Масленичные песни

Масленичные песни — песни, частушки, прибаутки и колядки, которые исполняются на Масленице и приурочены к тем или иным обрядам предвесеннего праздника. Является преимущественно русским жанром, тяготея в основном к западной зоне[1].

К. А. Коровин. Праздничное гулянье. 1930-е гг.

Тематика масленичных песен: встреча и проводы масленицы[2], а также любовь[3], семья и плодородие[4].

Описание править

Наряду с песнями, непосредственно связанными с обрядом, на Масленицу в конце XIX — начале XX века звучало много и необрядовых песен. Фольклорный репертуар данного обрядового комплекса формировался долго, окончательно сложившись уже в Новейшее время.

В русских масленичных песнях пелось об изобилии: масла и сыра (старинное название творога), якобы заготовлено было так много, что ими умащивали гору для катания на санках[5]:

Ай, как мы масленицу дожидали,
Дожидали, люли, дожидали.
Сыром горушки укладали,
Укладали, люли, укладали.
Сверхом маслицем поливали.
Ах ты масленица, будь катлива,
Будь катлива, люли, будь катлива…[6]

Саму Масленицу в масленичных песнях ругают, высмеивают, призывают возвратиться, называют шуточными человеческими именами: Авдотьюшка[7], Изотьевна, Акулина Саввишна и т. д.[8].

Масленичные прибаутки, дразнилки, песни нередко содержат эротические подтексты[9], доходящие до нелитературной лексики.

Узкообъёмные (чаще всего квартовые) масленичные напевы имели весёлый характер, даже если пелись с невеселыми словами. В последний день Масленицы («прощёное воскресенье») пелось много грустных лирических песен. Молодушки выходили за околицу села, взбирались на горку и, обернувшись в сторону далекой родной деревни, заводили песни о разлуке с родителями, жаловались на суровость свекра и свекрови. В курской песне «У ворот сосна всколыхалася» рассказывается о том, как молодушка, собираясь навестить мать, прихорашивалась, умывалась тремя сортами заморского мыла. Тем временем зима скрылась, снега потаяли, реки разлились, а поехать к матери она так и не успела. Мелодия песни принадлежит к группе типовых календарных напевов, построенных на ладово-напряжённом увеличенно-квартовом последовании из одних лишь целых тонов.

По вечерам молодёжь собиралась на посиделки и игрища, где пели, как правило, величальные песни, танцевали, играли[10].

Особое место занимают обидные песни, с помощью которых хулили молодых людей, до сих пор не женившихся[4]:

Масленица – белый сыр,
Кто не женится,
тот сукин сын.

В последний день недели справлялся обряд проводов Масленицы. Под весёлое пение по улицам возили на дровнях наряженное соломенное чучело, изображавшее масленицу; вечером его везли за деревню, где сжигали, бросали в реку, под мост или разрывали и разбрасывали по полю. При этом могли пародийно исполнять похоронные причитания, корильные песни, или частушки[11]:

Дура-Масленица,
Обманула, провела:
На Великий пост
Нам редьки хвост —
И грызи, как хошь.

Обряд воспроизведён в пьесе А. Островского «Снегурочка», музыку к которой писали П. Чайковский и А. Гречанинов, а также в опере на этот сюжет Н. Римского-Корсакова. В большинстве местностей на Масленицу пелись обычные весёлые шуточные и лирические песни: старинные же масленичные песни сохранились в Тверской области на Смоленщине и на Псковщине[источник не указан 1030 дней].

У белорусов масленичные песни бытовали лишь на бывших землях смоленско-витебских кривичей, восточней от бассейна реки Усвячи[12]. На Украине, где пелось огромное количество колядок, не было записано масленичных песен[13].

См. также править

Примечания править

  1. Белогурова Л. Календарные песенные традиции восточных славян: к проблеме типологии // Вопросы этномузыкознания. № 1 (16), 2020 — С. 10
  2. Русская народная поэзия: обрядовая поэзия — Л.: Художественная литература, 1984 — С. 89
  3. Конрад И. С. Фольклорные мотивы с семантикой смерти/возрождения в произведении Вен. Ерофеева «Москва – Петушки». Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук — М., 2014 — С. 53
  4. 1 2 Конрад И. С. Фольклорные мотивы с семантикой смерти/возрождения в произведении Вен. Ерофеева «Москва – Петушки». Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук — М., 2014 — С. 54
  5. Литература. Ч. 1 : теоретические и практические материалы Архивная копия от 22 июля 2021 на Wayback Machine / сост. И. Л. Фомина; Южноукраинский национальный педагогический университет имени К. Д. Ушинского, Каф. общ. дисциплин и яз. подгот. иностр. граждан. — Одеса: Южноукраинский национальный педагогический университет, 2010. — 76 с.
  6. Записала Т. Карнаух в деревне Стукалово Невельского района Псковской области
  7. Коршунков В.А. Имена Масленицы (этнографический комментарий к обрядовому фольклору) Архивная копия от 27 февраля 2019 на Wayback Machine // Вестник Челябинского государственного университета, 1998
  8. Зуева Т. В. Русский фольклор : Словарь-справочник — М.: Просвещение, 2002. - 334 с. — ISBN 5-09-011134-0 — С. 155
  9. Меса Лискано Сульма Эсперанса Ритуальные темы русской масленицы (по материалам этнографического бюро князя В. Н. Тенишева) Архивная копия от 27 июля 2021 на Wayback Machine, 2016 — С. 45
  10. Меса Лискано Сульма Эсперанса Ритуальные темы русской масленицы (по материалам этнографического бюро князя В. Н. Тенишева) Архивная копия от 27 июля 2021 на Wayback Machine, 2016 — С. 23
  11. Зуева Т. В. Народный русский календарь, его поэзия // Литература в школе. 2010. No 6 — С. 8
  12. Овсейчик В. Е. К вопросу об этнокультурном районировании белорусского Подвинья // Псковский регионологический журнал No 2 (38)/201 — С. 43
  13. Попова Т. Основы Русской народной музыки. Учеб. пособие для муз. училищ — М.: Музыка, 1977 — 222 с. — С. 43–44

Литература править

  • Дорохова Е. А. Масленичные песни в русской календарной традиции // Фольклорный текст: функция и структура: Сб. тр. РАМ им. Гнесиных. Вып. 121 / Отв. ред. М. А. Енговатова. — М.: РАМ, 1992. — С. 5–31.

Ссылки править