Матьяш I (король Венгрии)

(перенаправлено с «Матьяш Хуньяди»)

Матьяш I Корвин[2] или Ма́тьяш Ху́ньяди (23 февраля 1443, Коложвар, ныне Клуж-Напока, Трансильвания — 6 апреля 1490, Вена, Австрия) — венгерский король из трансильванского магнатского рода Хуньяди, при котором средневековое Венгерское королевство достигло пика своего могущества.

Матьяш Хуньяди
Hunyadi Mátyás
(Matei Corvin)
Andrea Mantegna - King Matthias Corvinus of Hungary.jpg
Coa Hungary Country History Mathias Corvinus (1458-1490) big.svg
24 января 1458 — 6 апреля 1490
Коронация 29 марта 1464
Предшественник Ласло V
Преемник Уласло II
Рождение 24 февраля 1443[1]
Смерть 6 апреля 1490 (47 лет)
Место погребения Секешфехервар
Род Хуньяди
Отец Хуньяди, Янош
Мать Эржбет Силадьи
Супруга Катержина из Подебрад, Беатриса Арагонская и Елизавета Целейская[d]
Дети Янош Корвин и Н. Хуньяди[d]
Автограф Изображение автографа
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Матьяш был провозглашён королём Венгрии 24 января 1458 года. Был также королём Хорватии (с 1458 года), Чехии (с 1469 года) и герцогом Австрии (с 1487 года). После десятилетий феодального хаоса восстановил венгерскую государственность путём проведения многослойных реформ. Первый ренессансный правитель Восточной Европы, покровитель художников и архитекторов. Его соперничество с Фридрихом III вылилось в вооружённый конфликт с Габсбургами, в ходе которого Корвин взял Вену. Прозвище «Корвин», или «Ворон», он получил оттого, что именно эта птица изображена на его гербе. По-венгерски его имя звучит как Hunyadi Mátyás или Mátyás király («король Матьяш»), по-латыни Matthias Corvinus («ворон»), по-словацки Matej Korvín, по-чешски Matyáš Korvín, по-румынски Matei Corvin, по-сербохорватски Matija Korvin.

ПроисхождениеПравить

 
Дом, в котором родился Матьяш Хуньяди

Младший сын Эржебет Силадьи и выдающегося полководца Яноша Хуньяди, возглавившего борьбу с наступавшими на Балканский полуостров турками-османами и завоевавшего благодаря этому значительный авторитет. Среди воспитателей Матьяша были ведущие центральноевропейские представители гуманизма — Янош Витез и Григорий Сяноцкий. Согласно Антонио Бонфини, Матьяша обучали «всем языкам Европы», кроме греческого и турецкого. Это, конечно, преувеличение, но он действительно владел, помимо венгерского, польским, чешским, немецким, итальянским и латынью. В соответствии с соглашением с сербским деспотом Юрием Бранковичем и его зятем словенским графом Ульриком Циллеи в 1451 году Матьяш обручился с дочерью последнего Эржебет (Елизаветой), которая, впрочем, умерла ещё в 1455 году.

Под Белградом в 1456 году его отец Янош Хуньяди временно остановил продвижение турок, однако вскоре умер в результате вспыхнувшей эпидемии чумы, а его успехи вызывали опасения кругов, стоявших за малолетним королём Ласло V (Ладиславом Постумом). Чтобы не допустить семью Хуньяди к власти, в 1457 году король приказал казнить по обвинению в государственной измене и причастности к убийству Ульрика Циллеи старшего сына Хуньяди — Ласло Хуньяди, а 14-летний Матьяш Хуньяди был заточён сначала в Вене, а затем в Праге. В ответ на гонения против семьи Хуньяди сразу после скоропостижной смерти Ласло V 23 ноября 1457 года в стране разгорелась борьба национального среднего дворянства за избрание следующим королём Матьяша Хуньяди.

Детство (1443—1457)Править

Матиас родился в Коложваре (ныне Клуж-Напоке в Румынии) 23 февраля 1443 года[3]. Он был вторым сыном Яноша Хуньяди и его жены Эржебет Силадьи[3][4]. Образованием Матиьяша занималась его мать из-за отсутствия отца[3]. Многие из самых ученых людей Центральной Европы, в том числе Гжегож из Санока и Янош Витез, часто посещали двор Хуньяди, когда Матиас был ребёнком[5]. Бывший наставник короля Польши Владислава III Гжегож из Санока был единственным известным учителем Матьяша. Под влиянием этих ученых будущий король стал ярым сторонником гуманизма эпохи Возрождения[6][7].

В детстве Матьяш выучил множество языков и читал классическую литературу, особенно военные трактаты[8]. По словам поэта и придворного историка Антонио Бонфини, Матьяш «знал все языки Европы», за исключением турецкого и греческого[9]. Хотя это было преувеличением, Хуньяди, без сомнения, говорил на венгерском, латыни, итальянском, польском, чешском и немецком языках[8][10]. Польский историк конца XVI века Кшиштофф Варшевецкий писал, что Матьяш также мог понимать румынский язык посланников князя Молдавии Стефана Великого[11].

Согласно договору между Яношрм Хуньяди и деспотом Сербии Георгием Бранковичем, Матьяш и внучка деспота Елизавета Цельская были помолвлены 7 августа 1451 года[12][13]. Елизавета была дочерью графа Цельского Ульриха, который был связан с прежним королём Венгрии Ладиславом Постумом и противником отца Матьяша[14][15]. Из-за новых конфликтов между Хуньяди и Ульрихом брак их детей состоялся только в 1455 году[16]. Елизавета поселилась в поместьях Хуньяди, но вскоре Матиаса отправили к королевскому двору, подразумевая, что их брак был скрытым обменом заложниками между их семьями[14]. Елизавета умерла до конца 1455 года[14].

Янош Хуньяди умер 11 августа 1456 года, менее чем через три недели после своей величайшей победы над османами в Белграде[17]. Главой семьи стал старший сын Яноша и брат Матьяша Ласло[14][18]. Конфликт Ласло с Ульрихом Цельским закончился захватом и убийством Ульриха 9 ноября[19][20][21]. Под давлением король пообещал, что никогда не будет мстить Хуньяди за убийство Ульриха[22]. Однако это убийство настроило против него большинство баронов, в том числе палатина Ласло II Гараи, королевского судью Ладислава Палоци и воеводу Трансильвании Миклоша Уйлаки[22]. Воспользовавшись их негодованием, король заключил братьев Хуньяди в тюрьму в Буде 14 марта 1457 года[20][23]. Королевский совет приговорил их к смерти за государственную измену, а Ласло Хуньяди был обезглавлен 16 марта[24].

Матиаса держали в плену в маленьком домике в Буде[22][25]. Его мать и её брат Михай Силадьи подняли восстание против короля и заняли большие территории в регионах к востоку от реки Тиса[22][23]. Король Ладсло бежал в Вену в середине 1457 года и из Вены в Прагу в сентябре, взяв с собой Матьяша[20][26][27]. Гражданская война между повстанцами и верными монарху баронами, продолжалась до внезапной смерти молодого короля 23 ноября 1457 года[22]. После этого король Чехии Йиржи из Подебрад взял Матьяша в плен[28].

 
Хенрик Вебер Прибытие короля Матьяша в Буду

Избрание королём (1457—1458)Править

Король Ласло умер бездетным в 1457 году[29][30]. Его старшая сестра Анна и её муж ландграф Тюрингии Вильгельм III, претендовали на его наследство, но не получили поддержки от сословий[29]. Сейм Венгрии был созван в Пеште для избрания нового короля в январе 1458 года[31] Легат папы Каликста III кардинал Хуан Карвахаль был поклонником Яноша Хуньяди и начал открытую кампанию в поддержку Матьяша[31][32].

Избрание Матиаса королем было единственным способом избежать затяжной гражданской войны[31]. Ласло Гарай был первым бароном, который сдался[32]. На встрече с матерью и дядей Матьяша он пообещал, что он и его союзники будут способствовать его избранию, а Михай Силадьи пообещал, что его племянник никогда не будет мстить за казнь Ласло Хуньяди[31][32]. Они также договорились, что Матьяш женится на дочери палатина Анне — невесте его казненного брата[31][32].

Силадьи прибыл на сейм с 15 000 солдат, запугав собравшихся в Буде баронов[20][31]. Воодушевленные им, дворяне собрались на замерзшей реке Дунай и 24 января единодушно провозгласили 14-летнего Матьяша королем[31][33][34]. В то же время сейм избрал его дядю регентом[32][34].

Восхождение на престолПравить

 
Миколаш Алеш. «Йиржи из Подебрад и Матьяш Корвин»

В январе 1458 года горожане и относительно небогатое дворянство провозгласило Матьяша королём Венгрии, стоя на дунайском льду у крепости Буда. Одновременно дядя Матьяша по материнской линии Михай Силадьи с 15-тысячным ополчением прибыл на собрание в Ракошмезе и принудил землевладельцев-баронов утвердить Матьяша Хуньяди в качестве короля. Сам новопровозглашённый правитель в это время всё ещё находился в заключении в Праге до февраля 1458 года, пока его мать Эржебет Силадьи не заплатила выкуп в 60 000 золотых флоринов за сына, а корона Святого Иштвана оставалась в руках императора Священной Римской империи Фридриха III Габсбурга (Австрийского).

Однако и восхождение Матьяша на престол не прекратило противостояние в обществе: за влияние над Хуньяди разгорелась скрытая борьба между группировками Михая Силадьи (вокруг которого группировались бароны) и эстергомского архиепископа Яноша Витеза, мыслителя-гуманиста и воспитателя нового короля. Победителем в ней оказался Янош Витез, вступивший в переговоры с Йиржи (Георгием) Подебрадом, бывшим гуситом-чашником, ставшим королём Чехии в 1458 году (собственно, он и освободил Матьяша за выкуп).

Благодаря усилению позиций Яноша Витеза, он стал новым канцлером, а дочь Йиржи Подебрада Каталина (Катаржина) Подебрад стала первой женой Матьяша Хуньяди в 1463 году (королева умрёт при родах в возрасте всего 14 лет, и их ребёнок также немногим пережил её). В свою очередь, Михай Силадьи, требовавший для себя звание и власть регента, был отстранён от государственного управления и отправлен в поход против турок, из которого ему уже не было суждено вернуться. Власти был лишён и могущественный род Гараи, поддерживаемый Силадьи. Крупные землевладельцы — бароны под предводительством палатина Ласло Гараи и трансильванского воеводы Миклоша Уйлаки — выступили против таких решений короля и побудили Фридриха III к вторжению в Западную Венгрию. Волнения баронов продолжались до 1463 года.

Летом 1463 года Матьяш выкупил Священную корону Иштвана I у австрийских Габсбургов за 80 000 золотых форинтов, причём это же соглашение, по которому Фридрих III объявлял Матьяша приёмным сыном и оговаривал право для своей династии занять венгерский трон в случае, если Матьяш умрёт, не оставив прямого наследника, впоследствии послужит формальным основанием для претензий Габсбургов на престол Венгрии. Венгерский правитель был коронован Священной короной 29 марта 1464 года.

Ранние годы правления и консолидация Венгрии (1458—1464)Править

Избрание Матиаша было первым случаем, когда представитель местной знати взошёл на королевский трон в Венгрии[25]. Майкл Силагьи отправил Джона Витеза в Прагу, чтобы обсудить условия его освобождения с Йиржи[35], на дочери которого Кунигунде Матиаш обещал жениться. Чешский король согласился отпустить своего будущего зятя за выкуп в 60 тыс. золотых флоринов[36][37]. Матиаш был сдан венгерским делегатам в Стражнице 9 февраля[35]. При посредничестве Подебрад он примирился с командиром чешских наёмников Яном Искрой из Брандиса, которые доминировали на большей части Верхней Венгрии[38][39].

Матиаш въехал в Буду через пять дней[40][41] н торжественно воссел на трон в церкви Богоматери, но не был коронован, потому что Корона святого Иштвана почти два десятилетия находилась во владении императора Священной Римской империи Фридриха III[40][42]. 14-летний монарх с самого начала независимо управлял государственными делами, хотя и подтвердил положение своего дяди как регента[43][44]. Например, 3 марта Матиаш поручил жителям Нагишебена урегулировать свои разногласия с князем Валахии Владом III Цепешем[44].

Искра был первым бароном, восставшим против Матиаса[38], в конце марта предложившим трон мужу младшей сестры короля Ласло V Елизаветы и польскому королю Казимиру IV. Но польский сейм отклонил его предложение[38]. Полководец короля Себастьян Розгоньи нанес поражение солдатам Искры при Шарошпатаке, но вторжение османов в Сербию в апреле вынудило Матиаша заключить перемирие с чехами[34][45][46]. Им было разрешено оставить замок Шарош и другие укрепленные места в Верхней Венгрии[47]. Матиаш послал епископа Дьёрского Августа Саланки и епископа Вацкого Винсента Силаши в Прагу для коронации Йиржи королем[38], ради чего «еретик» присягнул Святому Престолу[38].

 
Золотой флорин (форинт) Матиаша Корвина, на аверсе Мадонна с Младенцем,на реверсе король Ладислав I святой

Первый сейм Матиаша собрался в Пеште в мае 1458 года[48]. Сословия приняли почти пятьдесят указов, которые 8 июня ратифицировал сам король вместо регента[49]. В одном указе предписывалось, что король каждый год в Троицу «должен созывать и проводить и распоряжаться о проведении сейма всех джентльменов королевства лично»[50][48]. Матиаш провел более 25 сеймов во время своего правления и созывал сословия чаще, чем его предшественники, особенно между 1458 и 1476 годами[48][51][52]. Сеймы контролировались баронами, которых Матиаш назначал и увольнял по своему желанию[48][53]. Например, он уволил Палатина Ладислава Гарая и убедил Михаила Силаджи уйти с поста регента после того, как летом 1458 года они вступили в лигу[54][37]. Король назначил новым палатином близкого сторонника своего отца Михаэля Орсага[55]. Большинство баронов Матиаша происходили из старых аристократических семей, но он также продвигал представителей низшей знати или даже умелых простолюдинов[56][57]. Например, представители магнатского рода Запольяи Имре и Стефан были обязаны своим состоянием монаршей благосклонности[58].

В начале правления обычные доходы Матиаша составляли около 250 тыс. золотых флоринов в год[59]. Декрет сейма 1458 г. прямо запрещал введение чрезвычайных налогов[60]. Однако в конце того же года был введен чрезвычайный налог — один золотой флорин с ворот каждого дома или крестьянского двора[60][61]. Османы заняли форт Голубац в Сербии в августе 1458 года; Матиаш приказал мобилизовать всех дворян[62][34]. Он совершил набег на территорию Османской империи и разбил силы противника в незначительных стычках[34]. Король Боснии Степан Томаш принял сюзеренитет Матиаша[62], которые уполномочил его сына Степана Томашевича завладеть частями Сербии, которые не были оккупированы османами[62].

На рубеже 1458 и 1459 годов Матиаш провел сейм в Сегеде, чтобы подготовиться к войне против Османской империи[63]. Однако слухи о заговоре вынудили его вернуться в Буду[64]. Слухи подтвердились, потому что по крайней мере 30 баронов, в том числе Ладислав Гарай, Николас Уйлаки и Ладислав Канижай, встретились в Неметуйваре и 17 февраля 1459 года предложили трон императору Фридриху III[34][37][65]. Даже Георгий Подебрадский отвернулся от Матиаша, когда Фридрих пообещал ему сделать его наместником Священной Римской империи[66]. Хотя объединённые войска императора и мятежных лордов нанесли поражение королевской армии при Кёрменде 27 марта, Гарай к тому времени уже умер, Уйлаки и Сигизмунд Сентдьердьоргиволги вскоре вступили в переговоры с посланниками Матиаша[65]. Стычки на западных окраинах продолжались несколько месяцев, что помешало Матиашу оказать военную помощь Томашевичу против османов,[63] которые взяли Смедерево 29 июня и завершили завоевание Сербии[67][68].

 
Ян Искра из Брандиса —рисунок Миколаша Алеша

Искра присягнул на верность императору Фридриху 10 марта 1460 года[63]. Папа Пий II предложил себя посредником в заключении мирного договора между императором и королём[37]. Подедебранди также понял, что ему нужно поддерживать Матиаша или, по крайней мере, придерживаться нейтралитета[69].[70] Он отправил свою дочь в Буду и предложил свою помощь[34]. Вскоре папа предложил финансовую поддержку антиосманской кампании. Однако Ян Искра вернулся из Польши, возобновив вооруженные конфликты с чешскими наемниками в начале 1460 года[63] Матиаш захватил недавно возведенную крепость у чехов, но не смог заставить их подчиниться ему[63]. Расходы на его пятимесячную кампанию в Верхней Венгрии были оплачены за счет чрезвычайного налога[71]. Матиаш вступил в союз с мятежным братом императора и эрцгерцогом Австрии Альбрехтом VI[72]. Георгий Подебрадский встал на сторону императора, хотя свадьба его дочери Екатерины с Матиашом состоялась 1 мая 1461 г. (женат в 1461—1464 гг.)[60][73]. Отношения между Матиашом и его тестем ухудшились из-за продолжающегося присутствия чешских наемников в Верхней Венгрии[74]. Матиаш начал новую кампанию против них после того, как сейм разрешил ему собрать чрезвычайный налог в середине 1461 года[75]. Однако он не победил Искру, который даже захватил Кежмарок[47].

Послы Матиаша и императора Фридриха согласовали условия мирного договора 3 апреля 1462 года[34], по которому император должен был вернуть Святую корону Венгрии за 80 тыс. золотых флоринов, но его право на использование титула короля Венгрии вместе с Матиашом было подтверждено[34][69]. В соответствии с договором император усыновил Матиаша, что дало ему право наследовать своему «сыну», если Матиаш умрет, не оставив законного наследника[69][76]. В течение месяца Джискра уступил Матиашу, сдав все крепости в Верхней Венгрии представителям короля; в качестве компенсации с согласия королевского совета и до подписания мирного договора с Фридрихом он получил большие владения возле Тисы и Арада и 25 тыс. золотых флоринов[76]. Чтобы уплатить большие суммы, предусмотренные его договорами с императором и Джискрой, Матиаш с согласия королевского совета собрал чрезвычайный налог[47]. Сейм, собравшийся в середине 1462 г., подтвердил это решение, но только после того, как 9 прелатов и 19 баронов пообещали, что в дальнейшем не будет введено никаких чрезвычайных налогов[77]. Наняв наемников из числа соратников Искры, Матиаш начал организовывать профессиональную армию, которая в последующие десятилетия стала известна как «Чёрная армия»[78]. Мирный договор был заключён в Винер-Нойштадте 19 июля 1463 года[79].

Османский султан Мехмед II вторгся в Валахию в начале 1462 года[80][68]. Он не завоевал страну, но валашские бояре свергли Влада III Цепеша, заменив его младшим братом и фаворитом султана Раду III Красивым[80][81]. Новый правитель был готов пойти на уступки трансильванским саксонским купцам, которые вступили в ожесточенный конфликт с Цепешем[82]. Последний обратился за помощью к венгерскому королю, и в ноябре они встретились в Брассо[83]. Однако саксонцы представили Матиашу письмо, якобы написанное Цепешем султану Мехмеду, в котором тот предложил свою поддержку османам[80] [84]. Убежденный в предательстве, Матиаш заключил бывшего князя в тюрьму[80].

Готовясь к войне против османов, Матиаш провел сейм в Тольне в марте 1463 года[85]. Хотя сословия разрешили ему взимать чрезвычайный налог в один флорин, он не вмешивался, когда Мехмед II вторгся в Боснию в июне[86]. Через месяц османы убили короля Стефана Томашевича и завоевали всю страну[30][87]. Матиаш принял наступательную внешнюю политику только после того, как 19 июля 1463 года в Винер-Нойштадте были ратифицированы условия его мира с императором Фридрихом[88]. Он привел свои войска в Боснию и завоевал Яйце и другие крепости в её северной части[89]. Завоеванные регионы были организованы в банаты Яйце и Сребреник[89][90]. Венгерскому правителю помогал герцогу Святого Саввы Степан Вукчич Косача который контролировал территорию современной и Старой Герцеговины. Бывший вассал боснийских королей, Стефан принял сюзеренитет Матиаiа[89][91].

Королева Екатерина умерла в начале 1464 года во время подготовки к коронации своего мужа со Святой Короной, которая была возвращена императором Фридрихом[92]. Церемония была проведена в полном соответствии с обычным правом Венгрии 29 марта 1464 года; Архиепископ Эстергомский Денеш Сечи торжественно возложил Святую Корону на голову Матиаша в Секешфехерваре[92][76][93]. На сейме, созванном по этому поводу, только что коронованный король подтвердил свободы дворянства[94]. В дальнейшем законность правления Хуньяди не могла подвергаться сомнению[93].

Первые реформы (1466—1467)Править

ПолитическиеПравить

Матиаш уволил своего главного канцлера архиепископа Сечи, заменив его архиепископом Калоча Стефаном Вардаем и Иоанном Витезом[95]. Оба прелата носили титул главного и тайного канцлера, но Вардай был фактическим руководителем королевской канцелярии[96][97]. Примерно в то же время Матиаш объединил высшие судебные инстанции — Суд особого королевского присутствия и Суд личного присутствия — в один верховный суд[95][98]. Новый верховный суд уменьшил авторитет традиционных судов под председательством баронов и способствовал профессионализации отправления правосудия[99]. Он назначил епископа Чанада Альберта Хангачи первым главным судьёй[100][101].

Султан Мехмед II вернулся в Боснию и в июле 1464 г. осадил Яйце[89][102]. Матиаш начал собирать свои войска вдоль реки Сава, вынудив султана снять осаду 24 августа[102]. Король и его армия переправились через реку и захватили Сребрницу[103]. Он также осадил Зворник, но прибытие большой османской армии вынудило его отступить в Венгрию[104]. В следующем году Матиаш вынудил Стефана Вукчича, передавшего Макарскую Краину Венецианской республике, разместить венгерские гарнизоны в своих крепостях вдоль реки Неретва[105].

Сечи умер в 1465 году, и Иоанн Витез стал новым архиепископом Эстергома[106][107]. Матиаш заменил двух воевод Трансильвании — Николаса Уйлаки и Джона Понграка из Денгелега — графами Сигизмундом и Джоном Сентдьёрдьи, а также Бертольдом Эллербахом[108]. Хотя Уйлаки сохранил за собой должность бана Максо, король назначил Петра Соколи управлять провинцией вместе со старым баном[109].

Матиаш созвал сейм для подготовки к антиосманской кампании в 1466 году[109]. С этой же целью он получал субсидии от папы Павла II[110][111]. Однако король понял, что от христианских держав нельзя ожидать существенной помощи, и молчаливо отказался от своей антиосманской внешней политики[112]. Он не вторгался на территорию Османской империи, и османы не совершали крупных вторжений в Венгрию, подразумевая, что он подписал мирный договор с прибывшим в Венгрию в 1465 году посланником Мехмеда II[113].

Матиаш посетил Славонию и уволил двух банов Николаса Уйлаки и Эмерик Заполя, заменив их Яном Витовцем и Иоанном Тузом в 1466 году[108]. В начале следующего года он начал кампанию в Верхней Венгрии против банды чешских наемников, находившихся под командованием Яна Швелы, и захвативших Костоланы (ныне Вельке Костоляны в Словакии)[77][114]. Матиаш разбил их и повесил Швелу и его 150 товарищей[77][76].

ЭкономическиеПравить

На сейме в марте 1467 г. были переименованы два традиционных налога; после этого прибыль палаты собиралась в качестве налога в королевскую казну, а тридцатая — в качестве таможенных пошлин Короны[115]. Из-за этого изменения все предыдущие налоговые льготы стали недействительными, что увеличило государственные доходы[76][116]. Матиаш приступил к централизации управления королевскими доходами. Он доверил управление таможней короны новообращенному еврейскому купцу Иоанну Эрнусту[117]. В течение двух лет тот отвечал за сбор всех обычных и чрезвычайных налогов, а также за управление соляными копями[118].

Налоговая реформа Матиаса вызвала восстание в Трансильвании[119][95]. Представители «трех наций» провинции — дворяне, саксы и секеи — 18 августа сформировали союз против короля в Колозсмоносторе (ныне район Мэнэштур в Клуж-Напоке, Румыния), заявив, что они готовы бороться за свободу Венгрии[95][109]. Матиаш немедленно собрал свои войска и поспешил в провинцию[120]. Повстанцы сдались без сопротивления, но король сурово наказал их лидеров, многие из которых были посажены на кол, обезглавлены или замучены[95][121]. Подозревая, что Стефан Великий поддержал восстание, Матиаш вторгся в Молдавию[95][122]. Однако силы Стефана разгромили силы Матиаса в битве при Байе 15 декабря 1467 года[95][122]. Матиаш получил серьёзный урон, что вынудило его вернуться в Венгрию[122][123].

Внутренняя политикаПравить

В начале правления Матьяша Корвина его политика определялась Яношем Витезом. Матьяш Хуньяди и Янош Витез начали централизацию страны, предусматривавшую усиление королевской власти в противовес баронам и формирование государственного аппарата из среднего дворянства, горожан-бюргеров и зажиточных крестьян. Феодальные рекрутские наборы, проводимые аристократами, были заменены регулярным наёмным национальным войском — «Чёрной армией».

С целью обеспечить независимость королевского войска от баронов была проведена и финансовая реформа. При Матьяше был установлен регулярный сбор налогов (1467), к тому же, король за 33 года своего царствования более 40 раз объявлял о введении «чрезвычайного налога». Была налажена работа казначейства, аппарат которого состоял из людей низкого происхождения и возглавлялся купцом и баном Славонии, евреем-выкрестом Яношем Эрнустом. В итоге, годовой доход короны возрос в четыре раза и мог достигать отметки в миллион форинтов. С другой стороны, жёсткие налоговые поборы вызвали восстание союза трёх наций в Трансильвании. Подозрения Матьяша, что повстанцев поддерживал молдавский господарь Стефан III Великий, спровоцировали венгерское вторжение в Молдову, окончившееся поражением в битве у Байи.

Внешняя политикаПравить

Благодаря реорганизации армии и налоговой системы Матьяш Корвин мог вести войны в Чехии, Сербии, Австрии. В 1462 году он провёл ряд мелких военных операций в Словакии и возвратил Венгрии несколько крепостей, ранее занятых наёмниками-гуситами под командованием Яна Искры из Брандыса. Специально для ведения внешних войн Матьяшем создана была передовая по тем временам наёмная «Черная армия», каждый четвёртый пехотинец в которой — впервые в Западной Европе — вооружался фитильной аркебузой.

Борьба с Османской империейПравить

 
Конный памятник Матьяшу Хуньяди в парке Варкерт, Сегед

В 1464 году Матьяш Хуньяди по призыву папы Пия II выступил в военный поход против турок-осман, в 1459 году фактически подчинивших себе Сербию, и взял боснийскую крепость Яйце. Однако кончина римского папы перечеркнула планы Матьяша по организации всеевропейского крестового похода и вынудила его остановить военные действия. Во время правления Матьяша в целом сохранялось перемирие с султаном, и случались лишь спорадические набеги турок. Одно из таких нападений на Трансильванию было отражено в 1479 году двумя полководцами венгерского короля, Палом Кинижи и Иштваном Батори, близ Кеньейрмезё.

В дальнейшем, венгерский король придерживался мысли, что Венгрия не в состоянии остановить турецкую экспансию самостоятельно или в ситуативном союзе, а для эффективного противостояния растущей мощи Османской империи необходимо создать единую Дунайскую монархию, которая бы объединила Венгрию, Чехию, Австрию и, возможно, Польшу на правах личной унии и могла превзойти осман по военному потенциалу. Эта тенденция к сближению центральноевропейских государств прослеживалась с XIII века, и в этом плане основными соперниками Матьяша были Габсбурги и Ягеллоны, также претендовавшие на роль объединителя в регионе. Такая позиция Матьяша вызвала недовольство и значительной части его соратников, пришедших к заключению, что король преследует исключительно собственные амбиции, а концентрация усилий на борьбу с соседними христианскими странами отвлекает внимание от настоящего противника Венгрии — Оттоманской Порты. Против Корвина выступила значительная часть феодалов, а идейными вдохновителями движения стали Янус Паннониус и архиепископ Янош Витез. Последний был заключён в тюрьму в Эстергоме, где он вскоре и умер.

Войны в Чехии и АвстрииПравить

 
Статуя Матьяша Корвина в Будапеште

Бывший зять Матиаша Викторин из Подебрад вторгся в Австрию в начале 1468 года[124][125]. Император обратился к Хуньяди за поддержкой, намекнув на возможность его избрания королем римлян, что могло стать первым шагом к императорскому престолу[124]. 31 марта Матиаш объявил войну отцу Виктора, королю Богемии Георгию[125]. Он сказал, что также хочет помочь чешским католическим аристократам против их «монарха-еретика», которого Папа отлучил от церкви[126]. Венгры изгнали чешские войска из Австрии и вторглись в Моравию и Силезию[73][125]. Монарх принимал активное участие в боевых действиях; он был ранен во время осады Тршебича в мае 1468 г. и попал в плен в Хрудиме, когда в феврале 1469 г., переодевшись, шпионил за вражеским лагерем[127]. Но его отпустили, потому что он заставил своих пленителей поверить в то, что он местный чешский жених[127].

Сейм 1468 г. уполномочил Матиаша взимать чрезвычайный налог для финансирования новой войны, но только после того, как 8 прелатов и 13 светских лордов пообещали от имени короля, что он не будет требовать таких сборов в будущем[128]. Матиаш также использовал королевские прерогативы для увеличения своих доходов[128]. Например, он заказал в графстве палатинский эйр, расходы на который должны были быть покрыты местными жителями, но вскоре уполномочил графство выкупить отмену этой пошлины[128].

Чешские католики, которыми руководил Зденек из Штернберка, объединились с Матиашом в феврале 1469 года[129]. Их объединённые войска были окружены в Вилемове армией Георгия[73][130]. Опасаясь попасть в плен, венгерский правитель начал переговоры со своим бывшим тестем[130]. Они встретились в соседней лачуге, где Матиаш убедил его подписать перемирие, пообещав, что он станет посредником в примирении между умеренными гуситами и Святым Престолом[73][130]. Следующая их встреча состоялась в апреле в Оломоуце[129]. Здесь папские легаты выступили с требованиями, включая назначение католического архиепископа на Пражский престол, что не могло быть принято Георгием[130][129]. Чешские католические сословия избрали Матьяша королем Богемии в Оломоуце 3 мая, но он так и не был коронован[131][132]. Моравия, Силезия и Лужица вскоре приняли его правление, но собственно Богемия осталась верна своему королю[133][134]. Сословия Богемии даже признали право старшего сына Казимира IV Владиславом II Ягеллоном унаследовать престол[133][76].

 
Завоевания Матиаша в Центральной Европе

Отношения с Фридрихом III тем временем ухудшились, потому что тот обвинил Матиаша в том, что он позволил османам пройти через Славонию во время набегов на его владения[134]. Семья Франгепан, чьи владения в Хорватии подвергались османским набегам, вступила в переговоры с императором и Венецианской республикой[135][136]. В 1469 году Матиаш отправил армию в Хорватию, чтобы помешать венецианцам захватить прибрежный город Сень на Адриатике[137].

Король изгнал войска Георгия Подебрадского из Силезии[133]. Армия венгров была окружена и разбита у Угерского Брода 2 ноября, что вынудило его отступить в Венгрию[76]. Вскоре Матиаш приказал собрать чрезвычайный налог без проведения сейма, что вызвало широкое недовольство среди венгерских сословий[138]. Он посетил императора Фридриха в Вене 11 февраля 1470 г., надеясь, что император внесёт свой вклад в расходы на войну против Подебрад[139]. Хотя переговоры длились месяц, компромисса достигнуто не было[139]. Император также отказался взять на себя обязательство способствовать избранию Матиаша королем римлян[139]. Через месяц Матиаш покинул Вену, не попрощавшись с Фридрихом III[140].

Осознав растущее недовольство венгерских сословий, Матиаш провел в ноябре сейм[138]. Сейм снова уполномочил его взимать чрезвычайный налог, оговорив, что сумма всех налогов, подлежащих уплате за порт, не может превышать одного флорина[138]. Сословия также дали понять, что они выступают против войны в Богемии[138]. Георгий Подебрадский умер 22 марта 1471 года[141]. Сейм Богемии избрал королем Владислава Ягелло 27 мая[142]. Папский легат Лоренцо Роверелла вскоре объявил выборы недействительными и подтвердил Матиаша как короля Богемии, но имперский сейм отклонил требование венгерского правителя[143][144].

Матиаш находился в Моравии, когда ему сообщили, что группа венгерских прелатов и баронов предложила трон Казимиру, младшему сыну короля Польши Казимира IV[145]. Заговор был инициирован архиепископом Иоанном Витезом и его племянником Янусом Паннонием, епископом Печа, которые выступали против войны против католика Владислава Ягеллона[146]. Первоначально их план был поддержан большинством сословий, но никто не осмелился восстать против Матиаша, что позволило ему без сопротивления вернуться в Венгрию[147]. Матиаш провел сейм и пообещал воздерживаться от взимания налогов без согласия сословий и созывать сейм каждый год[145]. Его обещания устранили большую часть недовольства сословий, и 21 сентября почти 50 баронов и прелатов подтвердили ему свою лояльность[148][149]. Казимир Ягеллон вторгся 2 октября 1471 года[76], при поддержке епископа Яна Паннония захватил Нитру (ныне Нитра в Словакии), но к нему присоединились только два барона, Иоанн Розгони и Николас Перени[149][150][151]. В течение пяти месяцев принц Казимир покинул Венгрию, епископ Янус Панноний умер во время бегства, а архиепископу Иоанну Витезу было запрещено покидать свою кафедру[149][150]. Матиаш назначил силезца Иоганна Бекенслоера для управления архиепископией Эстергома[149]. Витес умер, и через год его сменил Беккенслоер[150].

Тем временем османы захватили венгерские форты на реке Нертве[152]. Матиаш назначил богатого барона Николаса Уйлаки королем Боснии в 1471 году, доверив ему защиту провинции[150]. Узун Хасан, глава туркмен Ак-Коюнлу, предложил Матиашу антиосманский союз, но воздержался от нападения на Османскую империю[153]. Матиаш поддержал австрийских дворян, восставших против императора Фридриха в 1472 году[154]. В следующем году Матиаш, Казимир IV и Владислав вступили в переговоры об условиях мирного договора, но обсуждения длились месяцами[76][151]. Матиаш пытался объединить правительство Силезии, которое состояло из десятков более мелких герцогств, назначив генерал-капитана[155]. Однако сословия отказались избрать его кандидата герцогом Фридрихом I Лигницким.[155].

В январе 1474 года Бей Смедерево Али-бей Михалоглу разграбил восточные районы Венгрии, разрушил Варад и взял 16 тыс. пленных[156]. В следующем месяце послы Матиаша и Казимира IV подписали мирный договор, также было объявлено трёхлетнее перемирие между Матиашом и Владиславом Ягеллоном[157]. Однако в течение месяца последний заключил союз с императором Фридрихом, к которому присоединился Казимир IV[157][151]. Казимир IV и Владислав вторглись в Силезию, в октябре осадив Матиаша в Бреслау[151]. Он помешал осаждающим собирать провизию, вынудив их снять осаду[158]. После этого силезские и моравские сословия охотно избрали новыми генерал-капитанами венгерских кандидатов — Стефана Заполю[155]. и Цтибора Товачовского[159] Хуньяди подтвердил это решение, хотя Товачовский был сторонником Владислава Ягеллона[159].

В конце 1474 года турки вторглись в Валахию и Молдавию,[160]. против них Матиаш послал к Стефану Великому подкрепление под командованием Блеза Мадьяра[161]. Их объединённые силы разгромили захватчиков в Васлуйской битве 10 января 1475 года[162]. Опасаясь нового османского вторжения, князь Молдавии 15 августа присягнул Матиашу[160] Султан Мехмед II предложил мир, но Матиас отказал [160]. и начал боевые действия на терртории Османской империи, 15 февраля 1476 года захватив важную крепость на реке Сава Шабац[163][164]. Во время осады Матиаш едва избежал плена, наблюдая за крепостью с лодки[165].

По неизвестным причинам в начале 1476 года архиепископ Иоганн Беккенслоер покинул Венгрию, взяв с собой казну Эстергомского престола[158][166]. Он бежал в Вену и предложил свои средства императору,[167]. которого король обвинил в том, что он настроил против него архиепископа[167].

Мехмед II начал поход против Молдавии летом 1476 года[162]. Хотя он выиграл битву при Валя-Алба 26 июля, нехватка провизии вынудила его отступить[168]. Матиаш отправил в княжество вспомогательные войска под командованием освобождённого из под стражи Влада Цепеша и Стефана Батория[164][169]. В августе союзные войска нанесли поражение османской армии у реки Сирет[170]. При поддержке Венгрии и Молдовы Цепеш был восстановлен как князь Валахии, но в борьбе с молдавским ставленником Басарабом III Старым был убит[171][172].

Невеста Матиаiа Беатриса Арагонская прибыла в Венгрию в конце 1476 года[173], свадьба состоялась в Буде 22 декабря[173]. Вскоре королева установила строгий этикет, что затруднило прямые контакты между королем и его подданными[174]. По словам Бонфини, Матиаш также «улучшил свой стол и образ жизни, ввел роскошные банкеты, пренебрегая смирением дома, и украсил столовые» после женитьбы[175]. Согласно данным того времени, в то время доходы короля составляли около 500 тыс. флоринов, половина из которых приходилась на налог в королевскую казну и чрезвычайный налог[176].

Венгерский монарх заключил союз с тевтонскими рыцарями и Эрмландским епископством против Польши в марте 1477 года[158]. Однако вместо неё он объявил войну императору Фридриху после того, как узнал, что тот подтвердил положение Владислава Ягеллона как короля Богемии и курфюрста[158][177]. Матиаш вторгся в Нижнюю Австрию и блокировал Вену[178]. Ягеллон отказался поддерживать императора, вынудив его искать примирения[178]. При посредничестве папы Сикста IV, Венеции и Фердинанда I Неаполитанского Хуньяди заключил мирный договор с Фридрихом III, который был подписан 1 декабря[178][179]. Император пообещал утвердить Матиаша в качестве законного правителя Богемии и выплатить ему компенсацию в размере 100 тыс. флоринов[177][178][180]. Они встретились в Корнойбурге, где Фридрих III назначил Матиаша королем Богемии, а тот поклялся в верности императору[181].

Переговоры между посланниками Матиаша и Владислава ускорились в течение следующих нескольких месяцев[182]. Первый проект договора был согласован 28 марта 1478 г., текст был завершен к концу 1477 г[114]. Договор разрешал обоим монархам использовать титул короля Богемии — хотя Владислав мог не называть Матиаша как такового в своей переписке, -Земли Чешской короны были разделены между ними (Владислав правил в Богемии, Хуньяди — в Моравии, Силезии и Лужице)[158][143]. Они торжественно ратифицировали мирный договор на встрече в Оломоуце 21 июля[114].

Война с Австрией (1479—1487)Править

Император Фридрих выплатил только половину суммы, причитавшейся Венгрии в соответствии с договором 1477 года[181][183]. Матиаш заключил договор со Швейцарским союзом 26 марта 1479 г., препятствуя вербовке императором швейцарских наемников[181]. Он также вступил в союз с архиепископом Зальцбургским Бернхардом II Рором, который позволил ему завладеть крепостями архиепископства в Каринтии, Крайне и Штирии[177][184][185].

В конце 1479 года османская армия при поддержке господаря Валахии Басараба Цепелюша вторглась в Трансильванию и сожгла Сасварош[186][161], но Иштван Батори и Павел Кинижи уничтожили их 13 октября в битве на Хлебовом поле[161][187]. Матиаш для улучшения защиты южной границы объединил командование всеми крепостями вдоль Дуная к западу от Белграда в руках Кинижи[78]. Венгрия послала подкрепление Стефану Великому, который вторгся в Валахию в начале 1480 года; в ноябре венгры начали поход до Сараево в Боснии[188][161]. Были созданы пять оборонительных провинций, или банатов, сосредоточенных вокруг крепостей Сёреньвара, Белграда, Шабаца, Сребреницы и Яйце[78]. В следующем году Матиаш возбудил уголовное дело против Франкапанов, Зринских и других ведущих хорватских и славянских магнатов за их предполагаемое участие в заговоре 1471 года[137]. Большинство баронов были помилованы, как только соглашались на введение нового земельного налога[137]. В 1481 году за ссуду в 100 тыс. флоринов Хуньяди захватил город Маутерн в Штирии и Санкт-Пельтен в Нижней Австрии у одного из двух кандидатов на епископство Пассау Фридриха Мауэркирхена[185].

Султан Мехмед II умер 3 мая 1481 года[189]. В Османской империи началась гражданская война между его сыновьями Баязидом II и Джемом[190]. Потерпев поражение, Джем бежал на Родос, где рыцари-госпитальеры держали его под стражей[190]. Матиаш потребовал опеки над Джемом в надежде использовать его для получения уступок от Баязида, но Венеция и папа Иннокентий VIII решительно выступили против[190]. В конце 1481 года венгерские вспомогательные войска поддержали тестя Матиаша Фердинанда I Неаполитанского, чтобы снова занять захваченный османами годом ранее Отранто[191].

Хотя «Черная армия» уже осадила Хайнбург-ан-дер-Донау в январе 1482 г., Матиаш официально объявил войну императору Фридриху три месяца спустя[177]. Он лично руководил осадой с конца июня, и город перешёл к нему в октябре[192]. В течение следующих трех месяцев были захвачены Санкт-Файт-ан-дер-Глан, Энцерсдорф-ан-дер-Фиша и Кёсег[192]. Папский легат Бартоломео Мараски пытался выступить посредником в заключении мирного договора между враждующими сторонами, но Матиаш отказался от того[192]. и взамен подписал пятилетнее перемирие с султаном Баязидом[191].

Брак Матиаса с Беатрисой не привел к появлению сыновей; король пытался укрепить положение своего незаконнорожденного сына Яноша Корвина[193]. Ребёнок получил замок Сарош и с согласия отца унаследовал обширные владения своей бабушки Елизаветы[193]. Матиаш также вынудил Виктора Подебрадского отказаться в пользу ребёнка от герцогства Троппау в Силезии в 1485 году[194]. Королева Беатрис выступила против фаворитизма мужа к Корвину[194], но король назначил архиепископом Эстергомским своего восьмилетнего племянника Ипполито I д’Эсте[195]. Папа отказывался подтверждать назначение ребёнка в течение многих лет[196]. «Черная армия» окружила Вену в январе 1485 года[197], осада длилась пять месяцев и закончилась триумфальным вступлением 1 июня Матиаша во главе 8000 ветеранов[197]. Король вскоре переместил свой двор в недавно завоеванный город[114] и созвал сословия Нижней Австрии в Вену, заставив их присягнуть на верность[198].

Матиас, милостью Божией, король Венгрии, Богемии, Далмации, Хорватии, Рамы, Сербии, Галиции, Лодомерии, Кумании и Болгарии, герцог Силезии и Люксембурга и маркграф Моравии и Лужицы, на вечную память об этом деле. Подобает, чтобы короли и князья, поставленные небесным указом на вершину высшей должности, были украшены не только оружием, но и законами, и чтобы подчиненный им народ, а также бразды власти сдерживались силой хороших и стабильных институтов, а не жестокостью абсолютной власти и предосудительными злоупотреблениями

— Preamble to the Decretum Maius[199]

По инициативе монарха сейм 1485 г. принял систематический свод законов Decretum maius, который заменил многие предыдущие противоречивые указы[200][201]. Свод законов ввел существенные реформы в отправление правосудия; были упразднены Палатинский эйр и чрезвычайные собрания графств, что укрепило положение окружных судов[200]. Матиаш также постановил, что в случае отсутствия монарха или меньшинства палатин имеет право править в качестве регента[200].

Император Фридрих убедил шестерых из семи князей-выборщиков Священной Римской империи 16 февраля 1486 года провозгласить королем римлян его сына Максимилиана[202]. Однако императору не удалось пригласить на собрание короля Богемии — ни Матиаша, ни Владислава[202][182]. Пытаясь склонить последнего к протесту, Матиаш пригласил его на личную встречу[182][203]. Хотя в сентябре они заключили союз в Йиглаве, богемские сословия отказались его подтвердить, и Владислав признал избрание Максимилиана[203].

Тем временем война продолжалась:[204] «Черная армия» захватила несколько городов в Нижней Австрии, в том числе Ла-ан-дер-Тайя и Штайн в 1485 и 1486 годах[204]. Матиаш учредил канцелярию в Нижней Австрии в 1486 году, но так и не ввел отдельную печать для этого королевства[198]. Он принял титул герцога Австрии на сейме Нижней Австрии в Эбенфурте в 1487 году[205]. и назначил генерал-капитана Стефана Заполи Урбана Нагилуксея администратором Венской архиепископии, поручив защиту оккупированных городов и фортов венгерским и богемским капитанам, но в остальном сохранив признавших его власть чиновников Фридриха[205][206]. Последний сопротивлявшийся Матиашу в Нижней Австрии Винер-Нойштадт пал 17 августа 1487 года[177][204]. С прибывшим во главе имперской армии герцогом Альбертом III Саксонским Матиаш провёл переговоры, по итогу которых [204]. 16 декабря было подписано положившее конец войне шестимесячное перемирие в Санкт-Пельтене[204][207].

Поздние годы (1487—1490)Править

 
Венгрия к концу правления Матиаша

По словам Филиппа де Коммина, подданные в последние годы жизни Матиаша боялись его, потому что он редко проявлял милосердие к тем, кого подозревал в предательстве[208]. Он заключил в тюрьму архиепископа Петра Варади в 1484 году и приказал казнить своего канцлера в Богемии Ярослава Босковича в 1485 году[209][210]. Он также заключил в тюрьму Николаса Банфи, члена семьи магнатов, в 1487 году, хотя ранее он избегал наказания старой аристократии[211]. Заключение Банфи, по-видимому, было связано с его женитьбой на дочери князя Глогувского Яна II Жаганьского, потому что Матиаш пытался захватить это герцогство для Иоанна Корвина[211]. Иоанн Безумный вступил в союз с князем Зембицким Йиндржихом Подебрадским и 9 мая объявил войну Матиасу[212][213]. Шесть месяцев спустя Чёрная армия вторглась и оккупировала его герцогство[212].

Тем временем принадлежавшего Папской области жители города Анкона подняли флаг Матиаса в надежде, что он защитит их от Венеции[214]. Папа Иннокентий VIII вскоре выразил протест, но король отказался отклонить предложение горожан, заявив, что связь между ним и городом никогда не повредит интересам Святого Престола[214]. Он также послал вспомогательный отряд к Альфонсо Неаполитанскому который вел войну против Святого Престола и Венеции[215]. В 1488 огду перемирие 1482 года между Венгрией и Османской империей было продлено ещё на два года[216][212], при этом османы должны были воздерживаться от вторжения в Валахию и Молдавию[216]. В следующем году Матиаш подарил Стефану Великому два домена в Трансильвании[186].

Страдавший подагрой Матиаш уже не мог ходить, и после марта 1489 г. его носили на носилках[217][218]. После этого вопрос о наследовании престола вызвал ожесточённый конфликт между королевой Беатрисой и Яношом Корвином[218]. Матиаш попросил брата своей супруги и герцога Калабрии Альфонсо убедить её не бороться за корону, заявив, что «венгерский народ способен убивать до последнего человека, а не подчиняться правительству женщины»[219][220]. Чтобы укрепить положение своего незаконнорожденного сына, Матиаш даже предложил вывести войска из Австрии и подтвердить право императора Фридриха наследовать его престол, если тот предоставит Корвину с титулом короля Хорватию и Боснию[221][220].

Матиаш участвовал в длительной церемонии Вербного воскресенья в Вене в 1490 году, хотя в то утро чувствовал себя так плохо, что не мог позавтракать[217][222]. Около полудня он попробовал оказавшийся гнилым инжир, сильно заволновался и вдруг почувствовал слабость[223]. На следующий день он не мог говорить[223], и после двух дней страданий он скончался утром 6 апреля[223][222]. По словам доктора медицины Фригиса Корания, король умер от инсульта; доктор Хервиг Эгерт не исключает возможности отравления[223]. Похороны прошли в соборе Святого Стефана в Вене, Хуньяди был похоронен в соборе Секешфехервара 24 или 25 апреля 1490 года[224][225].

Матьяш Хуньяди и культураПравить

 
Замок Матьяша Корвина, где хранилась библиотека

В 1476 году Матьяш после смерти первой жены женился на дочери неаполитанского короля Фернандо I Беатрисе Арагонской, и Венгрия приобщилась к культуре итальянского Ренессанса; королева была популярна в народе, поощряла просветительскую деятельность короля. По просьбе Беатрисы Матьяш отправил в Италию генерала Балаша, который в 1481 году отнял у турок город Отранто, захваченный накануне Мехмедом II. Однако брак короля с Беатрисой был омрачён отсутствием сыновей.

Блеск королевского двора в Буде, «Жемчужине Дуная» притягивал к себе учёных, деятелей культуры, гуманистов и просто образованных людей со всей Европы. Знаменитая библиотека Корвина стала крупнейшей на континенте, уступая, возможно, только ватиканской. По разным оценкам, в библиотеке Матьяша могло храниться до 2500 кодексов, что было огромным собранием по тем временам; некоторые из них существовали лишь в одном экземпляре (трактат византийского императора Константина Багрянородного «О церемониях» и «Церковная история» Никифора Каллиста). Король не жалел денег на покупку и переписку книг, а также их перевод с древнегреческого на латынь. Хотя с 1473 года немец Андреас Гесс начал в Буде книгопечатное дело, большинство томов в библиотеке Корвина — это иллюстрированные рукописи. Чаще всего они заказывались во Флоренции через местных книготорговцев и иллюстрировались известными флорентийскими миниатюристами. Со временем для переписки, оформления и переплёта книг при королевском дворе в Буде был создан скрипторий. Хранителями библиотеки состояли высокообразованные гуманисты Марцио Галеотто и Тадео Уголетти.

Хотя библиотека Корвина включала и сочинения отцов христианской церкви, византийских писателей и средневековых схоластов, и произведения писателей Раннего Ренессанса в двуязычных (греко-латинских) версиях, но её главным отличием от аналогичных собраний того времени, было наличие большого числа грекоязычных светских книг античных авторов, что отражало личные интересы короля. Он любил читать труды историков — Ливия, Цезаря, Курция Руфа и Силия Италика (сохранилась переписка Матьяша с итальянским историком Помпонием Летом, которого он благодарит за пересылку труда Силия о Второй пунической войне). Хорошо разбираясь в философии и теологии, он мог на равных участвовать в дискуссиях при дворе. Также он был знаком с работами по военной науке и тактике, и заинтересован в астрономии и астрологии.

Города на севере королевства, в том числе и находящиеся на территории современной Словакии, стали центрами Возрождения, а Венгрия стала оказывать значительное культурное влияние на ряд соседних государств, вплоть до Великого княжества Литовского. В 1465 году Матьяш Корвин основал в Братиславе Академию Истрополитану — первый университет в Словакии. При Матьяше Хуньяди в 1488 году вышла «Chronica Hungarorum» Яноша Туроци, в которой венгры провозглашались потомками гуннов, а Корвин — «вторым Аттилой».

Ренессансный правительПравить

 
Триумф Яноша Корвина в Вене в 1485 году

Матиаш был первым неитальянским монархом, способствовавшим распространению стиля Возрождения в своем королевстве[6][7]. Его брак с Беатриче Неаполитанской усилил влияние современного итальянского искусства и науки[226] и именно во время его правления Венгрия стала первой страной за пределами Италии, принявшей Ренессанс[227]. Самые ранние здания и работы в стиле ренессанс за пределами Италии были в Венгрии[228][229]. Итальянский ученый Марсилио Фичино познакомил Матиаша с идеями Платона о царе-философе, сочетающем в себе мудрость и силу, которые очаровали Матиаша[230]. Матиас — главный герой книги диалога Аурелио Липпо Брандолини «Сравнение республик и королевств»[231][232]. Хуньяди, резюмируя свои собственные концепции государства, сказал, что монарх «стоит во главе закона и правит им»[232].

Также Матиаш культивировал традиционное искусство[233]. При его дворе часто пели венгерские эпические поэмы и лирические песни[233]. Он гордился своей ролью защитника римского католицизма от османов и гуситов[234]. Он инициировал богословские дебаты, например, по доктрине Непорочного зачатия, и «в отношении соблюдения религиозных обрядов» превзошёл как Папу, так и его легата (по мнению последнего)[235]. Матиаш выпускал в 1460-х годах монеты с изображением Девы Марии, демонстрируя свою особую преданность её культу[236].

По инициативе Матиаша архиепископ Иоанн Витез и епископ Янус Панноний убедили Папу Павла II разрешить им основать университет в Прессбурге 29 мая 1465 года[237][76]. Academia Istropolitana была закрыта вскоре после смерти архиепископа[238][239]. Король обдумывал создание нового университета в Буде, но этот план не был реализован[238].

Строительство и искусстваПравить

Матиаш начал как минимум два крупных строительных проекта в Буде и Вышеграде[240] примерно в 1479 году[241]. В королевском замке Буды были построены два новых крыла и висячий сад, а дворец в Вышеграде был перестроен в стиле ренессанс[241][242]. Король назначил итальянца Киментия Камиция и хорвата Джованни Далмата руководить этими проектами[241].

Матиаш поручал украшать свои дворцы ведущим итальянским художникам своего времени: например, на него работали скульптор Бенедетто Майано и художники Филиппино Липпи и Андреа Мантенья[243]. Сохранилась копия портрета за авторством Матиаса Мантеньи[244]. Весной 1485 года Хуньяди решил поручить Леонардо да Винчи написать ему Мадонну[245]. Правитель также нанял итальянского военного инженера Аристотеля Фиораванти для руководства восстановлением фортов вдоль южной границы[246]. Он приказал построить новые монастыри в стиле поздней готики для францисканцев в Коложваре, Сегеде и Хуньяде и для паулинов в Фейередьхазе[234][247].

При дворе музыка была высокого качества. Мастер папского двора Бартоломео Мараски охарактеризовал хор капеллы Матиаша как лучший из тех, что он когда-либо слышал. При венгерском дворе проводили время композиторы уровня Жоскена Дора и Йоханнеса де Стокем[248], его посещали многие итальянские музыканты[249]. Позднейшая ремарка архиепископа Эстергомского Пала Вардая, подразумевает, что влиятельный композитор Жоскен Депре много лет работал при дворе Матиаша в 1480-х годах, но Вардай мог принять его за кого-то другого, и нет никаких документальных свидетельств[250][249].

Королевская библиотекаПравить

Матиаш примерно в 1465 году начал систематический сбор книг после прибытия своего первого библиотекаря Галеотто Марцио, друга Януша Паннония из Феррары[251][252]. Обмен письмами между Таддео Уголето, сменившим Марцио в 1471 году, и Франческо Бандини способствовал развитию королевской библиотеки, поскольку последний регулярно сообщал своему другу о новых рукописях[251]. Король также нанимал скрипторов, иллюстраторов и переплетчиков[253]. Хотя точное число собранных книг неизвестно, Bibliotheca Corviniana к моменту смерти правителя была одной из крупнейших собраний книг в Европе[254].

По словам Маркуса Танне, сохранившиеся 216 томов Королевской библиотеки «показывают, что у Матиаса были литературные вкусы классического „альфа-самца“», который предпочитал светские книги религиозным произведениям. Например, сохранились латинский перевод биографии Кира Великого Ксенофонта, книги Квинта Курция Руфа об Александре Великом и военного трактата Роберто Валтурио. Матиаш любил читать, о чём свидетельствует письмо, в котором он благодарил итальянского ученого Помпонио Лето за присланную работу Силиуса Италика о Второй Пунической войне[255].

Поддержка учёныхПравить

Матиашу нравилось общество гуманистов, и он вел с ними оживленные дискуссии на различные темы[256]. Cлава о его великодушии побудила многих ученых, в основном итальянцев, поселиться в Буде[226]. Антонио Бонфини, Пьетро Ранцано, Бартоломео Фонцио и Франческо Бандини провели много лет при дворе[257][256]. Этот круг образованных людей познакомил Венгрию с идеями неоплатонизма[258][259].

Как и все интеллектуалы его времени, Матиаш был убежден, что движения и комбинации звезд и планет оказывают влияние на жизнь людей и на историю народов[260]. Галеотто Марцио описал его как «короля и астролога», а Антонио Бонфини сказал, что Хуньяди «ничего не делал, не посоветовавшись со звездами»[261]. По его просьбе знаменитые астрономы того времени Региомонтан и Марчин Былица построили в Буде обсерваторию и установили в ней астролябии и звёздные глобусы[235]. Региомонтан посвятил королю свою книгу о навигации, которую в будущем использовал Христофор Колумб[226]. Король назначил Былицу своим советником в 1468 году[262]. По словам Скотта Э. Хендрикса, «назначение известного астролога своим политическим советником обеспечило механизм снижения беспокойства, который повысил моральный дух политической элиты в его царстве, одновременно укрепив его чувство контроля перед лицом многочисленных невзгод, с которыми столкнулись венгры» в его правление[263].

Последние годыПравить

После марта 1489 г. Матьяш, страдавший от подагры, не мог ходить, и передвигался в паланкине[264][265].

Во время празднования Вербного воскресенья в Вене в 1490 году король слёг и спустя два дня мучений умер 6 апреля. По мнению профессора медицины Будапештского университета Фридьеша Кораньи, причиной смерти короля являлся инсульт, немецкий медик доктор Хервиг Эгерт допускает отравление.

Отпевание прошло в венском соборе святого Стефана, а останки захоронены в базилике Секешфехервара 24 или 25 апреля 1490 года.

Так как браки короля не привели к рождению наследника, единственным оставшимся в живых потомком Матьяша стал его внебрачный сын Янош Корвин, родившийся в 1473 году от любовницы по имени Барбара. В свои последние годы Матьяш пытался добиться признания его своим законным наследником на престоле, но тщетно.

Значение правленияПравить

 
Памятник королю Венгрии Матьяшу I в г. Коложваре (ныне Клуж-Напока). 1900 год. Скульптор Я. Фадруж

В историографии время правления Матьяша Корвина принято считать временем последнего возвышения независимого Венгерского королевства. В целом, Матьяш создал централизованное государство, однако в условиях агрессии Османской империи и высокой социальной напряжённости внутри Венгерского королевства оно не могло стабильно существовать длительное время.

Устное народное творчество сохранило о нём память как о «справедливом короле» — ходила даже поговорка «Умер Матьяш, и с ним умерла справедливость». В глазах современников Корвин заслужил славу «последнего рыцаря» средневековой Европы, подкреплённую его собственными пропагандистскими шагами, в частности, утверждением о происхождении венгерского короля от римских императоров из династии Юлиев-Клавдиев и Энея.

В культуреПравить

Матьяш I — один из спящих королей в фольклоре[en] ряда восточноевропейских стран[266][267][268][269][270]. В его честь назван астероид (1442) Корвина[271].

В компьютерных играхПравить

Матьяш I Корвин присутствует в качестве правителя Венгрии в Sid Meier`s Civilization VI:Gathering Storm.

ПримечанияПравить

  1. https://www.britannica.com/biography/Matthias-I
  2. Распространенно в зарубежной европейской историографии
  3. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 23.
  4. Mureşanu, 2001, p. 49.
  5. Tanner, 2009, pp. 27–28.
  6. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 161.
  7. 1 2 Klaniczay, 1992, p. 165.
  8. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 24.
  9. Tanner, 2009, p. 28.
  10. Tanner, 2009, p. 28, 86.
  11. Pop, 2012, p. 5.
  12. Mureşanu, 2001, p. 174.
  13. Engel, 2001, p. 292.
  14. 1 2 3 4 Kubinyi, 2008, p. 25.
  15. Engel, 2001, pp. 290–292.
  16. Kubinyi, 2008, pp. 25–26.
  17. Engel, 2001, pp. 280, 296.
  18. Engel, 2001, p. 296.
  19. Fine, 1994, p. 569.
  20. 1 2 3 4 Cartledge, 2011, p. 61.
  21. Kubinyi, 2008, p. 26.
  22. 1 2 3 4 5 Engel, 2001, p. 297.
  23. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 27.
  24. Tanner, 2009, p. 49.
  25. 1 2 Tanner, 2009, p. 50.
  26. Kubinyi, 2008, p. 28.
  27. E. Kovács, 1990, p. 30.
  28. Kubinyi, 2008, p. 30.
  29. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 29.
  30. 1 2 Magaš, 2007, p. 75.
  31. 1 2 3 4 5 6 7 Engel, 2001, p. 298.
  32. 1 2 3 4 5 Kubinyi, 2008, p. 31.
  33. Kubinyi, 2008, pp. 31–32.
  34. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Bartl, Čičaj, Kohútova, Letz, 2002, p. 51.
  35. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 54.
  36. Kubinyi, 2008, pp. 53–54.
  37. 1 2 3 4 Engel, 2001, p. 299.
  38. 1 2 3 4 5 Kubinyi, 2008, p. 57.
  39. Engel, 2001, p. 300.
  40. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 55.
  41. E. Kovács, 1990, p. 32.
  42. Engel, 2001, pp. 282, 299.
  43. E. Kovács, 1990, p. 33.
  44. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 56.
  45. Kubinyi, 2008, pp. 57–58.
  46. Fine, 1994, p. 573.
  47. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 58.
  48. 1 2 3 4 Engel, 2001, p. 315.
  49. Kubinyi, 2008, p. 60.
  50. Bak, Domonkos, Harvey, Garay, 1996, p. 7.
  51. Kubinyi, 2008, pp. 125–126.
  52. E. Kovács, 1990, p. 51.
  53. E. Kovács, 1990, p. 49.
  54. Kubinyi, 2008, p. 61.
  55. Markó, 2006, p. 244.
  56. Engel, 2001, pp. 311–313.
  57. Kubinyi, 2008, pp. 122, 181.
  58. Engel, 2001, pp. 311–312.
  59. Tanner, 2009, p. 63.
  60. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 67.
  61. Engel, 2001, pp. 310–311.
  62. 1 2 3 Fine, 1994, p. 574.
  63. 1 2 3 4 5 Kubinyi, 2008, p. 65.
  64. Kubinyi, 2008, pp. 63, 65.
  65. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 63.
  66. Kisfaludy 35..p
  67. Fine, 1994, p. 575.
  68. 1 2 Engel, 2001, p. 301.
  69. 1 2 3 Cartledge, 2011, p. 62.
  70. Kisfaludy 38.p
  71. Kubinyi, 2008, p. 69.
  72. E. Kovács, 1990, p. 37.
  73. 1 2 3 4 Šmahel, 2011, p. 167.
  74. Engel, 2001, p. 303.
  75. Kubinyi, 2008, pp. 58, 68–69.
  76. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Bartl, Čičaj, Kohútova, Letz, 2002, p. 52.
  77. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 59.
  78. 1 2 3 Engel, 2001, p. 309.
  79. Kisfaludy 207.p.
  80. 1 2 3 4 Pop, 2005, p. 264.
  81. Florescu, McNally, 1989, pp. 150–152.
  82. Florescu, McNally, 1989, p. 157.
  83. Florescu, McNally, 1989, p. 156.
  84. Babinger, 1978, p. 208.
  85. Kubinyi, 2008, p. 68.
  86. Kubinyi, 2008, pp. 68–69, 71.
  87. Fine, 1994, pp. 584–585.
  88. E. Kovács, 1990, p. 39.
  89. 1 2 3 4 Fine, 1994, p. 586.
  90. Babinger, 1978, p. 229.
  91. Grgin, 2003, p. 88.
  92. 1 2 E. Kovács, 1990, p. 161.
  93. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 73.
  94. Kubinyi, 2008, p. 302.
  95. 1 2 3 4 5 6 7 Engel, 2001, p. 302.
  96. Kubinyi, 2008, p. 74.
  97. Kubinyi, 2004, p. 29.
  98. Kubinyi, 2008, pp. 75–76.
  99. Bak, 1994, p. 73.
  100. Kubinyi, 2004, p. 32.
  101. Bónis, 1971, p. vi.
  102. 1 2 Babinger, 1978, p. 231.
  103. Babinger, 1978, pp. 231–232.
  104. Babinger, 1978, p. 232.
  105. Fine, 1994, pp. 586–587.
  106. Kubinyi, 2008, p. 80.
  107. Engel, 2001, p. 449.
  108. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 81.
  109. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 82.
  110. Kubinyi, 2008, pp. 81–82.
  111. E. Kovács, 1990, p. 135.
  112. Magaš, 2007, p. 76.
  113. Engel, 2001, p. 307.
  114. 1 2 3 4 Bartl, Čičaj, Kohútova, Letz, 2002, p. 53.
  115. Engel, 2001, p. 310.
  116. Kubinyi, 2008, pp. 77–78.
  117. Kubinyi, 2008, p. 76.
  118. E. Kovács, 1990, p. 61.
  119. Kubinyi, 2008, pp. 78, 82.
  120. Kubinyi, 2008, pp. 82–83.
  121. Kubinyi, 2008, p. 83.
  122. 1 2 3 Pop, 2005, p. 266.
  123. Kubinyi, 2008, p. 84.
  124. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 85.
  125. 1 2 3 Engel, 2001, p. 304.
  126. E. Kovács, 1990, pp. 100, 103.
  127. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 86.
  128. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 88.
  129. 1 2 3 E. Kovács, 1990, p. 103.
  130. 1 2 3 4 Tanner, 2009, p. 65.
  131. Šmahel, 2011, pp. 167–168.
  132. Tanner, 2009, p. 66.
  133. 1 2 3 E. Kovács, 1990, p. 104.
  134. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 87.
  135. Magaš, 2007, pp. 76–77.
  136. Fine, 1994, p. 590.
  137. 1 2 3 Magaš, 2007, p. 77.
  138. 1 2 3 4 Kubinyi, 2008, p. 90.
  139. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 89.
  140. Tanner, 2009, p. 79.
  141. Šmahel, 2011, p. 168.
  142. Boubín, 2011, pp. 173–174.
  143. 1 2 Boubín, 2011, p. 174.
  144. E. Kovács, 1990, p. 108.
  145. 1 2 Tanner, 2009, p. 70.
  146. Kubinyi, 2008, pp. 91–92.
  147. Kubinyi, 2008, p. 92.
  148. Kubinyi, 2008, pp. 92–93.
  149. 1 2 3 4 E. Kovács, 1990, p. 158.
  150. 1 2 3 4 Kubinyi, 2008, p. 93.
  151. 1 2 3 4 Engel, 2001, p. 305.
  152. Fine, 1994, p. 588.
  153. Kubinyi, 2008, p. 108.
  154. Kubinyi, 2008, pp. 95–96.
  155. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 101.
  156. Engel, 2001, pp. 307–308.
  157. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 96.
  158. 1 2 3 4 5 Kubinyi, 2008, p. 97.
  159. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 100.
  160. 1 2 3 Kubinyi, 2008, p. 109.
  161. 1 2 3 4 Engel, 2001, p. 308.
  162. 1 2 Pop, 2005, p. 267.
  163. Babinger, 1978, p. 325.
  164. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 110.
  165. Kubinyi, 2008, p. 176.
  166. Engel, 2001, pp. 305–306.
  167. 1 2 Tanner, 2009, p. 92.
  168. Babinger, 1978, pp. 351–352.
  169. Florescu, McNally, 1989, pp. 170–171.
  170. Florescu, McNally, 1989, p. 171.
  171. Florescu, McNally, 1989, pp. 171–175.
  172. Pop, 2005, pp. 264–265.
  173. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 136.
  174. Kubinyi, 2008, p. 137.
  175. Tanner, 2009, p. 108.
  176. E. Kovács, 1990, p. 67.
  177. 1 2 3 4 5 Engel, 2001, p. 306.
  178. 1 2 3 4 Kubinyi, 2008, p. 98.
  179. E. Kovács, 1990, p. 118.
  180. E. Kovács, 1990, p. 119.
  181. 1 2 3 E. Kovács, 1990, p. 120.
  182. 1 2 3 E. Kovács, 1990, p. 109.
  183. Cartledge, 2011, p. 65.
  184. Kubinyi, 2008, p. 99.
  185. 1 2 E. Kovács, 1990, p. 122.
  186. 1 2 Dörner, 2005, p. 318.
  187. Babinger, 1978, pp. 374–376.
  188. E. Kovács, 1990, p. 142.
  189. Babinger, 1978, p. 404.
  190. 1 2 3 E. Kovács, 1990, p. 143.
  191. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 112.
  192. 1 2 3 E. Kovács, 1990, p. 125.
  193. 1 2 Engel, 2001, p. 317.
  194. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 143.
  195. Engel, 2001, p. 313.
  196. Kubinyi, 2008, p. 138.
  197. 1 2 E. Kovács, 1990, p. 127.
  198. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 102.
  199. Bak, Domonkos, Harvey, Garay, 1996, p. 41.
  200. 1 2 3 Engel, 2001, p. 316.
  201. Bak, 1994, p. 74.
  202. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 146.
  203. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 147.
  204. 1 2 3 4 5 E. Kovács, 1990, p. 128.
  205. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 103.
  206. Markó, 2006, p. 242.
  207. Bartl, Čičaj, Kohútova, Letz, 2002, p. 54.
  208. Kubinyi, 2008, p. 132.
  209. Kubinyi, 2008, pp. 121, 132.
  210. Teke, 1981, p. 310.
  211. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 122.
  212. 1 2 3 Teke, 1981, p. 315.
  213. E. Kovács, 1990, p. 110.
  214. 1 2 E. Kovács, 1990, p. 149.
  215. Teke, 1981, p. 314.
  216. 1 2 E. Kovács, 1990, pp. 144–145.
  217. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 149.
  218. 1 2 Tanner, 2009, p. 138.
  219. Tanner, 2009, p. 137.
  220. 1 2 Teke, 1981, p. 316.
  221. Kubinyi, 2008, p. 148.
  222. 1 2 E. Kovács, 1990, p. 187.
  223. 1 2 3 4 Kubinyi, 2008, p. 150.
  224. Kubinyi, 2008, pp. 150–151.
  225. Teke, 1981, p. 317.
  226. 1 2 3 Cartledge, 2011, p. 67.
  227. Waldman, Farbaky, 2011, p. Abstract.
  228. Johnson, 2007, p. 175.
  229. Kaufmann, 1995, p. 30.
  230. Cacioppe, 2007.
  231. Rubinstein, 1991, p. 35.
  232. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 164.
  233. 1 2 Klaniczay, 1992, p. 173.
  234. 1 2 Klaniczay, 1992, p. 168.
  235. 1 2 Tanner, 2009, p. 99.
  236. Kubinyi, 2008, p. 184.
  237. E. Kovács, 1990, p. 182.
  238. 1 2 Kubinyi, 2008, p. 169.
  239. Bak, 1994, p. 75.
  240. E. Kovács, 1990, pp. 177, 180–181.
  241. 1 2 3 Engel, 2001, p. 319.
  242. E. Kovács, 1990, pp. 180–181.
  243. Kubinyi, 2008, pp. 171–172.
  244. Kubinyi, 2008, p. 172.
  245. Verspohl, 2007, p. 151.
  246. E. Kovács, 1990, p. 181.
  247. Kubinyi, 2008, p. 183.
  248. Fallows, 2020, pp. 112–113.
  249. 1 2 Macey, Noble, Dean, Reese, 2011, §3 "Milan and elsewhere (1484–9)".
  250. Fallows, 2020, p. 112.
  251. 1 2 E. Kovács, 1990, pp. 183–184.
  252. Tanner, 2009, p. 52.
  253. Klaniczay, 1992, pp. 166–167.
  254. Tanner, 2009, pp. 8–10.
  255. Tanner, 2009, p. 7.
  256. 1 2 Klaniczay, 1992, p. 166.
  257. E. Kovács, 1990, p. 185.
  258. Klaniczay, 1992, p. 167.
  259. Engel, 2001, p. 321.
  260. Hendrix, 2013, p. 59.
  261. Hendrix, 2013, pp. 63, 65.
  262. Hendrix, 2013, p. 57.
  263. Hendrix, 2013, p. 58.
  264. Kubinyi, András (2008). Matthias Rex. Balassi Kiadó. ISBN 978-963-506-767-1, p.149.
  265. Tanner, Marcus (2009). The Raven King: Matthias Corvinus and the Fate of his Lost Library. Yale University Press. ISBN 978-0-300-15828-1, p.138.
  266. Čeferin, Aleksandra King Matjaž. Thezaurus.com: Slovenian Language and Cultural Resources. Institute for Slovenian Studies of Victoria (28 апреля 2008). Дата обращения: 12 марта 2012. Архивировано 13 марта 2010 года.
  267. Šmitek, Zmago. “Kralj Matjaž: mavrični sij ljudskega junaka” (PDF). Acta Histriae [словен., итал., and англ.]. 17 (1—2): 132.  (недоступная ссылка)
  268. Kralj, Drago Nesrečni kralj Matjaž (словен.). Gore-ljudje (1 июля 2009).
  269. Krkine planinske poti: Peca. Krka.si. Дата обращения: 12 марта 2012.
  270. Peca - Matjaževa jama (словен.). Registry of Immovable Cultural Heritage. Ministry of Culture, Slovenia. Дата обращения: 12 марта 2012. Архивировано 17 февраля 2015 года.
  271. База данных JPL НАСА по малым телам Солнечной системы (1442) (англ.)

ЛитератураПравить

СсылкиПравить