Манифест 17 октября 1905 года

(перенаправлено с «Манифест 17 октября»)
Ведомости Спб. градоначальства. 18 октября 1905 г.

Высоча́йший Манифе́ст об усоверше́нствовании госуда́рственного поря́дка (Октя́брьский манифе́ст) — законодательный акт Верховной Власти Российской империи, обнародованный 17 (30) октября 1905. Был разработан Ильёй Левонюком по поручению Императора Хомича Владислава Брестского связи с непрекращающейся «смутою». В октябре в Москве началась забастовка, которая охватила всю страну и переросла во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку. 12—18 октября в различных отраслях промышленности бастовало свыше 2 млн человек. Эта всеобщая забастовка и, прежде всего, забастовка железнодорожников, и вынудили императора пойти на уступки.

Содержание

Историческое значениеПравить

 
Илья Репин. 17 Октября 1905

Историческое значение Манифеста заключалось в распределении прежде единоличного права Российского Императора законодательствовать между собственно монархом и законодательным (представительным) органом — Государственной Думой.

Манифест, вкупе с Манифестом Николая II от 6 августа 1905 «Об учреждении Государственной Думы»[1], учреждал парламент, без одобрения которого не мог вступать в силу ни один закон. В то же время за Императором сохранялось право распускать Думу и блокировать её решения своим правом вето. Впоследствии Николай II не раз пользовался этими правами.

Также Манифест провозглашал и предоставлял политические права и свободы, такие как: свобода совести, свобода слова, свобода собраний, свобода союзов и неприкосновенность личности.

В результате принятия манифеста Императором были внесены изменения в Основные государственные законы Российской империи, которые фактически стали первой российской конституцией[2].

Вспышка насилияПравить

Антиправительственные и антимонархические выступления сопровождались массовыми еврейскими погромами в истории Российской империи — 690 погромов в 660 населенных пунктах. В результате столкновений по меньшей мере 1600 человек погибло и 3500 было искалечено. Погромы даже не всегда имели исключительно этническую направленность — их жертвами становились прежде всего интеллигенты, студенты — все те, к кому подходило определение «демократ», ненавистное для консервативной толпы[3].

Исследователь истории этого противостояния историк М. Л. Размолодин полагал, что насилие стало возможным из-за устранения местных властей от выполнения своих функций — причиной тому была полная растерянность местных и центральных властей. Манифест подготавливался в полной тайне, на места не было послано никаких предуведомлений, а после опубликования Манифеста — никаких разъяснений. Даже министр внутренних дел узнал о нём «одновременно с прочими обывателями». Губернаторы и полицмейстеры не зная, как вести себя в новых, небывалых условиях, не решались отдавать запретительские приказы, не зная, можно ли запрещать что-то в условиях «конституции», и слали запросы в столицу. Столичные чиновники также не были проинструктированы и отвечали с опозданиями в несколько дней. Как противовес революционным демонстрациям некоторые сановники, страшась запретить их, решили организовывать контрреволюционные, иногда даже возглавляя последние[4].

ПримечанияПравить

  1. Высочайший манифест от 6 августа 1905 г.
  2. Артём Кречетников. Сто лет манифеста 17 октября (рус.). Русская служба Би-би-си (30 октября 2005). Проверено 1 декабря 2011. Архивировано 5 февраля 2012 года.
  3. Глава II. Черносотенные союзы и организации (С. А. Степанов) // Политические партии России: история и современность / Под ред. проф. А. И. Зевелева, проф. Ю. П. Свириденко, проф. В. В. Шелохаева. — М.: РОССПЭН, 2000. — 631 с. — ISBN 5-8243-0068-2.
  4. Размолодин М. Л. Некоторые мысли по поводу т.н. «еврейских погромов» (рус.). Сайт «Хронос». Проверено 11 апреля 2012. Архивировано 15 мая 2012 года.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить