Открыть главное меню

Андре́й Владисла́вович Марчуко́в (род. 1977 в Москве) — российский историк и публицист, кандидат исторических наук (2004).

Андрей Владиславович Марчуков
Дата рождения 21 июня 1977(1977-06-21) (41 год)
Место рождения
Страна
Место работы
Альма-матер
Учёная степень кандидат исторических наук

Содержание

БиографияПравить

Родился в 1977 году в Москве. В 1994 закончил английскую спец-школу 1214 на Мосфильмовской ул. В 1999 году с отличием окончил Исторический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. В 2004 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Украинское национальное движение в УССР в 1920—1930-е годы». В настоящее время работает в Институте российской истории РАН. Область научных интересов — формирование наций и национальных идентичностей на восточнославянском (русском) этническом пространстве, идеология и практика украинского национализма, этническая история России, «Русский вопрос». Автор двух монографий и около 80 печатных работ в российских и зарубежных печатных и электронных изданиях. Выступает в качестве эксперта по историческим и общественно-политическим проблемам на телевидении и радио.

КритикаПравить

Труды Марчукова часто подвергаются критике со стороны профессиональных историков.

Украинский историк Андрей Портнов утверждает, что книга Марчукова об украинском национальном движении находится «за пределами науки», а автор «не приложил даже минимальных усилий, чтоб его текст выглядел хотя бы частично нейтральным». Портнов отмечает непоследовательность применения Марчуковым конструктивистской парадигмы (которую, по мнению Портнова, Марчуков прилагает только к украинскому национальному проекту, оставляя вопрос о русской нации в рамках примордиализма); в украинском движении Марчуков видит лишь «отрицающую доминанту», основанную на «ненависти» к России. Кроме того, по словам Портнова, в работе Марчукова представлены «аргументы для реабилитации тоталитаризма в его крайнем, сталинистском, проявлении»[1]. По мнению историка Геннадия Ефименко, книга Марчукова является украинофобской, а все утверждения автора дедуктивным методом выводятся из «аксиом» о тысячелетнем существовании Русского мира и российской великодержавности; тем не менее он отметил введение в научный оборот большого количества ранее неизвестных документальных источников и пионерский характер исследования подобного рода в российской исторической науке[2]. По мнению историка Михаила Гаухмана, Марчуков в своих построениях исходит из открыто декларируемых консервативных и шовинистических позиций[3]. Историк Владислав Верстюк также считает, что «не слишком привлекательный» характер украинского национального движения в трудах Марчукова является прямым следствием постулата о существовании «тысячелетнего Русского мира»; по мнению Верстюка, внимание Марчукова приковано к поиску случайных и субъективных факторов развития украинского национального движения, хотя выводы автора по вопросу его связи с созданием УССР он называет «вполне приемлемыми»[4].

Польско-белорусский историк Андрей Тихомиров следующим образом отозвался о работах Марчукова:

Для текстов Марчукова характерен радикальный конструктивизм по отношению к украинской нации (и при этом полностью телеологическая трактовка российской), реабилитация сталинского тоталитаризма, апология концепции «советского народа» и определение «русского мира» (в него должны входить русские, белорусы и (только) восточные украинцы)… конструктивистская методология используется не столько в целях деконструкции исторических и политических мифов, сколько для распространения украинофобного дискурса[5].

Российский историк Алексей Миллер заявил, что ему неинтересно вести полемику с авторами такого уровня, как Марчуков[6], а текст Марчукова «Операция „Голодомор“» охарактеризовал как «постыдный»[7] (ведущий украинский исследователь Голодомора Станислав Кульчицкий отозвался о той же статье как о «скандальной»[8], а Андрей Портнов — как о написанной «в традициях советской пропаганды»[9]). В рецензии на монографию Марчукова «Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время» кандидат филологических наук Инна Булкина выразила мнение, что «перед нами скорее публицистический памфлет, нежели историческое исследование, и к нему вряд ли имеет смысл предъявлять претензии историографического или литературоведческого толка», а также заявила, что Марчуков не владеет инструментами и механизмами социологического анализа массового сознания, а используемые им литературные цитаты зачастую вторичны[10].

МонографииПравить

  • 1) Украинское национальное движение. УССР. 1920—1930-е годы. Цели, методы, результаты. М., Наука, 2006. 599 с.
  • 2) Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время. М.: REGNUM, 2011. 294 с. С картами и иллюстрациями

(доступна для скачивания: http://www.iarex.ru/books_sort4/page5.html)

Коллективные монографииПравить

  • Образы регионов в общественном сознании и культуре России (XVII—XIX вв.) / Трепавлов В. В., Марчуков А. В., Федосова Э. П., Гатагова Л. С., Бекмаханова Н. Е. Тула: Гриф и К, 2011. 352 с.

Избранные статьи, размещённые в сети ИнтернетПравить

  • Марчуков А. Малорусский проект: о решении украинско-русского национального вопроса // http://www.regnum.ru/news/1470788.html (ИА REGNUM)
  • Андрей Марчуков. Голод 1932—1933 гг. или «геноцид украинцев»? //

www.regnum.ru/news/748191.html(ИА REGNUM). (печатный вариант — статья «Операция „голодомор“», «Родина». 2007. № 1).

  • Андрей Марчуков. Николай Гоголь: о русском единстве и украинстве //

http://www.rian.ru/gogol/20090319/165394687.html (РИА Новости)

Избранные статьиПравить

  • Марчуков А. В. Переяславская Рада в идеологической системе украинства: вехи истории // Вестник Юго-Западной Руси. 2006. № 1. С. 40 — 53.
  • Марчуков А. В. Православие, нация и общество: духовно-ментальное единство Украины в свете церковных расколов (XX век) // Церковь в истории России. М., 2007. С. 426—452. Сборник 7.
  • Марчуков А. В. К вопросу о фальсификациях истории на Украине // Сборник Русского исторического общества. М., 2011. Т.11 (159). С. 143—161.

ПримечанияПравить

  1. Андрій Портнов. Вісті з хорошої імперії // Історії для домашнього вжитку: есеї про польсько-російсько-український трикутник пам’яті. — Київ: Критика, 2013. — 344 с. — С. 40—48.
  2. Г.Єфіменко. Дедуктивний метод у дослідженні історії України // Український історичний журнал. — 2007. — № 3. — С. 197—206.
  3. Михайло Гаухман. Рецензія на: Марчуков А. В. Украинское национальное движение: УССР. 1920—1930 годы: цели, методы, результаты. Изд. 2-е. — Москва: Центрполиграф, 2015. — 591 с. // Historians.in.ua, 28.11.2015
  4. Владислав Верстюк. Образ України кінця ХІХ — початку ХХ століття в сучасній російській історіографії // Український гуманітарний огляд. — Випуск 13 (2008). — С. 95-103.
  5. Андрей Тихомиров. Украинские дискуссии об истории: между политикой, памятью и самоидентификацией // Неприкосновенный запас. — 2013. — № 2 (88)
  6. Міллєр А. Лист дезертира // Критика. — 2007. — Ч.10 (120). — С. 28-30.
  7. Наследие империй и будущее России / Под ред. А. И. Миллера. — М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2008. — 528 с. — С. 49.
  8. С. В. Кульчицкий (д.и.н., Институт истории НАНУ). Социально-экономическая и национальная политика Кремля в 1929—1933 гг. // Международная конференция «Украина и Россия: история и образ истории» (3—5 апреля 2008 г., Институт Европы РАН). — Сессия 4. Голод 1932—1933 гг.: «геноцид украинского народа» или общая трагедия народов СССР? (4 апреля 2008 г.)
  9. Андрей Портнов. Изобретая Речь Посполитую // Ab Imperio. — 2007. — № 1: Историческая дисциплина и имперское наказание. — С. 50, прим. 13.
  10. Инна Булкина. Рецензия на книгу: Марчуков А. В. Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время // Новое литературное обозрение. — 2012. — № 118

СсылкиПравить