Открыть главное меню

Марагинское ханство (также Марагинская провинция Ирана) — административно-территориальная единица Ирана и полунезависимое в XVIII веке ханство, существовавшее с 1610 по 1925 год. На севере граничало с Тебризским, на западе с Урмийским, а на востоке с Ардебильским и Зенджанским ханствами.

Историческое государство
Марагинское ханство
1610 — 1925
Столица Мероге
Религия Ислам
Форма правления Монархия

Содержание

СтолицаПравить

 
Мечеть Агалар в Мераге

Столицей ханства был город Марага. Это древний город, однако точное время его основания не установлено. Когда Джеймс Морье посетил город в 1813 году, он заметил, что в Иране он считается одним из самых древних городов[1].

Известно, что в VII веке он был завоёван арабами, с VIII века здесь правили Раввадиды в качестве наместников халифов, а в XI веке Марага была завоёвана сельджуками. Город являлся столицей эмиров из династии Аксункуридов, а в течение короткого периода в XIII веке — столицей монгольской империи Хулагуидов. В 1221 году город был занят монголами, а в мае 1225 года Марага без боя сдалась хорезмшаху Джелал ад-Дину. В 1259 году под руководством персидского ученого Насир ад-Дина ат-Туси здесь было начато строительство Марагинской обсерватории, ставшей крупнейшей астрономической обсерваторией своего времени.

ИсторияПравить

Ханство в XVII—XVIII векахПравить

 
Ханства Закавказья и Иранского Азербайджана, XVIII — начало XIX вв.

В XVI веке Марага управлялась хакимами из племени устаджлу. В 1580-х годах во время турецко-иранской войны курдское племя мукри, союзное османскому султану Мураду III, захватило Марагу. Шах Аббас I восстановил власть над Южным Азербайджаном, а в 1610 году уничтожил всё племя мукри за непокорность. Шах отдал Марагу в наследственное владение своему союзнику Ага-хану — предводителю азербайджанского племени мукаддам. Племя мукаддам, входившее ранее в объединение племён отуз-ики в Карабахе, с тех пор существовало самостоятельно[2][3].

Известно, что во время переселения племени мукаддам из Карабаха в Марагу к нему присоединились многие семьи из других племён отуз-ики. К концу 1620-х годов в племени мукаддам уже насчитывалось до 10 тысяч семей. В 1621 году Ага-хану, в обмен на предоставление шаху Аббасу 1000 воинов, была дарована привилегия оставлять себе налоги, собиравшиеся в Азербайджане[2].

Закарий Акулисский, побывавший в Марагинском ханстве во второй половине XVII века, писал[4]:

 1677 г. 18 декабря. Я, Закарий, сын акулисского мгдси Агамира, отправился из Тавриза в Марагу. Марагинским ханом был сын Ага-Хана Гусейн гули-хан. Он женат на дочери Адилбейджанского визиря Мирзы-Ибрагима. Страна эта издревле была многолюдная, очень хорошая плодородная. Здесь произрастает отличный, рис который по качеству выше индийского и вывозится до самой Испании как гостинец. В этой стране произрастает хороший хлопок, обильный табак, есть много изюма и дошаба. Население этой страны отправляется (летом на кочёвку) в Саханддаг. Из Саханда (дага) текут в эту страну четыре реки, причем все они гораздо меньше Аракса. При выезде из Тавриза следует направиться на юг. Окружным путём прибудешь на восток от Мараги. Море остаётся вправо. Это — большое море[5], среди которого возвышается большая гора. Вода этого моря солёная, в ней не водится рыба. Берег моря до того болотист, покрыт густым тростником и песчанист, что человек не может приблизиться к морю. Вывозимые из Тавриза в эти области циновки все плетены в стране Марага. По одной стороне этого моря лежит Урмия, а по другой — Тавриз и Марага. Размеры этого моря таковы, что верхом на лошади едва можно объехать в 10 дней. 

В 1725 году войска Османской империи вновь захватили Марагинское ханство. Марагой стал управлять Абд-аль-Азиз-паша, который разделил ханство на 5 санджаков. В 1729 году Надир-шах разбил войско османов и вернул Марагу под власть ханов племени мукаддам[6][7].

Согласно большинству источников, в этот период Марагой правил Мухаммед-хан Мукаддам, который в 1738 году участвовал в походе Надир-шаха в Индию и руководил центром войск Надир-шаха в битве при Карпале[6][3]. Согласно социологу профессору Мари-Джо Дельвечио Гуд[8], изучавшей социальные аспекты существования Марагинского ханства, в индийском походе Надир-шаха вместе с марагинским войском был Али-хан Мукаддам, отец Ахмед-хана[9].

После гибели Надир-шаха в Южном Азербайджане развернулась война за господство между различными племенами. Поочерёдно его частично захватывали Азад-хан Гили, один из бывших генералов Надир-шаха, Мохаммед Хасан-хан Каджар, позже убитый в 1759 году в сражении с Карим-ханом Зендом при Мазандаране, затем хан Урмии Фатх Али-хан Афшар, окончательно разбивший войско вернувшегося Азад-хана у Мараги, и наконец в 1762 году Карим-хан, вступивший со своими войсками в Азербайджан[10]. Известно, что в 1765 году правивший Марагой Мухаммед-хан сопровождал Карим-хана в поездке в Шираз.

В 70-90-е годы XVIII века многие ханства Южного Азербайджана формально выполняли указы Карабахского хана Ибрагима. При этом отмечается, что на самом деле контроль Ибрагим-хана над Марагинским ханством был незначительным[11].

Этот полувековой период самостоятельности Азербайджана характеризовался глубоким политическим расколом и внутренними междоусобицами. По выражению Тадеуша Свентоховского, большинство азербайджанских ханств, включая Марагинское, в этот период по своему устройству представляли собой миниатюрные копии персидской монархии[12].

В конце XVIII — начале XIX века над большинством ханств Азербайджана установило своё владычество племя Каджаров в союзе с другими племенами, включая мукаддамов[10].

МукаддамыПравить

Кочевые и полукочевые племена того периода состояли из кланов и отдельных родов. Предводители кочевых и полукочевых племён традиционно занимались в основном военными вопросами (в частности, набегами), а также защитой своего племени от соседей. Из соображений безопасности, чтобы постоянно держать войско в непосредственной близости к своим столицам, вожди поощряли переход кочевников на оседлый образ ведения хозяйства. В племя к успешному предводителю переходили кланы и семьи из других племён. Если глава племени погибал в сражении или умирал, на его место избирался сильнейший лидер, вне зависимости от того, из какого рода он происходит. В некоторых случаях сильный предводитель племени становился основателем династии, которая правила племенем десятки лет. Так, например, Ахмед-хан Мукаддам, сын Али-хана[13], считается основателем азербайджанской династии Мукаддамов, название которой происходит от названия его племени. В правление Фатх Али-шаха Ахмед-хан стал беглярбеком Азербайджана[9] (по некоторым источникам, беглярбеком только Тебриза и Мараги[14]). В конце 1790-х годов Ахмед-хан участвовал в подавлении восстания Джафар Кули-хана на Кавказе[14].

В 1813 году Морьер описывал Ахмед-хана как богатого властителя Мараги, у которого был также дом в Тебризе, где английский посол и его окружение останавливались во время их визита к кронпринцу Аббасу Мирзе.

 На следующий день после нашего прибытия в Марагу, британского посла, чтобы выразить гостеприимство своему гостю, посетил Ахмед Хан, который только что вернулся из похода против курдов. Этот властитель — один из тех персонажей, которые часто встречаются на Востоке, чьи действия являются демонстрацией того, что описано в святых книгах о том, как жили и вели себя Патриархи… Хотя ему около 90 лет, он излучает здоровье и активность. У него абсолютно белая борода и его одежда едва отличается от той, что носят его пастухи. В то же время известно, что он обладает громадным богатством… Он один из величайших старейшин Ирана, и его называют «Рейшсифид (Белая Борода) Адербижана»[1]. 

Четыре поколения прямых потомков Ахмед Хана правили Марагинским ханством вплоть до 1925 года[15][9] и выделялись лояльностью и особыми отношениями с шахами из династии Каджаров. Это лояльность позволила им поддерживать свою политическую автономию без вмешательств со стороны трона. Независимость провинциальных властителей, таких как Мукаддамы, демонстрирует слабость династии Каджаров, их нужду в поддержке со стороны провинциальной элиты и практически отсутствие контроля над ней, что резко контрастирует с Пехлевидами, пришедшими им на смену[15]. Власть Мукаддамов в большой степени основывалась на их значительной военной силе[9]. Мукаддамы самостоятельно проводили частые военные компании против курдских племен, угрожавших их территории. Племя мукаддамов входило в число самых видных племён Азербайджана, наряду с племенами дунбуллу в Хое, афшаров в Урмии, джеванширов в Карабахе, шагаги и шахсеванов в Ардебиле, гарадаги в Маку[16]. В различные период власть Мукаддамов распространялась также на Тебриз, Ардебиль, Урмию и Занжан[9].

В ходе русско-персидской войны 1826—1828 годов Марага была кратковременно занята Нижегородским 17-м драгунским полком российской армии в январе 1828 года. Однако после подписания Туркманчайского договора русские войска оставили Южный Азербайджан.

Конституционный периодПравить

Годы Конституционной революции в Иране явились первым сигналом эрозии патримониальной власти Мукаддамов. Самад Хан Шоджа од-Доуле Мукаддам унаследовал власть от своего отца Искендер-хана в конце 80-х годов XIX века и правил вплоть до 1914 года. Период его правления был сложным в связи с частыми набегами курдских и азербайджанских племён, а также вторжениями российских и турецких войск. Самад-хан был постоянно занят обеспечением безопасности ханства. Это был также период общественного волнения, связанного с распространением идей конституционализма и парламентаризма среди наиболее интеллектуальных и политически активных прослоек общества империи Каджаров. Самад-хан постарался быстро подавить подобное движение в Марагинском ханстве. В Мараге конституционалисты были в основной своей массе разогнаны, а их лидеры арестованы.

 
Группа иранских конституционалистов в Тебризе, 1909 год

Самад-хан рассматривал Конституционное движение как угрозу себе, своей автономии и своим особым отношениям с шахами Каджарской династии. В 1907—1909 гг. Самад-хан полностью отрезал Марагинское ханство от влияния конституционалистов. Когда в 1907 году конституционалисты попытались открыть в Мараге «новую» школу (отличающуюся от традиционных духовных учебных заведений), но хан немедленно закрыл её и арестовал основателей. В своей антиконституционалистской деятельности Самад-хан пользовался поддержкой Мохаммед Али-шаха. Бомбардировка шахом Иранского Меджлиса в июне 1908 года привела к гражданской войне, в которой сторонники шахской власти нападали на конституционалистов по всей территории Ирана. Самад-хан осадил Табриз, находившийся в руках конституционалистов, и практически сумел войти в город, однако вынужден был отступить, когда города Марага и Бинаб, основные центры его владений, были захвачены конституционалистами. В феврале 1909 года Самад-хан снова осадил Табриз, что привело к голоду среди жителей города[17][18][15].

 
Самад-хан (в центре) в окружении офицеров из племени мукаддам. Тебриз — 1912 год

Войска Самад-хана совместно с войсками Рахим-хана — предводителя племени шахсеванов — к весне 1909 года заняли все прилегающие к городу районы. В апреле конституционалисты согласились на переговоры, однако в конце апреля осада была снята российскими войсками, захватившими Тебриз по официально выраженной причине — «для облегчения страданий иностранных граждан». Российские войска разоружили конституционалистов и установили контроль над городом. Самад-хан поддерживал тесные связи с российскими войсками и, по-видимому, продолжал контролировать районы вокруг Табриза[17][18][15].
Период второго парламента (1909—1911) практически не повлиял на Южный Азербайджан из-за отказа ханов признавать центральное правительство в Тегеране и присутствия российских войск на севере Ирана. В июле 1911 года Мохаммед Али-шах вернулся в Иран и, пользуясь поддержкой российских войск, попытался вернуть себе трон и свергнуть конституционалистов. Самад-хан предложил свои войска шаху и, объединившись с войсками брата шаха Салар уд-Далеха, правителя Хамадана, атаковал конституционалистов. Однако Мохаммед Али-шах потерпел неудачу и в октябре 1911 года вынужден был покинуть Иран. Тем временем российские войска, под предлогом восстановления порядка, захватили весь Южный Азербайджан. Самад-хану была предложена должность генерал-губернатора Азербайджана, на которой он находился с 1911 по 1914 годы[19][20][15]. Во время своего правления в Тебризе он полностью игнорировал правительство в Тегеране, а прибывавшие из Тегерана официальные лица «запугивались и изгонялись»[21].

Владимир Александрович Шуф, русский поэт и военный корреспондент, так описывал Самад-хана в 1912 году в своей корреспонденции:

 История Самад-хана очень любопытна. Властитель Мараги, а теперь всего Азербайджана, был таким же разбойником, как все рыцари и феодальные бароны мрачного средневековья. На его голове до самого лба сохранился глубокий шрам от сабельного удара, и Самад-хан тщательно прячет его под персидской шапкой. Говорят, что однажды он был привязан к пушке для расстрела, но подкупом увернулся от казни... Представьте себе типичного запорожского казака или гетмана, Тараса Бульбу, старого Дорошенко, — и вы увидите Самад-хана. Длинные седые усы, совсем хохлацкие, низко опускались под орлиным носом. Бороды не было. Под усами играла приветливая улыбка, но глаза, гордые и властные, грозно сверкали. Такого орлиного взгляда я не ожидал встретить у старика[22]. 

В 1914 году Самад-хан отправился в Москву для лечения рака, однако скончался там, и его тело было возвращено в Марагу. Так как Самад-хан был бездетен, то управлять ханством стал его племянник Искандар-хан Сардар Насер Мукаддам, который был женат на принцессе Каджаров. Искандар-хан замещал Самад-хана в Мараге с 1911 по 1914 годы, пока последний находился в Тебризе, управляя Южным Азербайджаном. Правление Искандар-хана продолжалось до 1925 года[15].

Ликвидация ханстваПравить

С 1925 года, в связи с реформами пришедшего к власти Реза-шаха Пехлеви, автономные политические и административные институты были ликвидированы и заменены центральной правительственной бюрократической структурой. Мукаддамские ханы утратили власть в Мараге. Были полностью реорганизованы политическая, военная и судебная системы. Следует отметить, что Мукаддамы поддержали Реза-шаха в борьбе с непокорными племенами[23], и последний из ханов Мараги Искандер-хан Сардар Насер (праправнук Ахмед-хана), как и другие представители династии, занимали высокие посты в политической, административной и военной структуре шахов Пехлеви[9].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 James Justinian Morier. A second journey through Persia, Armenia and Asia Minor to Constantinople : between the years 1810 - 1816. — London: Longman, Hurst, Rees, Orme, and Brown, 1818. — Вып. 2004. — С. 293-294. — ISBN 1402156243.
  2. 1 2 Maeda Hirotake. The Forced Migrations and Reorganization of the Regional Order in the Caucasus by Safavid Iran: Preconditions and Developments described by Fazli Khuzani // Osamu Leda, Tomohiko Uyama. Reconstruction and interaction of Slavic Eurasia and its neighboring worlds. — Sapporo: Slavic Research Center, Hokkaido University, 2006. — С. 246. — ISBN 4938637391.
  3. 1 2 И.П. Петрушевский. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв // Восточный Научно-Исследовательский Институт. — Ленинград: ЛГУ им. Жданова, 1949. — С. 128-129. «После перехода южного Азербайджана под власть кызылбашей, шах Аббас I, в начале войны с Турцией нуждавшийся в поддержке со стороны курдских племенных глав, сперва отдал было Марагу Кубад-хану мукри, но уже в 1610 г., при первых признаках непокорности со стороны мукри, шах организовал массовую резню этого племени. Марага была отдана Ага-султану, главе небольшого азербайджанского племени мукаддам, входившего в состав объединения 32 племён (отуз-ики) в Карабаге. После этого Марага оставалась наследственным владением глав племени мукаддам.»
  4. Закарий Акулисский. Дневник. Ереван, АрмФАН, 1939. (АН СССР. АрмФАН. Ин-т истории материальной культуры). Указ. имен и геогр. назв.: С.150—159. Закарий Акулисский (1630 - ок. 1690), купец из селения Верхние Акулисы. 1647-1691 гг. Родословная автора. Торговые маршруты по Закавказью, Турции, Ирану, Европе с указанием перегонов, постоялых дворов, сел, перевалов, мостов, средств передвижения и расстояний. Поденные записи с 5 марта 1647 по 11 октября 1681 г. о событиях политической и экономической жизни Закавказья, стихийных бедствиях, своих путешествиях. Торговля шелком. Трудности перевозки товаров. Монетные дворы Тбилиси и Еревана. Экономическое и социальное положение купечества, духовенства, крестьянства г. Аку-лис и окружающих деревень. Цены на основные продукты питания, стоимость земли, сведения об аренде и др. Нравы, обычаи, суеверия.
  5. Имеется в виду озеро Урмия
  6. 1 2 Г. Ф. Ким, К. З. Ашрафян. Классы и сословия в докапиталистических обществах Азии. Проблема социальной мобильности.. — Москва: "Наука", Главная редакция Восточной литературы, 1986. — С. 231,234.
  7. В.Ф.Минорский. Maragha // M. Th. Houtsma. E.J. Brill's first encyclopedia of Islam. — Leiden: E.J. Brill, 1913-1938. — Т. 5, вып. 1993. — С. 266. — ISBN 9004097910.
  8. Раздел о профессоре Гуд на сайте Гарводского университета (недоступная ссылка). Дата обращения 19 сентября 2009. Архивировано 12 июня 2009 года.
  9. 1 2 3 4 5 6 Mary-Jo DelVecchio Good. The Changing Status and Composition of an Iranian Provincial Elite // Michael E. Bonine, Nikki R. Keddie. Modern Iran : the dialectics of continuity and change. — Albany, USA: State University of New York Press, 1981. — С. 269-288. — ISBN 0873954653.
  10. 1 2 Richard Tapper. The Khanates of Azarbaijan after Nader Shah // Richard Tapper, Cambridge Middle East studies. Frontier nomads of Iran. A political and social history of the Shahsevan.. — New York, NY, USA: Cambridge University Press, 1997. — С. 111-113. — ISBN 0521583365.
  11. George A. Bournoutian. A History of Qarabagh. An Annotated Translation of Mirza Jamal Javanshir Qarabaghi's Tarikh-e Qarabagh. — California, USA: Mazda Publishers, 1994. — С. 81,84. — ISBN 1568590113.
  12. Тадеуш Свентоховский. Russian Azerbaijan, 1905-1920: The Shaping of National Identity in a Muslim Community. — Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2004. — Вып. 2. — С. 2. — ISBN 0521522455.
  13. Pierre Oberling. The Tribes of Qarāca Dāġ: A Brief History // Oriens. — BRILL, 1964. — Т. 17. — С. 60-95.
  14. 1 2 Sir Harford Jones Brydges. The dynasty of the Kajars. — London: J. Bohn, 1833. — С. 90,170,195,250.
  15. 1 2 3 4 5 6 Mary-Jo DelVecchio Good. Social Hierarchy in Provincial Iran: The Case of Qajar Maragheh // International Society for Iranian Studies. Iranian Studies. — UK: Taylor & Francis, 1977. — Т. 10, № 3. — С. 129-163.
  16. Richard Tapper. The tribes in XVIII - XIX century Iran // Peter Avery, G. R. G. Hambly, C. Melville. The Cambridge History of Iran: From Nadir Shah to the Islamic Republic. — UK: Cambridge University Press, 1991. — Т. 7. — С. 516. — ISBN 0521200954.
  17. 1 2 Steven R. Ward. Immortal: A Military History of Iran and Its Armed Forces // Georgetown University. Center for Peace and Security Studies.. — Washington, D.C.: Georgetown University Press, 2009. — С. 91-125.
  18. 1 2 Edward G. Brownie. The Persian Revolution of 1905-1909. — London: Franc Cass and Co., 1966. — С. 265 и Глава 9.
  19. Hasan Arfa. Under Five Shahs. — London: John Murray, 1964. — С. 48.
  20. Peter Avery. Modern Iran. — London: Ernest Benn, Ltd., 1965. — С. 157, 170.
  21. «Officials from Teheran were cowed and expelled», Hasan Arfa. Under Five Shahs. — London: John Murray, 1964. — С. 48.
  22. Владимир Александрович Шуф. У САМАД-ХАНА // Новое время. — Петербург, 1912. — Вып. 11 февраля. — № 12901. — С. 13.
  23. The making of modern Iran: state and society under Riza Shah 1921—1941. By Stephanie Cronin