Макаренко, Антон Семёнович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Макаренко и Гальченко.

Анто́н Семёнович Мака́ренко (1 (13) марта 1888, Белополье, Сумской уезд, Харьковская губерния, Российская Империя — 1 апреля 1939, Голицыно, Московская область, РСФСР) — всемирно известный воспитатель, педагог и писатель. Согласно позиции ЮНЕСКО (1988) А. С. Макаренко отнесён к четырём педагогам (наравне с Д. Дьюи, Г. Кершенштейнером и М. Монтессори), определившим способ педагогического мышления в XX веке[1].

Антон Семёнович Макаренко
Makarenko.jpg
Псевдонимы Андрей Гальченко
Дата рождения 1 (13) марта 1888(1888-03-13)
Место рождения Белополье, Сумской уезд, Харьковская губерния, Российская Империя
Дата смерти 1 апреля 1939(1939-04-01) (51 год)
Место смерти Голицыно, Московская область, РСФСР, СССР
Гражданство  Российская империя
 СССР
Род деятельности педагог, прозаик, драматург
Годы творчества 1914—1938
Направление педагогика, художественная литература
Язык произведений русский
Награды Орден Трудового Красного Знамени
Автограф Подпись
makarenko.edu.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Основная воспитательная и педагогическая деятельность А. С. Макаренко относится к первому пятнадцатилетию послереволюционного времени (1920—1934), когда школы и иные воспитательные учреждения, с одной стороны, крайне слабо снабжались, с другой — над ними не было столь жёстких стандартизации и идеологического контроля, которые были установлены с середины 1930-х годов. Убедившись, после принятия в 1920 г. заведования колонией для малолетних правонарушителей (под Полтавой), в практической неработоспособности общепринятых воспитательных и педагогических подходов того времени, А. С. Макаренко на основе обычаев и приёмов народной педагогики (в том числе «общего дела», то есть воспитания и обучения через привлечение к посильному труду для достижения понятных и обозримых целей к общей пользе), разработанной им теории создания и укрепления воспитательного коллектива, а также глубокой веры в человека (в том числе из философии произведений М. Горького) и ряда других подходов, предложил и успешно опробовал в Колонии им. М. Горького воспитательно-педагогическую систему, получившую впоследствии его имя. В своих трудах Макаренко утверждал, что применяемая им в уголовно-исправительных заведениях система изначально предназначалась для всех сколько-нибудь здоровых школьников и всех учебных заведений.

Демократические основы (соуправление воспитанников и сотрудников, общее собрание, систематическая ротация командиров отрядов и т. д.), являющиеся неотъемлемой составляющей этой системы, противоречили практике большевистской педагогики, уже в мае 1928 г. Н. К. Крупская на VIII съезде комсомола критикует систему Макаренко, а другие представители «Педагогического олимпа» вскоре прямо называют её «несоветской» (что прямо цитируется в «Педагогической поэме»). В том же году А. С. Макаренко, несмотря на все воспитательные, учебные и хозяйственные успехи, снимают с поста зав. Колонии им. Горького (в которой быстро и жёстко насаждаются обычные советские порядки), а от ареста его спасает только переход в систему НКВД, где его покровитель, нарком НКВД Украины В. А. Балицкий, предложил опальному педагогу возглавить новое воспитательное учреждение — Коммуну им. Ф. Э. Дзержинского. Вскоре коллективом Коммуны были достигнуты ещё более впечатляющие успехи, уже в области промышленного производства. И вновь, уже в середине 1930-х, «из производственной необходимости» и в условиях надвигающейся войны, Макаренко отстраняется от заведования коммуной, а созданные заводы передаются для круглосуточной работы военному ведомству. Перейдя в наркомат, Макаренко пытается подготовить распространение своего опыта для других исправительных учреждений Украины, но его подходы слишком расходятся с практикой советской жизни и он по сути вынужден уехать в Москву, чтобы по возможности завершить литературное описание своего педагогического опыта и разработок, начатое по настойчивому совету М. Горького, выступившего первым редактором «Педагогической поэмы» — самого известного в России и за рубежом произведения А. С. Макаренко. Его книги издаются во многих странах[2].

Ряд исследователей, например, Симон Соловейчик, отмечают, что вокруг воспитательно-педагогического наследия А. С. Макаренко с течением времени страсти обсуждения не только не утихают (как это обычно происходит), а даже разгораются с новой силой, что связывается с тем, что существенные и глубокие противоречия и недостатки советского и постсоветского воспитания и обучения, успешно разрешавшиеся Макаренко, во многом остаются камнем преткновения современной российской школы и имеют большие общественные накладки как в уровне воспитания и обучения, так и умственного, морального и психического здоровья подрастающего поколения[3].

БиографияПравить

ДетствоПравить

Антон Семёнович Макаренко родился 1 (13) марта 1888 года в посёлке при железнодорожной станции у села Белополье Сумского уезда Харьковской губернии в семье Семёна Григорьевича Макаренко, рабочего-маляра вагонных железнодорожных мастерских, и Татьяны Михайловны Макаренко (в девичестве Дергачёва), дочери солдата из Николаева[4].

В силу разных причин, прежде всего политической цензуры, в биографических источниках "советского" периода (до 1991) ряд фактов о происхождении А.С. Макаренко умалчивался или даже несколько искажался. Так, в силу того, что младший брат Виталий был офицером Добровольческой армии (марковцем), вынужденный покинуть Россию, эвакуировавшись с частями Русской армии из Крыма в ноябре 1920-го года, то о самом факте его рождения было принято умалчивать в СССР до 1991 г., заодно опускались сведения и о других детях (сёстрах) в семье С.Г. и Т.М. Макаренко. В качестве примера приведём основательную (471 с.) книгу Е.З. Балабановича "Макаренко: человек и писатель" (М., 1963 г.)[5]

Заметим, что Виталий Семёнович Макаренко (1895—1983), офицер (поручик) Царской армии, участник Брусиловского прорыва, получивший там ощутимые ранения и отмеченный за храбрость наградой, несколько раз сыграл важную роль в жизни брата Антона. В том числе - принял деятельное участие в комиссовании призванного в 1916 г. на воинскую службу А.С. Макаренко по состоянию здоровья (близорукости) и возвращению его к педагогической деятельности. Видный макаренковед Г. Хиллиг отмечает, что А.С. Макаренко крайне тяжело переносил условия упомянутого призыва и это вмешательство Виталия м.б. даже спасло жизнь Антона. Именно Виталий Макаренко, позже посильно помогая брату в педагогической деятельности, предложил ввести элементы игры и военизацию в занятия с учащимися, что позже показало свою уместность и полезность. После эмиграции остаток жизни Виталий Семёнович провёл во Франции, где его в 1970 году разыскали западноевропейские биографы Макаренко Г. Хиллиг (ФРГ) и З. Вайц (Франция) и убедили оставить о старшем брате воспоминания.[6]. Из этих воспоминаний макаренковеды узнали и уточнили многие подробности детства Антона и всей семьи Макаренко, в частности, о факте рождения трёх сестёр Антона и Виталия.

 Все биографии А. С. Макаренко начинают историю нашей семьи с Белополья. Но прежде чем попасть в Белополье, отец несколько лет проработал в Крюкове, где уже существовали какие-то небольшие мастерские для починки вагонов. Здесь отец познакомился с мамой и женился в 1875 году. Мама была коренной крюковчанкой и ещё в моё время существовал на Поселянской улице её родительский дом, довольно большой и солидный, с большим двором и садом. (Наверное, существует и теперь, так как от последней войны много пострадал Кременчуг, Крюков же остался почти нетронутым — об этом мне писала моя племянница Тася, которая живёт при нашем доме, теперь музей А. С. Макаренко.). Я думаю, что первым ребёнком в нашей семье была Серафима, умершая в младенческом возрасте. Во всяком случае сестра Саша (Александра), родившаяся в 1881 году, появилась на свет ещё в Крюкове. Следовательно, переезд семьи в Б. надо расположить приблизительно в 1881—1885 гг., где родились: Антон — в 1888 г., Наталия — в 1891 и я, последний, — в 1895.[7] 

Историк С. В. Максименко в своих докладах утверждает {{подст:АИ}}, что в книге В. С. Макаренко присутствуют неточности, связанные с книгой профессора Гётца Хиллига, написанной во времена «Перестройки». По С.В. Максименко "Достоверно известно о неучтённых родственниках А. С. Макаренко, которые были признаны умершими у него на родине или сосланы в Сибирь, а сейчас проживают в Чувашии и Московской области. Родная сестра А. С. Макаренко и, позже, в конце 90-х годов — её дети и внуки переселились в Москву, создав в честь него благотворительную организацию".

Национальная принадлежностьПравить

 
Макаренко в 1920-х годах

В связи с местом рождения и основной педагогической деятельности, а также украиноязычной фамилией в литературе советского периода А.С. Макаренко по умолчанию считался украинцем. Отчасти этому способствовало и то, что сам Антон Семёнович с какого-то времени (чтобы не быть уволенным в период усиленной украинизации) в анкетах начал писать в графе национальность "украинец".

В тоже время брат А. С. Макаренко — Виталий Семёнович в своей книге «Мой брат Антон Семёнович» пишет:

 … несмотря на своё украинское происхождение Антон был 100 % русским.[8] 

Биограф А. С. Макаренко профессор Гётц Хиллиг посвятил вопросу национального происхождения и национального самосознания А. С. Макаренко отдельное исследование, итоги которого представлены в докладе «К вопросу национального самосознания А. С. Макаренко»[9], где в целом подтверждаются как утверждение брата, так и русское самосознание Антона Семёновича.

Хиллиг отмечает, что все произведения и личную переписку А. С. Макаренко вёл на русском языке. В то же время он знал и любил украинский язык, часто и уместно включал цитаты украинской речи в диалоги действующих лиц своих произведений. А. С. Макаренко также понимал и мог объясняться по-польски, о чём упоминает также Л. В. Конисевич в книге «Нас воспитал Макаренко» в главе о приезде польской делегации[10].

В то же время указывается, что по тактическим соображениям (в целях уменьшить для некоторых чиновников число поводов для разгона колонии им. М. Горького) он с определённого года перестаёт указывать в графе национальность слово «русский» (как это ещё было в Крюкове), а начинает писать «украинец»[9].

Сохранились и письма самого А. С. Макаренко с упоминанием по данному вопросу. Так, в письме А. М. Горькому из Харькова от 5 октября 1932 г. Антон Семёнович пишет: «Дорогой Алексей Максимович. […] И ещё одно — мне надоела Украина, ибо я всегда был просто русским человеком, а Москву люблю»[11].

Национальность Макаренко не была тайной и для его современников. Так, в прощальном слове от Союза советских писателей БССР прямо сказано:

 Союз советских писателей БССР выражает своё глубокое соболезнование по поводу безвременной смерти талантливого русского писателя, орденоносца Антона Семёновича Макаренко, автора выдающихся произведений, широко известных белорусскому читателю.
Правление Союза Советских писателей БССР[12]
 

Учёба и первые опыты учительстваПравить

В 1897 году поступил в начальное железнодорожное училище. В 1901 году с семьёй переехал в Крюков, (в настоящее время район города Кременчуга Полтавской области). В 1904 окончил четырёхклассное училище в Кременчуге и одногодичные педагогические курсы (1905). Начал работать там же учителем в железнодорожном училище, затем на станции Долинская. В 19141917 годах — учёба в Полтавском учительском институте, который он окончил с золотой медалью. Приведённая как-то самим Макаренко (в одной из анкет) тема его диплома — «Кризис современной педагогики» впоследствии была подвергнута сомнению рядом исследователей-макаренковедов (в частности, Г. Хиллигом).

В 1916 был призван в армию, но по слабости зрения (и при своевременном вмешательстве брата Виталия) демобилизован.

В 19171919 был заведующим железнодорожной школой при Крюковских вагонных мастерских, состоял в любительской театральной труппе театра «Корсо». В 1919 году переехал в Полтаву.

Руководитель колонииПравить

Основная статья: Колония имени Горького

По поручению Полтавского Губнаробраза создал трудовую колонию для несовершеннолетних правонарушителей в селе Ковалёвка, близ Полтавы, первоначально именовавшуюся "колонией для дефективных".

Через непродолжительное время А.С. Макаренко по собственному почину начинает в деловой переписке именовать Колонию именем М. Горького (на то время эмигранта, проживавшего за границей). В 1921 году колонии было утверждено имя М. Горького.

 
Макаренко с Семёном Дементьевичем Стрельбицким и Максимом Горьким в колонии им. Горького, июнь 1928 г.

В 1926 году Колония имени Горького была переведена в Куряжский монастырь под Харьковом; М. Горький интересовался воспитательной и педагогической деятельностью А. Макаренко, оказывал ему всяческую поддержку.

Летом 1928 г. М. Горький впервые лично посетил и пробыл несколько дней в Колонии своего имени. Антон Семёнович сопровождал Горького во время визита в Куряж.

Датой окончания своей работы в колонии Макаренко в Послужном списке при поступлении на службу в центральный аппарат НКВД УССР называет 3 сентября 1928 года.

Коммуна им. ДзержинскогоПравить

С 15 октября 1927 (одновременно являясь руководителем Колонии им. Горького) и до 1 июля 1935 коммуной и её педчастью руководил А. С. Макаренко (Послужной список из личного дела А.С.Макаренко. Архив МВД Украины). В 1930 в коммуне открыт рабочий факультет Харьковского машиностроительного института, в 1932 — завод электроинструментов, затем завод плёночных фотоаппаратов. С 1933 коммуна первой в СССР среди детских заведений перешла на полное самообеспечение. С 1934 года здесь работала средняя школа.


Посетивший коммуну в 1933 году экс-премьер Франции Эдуард Эррио и другие французские гости осматривали детскую трудовую коммуну им. Дзержинского. "Французские общественные деятели подробно ознакомились с административной структурой коммуны, с производством, бытом коммунаров — быв. беспризорных и малолетних правонарушителей. Гости были поражены чистотой и порядком, отличающими коммуну, обилием цветов и свежего воздуха. Эррио подробно беседовал с помощником начальника коммуны по учебной части т. Макаренко и интересовался, каким образом руководству коммуны удается воспитывать одновременно в одним стенах и беспризорных, и подростков, имеющих профессионально-уголовные навыки. Тов. Макаренко подробно разъяснил французским гостям, что советская педагогика не признает врожденной преступности и что основными методами воздействия на ребят являются дисциплина коллектива и коллективный труд. После осмотра общежития и фабрики духовой оркестр коммуны исполнил импровизированный концерт, который вызвал у гостей глубочайшее внимание и восторженные отклики".Известия. 1933. 29 августа.

В связи с осознанием в соответствующих ведомствах важности выпускаемой заводами Коммуны продукции для оборонной промышленности страны и желанием (а отчасти и необходимостью в условиях надвигающейся войны) заметно увеличить выпуск этой продукции, на заводах появляется больше взрослых рабочих, за А.С. Макаренко оставляют должность заместителя по педагогической части, с которой он переводится в Киев.

7 января 1939 г., Харьковская трудовая коммуна была преобразована в промышленный комплекс и переименована в Харьковский комбинат НКВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского[13]

Выдающиеся достижения в области воспитания и перевоспитания молодёжи (как из числа бывших беспризорников, так и из семей), подготовки к её дальнейшей успешной социализации, выдвинули Макаренко в число известных деятелей русской и мировой культуры и педагогики.

Член Союза советских писателей1934 года).

Киевский период (отдел трудовых колоний)Править

С 1 июля 1935 года переведён в Киев, в центральный аппарат НКВД УССР, где работал на должности помощника начальника отдела трудовых колоний до ноября 1936 года. Он был аттестован, носил форму НКВД и за ним было закреплено табельное оружие. Разработал концепцию перевода всех учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной опеке и перевоспитании на Украине, на опробованную им ранее в Колонии им. Горького и Коммуне им. Ф.Э. Дзержинского методику воспитания. Пытался продвигать эту концепцию к осуществлению, но не получил необходимую поддержку.

Более того, среди сотрудников отдела ТК начались аресты. Был, в частности, арестован его непосредственный начальник Лев Соломонович Ахматов (Ахманицкий), показавший на допросе на Макаренко, как своего сообщника в троцкистской деятельности. Только вмешательство благоволившего Макаренко народного комиссара В.А. Балицкого, лично приказавшего вычеркнуть фамилию Макаренко из протокола, спасло Антона Семёновича от ареста. С этого времени, А.С. Макаренко и до того тяготившийся чиновничьей деятельностью, не оставлявшей времени для писательства и только изредка дававшей возможность вернуться к воспитанию (так, он чуть больше месяца руководил (по совместительству) педагогической частью трудовой колонии № 5 в Броварах под Киевом), стал думать о переезде в Россию. Посредником в этом вопросе стал А. М. Горький и его секретарь Крючков.В марте 1937 года состоялся его переезд из Киева в Москву, где он купил квартиру в писательском доме в Лаврушинском переулке.

Отметим, что 8 мая того же года наркома В.А. Балицкого сняли с должности и перевели на Дальний Восток, 7 июля арестовали и 27 ноября расстреляли.

Этот период деятельности А.С. Макаренко сравнительно мало освещён в литературе. В СССР первая книга по этому направлению появилась только в 1990 г. (Ширяев В. Камни с дороги надо убирать. М., 1990[14]). Ему также посвящено ряд исследований, в частности, А. Абаринов, Г. Хиллиг."А.С.Макаренко в год Большого террора" и А. Абаринов, Г. Хиллиг."Испытание властью. Киевский период жизни Макаренко (1935-1937 гг.)"[15].

Московский периодПравить

После переезда в Москву занимался в основном литературной деятельностью, публицистикой, много выступал перед читателями, педагогическим активом. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1939 г. награждён орденом Трудового Красного Знамени. Незадолго до кончины, в феврале 1939 года подал заявление о принятии его кандидатом в члены ВКП(б).

В начале 1939 г. Макаренко работал над сценарием к фильму «Флаги на башнях» в соавторстве с Маргаритой Барской[16], но руководство Киностудии имени Горького отказалось ставить фильм по их сценарию, поскольку Барская была любовницей впавшего в опалу журналиста К. Радека.

КончинаПравить

 
Могила Макаренко на Новодевичьем кладбище Москвы.

1 апреля 1939 г. А. С. Макаренко скоропостижно скончался,[17] по официальной версии от сердечного приступа, случившегося с ним в 10:30 по дороге в Дом творчества в вагоне пригородного поезда № 134 на станции «Голицыно» 1 апреля 1939 года. В 10:43 прибывшая врач констатировала смерть[17]. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Авторы надгробного памятника скульптор В. Цигаль, архитектор В. Калинин[18].

Согласно биографии Макаренко за авторством Евгения Балабановича, основанной на материалах официальных инстанций и опубликованной в 1951 году: «1 апреля 1939 года Макаренко возвращался в Москву из подмосковной дачной местности Голицыно. В руках у него был сценарий, который он вез на кинофабрику. Макаренко вошёл в вагон пригородного поезда, сел на скамейку и сейчас же упал. Успев сказать только «Я писатель Макаренко», — Антон Семенович скончался от разрыва сердечной мышцы».[19] Согласно материалам акта о смерти пассажира Макаренко, составленного сотрудником железнодорожной милиции, последних слов у него не было — А. С. Макаренко умер в одиночестве и не узнанным (милиционер сначала решил, что он пьян).[17]

В 1967 году С. И. Фонская, бывшая директор Дома отдыха Литфонда «Писатель» в Голицыно, присутствовавшая (но не упомянутая в официальных документах) при осмотре места происшествия милицией и досмотре вещей Макаренко, скончавшегося на обратном пути в Москву, пишет, что в момент прибытия в Голицыно «в руках у него был небольшой чемоданчик», а в поезде, как это явствует из акта (акт составлял линейный уполномоченный ЖДМ ст. «Голицыно» Выдрин в присутствии Чибизова Г. Т. и Кондратьева Н. Н.[20]), — только «чёрный портфель».[17] Ещё ряд странностей, связанных с преждевременной смертью Макаренко, были позже опубликованы во время хрущёвской оттепели и перестройки[17]. Факсимиле акта о смерти «пассажира Макаренко» впервые было показано по телевидению в телефильме «Семейные тайны Антона Макаренко» (2005).

Антон Семёнович Макаренко похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

СемьяПравить

  • Гражданская жена — Елизавета Фёдоровна Григорович (с 1906 по 1935).
  • Жена — Галина Стахиевна Макаренко (до 09.1935 — Салько; 1891—1962).
  • Приёмная дочь — Олимпиада Витальевна Макаренко (7.08.1920 — 22.07.1983)[21]) (дочь брата Виталия и мать известной советской актрисы Е.Васильевой).
  • Внучатая племянница — Екатерина Васильева, советская и российская актриса, родилась в семье поэта Сергея Васильева и Олимпиады Витальевны Макаренко.
  • Внучатый племянник — Антон Сергеевич Васильев (р. 15 июня 1953 года) — кинорежиссёр, сценарист, поэт.
  • Приёмный сын — Лев Михайлович Салько (1914—1957).

Литературное творчествоПравить

В 1914 или 1915 году написал первый рассказ, послал его Максиму Горькому, но тот признал рассказ слабым в литературном отношении[22]. После этого Макаренко в течение тринадцати лет писательской деятельностью не занимался, но вёл записные книжки. Переписка Горького и Макаренко продолжалась с 1925 по 1935 год. После посещения колонии для несовершеннолетних Горький посоветовал Макаренко вернуться к литературной работе. После книг о коммуне имени Ф. Э. Дзержинского «Марш 30 года» (1932) и «ФД — 1» (1932) было закончено главное художественное произведение Макаренко — «Педагогическая поэма» (1925—1935). В последние годы жизни Макаренко продолжил работу как над художественными произведениями — «Флаги на башнях» (1938), так и над автобиографическими материалами — повесть «Честь» (1937—1938), роман «Пути поколения» (не закончен). Кроме того, он продолжал активно разрабатывать методику педагогической деятельности и воспитания в целом, публиковал ряд статей. В 1936 году вышла его первая крупная научно-педагогическая работа «Методика организации воспитательного процесса». Летом-осенью 1937 года выходит в свет первая часть «Книги для родителей». В произведениях Макаренко выражены его педагогический опыт и педагогические взгляды.

Макаренко выступал против использования для детей элементов тюремного режима в пользу усиления производственного уклона и общевоспитательных методов. В отношениях с воспитанниками придерживался принципа: «Как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения к нему».

Сам А. С. Макаренко так подводит итог своих трудов в эпилоге «Педагогической поэмы»[23]:

 Мои горьковцы тоже выросли, разбежались по всему советскому свету, для меня сейчас трудно их собрать даже в воображении. Никак не поймаешь инженера Задорова, зарывшегося в одной из грандиозных строек Туркменистана, не вызовешь на свидание врача Особой Дальневосточной Вершнева или врача в Ярославле Буруна. Даже Нисинов и Зорень, на что уже пацаны, а и те улетели от меня, трепеща крыльями, только крылья у них теперь не прежние, не нежные крылья моей педагогической симпатии, а стальные крылья советских аэропланов. И Шелапутин не ошибался, когда утверждал, что он будет лётчиком; в лётчики выходит и Шурка Жевелий, не желая подражать старшему брату, выбравшему для себя штурманский путь в Арктике.

...

и Осадчий — технолог, и Мишка Овчаренко — шофёр, и мелиоратор за Каспием Олег Огнев и педагог Маруся Левченко, и вагоновожатый Сорока, и монтёр Волохов, и слесарь Корыто, и мастер МТС Федоренко, и партийные деятели — Алёшка Волков, Денис Кудлатый и Волков Жорка, и с настоящим большевистским характером, по-прежнему чуткий Марк Шейнгауз, и многие, многие другие. ...

— ... Мальчики? Линзы с точностью до микрона? Хе-хе!

Но уже пятьсот мальчиков и девчат бросились в мир микронов, в тончайшую паутину точнейших станков, в нежнейшую среду допусков, сферических аберраций и оптических кривых, смеясь, оглянулись на чекистов.

— Ничего, пацаны, не бойтесь, — сказали чекисты.

Развернулся в коммуне блестящий, красивый завод ФЭДов, окружённый цветами, асфальтом, фонтанами. На днях коммунары положили на стол наркома десятитысячный «ФЭД», безгрешную изящную машинку.

Многое уже прошло, и многое забывается. Давно забылся и первобытный героизм, блатной язык и другие отрыжки. Каждую весну коммунарский рабфак выпускает в вузы десятки студентов, и много десятков их уже подходят к окончанию вуза.
 

НаградыПравить

Прижизненная оценка деятельности А. С. МакаренкоПравить

Уже при жизни А. С. Макаренко его деятельность и труды как воспитателя и педагога получили высокую оценку Л. Арагона, А. Барбюса, Д. Бернала, У. Бронфенбреннера, А. Валлона, В. Галля, А. Зегерс, Я. Корчака, С. Френе и других деятелей культуры и образования.

Огромное значение в жизни Макаренко сыграл М. Горький, для которого забота о российских детях, особенно оказавшихся беспризорными, была естественным и важнейшим делом на протяжении многих лет. Так, Ф. Э. Дзержинский занялся беспризорниками только после того, как М. Горький написал письмо В. И. Ленину о необходимости срочно заняться этим вопросом. В последующие годы Горький помогает подготовить книгу о «гремевшей» в конце двадцатых годов Болшевской трудовой коммуне в Болшево (Подмосковье) под руководством М. С. Погребинского[24], на основе опыта которой (коммуны) был снят всемирно известный фильм «Путёвка в жизнь». В этой коммуне так же, как у Макаренко, правонарушители перевоспитываются полезным производительным трудом, так же нет заборов и охраны[25]. В этом смысле Макаренко для Горького был очередным примером передового опыта в воспитании. Горький всячески настаивал на издании записок Макаренко о его опыте воспитания в виде книги, как известнейший писатель помог разместить в печать в литературных альманахах сначала отдельные главы «Педагогической поэмы», а затем и выпустил всю книгу под своей редакцией.

Большое значение для Макаренко имело понимание и поддержка его опыта воспитания и перевоспитания буквально с первых лет деятельности Колонии им. М.Горького со стороны рук. НКВД Украины Всеволода Апполлоновича Балицкого [1892 или 1893—1937]. Именно благодаря последнему Макаренко после снятия с руководства Колонии им. Горького продолжил руководить схожим учреждением (Коммуной им. Ф. Э. Дзержинского) уже в составе НКВД (А. С. Макаренко был назначен руководить Коммуной в декабре 1927 г., то есть в течение полугода совмещал обе должности: в Коммуне и в Колонии). Достоверно известно и то, что осенью 1936 г. по прямому указанию Балицкого фамилию Макаренко вычеркнули из списка лиц, уже оговорённых в ходе допроса по делу бывшего начальника Макаренко по отд. трудовых колоний Украины Л. С. Ахматова, как троцкистов.[26]

«И может быть, очень скоро у нас перестанут писать „педагогические поэмы“ и напишут просто деловую книжку: „Методика коммунистического воспитания“.» А. С. Макаренко, 1935 г. «Педагогическая поэма»

Критики МакаренкоПравить

Вопрос о взаимоотношениях А.С. Макаренко и Н.К. Крупской, по свидетельству Г. Хиллига (см. ниже), первым поставил профессор Бохумского университета Анвайлер в статье «А. С. Макаренко и педагогика его времени». Именно в ней он указал, что Макаренко и Крупская находились в конфликте. На первом международном симпозиуме 1966 г. во Флото (ФРГ), посвящённом наследию Макаренко, именно Анвайлер снова заострил внимание на «скрытой вражде между Крупской и Макаренко», заявив, что есть основания полагать, что осуждение воспитательной системы Макаренко как «идеологически вредной» произошло по инициативе Крупской, а также что она участвовала в кампании по отстранению Макаренко от должности заведующего колонией им. Горького летом 1928 г. (в частности, обвинив А.С. Макаренко с трибуны VIII съезда ВЛКСМ в мае 1928 г. в постоянном избиении воспитанников и назвав его "чемпионом хулиганства"). По сути, только заступничество В.А. Балицкого, оставившего беспартийного и только что уволенного с поста рук. Колонии им. Горького А.С. Макаренко в качестве заведующего Коммуной им. Дзержинского (в системе НКВД), спасло Антона Семёновича от ожидаемого после таких слов вдовы "вождя мирового пролетариата" ареста и последующей расправы.

Анвайлер отметил, что Крупская практически не упоминает Макаренко в своих трудах, представив в виде доказательства 11-томник педагогических трудов Крупской издания 1957—1963 гг., а Макаренко ни словом не обмолвился о Крупской в изданных в 1957—1958 гг. в 7 томах. Однако, эти сочинения составлялись не Крупской и не Макаренко лично и содержанием этих изданий далеко не исчерпывалось их наследие. Так, например, исследователь трудов Макаренко Т. С. Князева в 1979—1980 гг. в одном из архивов Москвы нашла письмо Крупской к Макаренко. С. С. Невская, известная своими исследованиями в области педагогики Макаренко, в свою очередь нашла рукопись отклика Крупской на «Книгу для родителей». Директор музея Макаренко в Кременчуге П. Г. Лысенко в 1969 г. опубликовал рукопись Макаренко под названием «Биография Н. К. Крупской». Очевидно, с течением времени и поступлением уточнённых сведений о педагогическом опыте А.С. Макаренко, отношение Н.К. Крупской к нему и его системе постепенно эволюционировало.

Сам Макаренко, выступая в Московском университете 1 марта 1939 г. (т.е. через 4 дня после смерти Н.К. Крупской) сказал: «И сегодня, и завтра, и в ближайшие дни, и дальше в нашей жизни будет вспоминаться сегодняшний траурный день. Мы сегодня хороним большого деятеля коммунистического воспитания, великого гуманиста нашего времени, друга Ленина, создавшего новую эпоху в большевистской партии, в том числе и эпоху в человеческом поведении. Мы сегодня хороним Надежду Константиновну Крупскую»[12].

Более подробно взаимоотношения А.С. Макаренко и Н.К. Крупской были исследованы Г. Хиллигом, который посвятил этому вопросу, в частности, статью "Макаренко и Крупская"[27].

Макаренко и Сорока-РосинскийПравить

Отметим, что сам Макаренко резко критически относился к опыту другого известного педагога того периода - В.Н.Сороки, беллетристически описанном в книге «Республика ШКИД». В воспоминаниях Р. Шендеровой указано, что в 1920-е годы Крупская, курировавшая в правительстве вопросы образования и социального воспитания, на одном из всесоюзных педагогических совещаний раскритиковала методы “какой-то сороки”, противопоставляя этим методам и их автору систему А. С. Макаренко с ее предельно осязаемой трудовой конкретикой. [28]

МакаренковедениеПравить

Основная статья: Макаренковедение

Первая советская кандидатская диссертация по макаренковедению на тему: «Педагогический опыт А. С. Макаренко» была защищена в Москве 21 июня 1941 г. в Учёном совете института им. К. Либкнехта Иваном Фёдоровичем Козловым. Впоследствии им же были предприняты усилия по изданию сначала избранных произведений Антона Семёновича Макаренко, а затем и полного собрания сочинений и подготовлена книга «О педагогическом опыте А. С. Макаренко»[29].

Ведущее место в зарубежном «макаренковедении» занимает основанная в 1968 году в ФРГ лаборатория по изучению наследия А. С. Макаренко, являющаяся подразделением самого крупного учреждения педагогического «остфоршунга» — исследовательского центра сравнительной педагогики Марбургского университета. Там была предпринята попытка издания трудов Макаренко на немецком и русском языках с восстановлением цензурных купюр, но в 1982, после выхода семи томов, издание было прекращено.[30] Признание и известность как среди российских, так и зарубежных макаренковедов, получили, в частности, труды профессора Гётца Хиллига (ФРГ), иностранного члена Российской академии образования РФ и Национальной академии педагогических наук Украины, президента (до 2002 г.) Международной макаренковской ассоциации (ММА). С 19 июня 2013 г. ММА возглавляет Никола Сичилиано де Кумис (Италия, Рим) — профессор университета La Sapienza. А к.ф.н. Кораблёва Т. Ф. в том же году избрана руководителем Российской макаренковской ассоциации[31]

Цитаты МакаренкоПравить

«Научить человека быть счастливым — нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно».

А. С. Макаренко Лекции о воспитании детей

«Если мало способностей, то требовать отличную учёбу не только бесполезно, но и преступно. Нельзя насильно заставить хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям».[32]

Валентина Постовалова. «Макаренко, которого всем нам необходимо знать»

Пояснение. При этом Макаренко всячески стремился к тому, чтобы:

  1. у каждого учащегося было хотя бы 2-3 «любимых» предмета в школе (кружка, секции, участия в театре, оркестре и т. д. вплоть до отряда по борьбе с самогоноварением в окрестных сёлах), по которым он(а) занимался с удовольствием;
  2. добивался освоения посильных для данного человека уровней освоения каждого учебного «предмета» (они могли быть как выше (подготовка к рабфаку), так и существенно ниже «общей» программы), то есть безделье также не поощрялось.

«Воспитание происходит всегда, даже тогда, когда вас нет дома».

«Наше педагогическое производство никогда не строилось по технологической логике, а всегда по логике моральной проповеди. Это особенно заметно в области собственного воспитания… Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление материалов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда её начинают воспитывать?»

«Если перед коллективом нет цели, то нельзя найти способа его организации».

«Отказаться от риска — значит отказаться от творчества».

«Моя работа с беспризорными отнюдь не была специальной работой с беспризорными детьми. Во-первых, в качестве рабочей гипотезы я с первых дней своей работы с беспризорными установил, что никаких особых методов по отношению к беспризорным употреблять не нужно».

Макаренко А. С. Педагогические сочинения в 8-и томах[33]

«Словесное воспитание без сопровождающей гимнастики поведения есть самое преступное вредительство».

«Вы можете быть с ними сухи до последней степени, требовательны до придирчивости, вы можете не замечать их… но если вы блещете работой, знанием, удачей, то спокойно не оглядывайтесь: они на вашей стороне… И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и приветливы… если ваше дело сопровождается неудачами и провалами, если на каждом шагу видно, что вы своего дела не знаете… никогда вы ничего не заслужите, кроме презрения…».

«Сорок сорокарублёвых педагогов могут привести к полному разложению не только коллектив беспризорных, но и какой угодно коллектив».

«С вершин „олимпийских“ кабинетов не различают никаких деталей и частей работы. Оттуда видно только безбрежное море безликого детства, а в самом кабинете стоит модель абстрактного ребёнка, сделанная из самых лёгких материалов: идей, печатной бумаги, маниловской мечты… „Олимпийцы“ презирают технику. Благодаря их владычеству давно захирела в наших педвузах педагогически техническая мысль, в особенности в деле собственного воспитания. Во всей нашей советской жизни нет более жалкого технического состояния, чем в области воспитания. И поэтому воспитательское дело есть дело кустарное, а из кустарных производств — самое отсталое».

Макаренко А. С. Сочинения в 7-ми тт., 1957.[34]

«Книги — это переплетённые люди».

«Культура любовного переживания невозможна без тормозов, организованных в детстве».

Макаренко А. С. «Книга для родителей»[35]

ПоследователиПравить

Одним из распространённых приёмов критиков системы А. С. Макаренко было и остаётся утверждение, что эта система хорошо работала якобы только в руках своего создателя. Это опровергается как подробным выверенным описанием системы в произведениях самого А. С. Макаренко (поневоле и преимущественно в виде художественно-научного изложения), так и успешной многолетней деятельностью целого ряда его последователей.

Среди наиболее известных последователей и продолжателей деятельности А. С. Макаренко из его воспитанников нужно назвать в первую очередь Семёна Афанасьевича Калабалина (1903—1972) и его супругу Галину Константиновну[36] (1908—1999, в «Педагогической поэме» — Семён Карабанов и Галина Подгорная («черниговка»)) и Алексея Григорьевича Явлинского[37] (1915—1981), отца известного политического деятеля Г. А. Явлинского.

Ряд воспитанников Макаренко первоначально выбрали другую стезю в жизни, но через некоторое время обратились к воспитательной деятельности. Среди таких деятелей наиболее известен Л. В. Конисевич, более 15 лет отдавший морской службе, а затем на четверть века возглавивший на Украине интернат «Алмазный», где воспитание было основано на посильном и увлекательном уходе за цветниками, садом и огородом. В конце жизни Леонид Вацлавович успел подготовить в своей книге «Нас воспитал Макаренко» наиболее подробные (из всех имеющихся) воспоминания о жизни и труде в коммуне им. Дзержинского именно с точки зрения воспитанника[38].

Среди последователей, не являвшихся непосредственно воспитанниками Антона Семёновича, известны фамилии проф., д.п.н. В. В. Кумарина (1928—2002, начал с успешного внедрения системы Макаренко в детском доме Владимирской обл., затем трудился в России и на Украине, обе диссертации посвящены изучению системы Макаренко), Г. М. Кубракова (Казахстан), И. А. Зязюна (Украина), а также А. А. Католикова, А. А. Захаренко, А. С. Гуревича, В. М. Макарченкова и др.

Идеи организации коллектива А. С. Макаренко (опора на традиции, педагогический коллектив как сообщество единомышленников, организация отношений ответственной зависимости, детское самоуправление и др.) развивал в Краснодаре (благоразумно оформив своё начинание как опытную педагогическую площадку АПН СССР) педагог Фёдор Фёдорович Брюховецкий. Создавая на принципах гуманизма творческий коллектив детей и взрослых, Ф. Ф. Брюховецкий творчески применил эти идеи в практике массовой школы и дополнил оригинальным содержанием с учётом социальных условий воспитания в послевоенные годы[39].

Пропагандой опыта А. С. Макаренко в том или ином виде продолжали заниматься и многие его сотрудники и преподаватели Колонии им. М. Горького и Коммуны им. Ф. Э. Дзержинского. В первую очередь здесь следует упомянуть главного организатора клубной и внеклассной работы Колонии и Коммуны — Виктора Терского (1898—1965) (в «Педагогической поэме» — В. Н. Перский) и главного агронома Колонии им. М. Горького — неутомимого Н. Э. Фере (в «Педагогической поэме» — Н. Шере), после увольнения Макаренко из Колонии им. М. Горького перешедшего в сельскохозяйственную науку, но помнившего опыт сотрудничества с А. С. Макаренко и написавшего о нём книгу «Мой учитель».

Любопытным продолжением макаренковского движения проявили себя ряд представителей комсомола, занявшихся в середине 1960-х годов работой с «трудными» подростками. Некоторые из них, к примеру, Виталий Ерёмин, Владислав Ширяев вполне сознательно использовали опыт и подходы А. С. Макаренко, о чём упоминают в описании своего педагогического опыта[40][41].

Объединение учебного и производительного труда старших школьников в учебном цехе Харьковского тракторного завода (ХТЗ), получившее название «Учебное производство», применял д.п.н., проф. П. А. Ярмоленко. Исследования учёного и работа учебного цеха ХТЗ по трудовому воспитанию и профессиональной ориентации молодёжи под рук. П. А. Ярмоленко отмечена премией Ленинского комсомола (1971), одобрена коллегией Министерства просвещения СССР, Президиумом ЦК профсоюза и др.

С 2003 года (к 115-й годовщине со дня рождения А. С. Макаренко) журналом «Народное образование» совместно с Российской макаренковской ассоциацией начато проведение макаренковского конкурса школ-хозяйств, возобновлено проведение Макаренковских чтений. За более чем 14 лет проведения этого конкурса в нём уже участвовали десятки команд из разных краёв и областей России — от Якутии и Краснодарского края до Московской области.[42]

Таким образом утверждения некоторых авторов, к примеру, журналиста Андрея Нуйкина[43], о том, что макаренковский опыт слишком сильно связан с какой-то особой одарённостью и личными качествами самого А. С. Макаренко и потому, мол, не был ни разу сколько-нибудь успешно повторён позже и, тем более, неповторим сегодня, не соответствует действительности. В то же время следует признать, что отсутствие заметной ответственности большинства школьных коллективов за воспитательный и педагогический брак в подготовке своих воспитанников (о чём много писал и сам А. С. Макаренко), а также целый ряд законодательных особенностей советского, а по наследству, и современного российского законодательства, затрудняющих, а то и запрещающих (из узко и однобоко понятого желания «охранить детей от эксплуатации») деятельностное (в том числе, трудовое) обучение в нашей стране, приводят к тому, что к желающим воспроизвести опыт Макаренко по сию пору предъявляются повышенные требования не только в воспитательной и педагогической подготовке, но и в юридической и хозяйственной областях.[44]

Воспитанники Макаренко — орденоносцы и герои Великой Отечественной войныПравить

События, связанные с именем А. С. МакаренкоПравить

  • В 1959 году вышла пьеса «Не пищать!», написанная М. Э. Козаковым и А. Б. Мариенгофом для юношества по мотивам нескольких произведений А. С. Макаренко — в первую очередь, конечно, по «Педагогической поэме».
  • В начале 1950-х гг. в журнале «Простор» (Казахстан) опубликована пьеса П. Джуринской и Н. Артемьева «За нами пойдут»[46] по мотивам произведений А. С. Макаренко. Пьеса была поставлена в самодеятельном театре Дома культуры авиаторов г. Алма-Аты
  • 24 октября 2011 в Харькове по ул. Сумской, 128 (напротив парка М.Горького) был разобран и перевезён памятник А. С. Макаренко[47]. Памятник, возведённый в 1969 году на средства рабочих, вновь установлен внутри охраняемой территории Харьковского машиностроительного завода «ФЭД».

ПроизведенияПравить

См. Электронный архив произведений А. С. Макаренко

Романы и повестиПравить

Работы о воспитанииПравить

Рассказы и очеркиПравить

  • О человеческих чувствах (1937)
  • Из истории героизма (1937)
  • Гришка (1937)
  • Случай в походе (1937)
  • В день Первого Мая (1937)
  • Несколько часов на канале (1937)
  • Три разговора (1937)
  • Незабываемая встреча (1938)
  • Симфония Шуберта (1938)
  • Премия (1938)
  • Доктор (1938)
  • Преподаватель словесности (написан 1938, опубликован 1940)
  • Домой хочу (1939)
  • Новые годы (опубликован 1941)
  • В библиотеке (опубликован 1941)
  • Сборник рассказов

ПьесыПравить

КиносценарииПравить

Собрания сочиненийПравить

  • Избранные педагогические сочинения в четырёх томах. — М.: изд. АПН РСФСР, 1949 — 26 500 экз.
  • Сочинения в семи томах. — М.: изд. АПН РСФСР, 1950—1952. — 50 000 экз.
  • Сочинения в семи томах. — М.: изд. АПН РСФСР, 1957—1958. — 175 000 экз.
  • Собрание сочинений в пяти томах. — М.: «Правда», 1971. — 375 000 экз. — (Библиотека «Огонёк». Отечественная классика)
  • Избранные педагогические сочинения в двух томах. — М.: «Педагогика», 1977 — 40 000 экз., 1978 — 10 000 экз.
  • Избранные произведения в трёх томах. — К.: «Радянська школа», 1983—1984, — 110 000 экз.
  • Педагогические сочинения в 8-и томах. — М.: «Педагогика», 1983–1986. — 50 000 экз. на портале НПБ им. К.Д. Ушинского:
  • Избранные произведения в трёх томах. — К.: «Радянська школа», 1985 — 65 000 экз.
  • Собрание сочинений в четырёх томах. — М.: «Правда», 1987. — 1 500 000 экз. — (Библиотека «Огонёк». Отечественная классика)

ФильмографияПравить

ПамятьПравить

 
Памятник Макаренко в Харькове. Перенесён на территорию ГП «Харьковский машиностроительный завод» «ФЭД» в 2011 году.[47].

Учебные заведения и воспитательные учрежденияПравить

УлицыПравить

МузеиПравить

 
Мемориальная доска Макаренко на улице Пржевальского в Смоленске.
Россия
Украина
  • Музей А. С. Макаренко при Долинской ОШ № 2 им. А. С. Макаренко (Украина)
  • Музей А. С. Макаренко в пгт Подворки (Куряж) Дергачёвского района Харьковской обл.
  • Музей А. С. Макаренко в ГП "Харьковский машиностроительный завод «ФЭД».
  • Музей А. С. Макаренко в ГНПП «Объединение Коммунар», г. Харьков // http://tset.biz-gid.ru
  • Музей А. С. Макаренко в общеобразовательной школе I—III ступеней № 100 им. А. С. Макаренко г. Харькова
  • Заповедник-музей А. Макаренко Министерства просвещения Украины 15018, Полтавский район, с. Ковалевка
  • Музей А. С. Макаренко в г. Белополье Сумской обл. belopolye@yandex.ru
  • Педагогическо-мемориальный музей А. С. Макаренко в г. Кременчуге Полтавской обл.
  • Дом-музей А. С. Макаренко в г. Кременчуге (Крюковский р-н) Полтавской обл.

НаградыПравить

  • Орден им. А. С. Макаренко (Россия)
  • Медаль А. С. Макаренко (УССР) «За достижения в области просвещения и педагогической науки» (учреждена в 1964 году)
  • Медаль А. С. Макаренко (совм. медаль, учреждённая ред. журнала «Народное образование» и Международной макаренковской ассоциацией в 2003 г. (к 115-летию со дня рождения А. С. Макаренко))[51].
  • Премия им. А. С. Макаренко (по педагогике) — существовала в советское время. Среди лауреатов 1988 г. — С. А. Шмаков.
В филателии
 
Почтовая марка СССР с изображением А. С. Макаренко

См. такжеПравить

Предшественники
Современники в России и СССР
Современники за рубежом
Творения
Созданные и руководимые учреждения
Связанные энциклопедические статьи
Сподвижники, последователи и исследователи — подробный список см. Макаренковедение

ПримечанияПравить

  1. цит. по Кораблёва Т. Ф. Философско-этические аспекты теории коллектива А. С. Макаренко. : Автореф. канд. дис. … канд. филос. наук. — М., 2000. — С. 3.
  2. Filonov, G. N. (1994) 'Anton Makarenko (1888—1939)', in Prospects: the quarterly review of comparative education UNESCO: International Bureau of Education, Paris. vol. XXIV, no. 1/2, 1994, p. 77-91.
  3. Кумарин В. В. Педагогика стандартности или почему детям плохо в школе. М.: 1998 г. 64 с.
  4. Балабанович Е.З. Макаренко. Человек и писатель. М.: Московский рабочий, 1963 г. 470 с.
  5. Балабанович Е.З. Макаренко. Человек и писатель. М.: Московский рабочий, 1963 г. 470 с.
  6. Хиллиг, Гётц. Как мы нашли брата А.С. Макаренко // в сб. В поисках истинного Макаренко. Русскоязычные публикации (1976—2014). Полтава: ПНПУ им. В. Г. Короленко. Издатель Шевченко Р. В., 2014 г. 778 с. ISBN 978-966-8798-39-9. С. 184-187
  7. Макаренко В. С., 1985, С. 2.
  8. Макаренко В. С., 1985, С. 79.
  9. 1 2 Хиллиг Г. К вопросу национального самосознания А. С. Макаренко // «Cahiers du monde russe et soviétique». — 1989. — Janvier-Juin.— Vol. 30. — № 1-2. — pp. 137—158.
  10. Конисевич Л. В., 1993, Ч 1. — Гл. 22. Благодарность в приказе.
  11. Макаренко А. С. Письма А. М. Горькому. Письмо от 5 октября 1932 г.
  12. 1 2 В последний путь (прощание с А.С.Макаренко, апрель 1939 г.)
  13. «Дзержинец», 1939, № 4, 20.01., с. 2.
  14. Ширяев В. Камни с дороги надо убирать. — М.: «Молодая гвардия», 1990. — ISBN 5-235-01525-8.
  15. Хиллиг, Гётц. Испытание властью. Киевский период жизни Макаренко (1935-1937 гг.) // В сб. В поисках истинного Макаренко. Русскоязычные публикации (1976—2014). Полтава: ПНПУ им. В. Г. Короленко. Издатель Шевченко Р. В., 2014 г. 778 с. ISBN 978-966-8798-39-9. (обложка и оглавление книги). С. 264-390.
  16. Хиллиг, Гётц. По следам необыкновенной дружбы: Антон Макаренко – Маргарита Барская // в сб. В поисках истинного Макаренко. Русскоязычные публикации (1976—2014). Полтава: ПНПУ им. В. Г. Короленко. Издатель Шевченко Р. В., 2014 г. 778 с. ISBN 978-966-8798-39-9. С. 719-746.
  17. 1 2 3 4 5 Hillig, Götz. Geschichten aus der zeit der wirren (1938-1941): vom Leidensweg des Schriftstellers Makarenko, vom plotzlichen Tod des Menschen Makarenko und von der wundersamen Auferstehung des Padagogen Makarenko (нем.). — 1989. — S. 70—86.
  18. Новодевичье кладбище — Макаренко Антон Семёнович
  19. Балабанович Е. З. А.С. Макаренко: очерк жизни и творчества. — М.: Гос. изд-во культурно-просветительной литературы, 1951. — С. 196.
  20. В ряде публикаций — «Кандратьева».
  21. Олимпиада Витальевна Макаренко (Васильева) на портале Родовод. Ру
  22. Антон Семёнович Макаренко на сайте «Хронос»
  23. Макаренко А. С. Педагогическая поэма. Эпилог
  24. Погребинский М. С. Фабрика людей
  25. Богуславский М. В. А. С. Макаренко и М. С. Погребинский. Переплетение судеб и систем // «Альманах Макаренко». — 2009. — № 2. — C. 54-66.
  26. Хиллиг, Гётц. А. С. Макаренко и В. А. Балицкий. Два соратника на службе украинского ГПУ // «Культура народов Причерноморья». — 2005. — № 62. — С. 65-67.
  27. Хиллиг, Гётц. Макаренко и Крупская. // в сб. В поисках истинного Макаренко. Русскоязычные публикации (1976—2014). Полтава: ПНПУ им. В. Г. Короленко. Издатель Шевченко Р. В., 2014 г. 778 с. ISBN 978-966-8798-39-9. С. 188-197.
  28. Рива Шендерова. Знаменитый универсант Виктор Николаевич Сорока-Росинский. Страницы жизни
  29. Козлов И. Ф. О педагогическом опыте А. С. Макаренко. Кн. для учителя. — М.: «Просвещение», 1987. — 159 с.
  30. Gesammelte Werke, («Marburger Ausgabe») / под ред. L. Froese, тт. 1-5, 7, 9, — Ravensburg-Stuttgart 1977—1982.
  31. О Международной макаренковской ассоциации на странице Пед. музея А. С. Макаренко (Москва)
  32. Валентина Постовалова. Макаренко, которого всем нам необходимо знать // «Народное образование». — 2002. — № 10. — С. 196—201.
  33. Макаренко А. С., ПС в 8-и тт., 1983–1986, Т. 4 (1984), С. 123.
  34. Макаренко А. С. Сочинения в 7-ми тт. — Т. 1. — М., 1957. — С. 559.
  35. Макаренко А. С. Книга для родителей. — Pubmix.com, 2012. — С. 161. — 284 с. — ISBN 978-5-45-803680-1, 5458036808.
  36. Калабалин С. А., Калабалина Г. К. Слово об учителе и о себе (недоступная ссылка)
  37. А. Г. Явлинский (1915—1981). Краткая биографическая справка
  38. Конисевич Л. В., 1993.
  39. Брюховецкий. Российская педагогическая энциклопедия. Дата обращения 5 июня 2012.
  40. Ерёмин В. А. Отчаянная педагогика. — М.: 2006.
  41. Ширяев В. А. Полустанок юности. М.: «Молодая гвардия», 1979. — 175 с.
  42. Конкурс Макаренко // Об истории проекта на портале его учредителя — ИД «Народное образование»
  43. Андрей Нуйкин. Страсти по Макаренко Архивная копия от 2 августа 2017 на Wayback Machine
  44. [Кушнир, Алексей Михайлович|Кушнир А. М.], Григорьев Д. В. Новая главная точка // Альманах Макаренко, 2008, № 2. C. 7-8.
  45. Явлинский, Алексей Григорьевич (краткая биография)
  46. О пьесе П. Джуринской и Н. Артемьева «За нами пойдут» в РГАЛИ
  47. 1 2 В Харькове разобран и перевезён памятник А. С. Макаренко
  48. История детского дома на немецком (недоступная ссылка). Дата обращения 24 сентября 2019. Архивировано 24 сентября 2018 года.
  49. Horario: Instituto Antón Makárenko en Lázaro Cárdenas. todos-los-horarios.mx. Дата обращения 6 февраля 2016.
  50. Основан в 1978 году в честь 90-летия со дня рождения А. С. Макаренко.
  51. Справка об учреждении медали А. С. Макаренко и её фото на странице Пед. музея А. С. Макаренко в Москве

ЛитератураПравить

Макаренковская энциклопедия

А.С. Макаренко: школа жизни, труда, воспитания. Учебная книга по истории, теории и практике воспитания. В 9-ти томах. Нижний Новгород, 2007-2017 гг.

Издания Марбургского университета

Критика и сомненияПравить

СсылкиПравить