Мазовецкий диалект

Мазове́цкий диале́кт, или мазове́цкое наре́чие (польск. dialekt mazowiecki, narzecze mazowieckie) — один из основных польских диалектов, наследующий древние племенные диалектные различия[5] наряду с великопольским, малопольским и силезским диалектами[~ 1][3][6][7].

Мазовецкий диалект на карте диалектов польского языка, составленной на основе работ С. Урбанчика[1][2][3] с изменениями и дополнениями[4]

Мазовецкий диалект сформировался на основе диалекта племени мазовшан на территории Мазовии и распространился в соседние районы центральной, северо-восточной и восточной Польши: в Подляшье, Мазурию, Вармию и другие области[8]. Современные границы мазовецкого диалекта охватывают территории в среднем течении реки Вислы и в нижнем течении реки Западный Буг, относящиеся к Мазовецкому воеводству со столицей Польши, Варшавой, к Подляскому воеводству и к южной части Варминьско-Мазурского воеводства[9].

Состав включаемых в мазовецкий диалект говоров в работах разных польских диалектологов неодинаков. В целом к мазовецкому диалекту относят до десяти групп говоров, отличающихся многими языковыми особенностями, наиболее ярко проявляющимися в периферийных районах диалектного ареала[10].

Мазовецкий выделяется среди других польских диалектов сочетанием в речи его носителей мазурения и глухого типа сандхи — основных фонетических признаков, рассматриваемых в диалектологии польского языка[3]. Кроме этого, мазовецкий диалект характеризуется монофтонгическим произношением гласных, тенденцией к широкому и переднему произношению бывших долгих ō > o, ā > å/a, отвердением губного в группе śf, отвердением l перед i, асинхронным произношением мягких губных, использованием окончаний глаголов двойственного числа в значении множественного числа индикатива, наличием контаминированного окончания дательного падежа единственного числа существительных мужского рода и другими диалектными чертами[11].

Влияние на развитие и формирование литературного польского языка мазовецкий стал оказывать в относительно позднее время с конца XVI — начала XVII века, в сравнении с ролью великопольского и малопольского диалектов в формировании национального языка роль мазовецкого была менее значительной[12][13].

Общие сведенияПравить

Мазовецкий диалект является наиболее специфичным и генетически отличным от других польских диалектов: великопольского, малопольского и силезского, родственных друг другу в языковом отношении[14]. В то же время при некоторой обособленности мазовецкого диалектные различия его с великопольским, малопольским и силезским в целом незначительны и не препятствуют взаимопониманию носителей этих диалектов[7].

Мазовецкие говоры исторически проявляют тенденцию к распространению на территории соседних с ними великопольского и малопольского диалектов: на север и северо-запад вниз по Висле через Куявы в северные районы Великопольши, в Хелминскую и Добжинскую земли, Кочевье, Крайну, Боры Тухольские; на юг вверх по Висле в северные районы Малопольши[15]. Также мазовецкий диалект вследствие миграций его носителей на восток в некоторой степени оказал влияние на формирование северных периферийных говоров[16][17] в Литве и Белоруссии (самых многочисленных островных польских говоров за пределами страны)[7] и отчасти на территории Польши (где к ним могут относить часть говоров Сувалок (в районе Сейн) и говоров Подляшья (в районах Августова и Белостока), в которых отсутствует ряд общемазовецких диалектных явлений и которые возникли преимущественно на белорусском, в меньшей степени на литовском, субстрате)[18].

У носителей мазовецкого диалекта не сформировалась диглоссия, как, например, у носителей немецких диалектов в Германии и Швейцарии или отчасти у носителей силезского в Польше, диалект употребляется жителями сельской местности преимущественно старшего поколения, главным языком общения постепенно становится польский литературный язык. На мазовецком диалекте отсутствует своя литература в отличие от говоров силезского диалекта, подгальских говоров малопольского диалекта или диалектов кашубского языка[19].

Вопросы классификацииПравить

Границы диалектаПравить

 
Мазовецкий диалект на карте диалектов польского языка, составленной на основе работ К. Дейны[3][20]

В одной из первых классификаций польских диалектов, составленной в начале XX века К. Ничем, мазовецкий диалектный массив был выделен по двум основным изофонам: наличию мазурения и глухому типу межсловной фонетики (сандхи)[3]. Границы мазовецкого диалекта (наречия) как на карте К. Нича, опубликованной в 1919 году[21][22], так и на карте, представленной в работе Wybór polskich tekstów gwarowych 1957 года[23], в общих чертах совпадают с границами, принятыми в современной польской диалектологии (исключение составляют немазуракающие говоры: варминские, острудские и любавские к северо-западу от собственно мазовецких говоров, которые К. Нич выделил как часть особого переходного хелминско-мазовецкого наречия (польск. narzecze przechodnie chełmińsko-mazowieckie) и к мазовецкому диалекту не относил).

В классификации диалектов польского языка С. Урбанчика в состав говоров мазовецкого диалекта так же, как и у К. Нича, не были включены северо-западные немазуракающие говоры (они были отнесены С. Урбанчиком к великопольскому диалекту), кроме этого, в мазовецкий диалект не вошли ловичские говоры (включённые в состав говоров малопольского диалекта)[10][24].

В отличие от классификаций К. Нича и С. Урбанчика, не включающих в состав мазовецкого диалекта немазуракающие говоры северо-запада, в классификации К. Дейны данные говоры, напротив, рассматриваются как мазовецкие, кроме того, к мазовецким отнесены и мальборские говоры (чаще рассматриваемые другими диалектологами как говоры великопольского диалекта)[3][20].

Кроме тех границ, которые были определены для мазовецкого диалекта в классификациях К. Нича, С. Урбанчика и К. Дейны, существуют варианты территориального размещения диалекта и в классификациях других диалектологов. Так, например, в классификации, составленной А. Ковальской, в границах языка Мазовии XVI века выделено несколько основных диалектных районов: северо-западная Мазовия, северо-восточная Мазовия (включая область расселения курпов), юго-западная Мазовия (включая район Ловича) и юго-восточная Мазовия[10][25].

Говоры в составе диалектаПравить

По изоглоссам языковых явлений, проходящим по территории мазовецкого диалекта, в его составе выделяются ареалы меньших диалектных объединений. К. Нич отмечал наличие трёх основных диалектных районов:

 
Группы говоров в составе мазовецкого диалекта[26]
  1. Ближняя (Повисленская) Мазовия;
  2. Дальняя Мазовия и Мазурия;
  3. Подляшье и Сувалкия[10].

Тип диалектного членения, установленный К. Ничем, используется (с небольшими изменениями) и в современной польской диалектологии, к крупным диалектным массивам — собственно мазовецким говорам, а также мазурским и подляшским — добавлен ряд говоров, занимающих небольшие ареалы на периферии диалекта[26]:

 
Курпи (курпы), носители курпёвских говоров мазовецкого диалекта, в народных костюмах

Область распространенияПравить

Территория мазовецкого диалекта размещена в северо-восточных и центральных районах Польши, полностью охватывает Подляское воеводство, почти полностью Мазовецкое воеводство (кроме его крайне южных районов), южную половину Варминьско-Мазурского воеводства, северо-восточные районы Лодзинского воеводства с окрестностями Ловича и Скерневице, а также северные районы Люблинского воеводства.

С запада ареал мазовецкого диалекта ограничен линией, проходящей через Скерневице, Сохачев, Гостынин, Плоцк и Млаву. В северной части граница диалекта проходит через Нидзицу, Щитно, Мронгово, Гижицко и Олецко до Сувалк и Сейн. Далее на востоке граница мазовецкого диалекта совпадает с государственной границей Польши с Литвой и Белоруссией. В южной части ареала граница диалекта проходит от Скерневице через Груец, Гарволин, Радзынь-Подляский до Влодавы на польско-белорусском пограничье. В ареал мазовецкого диалекта входят такие исторические области, как: собственно Мазовия, Ловичская земля, Мазурия, Сувалкия (польская часть), Подляшье, Вармия и Любавская земля[9][10].

Северный ареал мазовецких говоров в разные исторические эпохи соседствовал с балтийским прусским языком[~ 2] и со сменившими его диалектами немецкого языка[27]. В настоящее время на севере мазовецкий диалект граничит с занявшими место немецкого языка после Второй мировой войны новыми смешанными диалектами польского языка[7], сформировавшимися в результате переселения на эти земли поляков из разных районов Польши и выселения немцев[28]. С северо-востока (в районе Сувалкского повята) мазовецкие говоры граничат с областью распространения литовского, с востока — белорусского языка (вплоть до XVIII века на пограничных территориях расселения поляков, литовцев и белорусов ещё сохранялись носители балтийского ятвяжского языка)[29]. С юга и юго-запада к территории мазовецкого диалекта примыкает малопольский диалект, с запада — великопольский диалект (главным образом его хелминско-добжинские говоры)[4][26].

ИсторияПравить

Формирование мазовецкого диалекта восходит ко времени расселения на территории Мазовии племенного объединения мазовшан[5] (впервые племя упоминается летописцем Нестором)[14]. В языковом отношении диалект племени мазовшан противостоял более близким друг другу лехитским диалектам полян, вислян и слензан (из которых развились современные великопольский, малопольский и силезский диалекты)[~ 3][30]. Такие древние варианты языковых явлений в мазовецком диалекте, как переход l̥’, предшествующего переднеязычным согласным, в  — p’ołny (польск. литер. pełny «полный»), w’ołna (литер. wełna «шерсть») — и глухой тип сандхи, отличаются от вариантов в других восточнолехитских диалектах — переход l̥’ в (pełny, wełna) и звонкий тип сандхи. В то же время диалект мазовшан был ближе к другим восточнолехитским диалектам, чем к соседнему с ним западнолехитскому диалекту поморян (предку кашубского языка, наиболее обособленному от остальных современных лехитских идиомов)[~ 4][14].

 
Племя мазовшан на карте расселения лехитских племён в IX веке[31][32][33][34]

В этногенетический процесс становления польской народности мазовшане были включены позднее других племён. В XI веке Мазовия ещё была отдельным полугосударственным образованием со своей княжеской династией, только в XII веке она входит в состав польского государства, но уже в XIII—XIV веках Мазовия вновь становится независимой от остальной Польши. Окончательно Мазовия стала частью Польского королевства и мазовецкий диалект влился в польскую языковую общность только с 1526 года[35].

К IX веку мазовшане полностью заселяют Мазовецкую низменность[33][34], а с XIV века начинают постепенное освоение территорий на север, восток и юг из центра Мазовецкой низменности на земли вниз по течению Вислы, в Мазурское Поозёрье, на Подляшье, в район Радомской пущи[8], оттесняя и ассимилируя балтийские племена — пруссов[~ 5][36] и ятвягов. После объединения Польского королевства и Великого княжества Литовского в конфедеративное государство Речь Посполитую в XVI веке усилилась колонизация мазовшанами земель восточных славян[16]. Соответственно расширению территории, охваченной миграциями мазовшан, увеличивался ареал мазовецкого диалекта. Возникшие на восточнославянском субстрате говоры Сувалкии и Подляшья[18] восприняли некоторые белорусские черты, а северные мазовецкие говоры, сформировавшиеся в результате экспансии польского языка на земли пруссов[37], испытали влияние прусского языка.

Влияние на польский литературный язык мазовецкого диалекта, изначально имевшего низкий статус в Польше[38], начинается лишь с конца XVI — начала XVII века после перемещения государственного, общественно-политического и культурного центра страны в Варшаву, на территорию бывшего Мазовецкого княжества[12]. К этому времени литературный польский язык обладал длительной традицией и был относительно стабилен, поэтому мазовецкие говоры оказали влияние только на процессы, которые происходили в живой польской речи в направлении, совпадающем с фактами мазовецких говоров: оглушение v в сочетаниях sv, kv и tv; утрата á; появление отдельных формантов или лексем (например, активность словообразования с суффиксом -ak)[13].

 
Мазовецкая земля в XIII—XVIII веках

Одной из особенностей Мазовецкой земли в отличие от других польских регионов было то, что в Мазовии жило большое число мелких дворян (шляхты), переселявшихся сюда в ходе колонизации края и получавших земли от мазовецких князей в обмен на службу по защите границ, а также появившихся здесь после включения Мазовии в Польское королевство, когда дворянским титулом наделяли большое число лиц разного происхождения (что давало правителям Польши больше союзников в возможных спорах с магнатами).
Большинство этих дворян по уровню жизни мало чем отличались от крестьян. К концу XVI века шляхта, проживавшая в сельской местности Мазовии, составила 27 % населения края[39]. Сословное разделение жителей мазовецких сёл отразилось в их языке[~ 6][10]:

  • в крестьянских говорах: наличие мазурения; асинхронное произношение мягких губных согласных с выделением в самостоятельную дополнительной артикуляции ch или γ: pch’ivo (польск. литер. piwo «пиво»), wγ’ara (литер. wiara «вера») и т. п.; произношение континуанта долгого ā как å; переход начального ja в je: jebłko (литер. jabłko «яблоко»), jevor (литер. jawor «явор») и т. п.
  • в шляхетских говорах: отсутствие мазурения, асинхронное произношение мягких губных согласных с выделением в самостоятельную дополнительной артикуляции : pi̯ivo (литер. piwo «пиво»), wi̯ara (литер. wiara «вера») и т. п.; произношение континуанта долгого ā как a; отсутствие перехода начального ja в je и т. п.

Различия в этих говорах также отмечаются в образовании форм вежливости, в названиях сёл (названия шляхетских сёл нередко состоят из двух-трёх составных частей: Krajewo-Korytki и т. п., что придаёт им «благородное звучание»), в фамилиях и прозвищах[~ 7][39].

Носители северных мазовецких говоров (мазурских, острудских, варминских) населяли территории, большая часть которых длительное время находилась под властью Прусского королевства, а затем единой Германии (до окончания Второй мировой войны). Это отразилось в появлении немецких заимствований в северных мазовецких говорах и частичной германизации их носителей.

Особенности диалектаПравить

Мазовецкий диалект включает в свой состав общепольские языковые явления, черты восточнопольского и севернопольского диалектных ареалов, а также собственные языковые черты, известные исключительно в мазовецком диалекте[40][41].

 
Ареалы мазурения и глухого типа сандхи на территории распространения мазовецкого диалекта[42][43][44]

Для мазовецкого диалекта характерно распространение нетипичных для него диалектных особенностей в различных группах говоров, прежде всего на периферии. Ряд языковых явлений сувальских и восточных подляшских говоров связывают их с северным периферийным диалектом, в них не представлены многие яркие мазовизмы: широкое произношение континуанта носового переднего ряда; асинхронное произношение мягких губных; тип śfat; смешение y и i и другие черты, вплоть до отсутствия мазурения в сейнском и некоторых восточных подляшских говорах. Северо-западный ареал, включающий любавские, острудские и варминские говоры, характеризуется наличием ряда общих черт с северными великопольскими говорами, а также отличным от мазурения сдвигом в произношении рядов шипящих — яблонкованием, или «сяканьем»[18][45][46].

Восточнопольские и севернопольские чертыПравить

К явлениям восточнопольского диалектного ареала в мазовецком диалекте относятся: монофтонгическое произношение континуантов долгих гласных ā, ō; наличие мазурения; отсутствие перехода vo в u̯o; отсутствие оппозиции флексий -ow- после твёрдых и -ew- после мягких согласных[40].

Для мазовецкого диалекта характерно большинство севернопольских диалектных признаков: глухой тип внешнего сандхи; широкое произношение континуанта носового переднего ряда как ą; смешение y и i; асинхронное произношение мягких губных; отвердение губного в группе śf; произношение f в сочетаниях sf, kf и tf; произношение re на месте ra, je на месте ja; отсутствие перехода х (ch) в k или в f в конце слова; морфонологический тип в формах глаголов прошедшего времени śel’i, lel’i; обобщение dwa для всех родов; словообразовательный тип cielak/cielok и другие диалектные признаки[40][47].

ФонетикаПравить

ВокализмПравить

  1. Монофтонгическое произношение гласных на месте древнепольских долгих ā и ō. В отличие от гласных в этих же позициях в других польских диалектах в мазовецком данные гласные сужены слабо. Произношение континуанта ē как ye[47].
    • На месте ā отмечается звук å: ptåk (польск. литер. ptak «птица») (в мазурских и варминских говорах); в редких случаях ā сливается с этимологическим o: ptok (в ближнемазовецких говорах); часто континуанты ā и ă совпадают в одном гласном звуке a: ptak (в дальнемазовецких, подляшских, любавских говорах, наиболее последовательно переход ā в a отмечается в крайне восточных районах распространения мазовецкого диалекта, граничащих с говорами белорусского языка)[45][48][49].
    • На месте ō представлены u, ů, и ó. Территориально произношение u тяготеет к юго-западному ареалу мазовецкого диалекта: bur (литер. bor «бор»), произношение ó чаще встречается в северо-восточном ареале: bór[50].
    • Континуант краткого ŏ в начале слова произносится как o (исключая некоторые районы на севере мазовецкого ареала, в которых лабиализация отсутствует): okno (литер. okno «окно»)[51].
    • На месте ē представлен звук ye: śniyeg (литер. śnieg «снег»), syer (литер. ser «сыр»). В ловичских говорах и на востоке Подляшья, как и в литературном языке, произносится e: śnieg, ser[52].
Монофтонги представлены на месте этимологически долгих гласных также в малопольском диалекте, в южных говорах силезского диалекта и в литературном языке. Дифтонги характерны для северных говоров силезского диалекта, говоров кашубского языка и для значительной части говоров великопольского диалекта (за исключением куявских, хелминско-добжинских, кочевских и некоторых других говоров на севере великопольского ареала).
  1. Суженное как ye, ę или расширенное как ą произношение носового звука переднего ряда и суженное произношение носового заднего ряда как ǫ̇ или ů[47][53].
    • Континуант носового переднего ряда на юге ареала мазовецкого диалекта (в ближнемазовецких говорах), а также в ряде северных районов (западные и южные варминские говоры) произносится широко как an (ą), перед взрывными как группы ąN, aN[~ 8] (соответственно изменяется e в группе ĕN, совпадая с качеством носового переднего ряда): mi̯annso (mi̯ąnso) (литер. mięso «мясо»), tan dziań (литер. ten dzień «этот день»), zamby (литер. zęby «зубы») и т. п.[~ 9][54]; на конце слова произношение носового как ą, a, ae[55]. На севере ареала суженное произношение носового — как в литературном польском языке en (ę) или как суженный носовой ye, иногда i (y), ey, перед взрывными как группы eN, yeN (соответственно изменяется e в группе ĕN): mi̯ennso (mi̯ęnso), mi̯yenso (литер. mięso «мясо»), tyn dziń (литер. ten dzień «этот день»), dyebi (литер. dęby «дубы») и т. п.[56]; на конце слова произношение носового как ę, e, ye[55].
    • Континуант носового заднего ряда произносится узко как ǫ̇ или ů, перед взрывными как группа ůN: wǫ̇s, wůs (литер. wąs «ус»), zůmb (литер. ząb «зуб») и т. п.[56]; на конце слова как o, u, ȯ, ů, ům: widzo, widzu, widzů, widzům (литер. widzą «(они) видят»)[55].
В центральных и южных частях мазовецкого ареала отмечается синхронное произношение носовых гласных (вокальный тип ринезма) не только перед фрикативными, но и перед аффрикатами и взрывными согласными, а также на конце слова[57].
Узкое произношение континуантов древнепольских носовых гласных заднего и переднего рядов представлено в великопольском (кроме его северных говоров) и малопольском диалектах (за исключением некоторых районов на юго-западе Малой Польши и на средней Висле с расширенным произношением носового переднего ряда). Широко произносится континуант носового переднего ряда в силезском диалекте (после твёрдых согласных). В келецко-сандомерских говорах малопольского диалекта и периферийных говорах Литвы, Белоруссии и Украины носовые гласные отсутствуют[53].
  1. Смешение i и y в yi или i: grubyi, grubi (литер. gruby «толстый»), ryiba, riba (литер. ryba «рыба») и т. п. Данное явление встречается редко в говорах Ближней Мазовии и на востоке Подляшья. В большинстве говоров великопольского (кроме северных), малопольского и силезского диалектов, а также в литературном польском языке i и y различаются, в кашубском языке и северных говорах великопольского диалекта i и y совпадают в одном звуке[58][59].
  2. Превращение праславянского в особую фонему ei[15].
 
Варшава (польск. Warszawa), столица Польши, расположенная на территории распространения мазовецкого диалекта. Прежнее название города Варшева (Warszewa) было заменено на Варшаву (Warszawa) в XVI веке при усвоении носителями мазовецкого диалекта литературного языка (e гиперкорректно было заменено на a)[60]
  1. Отсутствие результатов перегласовки *ĕT > aT: zamietać (литер. zamiatać «подметать»), wiedomo (литер. wiadomo «известно»), wietråk (литер. wiatrak «ветряная мельница»), чему, возможно, способствовал передний характер артикуляции a в мазовецких говорах. В литературном языке и других диалектах — наличие перегласовки *ĕT > aT[45][61].
  2. Узкое произношение континуанта древнепольского ă с вариантом произношения его как ae (средний звук между a и e): koniae (литер. konia «коня»). Распространённое в древности во всех мазовецких говорах произношение ae в настоящее время сохраняется в основном в мазурских говорах, его отражением помимо наличия мягкости согласных k, g, ch (х) перед этимологическим a являются следующие, в большей степени лексикализованные, явления:
    • Наличие начальных re, je на месте этимологических ra, ja: rek (литер. rak «рак»), reno (литер. rano «утро»), jebłko (литер. jabłko «яблоко») и т. п. Произношение ra, ja характерно для всех остальных польских диалектов и литературного языка[62][63].
    • Наличие er в середине слова на месте этимологического ar: umaerła (литер.umarła «умерла»), terł (литер. tarł «тёр») и т. п.[64][65]
  3. Специфическая древняя особенность мазовецких говоров — сохранение мягкости губных перед сочетанием сонанта l̥’ с зубным твёрдым согласным (впоследствии мягкость губного сохранилась после утраты сонантом слоговости и развития сочетания гласного e с l): mielli, pielli. Наличие твёрдого переднеязычного после e создало условия для перехода ’e > ’o: miołł (литер. mełł «(он) молол»), piołł (литер. pełł «(он) полол»). В литературном языке и большинстве польских диалектов губной в этой позиции оставался твёрдым. В настоящее время данное явление является лексикализованным, мягкий губной перед сохранился в небольшом числе слов, чаще всего в разрозненном распространении по говорам: wiołna (литер. wełna «шерсть»), wywielga (литер. wilga «иволга») и т. д., наиболее употребительными и широко встречающимися являются формы от глаголов mleć «молоть» и pleć «полоть»: miołłem, piołłem, miołłeś, piołłeś, miołł, piołł и т. п.[66][67]
  4. Случаи отсутствия стяжения гласных в глаголах: bojać się (литер. bać się «бояться»), stojać (литер. stać «стоять») и т. п.
  5. Парокситоническое ударение, на предпоследнем слоге, как и в польском литературном языке и остальных польских диалектах (кроме некоторых говоров на периферии Силезии и Малой Польши)[68].

КонсонантизмПравить

  1. Распространение мазурения — замены ряда твёрдых шипящих š, ž, č, ǯ рядом твёрдых свистящих s, z, c, ʒ: w Warsawi̯e (польск. литер. w Warszawie «в Варшаве»), kazdy (литер. każdy «каждый»), wi̯ecór (польск. литер. wieczór «вечер») и т. п.[~ 10][69] Исключение составляют западные варминские говоры, сейнский говор в Сувалках на границе с Литвой и восточные подляшские говоры на границе с Белоруссией, где мазурение отсутствует. В немазуракающих говорах (варминских, острудских и любавских) распространено явление, близкое мазурению, — яблонкование, или «сяканье» (польск. sziakanie)[46]. Мазурение помимо мазовецкого диалекта представлено также в малопольском диалекте и на севере ареала силезского диалекта, отсутствует в литературном языке, великопольском диалекте и южных силезских говорах[43][70].
  2. Глухой тип внешнего сандхи (произношение конечных глухих согласных на стыке слов перед начальным гласным или сонорным следующего слова)[70]: pomósz‿mi̯e (литер. pomóż mi «помоги мне»), jusz‿należało (литер. już należało «уже следовало») и т. п. В остальных польских диалектах — звонкий тип, исключая области Великопольши и Малопольши, примыкающие к территории распространения мазовецкого диалекта[44][45][71].
  3. Оглушение v после глухих согласных s, ch, p, k и t (в так называемых группах sf, kf, tf), как и в малопольском и силезском диалектах[72]. В великопольском — звонкий v (sv, kv, tv).
  4. Нарушение оппозиции kie/ke и gie/ge (за исключением юго-западного ареала мазовецкого диалекта) с обобщением твёрдого — kedi (литер. kiedy «когда»), moge (литер. mogę «могу»), gyeś (литер. gęś «гусь») и т. п. — или мягкого вариантов произношения: kiedi (литер. kiedy «когда»), mogie (литер. mogę «могу»), gieś (литер. gęś «гусь») и т. п. В остальных польских диалектах оппозиция kie/ke и gie/ge, как правило, сохраняется.
  5. Особый тип смягчения заднеязычных перед e, i, реже перед a (из ǎ): giarnek (литер. garnek «горшок»), sochia (литер. socha «соха», «плуг») и т. п., представленный в восточных мазурских говорах. Наличие мягких звуков k, g, ch (х) перед этимологическим a является отражением узкого произношения континуанта a как ae в прошлом.
  6. Асинхронное произношение мягких губных согласных[73]:
    • С выделением в самостоятельную дополнительной артикуляции j: pi̯iwo (литер. piwo «пиво»), bi̯ały (литер. biały «белый»), wi̯ara (литер. wiara «вера») и т. п.;
    • С выделением в самостоятельную дополнительной артикуляции фрикативных согласных ś, ź, ү’, ch’ (х’): psiwo, pch’ivo (литер. piwo «пиво»), bziały, bү’ały (литер. biały «белый»), wziara, wγ’ara (литер. wiara «вера») и т. п.;
    • С утратой губного и сохранением бывшей дополнительной артикуляции: siwo (литер. piwo «пиво»), sino (литер. wino «вино»), ziara, γ’ara, ch’ara (литер. wiara «вера») и т. п., чаще всего в словах с начальными w и f[74];
    • С призвуком и ń у мягкого носового губного: masto, mniasto (литер. miasto «город»);
    • С самостоятельной артикуляцией ń у мягкого носового губного и утратой губного: mniasto, niasto (польск. литер. miasto, рус. город);
    • Со смешением ḿ и ń: mnisko (литер. nisko «низко»), śmnig (литер. śnieg «снег») и т. п.
Губной при этом может быть и твёрдым, и мягким. Распространение каждого типа асинхронного произношения в конкретной группе говоров сложно установить вследствие отсутствия как определённости ареалов этих типов, так и последовательности их употребления в говорах. В целом произношение (редко x’, γ’, ń) преобладает в ближнемазовецких и подляшских говорах, а ś, ź — в дальнемазовецких и курпёвских говорах, в немазуракающих и мазурских говорах отмечаются все возможные реализации асинхронного произношения мягких губных, при этом в говорах с яблонкованием ś, ź произносятся как szi, żi: pszies (литер. pies «пёс», «собака»), psziwo (литер. piwo «пиво»), bżiały (литер. biały «белый»). Асинхронное произношение мягких губных характерно для литературного польского и кашубского языков. В большинстве говоров великопольского диалекта, в малопольском и силезском диалектах — синхронный тип мягкости губных[58].
  1. Произношение типа śfat, śfynia. Наличие твёрдого губного в случаях типа śwat (литер. świat «мир»), śwynia ([литер. świnia «свинья»), niedźwedź (литер. niedźwiedź «медведь»), ćwerć (литер. ćwierć «четверть») и т. п. Данное диалектное явление отсутствует в подляшских говорах[45][75][76]. В других польских диалектах и литературном языке распространено произношение мягкого губного (тип śv’at или śf’at)[74].
  2. Переход ř в rz (ž, š), как и в польском литературном языке и остальных диалектах. Характерный для чешского языка ř (иначе rż) сохранился в кашубском языке и части говоров силезского диалекта. В северо-западных немазуракающих, мазурских и части курпёвских говоров ещё сохраняются случаи произношения ř: gřyb (литер. grzyb «гриб»), třy (литер. trzy «три»), řeka (литер. rzeka «река») и т. п.[77]
  3. Переход ł в как и в польском литературном языке и остальных диалектах (кроме некоторых силезских говоров со среднеевропейским l и периферийных говоров в основном за пределами Польши с l и l’).
  4. Отвердение l перед i: lys (литер. lis «лис»), lypa (литер. lipa «липа»)[58]. Данное явление отмечается также в кашубском языке[68].
  5. Отвердение m в местоимении mię, mi и в окончаниях существительных мн. числа в дательном пад.: my (литер. mi «мне»), oczamy (литер. oczami «глазами») и т. п. Данное явление отсутствует на севере и востоке Подляшья[45][78].
  6. Диссимиляция в группах *śř > śr, *źř > źr: środa (литер. środa «среда»), źrėbåk (литер. źrebak «жеребёнок»)[68], как и в большей части говоров великопольского диалекта. В малопольском — метатеза , , в силезском диалекте и кашубском языке — эпентеза смычных t, d (stř, zdž, zdř).
  7. Отсутствие перехода ch в k или f в конце слова, характерного для малопольского диалекта.

МорфологияПравить

  1. Распространение окончаний инфинитивов -ić (-yć): siedzić (польск. литер. siedzieć, рус. сидеть), lezyć (польск. литер. leżeć, рус. лежать) и т. п.[79]
  2. Наличие в 1-м лице мн. числа глаголов флексии -wa, восходящей к показателю двойственного числа: nosiwa, nos’wa (польск. литер. nosimy, рус. носим), chodziwa (польск. литер. chodzimy, рус. ходим) и т. п. Наряду с этой флексией в говорах мазовецкого диалекта известны также окончания 1-го лица мн. числа в повелительном наклонении: -myi и -ma. Окончания -wa наряду с -ma, -my распространены также в малопольском диалекте. В великопольском диалекте флексия -wa утрачена, на её месте отмечаются -my и контаминированная флексия -ma, в силезском диалекте, как и в литературном языке, окончание в 1-м лице мн. числа -my.
  3. Использование глагольного окончания -ta бывшего двойственного числа в значении мн. числа во 2-м лице: niesieta (польск. литер. niesiecie, рус. несёте). Данная черта широко распространена на севере великопольского диалекта, в кашубском языке и в малопольском диалекте. В силезском диалекте, как и в литературном языке, окончание -cie.
  4. Употребление в формах вежливости глаголов 2-го лица мн. числа с окончанием -cie: co niesiecie (польск. литер. co pan niesie, рус. что несёте), как и в кашубском языке.
  5. Контаминированное окончание дательного пад. ед. числа существительных муж. рода -owiu (из -u и -owi), фонетически реализующееся как -oju, -ochiu, -oziu, -owiu: mężoju (польск. литер. mężowi, рус. мужу), konioziu (польск. литер. koniowi, рус. коню), synochiu (польск. литер. synowi, рус. сыну) и т. п.[45][80] Подобные формы встречаются в кашубском языке. Гиперкорректное обобщение -ewi в позиции после твёрдых согласных отмечается на пограничье с малопольскими говорами: synewi (польск. литер. synowi, рус. сыну) и т. п.[81]
  6. Отсутствие оппозиции e — i в окончаниях существительных жен. рода в родительном пад. ед. числа. Данная оппозиция сохраняется в малопольском диалекте и в некоторых говорах силезского диалекта.
  7. Исчезновение беглого e в результате действия аналогии в некоторых формах существительных в северной части ареала мазовецких говоров: podwieczórk (польск. литер. podwieczorek, рус. полдник), krawc (польск. литер. krawiec, рус. портной), do Suwåłk (польск. литер. do Suwałk, рус. до Сувалок) и т. п.[81]
  8. Обобщение флексии местоименного типа склонения прилагательных и местоимений по типу прилагательных с континуантом долгого e — -égo: tégo, tygo (польск. литер. tego, рус. этого), dobrégo, dobrygo (польск. литер. dobrego, рус. хорошего) и т. п., сближающее мазовецкий с рядом говоров великопольского диалекта, противопоставляя их малопольскому с окончаниями по типу местоимений с континуантом краткого e — -ego[79].
  9. Формы dwa, употребляющиеся во всех родах (главным образом в северной части ареала), как и в кашубском языке: dwa okna, dwa zony (польск. литер. dwa okna, dwie żony, рус. два окна, две жены) и т. п. Для всех остальных польских диалектов и для литературного языка характерна оппозиция dwa муж. и ср. родов — dwie жен. рода[82].
  10. Отсутствие категории мужского лица в имени и глаголе. При этом в прошедшем времени в одних говорах представлены формы с окончанием на ły (в ближнемазовецких говорах), а в других — на li (в большей части остальных мазовецких говоров). Также данная категория отсутствует в кашубском языке, малопольском и периферийных диалектах. Категория мужского лица характерна для великопольского диалекта и литературного языка.
  11. Распространение севернопольского морфонологического типа прошедшего времени śel’i, lel’i (глаголы siać (рус. сеять), lać (рус. лить) в 3-м лице мн. числа прошедшего времени как sieli (рус. сеяли), leli (рус. лили)), противопоставленного южнопольскому типу śal’i, lal’i (в малопольском и силезском диалектах śål’i, lål’i)[45][58][83].
  12. Активность глагольного типа на -iwa/-ywa (dokazywać (польск. литер. dokazywać, рус. шалить), podskakiwać (польск. литер. podskakiwać, рус. подскакивать, подпрыгивать) и т. п.), противопоставляемая малопольским (dokazować, podskakować и т. п.)[81].
  13. Словообразование с суффиксом -ak: cielåk, cielak (польск. литер. cielę, рус. телёнок)[79]. В острудских и варминских говорах — cielok. В остальных польских диалектах тип на , -ęcia: cielę[58].

Последние три диалектных явления получили распространение в польском литературном языке[11].

ЛексикаПравить

Распространение слов (без учёта мазурения)[84]:

 
Galák — название сосны, распространённое в говорах мазовецкого диалекта, в литературном польском языке — sosna[84]

Северный ареал мазовецкого диалекта — варминский, мазурский говоры — характеризуют заимствования из немецкого языка и балтизмы.

Сравнение с другими польскими диалектамиПравить

  • Мазовецкий диалект разделяет общие для всех польских диалектов и польского литературного языка черты: парокситоническое ударение; переход ŕ в rz (ž, š) (кроме некоторых говоров на периферии диалектов); переход ł в . Первые две черты противопоставляют все польские диалекты кашубскому языку (в части севернокашубских говоров отсутствует также и переход ł в ).
  • Ряд черт могут объединять все польские диалекты, включая мазовецкий, и противопоставлять их отдельно великопольскому (дифтонгизация гласного y) или малопольскому (отсутствие перехода ch в k или f в конце слова) диалектам.
  • Некоторые диалектные черты известны только в мазовецком диалекте: отсутствие результатов перегласовки *ĕT > aT.
  • Как диалект севернопольской зоны мазовецкий разделяет общие черты с северными говорами великопольского диалекта и во многом с кашубским языком: смешение y и i в одном звуке; глухой тип межсловной фонетики (сандхи); асинхронное произношение мягких губных; нарушение оппозиции kie/ke и gie/ge; переход начальных ra, ja в re, je; наличие форм dwa для всех родов; словообразовательный тип на -ak. Такие черты, как наличие во 2-м лице мн. числа окончания -ta и отсутствие категории мужского лица в имени и глаголе, известны помимо мазовецкого диалекта, северных говоров великопольского диалекта и кашубского языка также в малопольском диалекте.
  • Только с кашубским языком сближают отвердение l перед i; употребление в формах вежливости глаголов 2-го лица мн. числа с окончанием -cie; флексия -owu в дательном пад. ед. числа существительных муж. рода; морфонологический тип прошедшего времени śel’i, lel’i.
  • Как для диалектов восточнопольской зоны для мазовецкого и малопольского характерны отсутствие дифтонгических гласных на месте континуантов ā и ō; отсутствие перехода vo в u̯o; наличие мазурения; отвердение губного в сочетании śf. Последние две черты распространены и в говорах силезского диалекта (наличие мазурения только на севере силезского ареала). Также с малопольским мазовецкий диалект объединяют такие черты, как наличие в 1-м лице мн. числа флексии -wa наряду с -ma, -my; отсутствие в лексике большого числа германизмов; произношение f в сочетаниях sf, kf и tf.
  • Кроме севернопольских в соседних великопольских говорах (в их северной части) распространён ряд других мазовецких черт: широкое произношение континуанта носового переднего ряда как ą; монофтонги на месте континуантов ā и ō; произношение f в сочетаниях sf, kf и tf; наличие твёрдого губного в сочетании śf.
  • Общие черты с мазовецким разделяет также великопольский диалект (на всей территории его распространения): отсутствие перехода ch в k или f в конце слова; отвердение r в группах *s’r’, *z’r’; случаи обобщения флексии местоименного типа склонения по типу прилагательных с континуантом долгого e — -égo.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Помимо великопольского, малопольского, мазовецкого и силезского к польским диалектам ряд исследователей также относит кашубский. Но эта точка зрения не является общепризнанной, кашубский рассматривается и как самостоятельный славянский язык.
  2. Прусский (древнепрусский) язык на территории Восточной Пруссии вымер полностью к началу XVIII века, потомки пруссов стали говорить на немецком языке.
  3. К. Нич предполагал, основываясь на отличиях мазовецкого от других польских диалектов, что в этногенезе мазовшан (и формировании их диалекта), возможно, участвовало этнически неславянское население.
  4. Некоторые общие черты мазовецкого диалекта и кашубского языка развились в относительно позднее время.
  5. На прусском субстрате, вероятно, сформировались варминские говоры мазовецкого диалекта.
  6. Впервые различия в языке крестьян и шляхты были отмечены К. Ничем.
  7. Различия в крестьянских и шляхетских говорах до сих пор встречаются на севере Мазовии и в Подляшье.
  8. Знак N обозначает любой носовой согласный звук.
  9. В древнепольском языке краткий носовой ą сохранялся до XV века, после чего перешёл в ę.
  10. Название диалектного явления мазурения происходит от названий исторических областей Мазурии и Мазовии, откуда мазурение, возможно, распространилось в Малую Польшу и Северную Силезию.
Источники
  1. Urbańczyk, 1976, wycinek mapy nr 3.
  2. Dialekty i gwary polskie. Kompendium internetowe pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Ugrupowania dialektów i gwar polskich. Schematyczny podział dialektów polskich wg. Stanisława Urbańczyka (Карта польских диалектов Станислава Урбанчика). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  3. 1 2 3 4 5 6 Dialekty i gwary polskie. Kompendium internetowe pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Ugrupowania dialektów i gwar polskich. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  4. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Mapa dialektów. Архивировано 22 февраля 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  5. 1 2 Тихомирова, 2005, с. 1.
  6. Тихомирова Т. С. Польский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  7. 1 2 3 4 Тихомирова, 2005, с. 2.
  8. 1 2 Ананьева, 2009, с. 88.
  9. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt mazowiecki. Dialekt mazowiecki wczoraj i dziś. Podziały administracyjne. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  10. 1 2 3 4 5 6 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt mazowiecki. Zasięg terytorialny i podziały dialektu. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  11. 1 2 Тихомирова, 2005, с. 34—35.
  12. 1 2 Тихомирова, 2005, с. 4.
  13. 1 2 Ананьева, 2009, с. 36.
  14. 1 2 3 Ананьева, 2009, с. 24—25.
  15. 1 2 Тихомирова, 2005, с. 34.
  16. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt mazowiecki. Dialekt mazowiecki wczoraj i dziś. Historia osadnictwa i późniejszych ruchów migracyjnych. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  17. Ананьева Н. Е. Периферийные польские диалекты как результат взаимодействия с восточнославянскими и балтийскими языками // Исследования по славянской диалектологии. 13: Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Калнынь Л. Э. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 74. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  18. 1 2 3 Ананьева, 2009, с. 91—92.
  19. Handke, 2001, с. 211.
  20. 1 2 Dialekty i gwary polskie. Kompendium internetowe pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Ugrupowania dialektów i gwar polskich. Granice dialektów i gwar według Karola Dejny (Карта польских диалектов Кароля Дейны). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  21. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt wielkopolski. Zasięg i podziały dialektu wielkopolskiego. Mapa narzeczy polskich (1919) K. Nitscha (Карта польских диалектов Казимира Нича). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  22. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt wielkopolski. Zasięg i podziały dialektu wielkopolskiego. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  23. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt wielkopolski. Zasięg i podziały dialektu wielkopolskiego. Oprac. A. Krawczyk-Wieczorek na podstawie: K. Nitsch, Wybór polskich tekstów gwarowych, wyd. 3., Warszawa 1968. Zasięg i podziały dialektu wielkopolskiego według Kazimierza Nitscha (Ареал и классификация польских диалектов Казимира Нича. Карта составлена А. Кравчик-Вечорек на основе работы К. Нича Wybór polskich tekstów gwarowych). Архивировано 1 октября 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  24. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Zasięg terytorialny i podziały dialektu. Dialekt mazowiecki wg Stanisława Urbańczyka i Kazimierza Nitscha (Карта мазовецкого диалекта на основе карт С. Урбанчика и К. Нича). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  25. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Zasięg terytorialny i podziały dialektu. Podziały szczegółowe Mazowsza w granicach z XVI w. (wg A. Kowalskiej) (Карта диалектов Мазовии в границах XVI века Анны Ковальской). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  26. 1 2 3 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Архивировано 15 апреля 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  27. Топоров В. Н. Прусский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  28. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Nowe dialekty mieszane. Архивировано 23 августа 2011 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  29. Топоров В. Н. Балтийские языки // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  30. Ананьева, 2009, с. 92—93.
  31. Dejna, 1993, с. 86.
  32. Lehr-Spławiński T. Język polski. Pochodzenie, powstanie, rozwój. — Warszawa, 1978.
  33. 1 2 Dialekty i gwary polskie. Kompendium internetowe pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekty polskie — historia. Terytoria formowania się dialektów polskich (Схематическое расположение польских культурных центров и польских племён в допястовскую эпоху). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  34. 1 2 Dialekty i gwary polskie. Kompendium internetowe pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekty polskie — historia. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  35. Седов В. В. Славяне: Историко-археологическое исследование. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — С. 446. — ISBN 5-94457-065-2.
  36. Ананьева, 2009, с. 65.
  37. Ананьева, 2009, с. 99.
  38. Ананьева, 2009, с. 33.
  39. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt mazowiecki. Dialekt mazowiecki wczoraj i dziś. Stosunki własnościowe w osadnictwie wiejskim. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  40. 1 2 3 Ананьева, 2009, с. 68—69.
  41. Ананьева, 2009, с. 88—93.
  42. Handke, 2001, с. 205.
  43. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Mazurzenie. Архивировано 16 октября 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  44. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Fonetyka międzywyrazowa zróżnicowana regionalnie. Архивировано 16 октября 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  45. 1 2 3 4 5 6 7 8 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  46. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Jabłonkowanie. Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  47. 1 2 3 Ананьева, 2009, с. 89.
  48. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Północna i południowa granica zrównania a i á (a pochylonego) (Карта распространения совпадения a и á). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  49. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Samogłoska pochylona á. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  50. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Samogłoska pochylona ó. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  51. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Labializacja. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  52. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Samogłoska pochylona é. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  53. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Samogłoski nosowe. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  54. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Szeroka wymowa ę i grupy eN. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  55. 1 2 3 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Zanik nosowości. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  56. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Wąska (zwężona) wymowa samogłosek nosowych. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  57. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Synchroniczna wymowa samogłosek nosowych. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  58. 1 2 3 4 5 Handke, 2001, с. 208.
  59. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Samogłoska y. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  60. Rymut K. Nazwy miast Polski. — wyd. 2-e, uzup. — Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1987. — С. 256. — ISBN 83-04-02436-5.
  61. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Granica braku przegłosu ĕ w á (zawiesa = zawiasa) (Карта распространения слов с отсутствием перегласовки ĕ в á). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  62. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Przejście nagłosowego ja- > je-. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  63. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Przejście nagłosowego ra- > re-. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  64. Dejna, 1993, с. 243—244.
  65. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Przejście śródgłosowego -ar- > -er-. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  66. Ананьева, 2009, с. 88—89.
  67. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Kontynuanty sonantów miękkich *l', *r'. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  68. 1 2 3 Dejna, 1993, с. 243.
  69. Ананьева, 2009, с. 89—90.
  70. 1 2 Handke, 2001, с. 204.
  71. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Południowa granica bezdźwięczności w typie las rośnie, choćmy (Карта распространения глухого сандхи по типу las rośnie, choćmy). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  72. Dejna, 1993, с. 242.
  73. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Asynchroniczna wymowa spółgłosek wargowych miękkich. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  74. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Uproszczenie grup spółgłoskowych powstałych w wyniku asynchronicznej wymowy spółgłosek wargowych miękkich. Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  75. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Granica wymowy śwat = świat (Карта распространения произношения твёрдого губного в śwat = świat). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  76. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Granica wymowy śwynia = świnia (Карта распространения произношения твёрдого губного в śwynia = świnia). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  77. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Frykatywne rż (ř). Архивировано 13 марта 2013 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  78. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Granica wymowy typu nogamy (wewnątrz północnej linii wymowa nogani) = nogami (Карта распространения произношения твёрдого m в словах nogamy (в северной части ареала nogani) = nogami). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  79. 1 2 3 Dejna, 1993, с. 246.
  80. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Granica końcówki -oju (Карта распространения существительных с окончанием -oju). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  81. 1 2 3 Dejna, 1993, с. 245.
  82. Dejna, 1993, с. 247.
  83. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Dialekt mazowiecki. Charakterystyka dialektu mazowieckiego. Południowa granica form sieli, leli (Карта распространения словоформ sieli, leli). Архивировано 31 августа 2012 года. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  84. 1 2 Urbańczyk, 1976, с. 69—70.

ЛитератураПравить

  1. Atlas gwar mazowieckich. — Wrocław, 1971—1978. — Т. 1—4.
  2. Dejna K. Dialekty polskie. — wyd. 2, popr. — Wrocław-Warszawa-Kraków: Zakład narodowy imienia Ossolińskich, 1993. — ISBN 83-04-04129-4.
  3. Dejna K., Gala S., Zdaniukiewicz A., Czyżewski F. Atlas gwar polskich. Mazowsze. — Warszawa: Upowszechnianie Nauki - Oświata «UN-O», 2000. — Т. II.
  4. Encyklopedia języka polskiego / pod redakcją S. Urbańczyka. — wyd. 2 popr. i uzup. — Wrocław: Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1994.
  5. Handke K. Terytorialne odmiany polszczyzny // Współczesny język polski / pod redakcją J. Bartmińskiego. — Lublin: Uniwersytet Marii Curie-Skłodowskiej, 2001. (Дата обращения: 14 октября 2011)
  6. Nietsch K. Dialekty języka polskiego. — wyd. 3-e. — Wrocław — Kraków, 1957.
  7. Urbańczyk S. Zarys dialektologii polskiej. — wyd. 5-e. — Warszawa: Polskie Wydawnictwo Naukowe, 1976.
  8. Ананьева Н. Е. История и диалектология польского языка. — 3-е изд., испр. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009. — ISBN 978-5-397-00628-6.
  9. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира: Славянские языки. — М., 2005. (Дата обращения: 14 октября 2011)

СсылкиПравить