Открыть главное меню

Маленькие комедии большого дома (спектакль)

«Маленькие комедии большого дома» — спектакль Московского театра Сатиры, поставленный Александром Ширвиндтом и Андреем Мироновым в 1973 году по одноименной пьесе Аркадия Арканова и Григория Горина. В 1974 году спектакль был записан по трансляции для телевидения.

Маленькие комедии большого дома
Афиша/постер/сцена
Жанр комедия
Основан на одноимённой пьесе
Автор А. Арканов, Г. Горин
Композитор Давид Тухманов
Режиссёр Валентин Плучек
Компания Московский театр Сатиры
Длительность 156 мин.
Страна  СССР
Год 1973

Содержание

СюжетПравить

Несколько сюжетов из жизни большого московского дома; действие происходит в начале 1970-х годов.

Смотровой ордерПравить

Первый сюжет посвящён «квартирному вопросу». Молодые супруги Ивано́вы, произведя на свет тройню, получают 4-комнатную квартиру и готовятся к переезду. Смотреть освобождающуюся квартиру приходят Ива́новы — мать с сорокалетним сыном и его невестой. Мать не устраивает невеста из Тюмени, да и сам брак она считает преждевременным — у сына на носу защита кандидатской диссертации, но ради получения 2-комнатной квартиры с женитьбой приходится смириться. Однако выясняется, что кандидату наук по закону полагается 20 метров дополнительной площади и, стало быть, сын после защиты сможет получить 2-комнатную квартиру безо всякой женитьбы. Свадьба отменяется, невеста может лететь обратно в свою Тюмень. Но неожиданно обнаруживается, что она беременна — и вновь становится желанной: с ребёнком и с кандидатской степенью молодые смогут претендовать на 3-комнатную квартиру! Вот только невеста уже не хочет выходить замуж…

ГрабёжПравить

Второй сюжет посвящён проблеме, которая в эпоху «развитого социализма» именовалась «вещизмом». Недавний провинциал по имени Алик вспоминает, как приехав однажды в Москву в командировку, он познакомился с симпатичной москвичкой, как они друг другу показывали город: он ей — Третьяковскую галерею, Александровский сад, храм Василия Блаженного, она ему — ЦУМ, ГУМ и т. д. Вскоре они поженились. И вот теперь Алик с трудом передвигается по заставленной мебелью и заваленной всевозможными вещами квартире. Она превращена в музей: вещи нельзя трогать, мебелью нельзя пользоваться и т. д.

В квартиру забирается вор. После небольшой перепалки Алик разрешает ему уйти, но сделать это оказывается невозможно: незадачливый вор никак не может выбраться из комнаты. Алик требует, чтобы он всё-таки ограбил квартиру — в противном случае грозится вызовом милиции. Вор сопротивляется, и тогда, поведав незваному гостю подробности своей семейной жизни, Алик заставляет его прочувствовать всю незавидность своего положения. Проникнувшись состраданием, грабитель соглашается помочь ему найти управу на супругу…

Московская серенадаПравить

Третий сюжет представляет сразу несколько семей этого дома. Современный «Ромео» под балконом в стихах объясняется в любви своей «Джульетте»; но она замужем и просит поклонника не тревожить сон соседей. Тогда он, забираясь к возлюбленной на балкон, срывается, падает — и будит весь дом. Одни принимают его за грабителя, другие за любовника замужней соседки. Но пылкий влюблённый оказывается мужем «Джульетты». Их любовь заставляет другие супружеские пары задуматься о своих взаимоотношениях.

Звуковое письмоПравить

Монолог отца, которому никак не удаётся поговорить по душам со своим выросшим сыном. Чтобы хоть как-то заставить сына выслушать его, отец записывает своё обращение на пластинку, под любимые мелодии сына.

«Пой, ласточка, пой!»Править

Начальник ЖЭКа Николай Степанович, пользуясь своей властью, а порой прибегая и к открытому шантажу, из жильцов дома создал хор, пригласил профессионального хорового дирижёра и теперь принуждает участников хора являться на репетиции. В обоснование этого мероприятия Николай Степанович сообщает о некоем районном смотре художественной самодеятельности. Но энтузиазма у «хористов» всё равно нет, а узнав, что смотр — выдумка начальника, они и вовсе разбегаются, возмущённые. Остаётся только пожилая дама-аккомпаниатор, которой он рассказывает, что хотел просто сдружить жильцов. Чтобы как-то поддержать Николая Степановича, она предлагает ему попытаться петь самому. Они поют вдвоём, и постепенно, один за другим подтягиваются остальные жильцы, включаются в процесс и вдруг обнаруживают, что от пения можно получать удовольствие — если петь просто для души.

В роляхПравить

«Смотровой ордер»Править

«Грабёж»Править

«Московская серенада»Править

«Звуковое письмо»Править

«Пой, ласточка, пой»Править

Создатели спектакляПравить

СсылкиПравить