Меир, Голда

Го́лда Ме́ир (ивр.גולדה מאיר ‏‎), фамилия по мужу — Меерсон (ивр.מאירסון‏‎), урождённая Мабович (идиш ‏מאַבאָוויטש‏‎); 21 апреля [3 мая1898 года[6], Киев, Российская империя — 8 декабря 1978 года, Иерусалим, Израиль) — израильский политический и государственный деятель, 4-й премьер-министр Израиля (1969—1974). Единственная женщина — премьер-министр Израиля. Одна из основателей государства Израиль[7].

Голда Меир
ивр.גולדה מאיר‏‎
Golda Meir (1964).jpg
17 марта 1969 — 3 июня 1974 года
Предшественник Леви Эшколь
Преемник Ицхак Рабин
16 июля — 1 сентября 1970 года
Глава правительства Голда Меир
Предшественник Хаим Моше Шапира
Преемник Йосеф Бург
18 июня 1956 — 12 января 1966 года
Глава правительства Давид Бен-Гурион/
Леви Эщколь
Предшественник Моше Шарет
Преемник Абба Эбан
10 марта 1949 — 19 июня 1956 года
Глава правительства Давид Бен-Гурион/
Моше Шарет
Предшественник Мордехай Бентов
Преемник Мордехай Намир
Рождение 21 апреля (3 мая) 1898[1][2][3]
Киев, Российская империя
Смерть 8 декабря 1978(1978-12-08)[2][4][5][…] (80 лет)
Иерусалим, Израиль
Место погребения гора Герцля, Иерусалим
Партия МАПАЙ
Авода
Образование Висконсинский педагогический колледж[en]
Автограф Изображение автографа
Награды
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Министр внутренних дел (1970), министр иностранных дел (1956—1966), министр труда и социального обеспечения (1949—1956).

Ранние годыПравить

 
Мемориальная доска Голде Меир на Бессарабке (Киев)

Голда Мабович родилась в Киеве, в Российской империи[8], в бедной еврейской семье[9]. В семье было восемь детей, пять из которых (четыре мальчика и девочка) умерли в младенчестве, выжили только Голда и две её сестры — старшая Шейна и самая младшая Клара (первоначально Ципка)[10].

Отец Голды, Мойше-Ицхок (Моисей) Мабович, работал плотником, а мать Блюма (в девичестве Найдич) — кормилицей[11]. Мабович с семьёй переехал в Киев в поисках заработка, но денег не хватало[9], и в 1903 году он отправил жену и детей в Пинск, в дом бабушки и дедушки Голды[10]. Во время пребывания в этом городе Шейна Мабович заинтересовалась идеями сионизма и впервые познакомила с ними Голду[12].

Вскоре после того как семья Моисея Мабовича вернулась в Пинск, сам он уехал на заработки в США[9]. В 1906 году в Америку прибыла и вся остальная семья, включая Голду[8]. Они поселились на севере страны в Милуоки (Висконсин). Семья жила в еврейском районе города, где Блюма открыла бакалейную лавку в помещении склада рядом с домом[13].

В школе на новом месте Голди (как её называли в Америке) преуспевала, показывая лучшие результаты в классе[14]. В четвёртом классе они с подругой Региной Гамбургер организовали «Американское общество юных сестёр» для сбора денег на учебники для нуждающихся в них школьников. Речь маленькой Голди поразила собравшихся людей, и собранных денег хватило на учебники. Местная газета вышла с фотографией председателя «Общества юных сестёр» — это был первый снимок Голди Меир, напечатанный в газете[11].

Жизнь в ДенвереПравить

В 1912 году Голди окончила школу первой ступени и решила продолжить обучение в Денвере. У неё не было денег на билет, и девочка стала «учителем» английского языка для новых эмигрантов за 10 центов в час[11]. Мать не разделяла мечты дочери об образовании и планировала выдать её замуж за зажиточного торговца недвижимостью, бывшего вдвое старше девочки, но Голди решительно отказалась. Поскольку родители отказались финансировать дальнейшую учёбу, Голди уехала в Денвер тайком от них, потратив на билет все собственные сбережения и деньги, занятые у подруг. В Денвере жила старшая сестра Голды Шейна с мужем Шамаем Корнгольдом и дочерью Юдит. Голди поселилась с семьёй сестры, после уроков в школе помогая в химчистке, которую открыл Шамай[15].

По выходным у Корнгольдов собиралась молодёжная компания, обсуждавшая социалистические и сионистские идеи. В дискуссиях позволяли участвовать и Голди. Под влиянием этих дебатов она увлеклась идеями А. Д. Гордона, идеолога рабочего сионизма[16].

После очередного спора с Шейной Голди ушла от Корнгольдов и сняла квартиру на стороне. Ей пришлось оставить учёбу, чтобы зарабатывать на жизнь. В это время она сошлась с 20-летним иммигрантом из Литвы Морисом Меерсоном[17]. В автобиографии Голда Меир вспоминала об этом так:

… долгие ночные споры в Денвере сыграли большую роль в формировании моих убеждений и в моём приятии или неприятии разных идей. Но моё пребывание в Денвере имело и другие последствия. Среди молодых людей, часто приходивших к Шейне, одним из самых неразговорчивых был тихий и милый Морис Меерсон[18].

Почти через два года после бегства в Денвер девушка получила письмо от отца, умолявшего её вернуться в Милуоки. Для этого ей пришлось временно расстаться с Меерсоном, который был единственным кормильцем в своей семье[19].

Начало сионистской деятельностиПравить

 
1914 год, Милуоки

В 1914 году Голда вернулась в дом своих родителей в Милуоки. Их жизнь наладилась, отец нашёл постоянную работу, семья переехала в новую квартиру на Десятой улице[18]. Голда поступила в среднюю школу, которую закончила в 1916 году[10]. После начала мировой войны вместе с отцом организовала сбор средств в помощь евреям, потерявшим кров и имущество в воюющих европейских странах[20]. В 1915 году присоединилась к молодёжной сионистской организации «Поалей Цион». По окончании школы поступила в Нормальную учительскую школу Милуоки[8] (ныне в составе Университета Висконсина в Милуоки[en]).

Мабович стала горячей сторонницей идей еврейского заселения Палестины. Хотя Меерсон, к этому моменту перебравшийся в Милуоки и работавший маляром, не разделял её увлечения сионизмом, Голди поставила перед ним ультиматум: либо он вместе с ней отправляется в Палестину, либо она не выходит за него замуж. Ей удалось убедить Морриса, и 24 декабря 1917 года состоялась их свадьба. Немедленно отправиться в Палестину им не удалось, так как трансатлантические пассажирские рейсы из США были отменены до конца войны. Это позволяло молодожёнам скопить денег на путешествие. Голди устроилась на работу в библиотеке и одновременно участвовала на добровольных началах в издании местной газеты «Поалей Цион», которую превратила из еженедельной в ежедневную[21].

Активизм Меерсон помог ей стать делегатом от Милуоки на Американском еврейском конгрессе, собравшемся в преддверии Парижской мирной конференции. В то время как большинство его делегатов первоначально выступали против идеи еврейского национально-территориального образования в Палестине, Меерсон в своей речи горячо её поддержала. Современники приписывают этому выступлению ключевую роль в изменении позиции конгресса, принявшего в итоге резолюцию в поддержку британского мандата в Палестине абсолютным большинством голосов. После конгресса «Поалей Цион» предложили молодой активистке заняться сбором пожертвований и организаией филиалов в разных городах США. В промежутке между поездками она вместе с мужем продолжала подготовку к отъезду в Палестину. В эти месяцы Голди забеременела, но предпочла сделать аборт — как она объяснила старшей сестре, её политические обязательства не оставляли её времени на заботу о ребёнке[22].

Палестинский период жизни до провозглашения независимости ИзраиляПравить

Прибытие в Палестину и жизнь в кибуцеПравить

В мае 1921 года Меерсоны отбыли из США в Палестину на пароходе «Покахонтас» с небольшой группой еврейских поселенцев, в которую входилм также семья Шейны и школьная подруга Голди, Регина Гамбургер. Добравшись до Неаполя, поселенцы обнаружили, что не смогут попасть напрямую в Палестину, так как укомплектованные арабами экипажи пассажирских судов, идущих в Яффу, отказались брать на борт евреев. Им пришлось вместо этого отплыть в Александрию откуда они отправились поездом в Тель-Авив, прибыв на место 14 июля 1921 года[23].

В Палестине Моррис Меерсон устроился на работу бухгалтером в британской фирме в Лидде, откуда возвращался в Тель-Авив только на выходные. Голде предложили работу учительницей английского языка в гимназии «Герцлия», но она отказалась, заявив, что приехала в Палестину не для того, чтобы преподавать английский. Тем не менее она начала давать частные уроки этого языка, ожидая приёма в члены кибуца Мерхавия в Изреэльской долине, где жила её давняя подруга. Первые два голосования по их кандидатурам окончились отказом: члены кибуца, убеждённые социалисты, не доверяли относящимся к среднему классу американцам, к тому же состоящим в браке. Однако Голде после ряда личных встреч с кибуцниками удалось убедить их принять её с мужем на испытательный срок. Они с Моррисом переехали в Мерхавию в сентябре[24].

 
На плантации в кибуце Мерхавия

Жила и работала в Мерхавии с 1921 по 1924 год[8]. При очередном голосовании Меерсоны были приняты в полноправные члены кибуца. Если для Голды коллективистский образ жизни в кибуце был воплощением сионистской мечты, более индивидуалистски настроенный Моррис принимал его с трудом. Он также отвергал приземлённые вкусы кибуцников, не интересовавшиеся классической музыкой, литературой или философией. Это отсутствие у кибуцников интереса к интеллектуальной стороне сионизма привело к тому, что Меерсоны, новички в Мерхавии, стали делегатами от от этого поселения на первом съезде кибуцного движения, проходившем в Дгании: других кандидатов просто не нашлось[25].

Позже Голда как делегат от Мерхавии вошла в Совет трудящихся женщин (Моэцет ха-поалот). В 1923 году на 2-м съезде Всеобщей федерации трудящихся (Гистадрута) она назвала позорным тот факт, что трудящиеся женщины нуждаются в отдельной от мужчин организации, и выразила надежду, что в будущем Совет трудящихся женщин станет ненужным. Это выступление вызвало резкую реакцию у основательниц Совета, но пришлось по душе лидерам социалистического сионизма в Палестине — Бен-Гуриону, Ремезу и Кацнельсону[26].

Тель-Авив и ИерусалимПравить

Во время проживания в кибуце Моррис заболел малярией. В совокупности с нелюбовью к порядкам в Мерхавии это обусловило его желание покинуть кибуц, и когда Голда рассказала ему, что хочет завести детей, муж согласился при условии, что они уедут из Мерхавии. Этот ультиматум и опасения за здоровье мужа заставили её согласиться. Вернувшись в Тель-Авив, они вначале поселились вместе с семьёй Шейны. Когда Голда нашла работу кассиршей в строительном кооперативе Гистадрута «Солель Боне». Моррису помог устроиться бухгалтером в иерусалимском отделении «Солель Боне» Давид Ремез — один из вождей рабочего сионизма в Палестине, с чьей помощью Голда делала первые шаги в своей политической карьере. После того как Голда забеременела, Ремез организовал её перевод в Иерусалим[27].

В Иерусалиме Меерсоны сняли двухкомнатное помещение без электричества и водопровода, с кухней и туалетом во дворе. Оплата работы в «Солель Боне» производилась кредитными чеками, которые мало где принимали к оплате, и Голде постоянно приходилось покупать товары с наценкой. Первенец Меерсонов Менахем появился на свет 23 ноября 1924 года, и после его рождения Голде пришлось оставить работу; чтобы свести концы с концами, им пришлось сдавать часть помещения жильцу. Голда попыталась вернуться в Мерхавию, взяв с собой 6-месячного Менахема, но там для неё нашлась только круглосуточная работа няни, и через полгода она снова уехала в Иерусалим к Моррису. В 1926 году у них родился второй ребёнок — дочь Сара, что сделало финансовое положение семьи ещё хуже. Чтобы оплатить пребывание Менахема в детском саду, Голда согласилась на работу прачки, а позже приняла предложение стать учительницей английского языка в частной школе[28].

Развитие политической карьерыПравить

Стремление к общественной работе нашло выход в 1928 году, когда Голда заняла пост исполнительного секретаря женского совета Гистадрута[8]. В этой должности она сменила ушедшую в отставку из-за противоречий с руководством Гистадрута Аду Маймон; биограф Голды Меир Э. Беркетт предполагает, что Ремез и другие профсоюзные лидеры ожидали от молодой американки большего конформизма[29]. Меерсон стала самым молодым членом руководства Гистадрута[30].

Переехав в Тель-Авив с детьми, Меерсон практически не могла уделять им времени. Они посещали детский сад рабочего движения, после которого с ними сидела няня. В дни, когда Голда не возвращалась домой до полуночи, няня оставалась ночевать с детьми. На выходные в Тель-Авив из Иерусалима приезжал Моррис, проводивший с детьми целый день[31]. Позже Менахем и Сара по-разному оценивали роль матери в своей жизни. Старший сын утверждал: «Если мы действительно нуждались в ней, она всегда была рядом», а дочь говорила о себе как о «сироте при живой матери» и с нежностью вспоминала дни, когда Голда не могла работать из-за мигреней, поскольку это давало детям возможность провести с ней время. После того как молодая активистка начала подъём по карьерной лестнице, широко распространились слухи, что это продвижение она обеспечивает через постель, и у Меерсон появилось прозвище Матрас. Однако Э. Беркетт считает, что, хотя у Голды действительно были романы сначала с Давидом Ремезом, а затем с Залманом Шазаром, эти связи не имели отношения к её карьере[32].

Уже в 1928 году Голду, как человека, выросшего в США и способного найти общий язык с местной еврейской общиной, отправили в эту страну в качестве эмиссара Гистадрута для сбора пожертвований и агитации за еврейское государство. Эту поездку ей, однако, пришлось прервать из-за арабского восстания в Палестине. Вернувшись в Палестину, она первым делом отправилась на сборный пункт «Хаганы» — отрядов еврейской самообороны, но в отсутствие военной подготовки её помощь там не понадобилась, и она вернулась к партийной работе[33].

В 1930 году Меерсон стала делегатом объединительного съезда движений «Ахдут ха-Авода» и «Ха-Поэль ха-Цаир», в результате которого была создана Партия рабочих Земли Израильской (МАПАЙ, ивр.מפלגת פועלי ארץ ישראל‏‎). Через несколько месяцев после этого она была направлена в Великобританию, на Конференцию женщин-социалисток. Ещё одна поездка в Лондон состоялась в том же году, на сей раз вместе с Бен-Гурионом в качестве делегата ежегодной Имперской лейбористской конференции. После того, как Бен-Гурион в ходе своего выступления был освистан десятками делегатов-арабов, он посоветовал Меерсон «не тратить слова попусту», но она всё же произнесла яркую речь, по свидетельству будущего премьер-министра Израиля, потрясшую собрание[34].

В 1932 году Голда снова отправили в США, теперь как делегата от Палестины в Организации женщин-халуцот[8]. Это назначение совпало по времени с ухудшением состояния её дочери, страдавшей от болезни почек. Голда, сомневавшаяся, стоит ли принимать назначение в США, увидела в новой должности возможность получить для шестилетней Сары лучшее медицинское обслуживание и уже через месяц определила дочь в нью-йоркскую больницу «Бет-Изрейел». Там девочке сумели поставить правильный диагноз (что оказалось невозможным в Палестине), и вскоре её состояние улучшилось настолько, что её выписали из больницы. Меерсон оставалась в США два года, потратив их на усилия по сбору пожертвований на еврейский ишув в Палестине и организацию поддержки социалистического сионистского движения. Её личная популярность достигла таких высот, что по всей стране начали создавать «Клубы Голди Меерсон», но сбор средств шёл плохо. Проблемы усугублял растущий разрыв между социалистической и либеральной ветвями сионизма, который Меерсон упорно старалась преодолеть, понимая важность поддержки со стороны умеренных сионистов[35].

В руководстве ГистадрутаПравить

По возвращении в Палестину Меерсон приняла предложение войти в состав исполкома Гистадрута[8]. Вначале ей была поручена организация отдела туризма, затем она приняла участие в создании программы по подготовке эмиссаров, которых планировалось отправлять в страны Восточной Европы, чтобы обучать будущих еврейских иммигрантов ивриту и сельскому хозяйству. После того как в Палестину начали в массовом порядке прибывать беженцы из нацистской Германии, она занималась вопросом обустройства детей, приезжавших без родителей[36].

Уже через год после начала работы в исполкоме Гистадрута Меерсон была избрана в его секретариат — более узкий круг руководства. В 1936 году, когда общая арабская забастовка в очередной раз парализовала экономику Палестины, включая Яффский порт, она в очередной раз отправилась в Америку — собирать деньги на создание гражданского флота ишува. На обратном пути они вместе с Ремезом провели некоторое время в Лондоне, занимаясь покупкой судов для этого флота. Голда также заняла пост председателя дирекции больничной кассы «Клалит», членами которой были 40 % евреев Палестины[37]. В том же году она возглавила политический отдел Гистадрута. Одновременно с работой в Гистадруте активно участвовала в деятельности партии МАПАЙ[8].

В 1937 году расследовавшая этнический конфликт в Палестине комиссия Пиля пришла к выводу, что сосуществование еврейской и арабской общин в рамках одного государственного образования на этой территории невозможно. Комиссия дала рекомендации по разделу Палестины на еврейское и арабское государства. Согласно этим рекомендациям, евреям доставалось около четверти территории правобережной Палестины, которую при этом разделяла надвое полоса земли, которую британцы планировали оставить себе и которая включала Иерусали и Вифлеем. Бен-Гурион, вдохновлённый идеей еврейского государства в сколь угодно тесных границах, приветствовал это решение. Меерсон, напротив, выступила резко против. Она опасалась, что после того, как арабы отвергнут план раздела, британцы от него откажутся, но в дальнейшем еврейская готовность к нему будет использована для давления на сионистское руководство. Кроме того, в условиях опасности для европейского еврейства, которую порождал нацистский режим в Германии, она считала необходимым, чтобы в Палестине было достаточно места для приёма миллионов беженцев. На XX Всемирном еврейском конгрессе она выступила против Бен-Гуриона. Её союзниками в этом вопросе стали как религиозные сионисты, убеждённые, что Земля Израильская завещана евреям целиком, и наиболее левое крыло движения, всё ещё мечтавшее о мирном сосуществовании с арабами. После двухнедельных дебатов позицию Меерсон поддержали почти 2/3 делегатов конгресса: конгресс отверг конкретные детали плана комиссии Пиля, не отвергая в то же время саму идею раздела Палестины[38].

Деятельность в годы ХолокостаПравить

Меерсон активно участвовала в переговорах руководства ишува с британскими властями, постоянно понижавшими квоту на въезд евреев в Палестину: влияние нацистов начало распространяться на соседние страны, и в Гистадруте и партии МАПАЙ крепло убеждение, что евреев Восточной Европы нужно срочно спасать. Одновременно она занималась организацией нелегальной иммиграции евреев, известной как Алия Бет. Это было ещё одной темой разногласий Меерсон с Бен-Гурионом, опасавшимся, что нелегальные действия могут испортить отношения с британцами[39].

В 1938 году Моррис Меерсон, уже долгое время проживавший в Иерусалиме у друзей, отдельно от Голды, заявил, что хочет или жить вместе, как семья, или официально развестись. Дело кончилось скандалом, и Моррис уехал из Палестины в Персию, в представительство «Солель Боне»[40].

В том же году Голда была наблюдателем от Еврейского агентства на Эвианской конференции. В дни конференции она со страниц газеты Женского рабочего союза обратилась к руководству стран мира с отчаянной просьбой спасти хотя бы еврейских детей. Однако мировые державы не согласились принять у себя существенное число беженцев; Великобритания изъявила готовность разместить какую-то их часть в африканских колониях, но не в Палестине[41]. Таким образом, нелегальная иммиграция оставалась единственной возможностью. Ситуация не изменилась и после начала Второй мировой войны, и квартира Меерсон (взявшей себе подпольную кличку Пазит) стала одним из центров управления этим процессом. Подпольную деятельность Голда совмещала с участием в руководстве Гистадрута и членством в Британском консультативном совете по военной экономике[42].

В годы войны Меерсон занималась попытками установить связь между ишувом и людьми в еврейских гетто в контролируемых нацистами странах Европы. Ей удалось уговорить британцев согласиться на заброску в Европу небольшой группы подготовленных в Палестине евреев-диверсантов. Одновременно с полученными от британского командования инструкциями эти бойцы получили также инструкции от Голды — попытаться установить связь с гетто[43]. Несмотря на то, что убеждением не удавалось добиться уступок со стороны британцев, Голда продолжала свои попытки и крайне отрицательно относилась к деятельности ревизионистскими военизированных группировок ЭЦЕЛ и ЛЕХИ, которые были настроены на вооружённую борьбу с мандатными властями. Она неоднократно призывала других руководителей ишува покончить с этими организациями, в особенности после того как в 1944 году боевики ЛЕХИ убили британского министра по делам Ближнего Востока лорда Мойна. Другие лидеры сионистов-социалистов не разделяли радикальной позиции Меерсон, но в итоге согласились на половинчатое решение. Им стала операция «Сезон», в ходе которой «Хагана» захватила и передала британским властям часть членов ЭЦЕЛа и ЛЕХИ[44].

В преддверии провозглашения Государства ИзраильПравить

Вскоре после окончания войны в Великобритании сменилась правящая партия. К власти пришли лейбористы во главе с Клементом Эттли. Учитывая довоенную критику политики консерваторов в Палестине со стороны лейбористов, руководство ишува рассчитывало, что новая власть разрешит иммиграцию на подмандатную территорию евреев из Европы. Однако Эттли и его министр иностранных дел Бевин сочли правильным прододжить линию прежнего правительства, изложенную в Белой книге 1939 года и сводившую квоты еврейской иммиграции в Палестину до нуля. Правительство Эттли также заявило, что попытки противодействия этой доктрине будут подавляться военной силой. Голда Меерсон была в числе руководителей ишува, которые однозначно отвергли эту позицию и заявили о намерении продолжить борьбу[45].

Меерсон была сторонницей мирного сопротивления, заключавшегося в организации дальнейшей нелегальной иммиграции и кампаниях гражданского неповиновения. Тем не менее обострение конфронтации привело руководство сионистов-социалистов к вынужденному союзу с ЭЦЕЛом и ЛЕХИ. Голда, в прошлом добивавшаяся полной ликвидации этих группировок, в послевоенных условиях не только согласилась на союз с прежними врагами, но и публично отстаивала его необходимость. В итоге уже осенью 1945 года «Хагана» присоединилась к ЭЦЕЛу и ЛЕХИ в вооружённом противостоянии властям[44].

В марте 1946 года Голда настояла на сотрудничестве руководства ишува с британско-американской комиссией, расследовавшей ситуацию в Палестине и вопрос о том, стремятся ли уцелевшие евреи Европы переселиться туда. Хотя Бен-Гурион был против взаимодействия с комиссией, бывшей детищем Бевина, Меерсон полагала, что не в интересах ишува дразнить США. Сама она выступила перед комиссией от имени Гистадрута, заверив её членов, что члены профсоюза готовы на любые жертвы, чтобы принять и абсорбировать в Палестине любое количество еврейских иммигрантов. Она также уверенно сообщила, что в государстве с еврейским большинством арабы не будут подвергаться дискриминации. Несколькими днями позже 13 лидеров еврейской общины в Палестине по инициативе Голды начали коллективную голодовку в знак солидарности с евреями на борту судна Fede, направлявшегося в Палестину в рамках «Алии Бет» и удерживаемого в итальянском порту Специя британскими ВВС. После четырёх суток голодовки правительство Эттли позволило Fede отправиться в Палестину[46].

 
Голда Меерсон выступает в Гистадруте, май 1946 года

Завершив работу, британско-американская комиссия дала единогласные рекомендации о создании в Палестине двух национальных государств (под продолжающимся британским мандатным управлением) и о выдаче 100 тысяч въездных виз в Палестину европейским евреям. Бевин проигнорировал вторую рекомендацию. В итоге вооружённое противостояние между ишувом и британскими властями ужесточилось ещё сильнее. 17 июня 1946 года «Пальмах» (ударные отряды «Хаганы») взорвал все дороги и мосты[he], соединявшие Палестину с соседними арабскими странами. В ответ британцы 29 июня провели массовые обыски и аресты, предав затем обвиняемых в укрывательстве нелегальных иммигрантов и хранении оружия военно-полевому суду. Меерсон оказалась единственной из политических лидеров сионистов-социалистов, находившихся в Палестине и при этом избежавших ареста; не были арестованы также Бен-Гурион, находившийся в день операции в Париже, и командиры военизированных организаций — «Хаганы», ЭЦЕЛа и ЛЕХИ, — сумевшие скрыться от групп захвата. Голда лично явилась к верховному комиссару Палестины Алану Каннингему и заявила: «Если Шерток (Моше Шарет, глава политического отдела Еврейского агентства[8]) виновен, то и я виновна!» На это Каннингем ответил: «Возможно, вас тоже следует арестовать», — но никаких шагов к её задержанию не предпринял[47].

В связи с арестом Шертока Голда вынужденно взяла на себя исполнение его обязанностей[8]. Ситуация, когда Меерсон фактически осталась единоличным руководителем еврейских политических структур в Палестине, не всеми была принята с пониманием. Помимо того, что она была женщиной, у неё не было того образования и дипломатического опыта, которыми обладали Шерток и Бен-Гурион, и к тому же её отличал неуживчивый характер. Отношения Голды с «Пальмахом» быстро обострились настолько, что члены организации обвинили её в попытке учреждения юденрата и решили действовать независимо от неё. Одновременно она отказалась прислушиваться к призывам Хаима Вейцмана и ряда других сионистских деятелей за рубежом о немедленном прекращении сопротивления. Сама Меерсон, под влиянием Ремеза, склонялась к опции гражданского неповиновения, но «Хагана» и другие военизированные организации продолжали вооружённую борьбу, пиком которой стал подрыв гостиницы «Царь Давид» боевиками ЭЦЕЛа, повлекший жертвы среди мирных граждан. Лишь после этого, 5 августа, исполком Еврейского агентства, собравшийся в Париже, принял резолюцию о прекращении вооружённого сопротивления (которую ЭЦЕЛ во главе с Менахемом Бегиным немедленно отверг)[48].

В это время британское руководство выдвинуло новый план: федеральное государство под британским управлением, в которое войдёт маленький еврейский округ. Бевин объявил о созыве в Лондоне британско-арабско-еврейской конференции для обсуждения проекта. Большинство руководителей ишува, в том числе Бен-Гурион и остававшийся в лагере Шерток, склонялись к тому, чтобы принять в конференции участие, видя в ней возможность ещё раз публично изложить свою позицию. Однако Голда, которую один разу уже заставили отступить в конфликте с британцами, решительно воспротивилась этой идее, вызвав недовольство прочих лидеров. Её изнуряющая работа по поддержанию функционирования структур ишува сопровождалась приступами мигрени и болями от камней в желчном пузыре. В определённый момент Меерсон даже потеряла сознание; в больнице имени Бейлинсона врачи порекомендовали ей больше отдыхать и бросить курить, но через неделю она вернулась к сигаретам[49].

После того как Шерток был освобождён, его направили в США, чтобы возглавить борьбу за план ООН по разделу Палестины, и таким образом она осталась руководительницей политического отдела Еврейского агентства вплоть до провозглашения Государства Израиль. В январе 1948 года она и сама побывала в США, чтобы организовать помощь американских евреев ишуву в его борьбе с арабами Палестины. За четыре дня до провозглашения Государства Израиль Меерсон тайно встретилась с королём Трансиордании Абдаллой. Целью встречи была попытка договориться о мирном разделе территории подмандатной Палестины между будущим еврейским государством и Хашимитским королевством и предотвратить вступление Арабского легиона в боевые действия против евреев. Однако соглашения достичь не удалось[50].

Государственная и партийная деятельность в 1948—1969 годахПравить

14 мая 1948 года Голда Меерсон была в числе 37 человек, подписавших Декларацию независимости Израиля, и среди них две женщины: Голда и Рахель Коэн-Каган. Голда Меир пишет в своих воспоминаниях:

Государство Израиль! Глаза мои наполнились слезами, руки дрожали. Мы добились. Мы сделали еврейское государство реальностью, — и я, Голда Мабович-Меерсон, дожила до этого дня. Что бы ни случилось, какую бы цену ни пришлось за это заплатить, мы воссоздали Еврейскую Родину. Долгое изгнание кончилось.

На следующий день Израиль подвергся нападению со стороны соединённых армий Египта, Сирии, Ливана, Трансиордании и Ирака. Начался второй этап арабо-израильской войны.

Посол в МосквеПравить

Молодому государству, атакованному арабскими соседями, потребовалось большое количество оружия. Первым государством, признавшим Израиль де-юре, стал СССР, он же и стал первым крупным поставщиком оружия в страну. В июне 1948 года Голда Меерсон была назначена первым послом Израиля в СССР и 3 сентября прибыла в Москву. Занимала этот пост до марта 1949 года.

Её недолгое пребывание на этом посту ознаменовалось восторженной встречей, устроенной огромной толпой евреев во время посещения ею московской синагоги. Это событие отображено на израильских банкнотах достоинством 10 000 шекелей и 10 новых шекелей.

Голда Меир не говорила по-русски, о чём она сама писала в своих воспоминаниях. На приёме в Кремле супруга В. М. Молотова, Полина Жемчужина, обратилась к ней на идиш со словами: «Я еврейская дочь!» (идиш ‏איך בין א ייִדישע טאָכטער‏‎)[51]. Ранее на приёме в посольстве Чехословакии у Голды Меир произошла встреча с Ильёй Эренбургом (не говорившим на идиш).

В период пребывания Голды Меерсон на посту посла Израиля, как реакция на её чрезмерную еврейскую активность в Москве были закрыты Еврейский Антифашистский комитет, газета «Эйникайт», издательство «Дер Эмес», начались аресты крупных деятелей еврейской культуры, их книги изымались из библиотек.

Министр и генеральный секретарь партииПравить

По возвращении в Израиль в 1949 году была избрана от партии МАПАЙ в кнессет 1-го созыва. Была назначена на пост министра труда, на котором оставалась до 1956 года. В качестве министра труда Меерсон возглавляла организацию крупномасштабных общественных работ, задачей которых, среди прочего, было обеспечить хотя бы минимальным заработком массы новых репатриантов[52].

Когда в 1956 году Моше Шарет ушёл в отставку с поста министра иностранных дел, который занимал с 1948 года, Голда Меир стала его преемницей. Как министр иностранных дел она участвовала в заседаниях, открывавших ежегодные сессии ООН и отстаивала с трибуны этой организации действия Израиля в ходе Суэцкого кризиса 1956 года. Внесла важный вклад в установление дружественных отношений между Израилем и получающими независимость государствами Чёрной Африки. Меир посетила несколько из этих стран и участвовала в подписании соглашений об оказании им Израилем технической помощи[52].

В 1965 году, после выборов в кнессет 6-го созыва, была избрана генеральным секретарём партии МАПАЙ. В этом качестве активно участвовала в формировании партии «Авода», в рамках которой объединились МАПАЙ, РАФИ и «Ахдут ха-Авода». После объединения Меир стала первым генеральным секретарём новой партии[52].

Премьер-министрПравить

В феврале 1969 года умер премьер-министр Израиля Леви Эшколь. Хотя к этому моменту у Меир был диагностирован рак крови, она была избрана новым премьер-министром[52]. Вступила в должность 17 марта 1969 года[53]. Меир стала третьей в мировой истории женщиной, занимавшей пост премьер-министра. Однако две её предшественницы, Индира Ганди и Сиримаво Бандаранаике, получили эту должность после смерти соответственно отца и мужа, тогда как путь Меир к креслу премьер-министра был полностью её личным достижением[54].

Вскоре после вступления в должность провела встречу с президентом США Никсоном в Вашингтоне[52]. В Филадельфии, нового премьер-министра Израиля приветствовала восторженная демонстрация численностью в 30 тысяч человек, а мэр Нью-Йорка Джон Линдси дал в её честь «самый роскошный обед в истории города»[55]. После визита в США Меир с партией «Авода» показала высокий результат на выборах в кнессет 7-го созыва (56 мандатов — абсолютный рекорд для отдельной фракции за всю историю Израиля[53]). После выборов Меир сформировала правительство национального единства, в которое вошёл и правый блок ГАХАЛ. Однако в таком составе правительство просуществовало лишь год. ГАХАЛ покинул коалицию из-за согласия премьер-министра рассмотреть так называемый план Роджерса, в рамках которого предполагалось заключение мира между Израилем и Египтом после отступления Израиля с территорий, занятых в Шестидневной войне. В итоге этот план не был реализован, что позже послужило основанием для обвинений в адрес Меир: по мнению критиков, заключение мира с Египтом в обмен на территории могло предотвратить войну Судного дня[52]. Фактически, до 1973 года и Меир, и занимавший пост министра обороны Моше Даян не считали необходимым для Израиля идти на какие-то уступки арабским странам, полагая, что готовность к уступкам может только повредить стране[53].

В годы пребывания на посту премьер-министра Меир активно боролась за право советских евреев на выезд. Хотя официальных дипломатических отношений между двумя странами в этот период не было, усилия Меир на протяжении нескольких лет приносили определённые плоды. В 1972 году она была избрана вице-председателем Социнтерна и занимала этот пост в течение двух лет. В эти же годы в Израиле возникло движение общественного протеста «Чёрные пантеры», члены которого боролись против дискриминации мизрахим. Премьер-министр относилась к этому движению отрицательно и назвала его лидеров «недобрыми». Её равнодушие к проблемам этой части населения страны обернулось охлаждением восточных евреев к партии «Авода» и в дальнейшем привело к потере ею части голосов избирателей[52].

После расстрела боевиками палестинской организации «Чёрный сентябрь» олимпийской сборной Израиля на мюнхенской Олимпиаде 1972 года Голда Меир приказала «Моссаду» разыскать и уничтожить всех причастных к теракту[56][57].

Война Судного дняПравить

Египет и Сирия начали войну неожиданно и согласованно, решив «стереть Израиль с лица Земли». Атака арабских соседей была произведена в день ежегодного еврейского поста Йом-Киппур, когда все предприятия и учреждения Израиля закрыты, не работает общественный транспорт, радио и телевидение, а большинство еврейского населения страны воздерживается от еды и питья и проводит день в синагоге. Лишь с огромным трудом удалось отбить египтян и сирийцев. Израиль закончил войну, разгромив вторгшиеся арабские армии на подступах к столице Сирии Дамаску и окружив значительные египетские силы на африканском берегу Суэцкого канала.

После того как война завершилась, в Израиле 31 декабря 1973 года прошли выборы в кнессет 8-го созыва, на которых партия Меир осталась крупнейшей в израильском парламенте и стала основой для очередной правительственной коалиции. Её формирование оказалось более сложным, чем в прошлом, но всё же «Авода» сумела договориться с двумя другими партиями — МАФДАЛом и Партией независимых либералов. Однако 11 апреля 1974 года, всего через месяц после того как новое правительство было утверждено кнессетом, Меир подала в отставку с поста премьер-министра, а в июне отказалась и от депутатского мандата. На это решение повлияла публикация промежуточного отчёта комиссии Аграната, расследовавшей причины войны Судного дня. Хотя основным адресатом критики комиссии стала верхушка министерства обороны, отчёт вызвал массовое общественное недовольство, заставившее уйти в отставку политическое руководство страны. Главным, что успело сделать правительство Меир после выборов 1973 года, стало подписание двух промежуточных соглашений с Египтом (в январе 1974 года) и с Сирией (в мае). Соглашения, достигнутые при посредничестве госсекретаря США Киссинджера, предусматривали отступление Израиля с занятых в результате военных действий территорий в обмен на гарантии безопасности. Это стало первым случаем применения формулы «территории в обмен на мир», которая через 3,5 года легла в основу Кэмп-Дэвидских соглашений[52].

Новый правительственный кабинет сформировал в июне 1974 года Ицхак Рабин, не пригласив в него ни Моше Даяна, ни Аббу Эвена — министра иностранных дел в правительстве Меир[52].

Конец жизниПравить

В 1974 году вышла книга мемуаров Голды Меир «Моя жизнь» (ивр.חיי‏‎). На следующий год ей была присуждена Премия Израиля за заслуги перед государством и обществом. 20 ноября 1977 года, во время исторического визита президента Египта Анвара Садата в Израиль он в том числе встретился с Меир[52]. В 1977—1978 годах она занимала пост почётного президента Общества по исследованию еврейских общин[53].

Скончалась от лимфомы 8 декабря 1978 года в Иерусалиме и похоронена на Горе Герцля там же. В Нью-Йорке Голде Меир установлен памятник.

ФактыПравить

Свободно владела английским языком[58][59].

Отражение образа в искусствеПравить

ТеатрПравить

  • За год до смерти Голды Меир на Бродвее была поставлена двухактная пьеса Уильяма Гибсона «Голда»[52].
  • В 2003 году моноспектакль «Балкон Голды», также созданный Гибсоном, стал хитом театрального сезона и с успехом прошёл в ряде городов США[52]. Постановка продержалась на сцене Бродвея 15 месяцев, побив рекорд продолжительности среди пьес для одной актрисы[60].

КиноПравить

МузыкаПравить

Голда Меир упоминается в двух песнях Владимира Высоцкого:

  • «Лекция о международном положении» («Вот место Голды Меир мы прохлопали, — А там — на четверть бывший наш народ».)
  • «Мишка Шифман» («Мишка также сообщил по дороге в Мнёвники: „Голду Меир я словил в радиоприёмнике“».

ГалереяПравить

ПримечанияПравить

  1. חה"כ גולדה מאיר (מאירסון)Кнессет.
  2. 1 2 Golda Meir // Encyclopædia Britannica (англ.)
  3. Golda Meir // Internet Broadway Database (англ.) — 2000.
  4. Golda Mabovitz // Internet Broadway Database (англ.) — 2000.
  5. Golda Meir // Энциклопедия Брокгауз (нем.) / Hrsg.: Bibliographisches Institut & F. A. Brockhaus, Wissen Media Verlag
  6. ЦГИАК Украины, ф. 1164, оп. 1, д. 442, л. 102об—103, запись 194ж, 21 апреля (ст. ст.) 1898 г.
  7. BBC News | PROFILES | Golda Meir. news.bbc.co.uk. Дата обращения: 10 сентября 2022.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Encyclopaedia Judaica, 2007, p. 777.
  9. 1 2 3 Burkett, 2009, p. 17.
  10. 1 2 3 Provizer N., and Wright C. Golda Meir: An Outline of a Unique Life (англ.). Metropolitan State College of Denver. Архивировано из оригинала 28 мая 2010 года.
  11. 1 2 3 Черницкий А. Любовь Голды Меир // Мишпоха. — 2000. — № 6.
  12. Burkett, 2009, pp. 18—21.
  13. Burkett, 2009, pp. 23—24.
  14. Burkett, 2009, p. 26.
  15. Burkett, 2009, pp. 28—29.
  16. Burkett, 2009, pp. 29—31.
  17. Burkett, 2009, p. 32.
  18. 1 2 Голда Меир. Моя жизнь.
  19. Burkett, 2009, pp. 33—34.
  20. Burkett, 2009, p. 35.
  21. Burkett, 2009, pp. 37—40.
  22. Burkett, 2009, pp. 40—41.
  23. Burkett, 2009, pp. 45—47.
  24. Burkett, 2009, pp. 47—49.
  25. Burkett, 2009, pp. 49—52.
  26. Burkett, 2009, pp. 53—54.
  27. Burkett, 2009, pp. 53—56.
  28. Burkett, 2009, pp. 56—58.
  29. Burkett, 2009, p. 58.
  30. Burkett, 2009, p. 63.
  31. Burkett, 2009, p. 62.
  32. Burkett, 2009, pp. 66—68.
  33. Burkett, 2009, pp. 64—65.
  34. Burkett, 2009, p. 65.
  35. Burkett, 2009, pp. 68—72.
  36. Burkett, 2009, p. 77.
  37. Burkett, 2009, p. 78.
  38. Burkett, 2009, pp. 86—88.
  39. Burkett, 2009, pp. 89—90.
  40. Burkett, 2009, p. 82.
  41. Burkett, 2009, pp. 90—92.
  42. Burkett, 2009, p. 97.
  43. Burkett, 2009, pp. 101—103.
  44. 1 2 Burkett, 2009, pp. 108—109.
  45. Burkett, 2009, pp. 105—107.
  46. Burkett, 2009, pp. 111—114.
  47. Burkett, 2009, pp. 114—116.
  48. Burkett, 2009, pp. 117—119.
  49. Burkett, 2009, pp. 120—121.
  50. Encyclopaedia Judaica, 2007, pp. 777—778.
  51. Donald Rayfield «Stalin and his hangmen: the tyrant and those who killed for him» 2005 Random House, стр. 439
  52. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Encyclopaedia Judaica, 2007, p. 778.
  53. 1 2 3 4 Меир Голда — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  54. Cooper M. The Lioness Roars Again: Golda Meir at 120 (англ.) // Moment. — 2018. — Январь/февраль. Архивировано 23 июля 2021 года.
  55. Burkett, 2009, pp. 1—2.
  56. Леонид Млечин. Чёрный сентябрь. alefmagazine.com. Дата обращения: 14 апреля 2015. Архивировано 2 апреля 2015 года.
  57. Опубликованы неизвестные подробности теракта на Олимпиаде в Мюнхене и операции по ликвидации боевиков. NEWSru.com (25 января 2006). Дата обращения: 14 апреля 2015. Архивировано 14 апреля 2015 года.
  58. Golda Meir Interview (Reel 1 of 2) (рус.). Дата обращения: 11 сентября 2022.
  59. Israeli Prime Minister Golda Meir at the White House, 1969 (рус.). Дата обращения: 11 сентября 2022.
  60. Burkett, 2009, p. 7.

ЛитератураПравить

  • Меир Г. Моя жизнь: Автобиография, в 2-х кн. — Тель-Авив, 1985.
  • Моя жизнь / Пер. с иврита Р. Зерновой. — Чимкент: МП «Аурика», 1997. — 560 с.

СсылкиПравить