Магдебургские врата

Ма́гдебургские (Корсунские, Плоцкие, Сигтунские) врата — романские бронзовые ворота середины XII века, находящиеся на западной стороне Софийского собора в Новгороде, где находился главный вход в храм. Ныне открываются только во время праздников, когда службу ведёт архиепископ Новгородский и Старорусский.

Saint Sophia Cathedral in Novgorod-gates 99.jpg

ПроисхождениеПравить

Врата сделаны в 1152—1154 годах в Магдебурге и предназначались, по-видимому, для плоцкого собора Успения (польск.). В Новгороде врата появились во второй четверти XV века. Впервые двери придела Рождества Богоматери упоминаются в XVIII веке в описях Софийского собора, где они именуются Корсунскими, а в описи 1803 года они обозначены как немецкие. Около 1450 года эти двери, отреставрированные мастером Аврамом, были перенесены в западный портал собора. С середины XV века бытовала легенда о том, что врата из Византии привёз Великий князь Владимир, и до появления новой версии их происхождения их называли Корсунскими[1]. В версии, опубликованной Ф. Аделунгом в 1823 году, эти врата являются воинским трофеем новгородцев (карел, эстов, ижор и северных русских), ходивших по морю в 1187 году в тогдашнюю шведскую столицу Сигтуну.

Внешний видПравить

Врата происходят из Центральной Европы, чем объясняется католический, а не православный характер рельефных изображений, которыми они покрыты. Сцены из Ветхого и Нового Заветов с фигурами людей, животных, архитектурными деталями сделаны с большим художественным мастерством. На вратах изображены и исторические фигуры — магдебургский епископ Вихман (нем.) (1152—1192) и плоцкий епископ Александр (польск.) (1129—1156). По их заказу ворота были изготовлены в 1152—1154 годах. Также на вратах присутствуют изображения сотворивших их мастеров-литейщиков Риквина (с весами в правой и клещами в левой руке) и Вайсмута (с клещами в руках). Между фигурами немецких создателей помещена фигура русского мастера Авраама. У каждой из трёх фигур сделаны надписи: на латинском языке у фигур Риквина и Вайсмута и на русском у фигуры Авраама. Авраам, по преданию, собрал пластины, на которые врата были разобраны для перевозки. По одной из версий, он был современником и сотрудником Риквина и Вайсмута, по другой — жил несколько веков спустя, руководил поновлением ворот и добавил свой автопортрет. Дверные рукояти, согласно средневековой традиции, имеют вид звериных масок с прикреплёнными к их челюстям двуглавыми змеями, служащими назидательным образом Ада и напоминающими входящему о грядущем Страшном Суде. В пасти у масок — головы грешников. Над композициями вырезаны латинские надписи, под ними — русские переводы. В нижнем правом углу левой створки — редкое изображение сотворения Евы. Кентавр (Китоврас), целящийся из лука, — олицетворение двойственности человеческой натуры.

Попытка «возврата» в ШвециюПравить

Во время шведской оккупации Новгорода в XVII веке шведский король Густав II Адольф, веря, что эти ворота из Сигтуны, пытался их возвратить, но его военачальник Якоб Делагарди, опасаясь гнева горожан, оставил врата на месте.

В письме 1616 года Делагарди писал из оккупированного шведами Новгорода в Стокгольм к государственному канцлеру Оксеншерне:

«Относительно медных врат, которые его королевское величество желает, чтобы ему прислали из Новгорода ради их достопримечательности, тем более, что они были некогда взяты из Сигтуны, — то я очень бы желал исполнить приказание его королевского величества, но так как эти врата… служат входом в главный храм митрополита здесь, в кремле, куда он ежедневно ходит, то это причинило бы много крика, жалоб и беспокойства. Но, когда между нами идут переговоры, мы не должны трогать этих врат, пока не увидим исхода переговоров; и если, вопреки нашим ожиданиям, переговоры не будут благополучны, то мы, конечно, должны взять отсюда не одни эти врата».

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить