий историк Дитер Поль считает, что члены батальона «Нахтигаль» принимали участие в расправе над евреями в тюрьме Бригидки[15]. Однако не все ученые согласны с тем, что батальон участвовал в погроме. Ответу на вопрос, участвовал ли батальон «Нахтигаль» в уничтожении поляков и евреев во Львове, посвящена глава книги Ивана Патриляка[16]. В ней он рассматривает как сами источники, касающиеся пребывания бойцов «Нахтигаля» во Львове, так и формирование советского историографического стереотипа об участии подразделения Дружин украинских националистов в уничтожении евреев и польских профессоров. После изучения источников украинский исследователь приходит к выводу, что, хотя в предвоенной идеологии ОУН содержались положения, призывающие к уничтожению евреев, имеющиеся в наличии источники не подтверждают версию о том, что члены «Дружины» участвовали в уничтожении евреев, он признаёт, что в уничтожении евреев принимали участие некоторые украинцы-члены полицейских формирований (но не батальона «Нахтигаль»)[17]. В еврейском погроме, по его мнению, участвовали только украинские деклассированные элементы («шумовиння»). «Нахтигаль» как организация, по его мнению, в антиеврейских акциях не был замешан, а убийство некоторыми бойцами батальона «Нахтигаль» евреев, учинённое через несколько дней в Винницкой области членами батальона, было совершенно «в состоянии аффекта» по просьбе населения и не было отражением политики ОУН по отношению к евреям[18].

Большое место в аргументации Ивана Патриляка и других украинских историков для подтверждения тезиса, что «Нахтигаль» не причастен к уничтожению евреев и поляков во Львове, занимает утверждение, что показания свидетелей против «Нахтигаля», да и вообще сам интерес к этой теме, появились только после того, как у Советского Союза в 1959 г. возникла потребность «свалить» западногерманского политика Теодора Оберлендера. До этого ни на Нюрнбергском процессе, ни в «Акте чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецкофашистских захватчиков», ни в советской историографии обвинения против бойцов «Нахтигаль» не присутствовали[19]. До 1959 года обвинения в убийствах бойцам «Нахтигаля» советской стороной не выдвигались. В материалах «Чрезвычайной государственной комиссии» нет ничего не только о «Нахтигале» и Оберлендере, но и практически ничего (за исключением нескольких свидетельств) не сообщается о Львовском погроме начала июля[20].

Но показания о причастности членов батальона «Нахтигаль» к расстрелу евреев были получены не только советским судом, которому была выгодна компрометация Оберлендера, но и судом ФРГ[21]. Кроме того, пережившие Холокост еврейские свидетели погрома утверждали, что солдаты в немецкой форме, говорившие по-украински, участвовали в избиении евреев у тюрьмы «Бригидки». Участие солдат, говоривших по-украински, в погроме ещё не означает, что это были непременно члены батальона «Нахтигаль» — на немецкой службе состояло достаточное количество украинцев. Но они не составляли отдельного воинского подразделения, и маловероятно, что все эти украинцы на немецкой службе собрались у тюрьмы «Бригидки» (как это имело место 30 июня), поэтому правдоподобной выглядит версия, что среди «немецких» украинцев, участвовавших в погроме, все-таки были бойцы «Нахтигаля»[22].

Однако между этими свидетельствами выживших евреев и советскими обвинениями в адрес батальона «Нахтигаль» имеются существенные различия: советская сторона в 1959 г. обвиняла батальон в том, что он последовательно выполнял карательные функции: сторожил еврейское население и советских военнопленных, производил расстрел евреев в подвале, участвовал в уничтожении польских профессоров и т. д.[23]. При этом в советских обвинениях никак не фигурировали события у тюрьмы «Бригидки». В показаниях же выживших евреев в вину украинцам в немецкой форме (вероятно, членам батальона «Нахтигаль») ставилось в вину участие в погроме именно 30 июня у тюрьмы.

Некоторые украинские историки, доказывая непричастность бойцов батальона «Нахтигаль» и представителей украинских националистов вообще к львовскому погрому, ссылаются на «уникальные документы», так называемый документ «к книге фактов» («до книги фактів»), который, по их мнению, доказывает непричастность украинских националистов к погрому. Документ, найденный у неизвестного убитого члена националистического подполья, согласно заявлению работников архива Службы Безопасности Украины (СБУ) представляет собой хронику событий с 22 июня по сентябрь 1941 г. В нём, помимо прочего, сообщается об обращении гестапо к «украинским кругам» с просьбой организовать 3-х дневный еврейский погром. Однако руководство ОУН расценило это обращение как провокацию, рассчитанную на то, чтобы скомпрометировать украинское движение и затем под предлогом наведения порядка укротить его[24]. В этой версии, ОУН отказалась от еврейских погромов не из-за любви к евреям, а для того, чтобы не дать немцам лишнего повода остановить деятельность организации.

Можно предположить, что, по крайней мере, некоторые солдаты «Нахтигаля» были причастны к расстрелу евреев во Львове в начале июля 1941 г., но отсутствуют свидетельства того, что они выполняли приказ Провода, а не действовали по собственной инициативе.[источник?]

Роль толпыПравить

Украинский историк Феликс Левитас утверждает, что простые граждане не поддались на немецкие провокации и не участвовали в погромах[25]. Но это не так, и воспоминания выживших евреев однозначно свидетельствуют, что помимо организованных отрядов украинских националистов в погроме приняли участие местные жители, собравшиеся в толпу. Среди них были маргиналы и люмпены, движимые примитивными инстинктами. Они издевались, грабили жертв, а также насиловали женщин[1].

Роль немцевПравить

Немецкая администрация создала условия для уличного погрома, а затем немцы расстреливали евреев[1]. По крайней мере, после 2 июля инициатива расстрелов евреев исходила от немецкой стороны. 2 и 3 июля во Львове подразделения эйнзацгруппы Отто Раша совместно с созданной до этого украинской милицией, которую на тот момент возглавлял один из лидеров ОУН-Б Евгений Врецьона, впоследствии член УГВР, расстреляли около 3 тысяч евреев в качестве «ответа» за уничтожение украинских заключенных[26]. Стоит отметить, что УНМ со 2 июля была включена в систему немецкой администрации и подчинялась СС[27].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 John-Paul Himka. The Lviv Pogrom of 1941: The Germans, Ukrainian Nationalists, and the Carnival Crowd, Academia.edu
  2. Peter Longerich. MASS EXECUTIONS OF JEWS IN THE OCCUPIED SOVIET ZONES 1941 // Holocaust: The Nazi Persecution and Murder of the Jews. — Oxford: OUP, 2010. — P. 194. — 645 p. — ISBN 0192804367.
  3. ГАРФ. Ф. Р-7021. Оп. 67. Д. 77. Л. 76об.
  4. Левітас Ф. Указ. соч. С. 176.
  5. ГАРФ. Ф. Р-7021. Оп. 67. Д. 135. Л. 5-6.
  6. Richard J. Evans. The Third Reich at War. Penguin, 2008 — History — 926 pages. page 46
  7. Mark Paul. NEIGHBOURS On the Eve of the Holocaust Polish-Jewish Relations in Soviet-Occupied Eastern Poland, 1939—1941 Архивная копия от 16 мая 2018 на Wayback Machine (англ.)
  8. Mark Paul. Patterns of Cooperation, Collaboration and Betrayal: Jews, Germans and Poles in Occupied Poland during World War II1 (англ.)
  9. Jews in Poland: A Documentary History Paperback by Iwo Pogonowski (англ.)
  10. Piotrowski, Tadeusz. Poland’s Holocaust: Ethnic Strife, Collaboration with Occupying Forces and Genocide in Second Republic, 1918—1947.Chapter 3. Jewish Collaboration. page 35 (англ.)
  11. The Neighbors Respond: The Controversy over the Jedwabne Massacre in Poland by Antony Polonsky (Editor), Joanna B. Michlic (Editor) (англ.)
  12. Jedwabne — all english articles in the site (англ.)
  13. Pohl D. Op.cit. S. 58.
  14. Дин М. Указ соч. С. 41.
  15. Pohl D. Op. cit. 62. S.
  16. Патриляк И. К. Указ. соч. С. 321—368
  17. Патриляк І. К. Указ. соч. С. 363—364.
  18. Патриляк И. К. Указ. соч. С. 362.
  19. Патриляк І. К. Указ. соч. С. 328—331, 338—342.
  20. ГАРФ. Ф. Р-7021. Оп. 67. Д. 75,76, 77, 78.
  21. Дюков А. Указ. соч. С. 52.
  22. Schenk D. Noc morderców: kaźń polskich profesorów we Lwowie i holocaust w Galicji Wschodniej. Kraków, 2011. S. 103—109.
  23. Кровавые злодеяния Оберленда: Отчет о пресс-конференции для советский и иностранных журналистов, состоявшейся в Москве 5 апреля 1960 года. М., 1960.
  24. ГДА СБУ. Ф. 65. Спр. Ф. 9079. Т. 50. Арк. 130—131. http://sbu.gov.ua/sbu/control/uk/publish/article?art_id=74369&cat_id=39574 Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine (Дата обращения: 26.03.2010).
  25. Левитас Ф. Указ. соч. С. 167—183.
  26. Breitman R. Himmler and the `Terrible Secret` among Executioners // Journal of Contemporary History, Vol. 26,№ 3-4. The impact of Western Nationalisms: Essays dedicated to Walter. Z. Laqueur on the occasion of his 70-th birthday (Sept., 1991). P. 438.
  27. Патриляк І. К. Указ. соч. С. 231.

См. такжеПравить