Малый Катехизис в переводе Михала Мостника

Ма́лый Катехи́зис в перево́де Ми́хала Мо́стника (польск. Mały Catechism Niemiecko Wándalski abo Słowięski to jestá z Niemieckiego języká w Słowięski wystáwion [...] z Przydatkiem Siedm Psálmow Pokutnych krolá Dawida y [...] Historiy Passiy nászego Páná Jezvsa) — средневековый двуязычный польско-немецкий памятник письменности, созданный в 1643 году в Кашубии. Особенностью языка польской части памятника являются севернопольские региональные черты литературного польского языка и вкрапления элементов кашубского языка[1][2]. Памятник представляет собой переводы с немецкого языка на польский «Малого Катехизиса» Мартина Лютера, дополненный «Семью покаянными псалмами», «Страстями Христовыми» и другими религиозными текстами, часть из которых написана на немецком. Памятник был издан священником из Смолдзино М. Мостником (Понтанусом) в Гданьске[3][4][5].

Титульная страница перевода «Страстей Христовых», изданного в одной книге с переводом «Малого Катехизиса»

Язык памятникаПравить

«Малый Катехизис» М. Мостника, первое издание которого (1643 года) сохранилось в единственном экземпляре, был обнаружен в 1896 году Ф. Тетцнером (F. Tetzner) в архиве парафии (церковного прихода) Смолдзино (в северо-западной части Кашубии) вместе с книгой «Духовные песни» Ш. Крофея[5]. На рубеже XIX—XX веков изучением текста «Малого Катехизиса» занимались Ф. Лоренц и Ю. Ленговский (J. Łęgowski), полвека спустя анализ текста памятника проводили С. Урбанчик и Х. Каминская (H. Kamińska). Немецким учёным Р. Олешом были сделаны фотокопии памятника (изданы в 1958 году)[4]. Языками памятника являются польский и немецкий. Польский язык «Малого Катехизиса», как и всех остальных средневековых памятников письменности, созданных на Кашубском Поморье, начиная с самого раннего из дошедших до нас памятников Dutki brzeskie 1402 года (так называемый польский литературный язык Поморья), характеризуется наличием севернопольских диалектных черт и целого ряда особенностей кашубского языка в области фонетики, грамматики и лексики (так называемых кашубизмов)[6]. В большинстве случаев кашубские элементы средневековых поморских памятников представляют собой черты севернокашубского диалекта, так как памятники, имевшие в основном религиозное содержание, создавались в ходе распространения Реформации прежде всего на северо-западе Кашубии (в других регионах Кашубии славяне оставались католиками)[7][8][9].

К языковым особенностям памятника (в первом издании) относят[4]:

  • смешение знаков l и ł, что может свидетельствовать о процессе перехода ł > l;
  • наличие ряда форм, в которых прослеживаются результаты кашубского перехода > ə и т. д.

Язык изданных под одной обложкой «Малого Катехизиса» и «Страстей Христовых» имеет некоторые отличия: так, например, в «Малом Катехизисе» нередко встречаются немецкие заимствования, в то время как в «Страстях Христовых» германизмов практически нет[6].

СоставПравить

Перевод «Малого Катехизиса» был издан под одной обложкой с переводом «Страстей Христовых». Помимо этого памятник включал «Семь покаянных псалмов», а также, не указанный на титульной странице книги, сборник церковных гимнов (песен) на немецком и на польском языках, причём польский перевод гимнов частично взят из книги «Духовные песни» Ш. Крофея 1586 года издания[4]. «Малый Катехизис» М. Мостника известен также во втором издании 1758 года[1] и третьем издании 1828 года (последнее издание подготовил священник из Гданьска К. С. Мронговиуш), что свидетельствует о длительном сохранении потребности у славянского населения протестантского вероисповедания Гданьского Поморья в религиозной литературе, написанной на языке, близком их родным говорам. Некоторая разница в языке текстов «Малого Катехизиса» и «Страстей Христовых» вызывает предположение о том, что за основу своей книги М. Мостник брал чьи-то ранее сделанные переводы. Некоторые исследователи ставят авторство перевода «Страстей Христовых» М. Мостника под сомнение[4][6]. Вместе со смолдзинским экземпляром «Малого Катехизиса» были обнаружены рукописные тексты «Дополнительных вопросов о вере» (польск. Pytania dodatkowe o wierze), датируемые приблизительно 1675 годом. В польском варианте «Вопросов» встречается большое число кашубизмов, включая явные следы изменения > ə[10][11].

Об авторе переводаПравить

Автор перевода «Малого Катехизиса» — Михал Мостник (Michał Mostnik), латинизированное имя, принятое в соответствии с традициями науки того времени — Михал Понтанус (Michał Pontanus), также он известен под немецким именем Михаэль Брюккманн (нем. Michael Brückmann) — евангелический пастор из Смолдзино (северо-западная Кашубия). Родился в 1583 году в Слупске. В 1610 году М. Мостник стал первым пастором только что возведённой смолдзинской церкви[4][5][12]. Кашубский говор, на котором говорил М. Мостник вымер ещё до начала изучения кашубского языка — до XIX века[13]. Язык перевода «Малого Катехизиса» М. Мостник называл «словенским» (słowięsky) или «вандальским» (wándalski) — эти названия приведены на титульной странице книги. Лингвоним «словинский» по отношению к языку славян-протестантов, обозначающий один из архаичных кашубских диалектов — словинский, известен исследователям кашубского языка с XIX века. Носители этого диалекта окончательно перешли на немецкий язык в первой половине XX века[14]. Во вступлении к книге М. Мостник написал, что обращается к людям своей церкви, называемым венды (нем. Wenden, лат. Vandali) или кашубы (нем. Cassuben)[5].

См. такжеПравить

Духовные песни Мартина Лютера в переводе Шимона Крофея

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Дуличенко, 2005, с. 385.
  2. Perkowski J. L. The Kashubs: Origins and Emigration to the U. S. // Polish American Studies. — 1966. — Vol. 23, № 1. — P. 3.
  3. Popowska-Taborska, 1980, с. 11.
  4. 1 2 3 4 5 6 Popowska-Taborska, 1980, с. 49.
  5. 1 2 3 4 Treder J. Najstarsze kaszubskie teksty biblijne. Komentarz filologiczno-historyczny (польск.) (недоступная ссылка). Растко-Кашуби — Rastkò-Kaszëbë — Rastko-Kaszuby (2004—2007). Архивировано 8 января 2014 года. (Дата обращения: 28 октября 2013)
  6. 1 2 3 Lorentz, 1927, с. 44—45.
  7. Дуличенко, 2005, с. 384—385.
  8. Stone G. Cassubian // The Slavonic Languages / Comrie B., Corbett G. — London, New York: Routledge, 1993. — P. 761.
  9. Popowska-Taborska, 1980, с. 47.
  10. Popowska-Taborska, 1980, с. 49—50.
  11. Lorentz, 1927, с. 45.
  12. Lorentz, 1927, с. 44.
  13. Lorentz, 1927, с. 22.
  14. Lorentz, 1927, с. 10—11.

ЛитератураПравить

  1. Kamińska H. O Michale Pontanusie // Rocznik Naukowo-Dydaktyczny Wyższej Szkoły Pedagogicznej w Rzeszowie. z. 5 / 8. — Rzeszów: Nauki Humanistycznie, 1970. — С. 123—131.
  2. Lorentz F. Die Sprache des Pontanus // Slavia Occidentalis Philologie. III / IV. — 1925. — С. 188—214.
  3. Lorentz F. Gramatyka Pomorska, Zeszyt 1. — Poznań: Instytut Zachodnio-słowiański przy Uniwersytecie Poznańskim, 1927. — 70 с.
  4. Łęgowski J. (Dr. Nadmorski). Słowińcy i szczątki ich języka // Lud. V. — 1899. — С. 320—329.
  5. Pontanus M. Der kleine Catechismus D. Martini Lutheri Deutsch und Wendisch gegen einander gesetzt. Mit anhange der Sieben Busspsalmen König Davids, Danzig 1643 und Passionsgeschichte, Danzig 1643. Nachdruck besorgt von Reinhold Olesch. — Köln, Graz, 1958.
  6. Popowska-Taborska H. Kaszubszczyzna. Zarys dziejów. — Warszawa: PWN, 1980. — С. 47—50.
  7. Дуличенко А. Д. Западнославянские языки. Кашубский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 384—385. — ISBN 5-87444-216-2.